Чернышева А. Ю. Концепты «добро» и «зло» в русской православной культуре

Православная культура включает человеческий мир и Божественный мир, в которых концепты 'добро' и 'зло' специфичны. Толковые словари человеческого мира описывают данные концепты следующим образом.

Добро — «Все положительное, хорошее, полезное. Желать добра кому-н.».

Зло — 1. «Нечто дурное, вредное, противоположное добру. Причинить зло кому-нибудь»; 2. «Беда, несчастье, неприятность. От его помощи только зло»; 3. «Досада, злость. Сделать что-н. со зла» [Ожегов, Шведова 1996].

Добро — «Все хорошее, положительное, направленное на благо. Добро торжествует над злом. За пределами добра и зла. // Хороший поступок. Делать добро. Помнить добро».

Зло — 1. «Все дурное, плохое, вредное. Бороться со злом»; 2. «Беда, несчастье, неприятность. От чьей-либо помощи только зло»; 3. «Разг.-сниж. Недовольство, гнев, досада. Высказать все, чтобы зла не осталось» [Кузнецов 2003].

Словарные определения 'добра' и 'зла' базируются на христианских ценностях, согласно которым добро созидает, зло разрушает; добро любит, зло ненавидит; добро помогает, зло топит; добро побеждает добром, зло силой; добро радостно, зло хмурится; добро красиво, зло уродливо; добро мирно, зло враждебно; добро спокойно, зло раздражается; добро миролюбиво, зло задирается; добро прощает; зло злопамятно; добро свято, зло гнусно [Год души. Православный календарь с чтением на каждый день 2005; 2004:19].

Аналогичное понимание 'добра' и 'зла' находит отражение в пословицах и поговорках, отражающих многовековой опыт народных масс: Худо тому, кто добра не делает никому; Что худо, того бегай, что добро, тому следуй; Бедного обижать — себе добра не желать; Хорошо тому, кто добро делает; еще лучше тому, кто добро помнит; Не будет добра, коли меж своими вражда; К добру гребисъ, а от худа шестом отталкивайся; Добро творить — себя веселить; В ком правды нет, в том и добра мало; Добра себе желаешь, добро и другим делай; Дружбу помни, а зло забывай; Никакое худо до добра не доведет.

Вместе с тем в человеческом и Божественном мире концепты «добро» и «зло» не вполне эквивалентны. Прежде всего потому, что мир человека и мир Бога — это разные миры, какой бы высокой духовностью человек ни обладал. Сопутствующим фактором семантического расхождения данных концептов в обоих мирах можно признать то, что в них речь идет не о фактах действительности, а об их оценке — соответственно положительной или отрицательной, ибо сами по себе предметы окружающего нас мира не могут быть ни плохими, ни хорошими. 'Добро' и 'зло', как аксиологические концепты (ценности), противостоят фактам. Факты лежат во внешнем мире — в виде его реалий — предметов и явлений действительности. Ценности имеют субъективное начало — они (в мирском понимании) так или иначе проистекают от человека. Будучи независимыми от внешнего мира, аксиологические концепты тем не менее связаны с ним. В этом, по мнению Н. Д. Арутюновой, заключается парадокс оценки. Зависимость аксиологических концептов от внешнего мира проявляется в том, что оценочное значение обусловлено фактическими свойствами реалий в той мере, в какой оно ими мотивируется. Мотивами оценки является модус полагания (мнения), поэтому они могут быть поняты как причины мнения: «Можно поинтересоваться: почему ты считаешь розы красивыми цветами? Почему такую погоду принято считать (считают) хорошей?» [Арутюнова, 1999:180].

Оценивая ту или иную реалию, человек согласует ее со своей идеализированной моделью (картиной) мира, которая представляет собой то, к чему человек стремится. Следовательно, аксиологические предикаты только констатируют наличие (или отсутствие) в действительности идеального. Н. Д. Арутюнова пишет: «Оценка целеориентирована в широком и узком смысле. Она применима ко всему, что устремлено к облагороженной модели малого и большого мира, то есть к тому, что человек считает добром». И далее заключает: «Это высшее добро лингвистика определить не может. Она может лишь подтвердить, что употребление общеоценочных предикатов (хороший и хорошо, плохой и плохо) обусловлено отношением к идеализированной модели мира. [...] Вопрос «Что есть добро?» не входит в компетенцию лингвистики [Там же, 181—182].

Значит, истинность 'добра' и 'зла' может определить только Бог. В Божественном мире 'добро' — это все то, что относится к жизни «во Христе», исполнения заповедей Бога, и прежде всего любви к Господу нашему Иисусу Христу и людям. Все то, что не относится к жизни «во Христе», является злом: зло — это сатана и сатанизм, в частности как сущность марксизма, ленинизма, фашизма и коммунизма [Истоки зла, 2004; Церковь о нашем времени, 2004:14]; зло — это грехи людей, восходящие к греху неповиновения и Евы.

Преп. Никон пишет о грехе человека как о зле так:

«Человек был создан Богом благим и непорочным. После грехопадения Адама в человеческое естество вошел грех, вошло зло. Чтоб избавить человека от этого зла, по суду Бо-жию, потребовалось, чтоб Бог — второе Лице Святой Троицы — сделался человеком и искупил человека от того зла, которое он потерпел» [Душеполезные поучения, 2003, т. 1:282].

То, что истинная природа 'добра' и 'зла' — это Божий промысел, подтверждает постоянная подвижность границ между тем, что такое хорошо и что такое плохо, в сознании самих русских людей, не всегда последовательно определяющих, что — от Бога, а что — от человека. Например, часто человек обращается к Богу с просьбой о помощи, но не дожидается ее. Иеромонах Филарет (Златоустов) пишет: «Причиной неисполнения нашей просьбы, обращенной к Господу с искренней верой и надеждой, может быть то, что просимое на самом деде не так уж и нужно нам, а то и вредно. От нас закрыто будущее, да и если есть возможность поразмыслить и оценить трезво все последствия намечаемого нами действия, мы не всегда делаем это. Мы недальновидны. Мы испытываем недовольство, что Бог нас не послушал, а Он сделал это для нашего блага. Господь дает нам полную свободу, любя нас, но всегда предостерегает от ненужных и неправедных дел, однако мы плохо прислушиваемся. Известны случаи, когда вымоленный у Бога от смерти ребенок, вырастая, становится преступником и отравляет жизнь своим родителям и окружающим. Знаю случай, когда человек страстно желал приобрести автомашину, копил деньги. Молился, но все время что-то мешало ему. Наконец он купил и через некоторое время вместе с семьей погиб в аварии. И таких случаев много. Пророк Исаия (55, 8—9) приводит слова Господа: «Мои мысли — не ваши мысли, не ваши пути — пути мои. Но как небо выше земли, так пути Мои выше путей ваших, и мысли Мои выше мыслей ваших» [Златоустов, 2004:129].

Бывает и так, что человек хочет совершить добрый поступок и совершает, с его точки зрения, добро, но это также оборачивается для него или окружающих трагедией. «Доброе дело не есть всякое доброе дело, а лишь такое доброе дело, которое делается ради Бога»,— пишет преп. Никон [Душеполезные поучения, 2003, т.1:190]. Следовательно, добро, которое хоть в какой-то малости делается для удовлетворения своих интересов: щегольства, тщеславия, корысти, то есть всего того, что не угодно Богу,— легко оборачивается злом. Подтверждают это и высказывания духовных лиц. Так, преп. Исаак Сирин пишет: «Иногда человек желает доброго, но Бог не помогает ему, потому что иногда подобное сему желание входит от дьявола и не на пользу нам, а во вред; или потому что дело желаемое не в меру нам, так как мы не достигли еще соответствующего тому жития; или потому, что оно чуждо принятому нами на себя образу; или потому, что не пришло еще время, когда можно исполнить это, или начать его исполнение; или потому, что не имеем ни ведения, ни телесных сил, достаточных для него; или потому, что обстоятельства времени не способствуют нам в том, дьявол, между тем, всячески ухищряется прикрасить такое дело благовидностью, чтобы, склонив на него, расстроить душевный покой или причинить вред телу. Поэтому надлежит тщательно обсуждать и добрые желания. Лучше же делай все с советом» [Православный календарь 2004, 15 декабря].

Это «напутствие» важно и пожеланием делать все советом. Надо полагать, в христианском мире семантический компонент апелляция к Богу (совет с церковью) является одним из ведущих в концепте 'добро'. Это согласуется с русским — «соборным» способом смотреть на мир, или иррационали-стической тенденцией русской православной культуры в целом, отличающей ее от американского и западноевропейского рационализма, который, имея непосредственное отношение к господствующим в этом мире религиям — католицизму и протестантизму, подчеркивает единоличную сознательность и, следовательно, самовозвышающийся разум отдельного индивида (с вытекающим отсюда правом человеческой активности и самостоятельности в принятии решений).

Так, в работе [Вежбицкой 1999:662—668] приводятся наблюдения Китаяма и Маркуса, согласно которым, в Америке отмечается тенденция самовозвышения, проявляющаяся, в частности, в том, что люди хвалятся своими заслугами и обвиняют других в своих неудачах.

По мнению А. Вежбицкой, с лингвистической точки зрения это интересно тем, что в анлийском языке self-asteem «самоуважение» — обиходное слово, тогда как self-aversion «самоотвращение» в практическом использовании отсутствует.

Русская Православная церковь подчеркивает ничтожество человека перед Богом, призывает людей к смирению, а также обличает человеческий грех стремления возвыситься над другими людьми.

В заключение дополним сказанное о 'добре' и 'зле' отмеченной модусной авторизацией: оценка того, что человек и Бог считает добром и злом, может совпадать и не совпадать. Если оценивать явление с точки зрения человека, то

Добро — это все, что связано с человеческим понятием добра (блага).

Зло — это то, что не связано с человеческим понятием добра (блага).

Если оценивать явление с точки зрения Бога, то

Добро — это то, что приносит человеку благо (то есть и то, что сам человек может считать злом).

Зло — это все то, что не приносит человеку благо (то есть и то, что сам человек может считать добром).

 

ЛИТЕРАТУРА:

Арутюнова Н. Д. Язык и мир человека.— М., 1999.

Вежбицкая А. Семантические универсалии и описание языков.— М., 1999.

Год души: Православный календарь с чтением на каждый день 2005.— Единецко-Бричанская епархия, 2004.

Душеполезные поучения преподобных Оптинских старцев: В 2-х т.— Т.1.— Введенская Оптина Пустынь, 2003.

Истоки зла (Тайна коммунизма).— М., 2004.

Златоустов С. В. Ищите же прежде Царства и правды Его.— Сборник проповедей иеромонаха Филарета (Златоустова).— Казань, 2004.

Православный календарь 2004.— М., 2003.

Церковь о нашем времени.— М., 2004.