Глава 5. Нет английского закона всемирного тяготения и нет русской периодической системы элементов, но есть ли все же национальные особенности науки?

Научное знание, конечно, космополитично, но национальные предпочтения, пристрастия, склонности к соотвествующим областям знания и познавательной научной деятельности так же, конечно, есть. В этой канстатации нет никаких лазеек к шовинизму и национализму, так же как мы вынуждены констатировать, что есть люди склонные к математике, а есть и к музыке, а есть и к печению пирожных, но при этом у нас нет ниаких оснований говорить о превосходстве одних в сравнении с другими.

Я не буду здесь многословен так как по данной проблеме нужно создавать отдельную книгу. Отмечу только явно видимые сконности и соответсвующие мировые приоритеты: русских, немцев, французов и итальянцев в классической музыке и математике; англичан в физике, геологии и политической экономии; североамериканцев в научном менеджменте, т.е. способности покупать чужие умы.

Эта проблема занимала отчесественного мыслителя Н.Я.Данилевского, который писал: «Таким образом мы находим три причины, по которым и наука, наравне с прочими сторонами цивилизации, необходимо должна насить на себе печать национальности, несмотря на то, что в научном отношении влияние народа на народ и влияние прошедшего на настоящее сильнее, чем в прочих сторонах культурно-исторической жизни. Причины эти суть: 1) предпочтение, оказываемое разными народами разным отраслям знания; 2) естественная односторонность способностей и мировоззрения, отличающая каждый народ и заставляющая его смотреть на действительность со своей особой точки зрения; 3) некоторая примесь субъективных индивидуальных особенностей к объекктивной истине, - особенностей, которые (как и все прочие нравственные качества и свойства) не случайно и безразлично разделены между всеми людьми, а сгруппированы по народностям и в своей совокупности составляют то, что мы называем народным харакитером» [Данилевский, 1991, с.135-136].

Помимо национальных детерминант развития науки и техники можно обсуждать еще вопрос необходимости и случайности в формировании науки и техники. После открытия Америки, или Нового Света, стало ясно, что наука и техника развиваются человеком не по одной наперед заданной траектории. Так аборигены Южной и Северной Америки, представленные в том числе народами с весьма выско развитой культурой, по признакам государственно-политического устройства, письменности, агротехнике, архитектуре и строительству. Культура майя отличалась развитием математики и астрономии, письменностью, величественными сооружениями, созданием иллюстрированных книг, но металлов майя не знали и оставалдись в каменном веке. На таком же приблизительно уровне находилась культура ацтеков и инков, у которых даже были водопровод и канализация.

Но! Колеса аборигены америки не изобрели! Уже одного только этого факта достаточно для предположения, что наука и техника Старого Света, т.е. нам известная наука, ставшая теперь глобальной, вероятно не единственно возможная ни по направлениям развития, ни по сущесьтвенным достижениям.