Введение. Концепция «Начал прагматической антропологии»
Philosophia est magistra vitae.
Философия — учительница жизни.

Философия — путь познания «Белого света» и путь в «Беловодье». Прежде всего следует сказать, не о чем эта книга, а с какой целью она написана. Вводная фраза навеяна следующими мыслями Н.В.Гоголя: «Все более или менее согласны в том, что писатель-творец творит творенье свое в наученье людей. Требования от него слишком велики — и справедливо: для того, чтобы передавать одну верную копию с того, что видим перед глазами, есть также другие писатели, одаренные иногда в высшей степени способностью живописать, но лишенные способности творить. Но кто создает, кто трудится над этим долго, кому приходится дорого его создание, тот должен уже потрудиться недаром. Нужно, чтобы в созданье его жизнь сделала какой-нибудь шаг вперед и чтобы он, постигнувши современность, ставши в уровень с веком, умел обратно воздавать ему за наученье себя наученьем его» [Гоголь, 1992, с.308]. Главная моя задача в этом «созданье» — дать понимание и знание философии, особенно с точки зрения практической философии — помочь людям понять философские возможности постижения мира, природу добра и зла, смысл любви и счастья, причины несчастья общества и пути познания нации; словом, главная задача, как и любого философского учения, — познание самого себя человеком и человечеством в целом.

Мир в целом в русской фольклорной традиции называется «Белый свет», а «Беловодье» в русских преданиях — «обетованная земля» с протекающей по ней молочной рекой, где человек живет райской жизнью. Отсюда и идея книги, она совмещает в себе основные проблемы человека — проблемы познания мира, существования человека в мире и поисков путей обретения благоприятных душевных состояний. Какой предстанет моя работа отечественному и иностранному читателю — не знаю. Одно могу сказать определенно: я писал о том, что пережил и тщательно обдумал, и менее всего заботился о следовании какой-либо традиции.

В то же время русская почва, как нетрудно увидеть, придает этой работе дух русской философской традиции.

Читателю, не вполне еще приобщившемуся к философствованию, эта работа, думается, поможет развить философское мышление и критический подход к теоретическим формам понимания мира, которые, как известно, «сухи», в то время как «древо жизни вечно зеленеет».

Каковы извечные приоритеты философии в человеческом миропонимании? В XX—XXI вв. человекоразмерность системы знаний о мире возрастает. Мы все более убеждаемся, что «человек есть мера всех вещей». Знать, что гелиоцентризм — это более приемлемая для науки модель, чем геоцентризм, а релятивистская механика более универсальна, чем классическая ньютонова, безусловно полезно. Но всегда существуют центральные проблемы, которые до конца не разрешимы с точки зрения эмпирико-рационалистских научных подходов, поэтому только философия вновь и вновь задается этими проблемами и порождает высокое напряжение интеллектуальной мысли — процесс философствования, который для человека часто важнее, чем результат, получаемый в итоге. Каждому с «декартовской очевидностью» понятно, что он живет прежде всего в сферах идей и полей экзистенциальных смыслов, обозначаемых словами «смысл жизни», «добро и зло», «свобода воли», т.е. человек жив свободой выбора между добром и злом, свободой поиска и выбора своего жизненного пути, любовью, надеждой и верой — т.е. всем тем, что может быть преимущественно предметом философского созерцания мира.

В данной работе автор наиболее близок к программе антропологии, изложенной Кантом в его «Антропологии с прагматической точки зрения», — не заниматься «анатомией» человека, а предложить хотя бы что-то полезное для человека в смысле принципов его самопознания и самоусовершенствования.

Работа написана Кантом на склоне лет — в 1798 г. Он считал, что вся философия сводится к поиску ответа на вопрос: Что есть человек? Отсюда можно сказать, что философия в целом — это антропология.

Кант заявлял: «Цель всех успехов в области культуры, которые служат школой человеку, — применять полученные знания и навыки к миру; но наиболее важный предмет в мире, к которому эти знания могут быть применены, — это человек, поскольку он есть собственная последняя цель. Следовательно, хотя он и составляет лишь часть земных существ, знание его родовых признаков как одаренного разумом земного существа заслуживает прежде всего наименования знания мира» [Кант, 1994и, с.138].

Кант обозначает концепцию своей работы как прагматическую, подчеркивая: важно то, каким человек может быть, а не то, каков он по природе. То есть не столько ценно для человека знать свое природное происхождение и физиологическое устройство, сколько важно знать, каким человек может стать, руководствуясь разумом и основываясь на свободе воли. Он пишет: «Систематически изложенное учение, предлагающее знание о человеке (антропология), может быть построено с физиологической или с прагматической точки зрения. Физиологическое знание о человеке исследует то, что природа делает из человека, прагматическая — то, что он в качестве свободно действующего существа делает или может делать из себя сам» [Кант, 1994и, с.138]. Эту позицию Кант подкрепляет утверждением: тот, кто занимался исследованием природных причин, например, Декарт, занимался теоретическим умствованием и пустой тратой времени [Кант, 1994и, с.138].

Эта установка определила живое, легко усваиваемое и, что самое главное, практически полезное каждому человеку содержание данной работы.