Глава 2. Технологическое образование: сходства и уникальность технологического и классического университетов

В определенной степени этот вопрос уже раскрыт выше, поскольку естествознание — основной предмет обучения в классическом университете, а технология — в технологическом университете. Поэтому сходства и различия естествознания и технологии во многом определяют сходства и различия данных двух типов университетов. Этим, однако, еще не все сказано (см.: [Дьяконов и Курашов, 2001]).

Чтобы ответить на этот вопрос, возьмем для сопоставительного анализа “классический университет”, т.е. традиционный полидисциплинарный образовательный центр. Мысленно можно представить, что классический университет будет переименован и назван “институтом естественных и гуманитарных наук”. Такое переименование вызвало бы справедливые возражения, аргументированные тем, что имя “университет” символично и несет в себе исторически сложившиеся смыслы фундаментального образования — образования, содержание которого составляют прежде всего предельные основания, или “начала”, наук.

Если это справедливо, то по выстраиваемой здесь логике мы должны для установления бытийного статуса технологического университета подтвердить наличие собственных предельных оснований, или начал, у технологии. Причем “начал”, которые не сводятся только к естествознанию (здесь, как и выше, я в первую очередь провожу сравнение технологии материального производства с естествознанием). Искать и выявлять начала и в естествознании, и в технологии следует прежде всего в методе. Кант кратко и точно определил, что “метод — это способ действия согласно основоположениям”. Вопрос об основоположениях той или иной области человеческой деятельности объемен, и я его здесь, конечно, могу только обозначить.

В естественных науках познаются объекты не антропогенные, не артефакты: элементарные частицы, живые клетки, космические тела, — т.е. в естественных науках систематизируются явления и познаются сущности естественной природы. Соответственно этому в классическом университете готовят специалистов для этого типа путей познания — это школа преимущественно для реализации человека как homo sapiens.

Можно также сказать, что в идее классического университета выражается романтический духовно-познавательный идеал человечества.

В технологии предметом познания являются пути создания объектов искусственных, антропогенных, артефактов. Соответственно этому в технологическом университете готовят специалистов для этого типа путей творчества — это школа для реализации человека и как homo sapiens, и как homo faber, т.е. и как человека разумного, и как человека-мастера.

Рассмотрим вопрос еще в одном ракурсе. В любой области человеческой деятельности можно выделить три ипостаси: предмет, метод и цель. Цель деятельности в естествознании — удовлетворение духовно-познавательной ипостаси человека и в процессе, и в результате. Цель технологической деятельности — удовлетворение творчески-созидательной ипостаси человека в процессе, а утилитарно-прагматической — в результате. При этом объект и методы исследования в естествознании и технологии в некоторых случаях могут полностью совпадать: исследования рекомбинантных ДНК и генная инженерия в биотехнологии, исследования по удержанию термоядерного синтеза и создание термоядерных энергетических установок, исследования полимеризации непредельных углеводородов и получение синтетического каучука. В образовательном пространстве реализации этих антропологических ипостасей соответствуют центры “классический университет” и “технологический университет”.

Далее, если рассматривать степень взаимосвязи и взаимодействия той или иной области знания с другими, то в этом интердисциплинарном измерении технологический университет сейчас, пожалуй, выделяется. В классическом университете факультеты существуют весьма автономно. Научное и учебное взаимодействие физиков, химиков, биологов, филологов, историков, юристов неинтенсивно, если вообще имеет место.

В отличие от этого современная технология актуально связана с экономикой, политикой, правом, этикой, антропологией. Без культурологических знаний, например, мы не объясним технологический прорыв Японии, происшедший в прошлом. Мы не сможем эффективно культивировать новые технологии без изучения экономики региона, национальных традиций, географии и т. п. Таким образом, в современном технологическом университете взаимодействие различных областей знания происходит весьма интенсивно. На 12-й конференции ректоров и президентов европейских технических университетов Хайнц Кунле отметил: “Инженеру необходима рефлексия над техникой в контексте гуманитарных и социальных наук, экономики и права, а также по поводу социальной ответственности инженеров и вообще техники” (цит. по: [Ленк, 1996, с.10]). В связи с анализом современных тенденций научно-технического знания Ханс Ленк утверждает, что в технических университетах “крайне необходимы кафедры методологии технических наук” [там же, с.68], он приводит также данные социологических опросов инженеров, согласно которым “желательно явное повышение нетехнических предметов в обучении инженеров” [там же, с.68, 75].

Естественные науки и соответственно естественнонаучные подразделения классического университета служат становлению со-знания человека с окружающей его природой. Технология же и соответственно технологический университет служат становлению осознания человеком созидательных начал своей природы. Можно сказать, что человек при создании нового искусственного мира больше познает самого себя, чем при познании естественного, т.е. не антропогенного мира. Отсюда “технологический университет” — не просто директивное или волюнтаристское название, это имя феномена, имеющего основания в бытии человеческой культуры, т.е. это имя имеет определенный онтологический статус.

В целом можно сказать, что технологический университет — новый этап в развитии высшего образования. Причем можно отметить уже обратное влияние технологического университета на классический университет. Например, сейчас в классических университетах, в том числе в МГУ, формируются программы с выделением приоритетных направлений фундаментальных исследований. Понятие “приоритетный”, надо заметить, ранее совсем бы не сочеталось с понятием “фундаментальные исследования” — все фундаментальные исследования любых объектов микро-, макро- и мегамира равным образом приоритетны. В наше время сочетание “приоритетные фундаментальные исследования” уже не воспринимается как “неуклюжее” потому, что ориентация на практически значимый результат, характерная ранее для технологии, стала приобретать универсальный характер. В истории высшего образования нашей страны мы это хорошо видим по преемственной связи МГУ—МФТИ—МИФИ.

“Технологический университет” как феномен современной цивилизации приходит к зрелой фазе — фазе самосознания, или фазе философской рефлексии. Рефлексия — признак поднятия системы на высший уровень своего становления — уровень самосознания, и она, следовательно, необходимое и достаточное условие зрелости системы.

Кант писал, что нельзя научить философии, можно только научить философствовать. Действительно, человек не становится философом, заучивая положения философских систем, но он становится философом, когда осваивает методы философствования, т.е. методы создания философских систем.

Наша принципиальная методологическая установка по структуре схожа: нельзя в данной области изучить всю технику, но можно изучить технологию. На основании знания множества технических устройств мы сможем создать только некоторые объекты из всего спектра возможных для современной нам технологии, но, зная технологию, мы можем создать любой объект из всей сферы ее возможностей.

И самое последнее: укрепление и развитие “технологического университета” — один из принципиальных вопросов совершенствования инженерного образования в России.