Глава 2. От античности до ренессанса: извилистый, но бескризисный этап истории философии
Зарождение философии
как свободного критического мышления

Философия зародилась в VI в. до Р.Х. — это общеизвестно. Чем обусловлено зарождение философии? Есть разные точки зрения, но в любом случае, следует прежде всего обсуждать вопрос зарождения свободного критического мышления в атмосфере тотального традиционалистского мышления мифологического мировидения. Милетская, элейская, пифагорейская школы и философия Гераклита едины в том, что в них сформированы особенные картины мира и тип познающего этот мир человека, имеющего свое мировоззрение, отличное от единого для всех мифологического (здесь и далее, если нет специальных оговорок, речь идет о западноевропейской философии).

Атрибутами свободного критического мышления в контексте человеческой познавательной деятельности и культуры в целом являются:

1) критицизм, переходящий часто в скептицизм и агностицизм;

2) индивидуализм;

3) абсолютизация ценности нового знания.

Так, я полагаю, зародилась западноевропейская философия, наука и ментальность западноевропейской культуры в целом.

Существенно отметить, что это же время породило раздвоенность сознания философствующих людей, поскольку они как граждане должны были принимать и часто принимали религиозное мировоззрение мифологического политеизма, а как ученые (философы) сами рисовали новую картину мироздания.

Можно предполагать, что западноевропейская интеллектуальная культура формировалась под воздействием факторов, которые, с одной стороны, органично связаны с природой человека в целом, а с другой — разобщены в виду различия ипостасей человека; в их числе следующие:

1) душевное начало человека с его архетипическим, первобытным страхом перед неизвестным и диким внешним миром требовало от интеллекта консервативности

и соответственно завершенной системы знаний о мире (картины мира) на каждом этапе познания;

2) интеллектуальное начало человека с его природным любопытством и проснувшимся свободным критическим стилем мышления заставляло идти по путям получения нового знания;

3) телесное начало человека требовало приспособления знания к биологическим интересам выживания.

Эти выводы продуманы и прочувствованы мной при многолетнем изучении различных наук и философии. Поэтому я полагаю, что сказанное выше во многом верно, а раз это так, то становится понятным, насколько сложна история жизни такого организма человеческой культуры, как научно-философское знание, и насколько сложны реконструкции истории этого организма.

 

Развитие методов философии в античности

Научное знание, каким бы оно ни было, всегда системно, системность ему придает осознанный познавательный метод.

Для древнегреческих философов методами познания и соответственно систематизации знания были: рационализм (элейская школа); эмпиризм (милетская школа); особая разновидность рационализма, которую я бы назвал мистическим трансцендентализмом (пифагорейская школа); диалектика классического периода (Сократ, а затем Платон); сочетание эмпиризма и рационализма (Аристотель); скептицизм, но не как метод познания мира вне нас, а как принцип анализа систем человеческого знания (софисты, а затем скептики).

 

Консервативная религиозно-философская онтология
поздней античности и средневековья

После зарождения христианства и ислама, соответственно в I и VI—VII вв., философия преобразовалась в религиозную философию. Это задало ясные очертания онтологии, которые определялись главным образом знаниями о сотворении мира Богом, изложенными в Ветхом Завете, и знаниями из Нового Завета о богочеловеческой природе (Воплощение), крестных муках (Искупление) и пути спасения (Воскресение) Иисуса Христа, а также догматом о Пресвятой Троице. Заданы были также и очертания гносеологии, которая стала развиваться прежде всего на основании формальной аристотелевой логики и схоластической диалектики как искусство толкования текстов — герменевтика. Философия в этот период заняла в ряду научного знания достойное второе место после теологии («служанка богословия» — не уничижительная характеристика в устах Климента Александрийского, Фомы Аквинского и др.): в этот период ученое сообщество, т.е. философы, миновали названную выше кризисную раздвоенность сознания античных философов.

 

Возрождение свободного критического мышления
Николаем Кузанским

В XV в. Николай Кузанский своим трудом «Об ученом незнании» возродил философию в ее исконной ипостаси свободного критического мышления. В результате научно-философское знание стало приобретать свободу от теологии так же, как и в ранней античности — от мифологии. Причем в обоих случаях происходила прежде всего автономизация знания с сохранением религиозных убеждений.

 

Галилей — закат философской
и расцвет естественнонаучной онтологии

В любом случае новые принципы познания мира явным образом утверждаются в XVII в., когда Галилей своими экспериментальными исследованиями природы и математическим описанием результатов этих исследований создал основу новой науки, которую иногда называют ренессансной наукой или просто наукой, поскольку человечество до сих пор в общем и целом верит в нее и проповедует ее в научно-образовательном пространстве. В этой науке к атрибутам свободного критического мышления философии античности добавились два новых атрибута: в эмпирической части — эксперимент, в теоретической — математические модели.

В результате можно назвать пять атрибутов ренессансной науки:

1) критицизм, переходящий часто в скептицизм и агностицизм;

2) индивидуализм;

3) абсолютизация ценности нового знания;

4) эксперимент в эмпирическом познании;

5) математические модели в теоретическом познании.

Кроме этого, ренессансная наука отбросила две неразрешимые метафизические по сути философские проблемы — есть ли мир вне нас? познаваем ли он? — и приняла однозначно два постулата: мир вне нас есть, и он познаваем. Другими словами, естествознание — это скрытая метафизика, спрятанная в его основополагающих постулатах! Только таким образом естествознание вышло из философского метафизического тупика. В результате от традиционной философской гносеологии в новой науке осталась только проблема выбора оптимального метода, и поэтому методология науки стала приобретать дисциплинарную форму организации.

Особенности новой науки ограничили горизонты свободного философского критического мышления и тем самым определили ясную демаркацию научного и философского знания. Естествознание вышло из лона философии, сохранив критичность, но утратив полную свободу, которая связывалась жесткими рамками эксперимента, а в математизированных областях — математическим формализмом. Причем естествознание вмес-те с математикой с этого времени стало (и остается до сих пор) образцом научного знания, т.е. оно стало классической наукой. И когда мы говорим «классическая наука» или просто «наука», мы подразумеваем прежде всего естествознание, принципы которого впервые были установлены в трудах Галилея.

Теперь важно посмотреть на философское учение о бытии, или мире в целом, т.е. онтологию, в историческом ракурсе развития философии.

Один из первых античных философов и основатель элейской школы Парменид поставил философскую проблему бытия, т.е. проблему, вытекающую из вопроса: почему в мире есть существование, и мир не есть полное ничто? Парменид дал ответ: бытие есть, а небытия нет, и человеческая мысль тождественна бытию. С этого началась теоретическая философия (и вместе с этим метафизика) как учение о вещах за пределами возможного опыта человека. Можно сказать, что практически вся философская онтология доренессансной науки была метафизикой: «Логос» Гераклита, «Апейрон» Анаксимандра, «Мир идей» Платона, «Атомы» Демокрита, «Бог-Перводвигатель» Аристотеля, «Первоединый» Плотина, «Пресвятая Троица» христианства и христианской философии.

Что же произошло с традиционными основаниями философии, а именно с онтологией, после зарождения ренессансной науки в XVII в.? Нетрудно увидеть, что онтология все более и более трасформировалась в естествознание — космогонию и космологию, биологию и медицину, физику микромира и химию и т.д. Попытка восстановить метафизику как учение, достойное классической науки, но противостоящее ее тотальному в то время механицизму, была предпринята в «Монадологии» Лейбница (1714), но это не помогло вернуть метафизике (а вместе с этим и философской онтологии) свой авторитет в системе науки в целом, где уже господствовали естествознание и математика.