Г.И.Середа, ст.научный сотрудник ГМИИ РТ. Свияжские монастыри (вотчинные землевладения и Монастырская торговля) - вторая половина XVI - XVIII век

Присоединение земель Казанского ханства к России "ме-чем вещественным" еще не обеспечивало московскому правительству безопасного и прочного, долговременного владе-ния здешними землями. Для расширения и углубления русского православного влияния в крае на коренные народы - татар, черемис, мордву, чувашей, меря, - необходимо было покорить мусульманское и языческое население "мечем духовным ...", т.е. склонить на свою сторону верой православной. Кроме того, заселявший поволжские земли русский человек не мыс-лил себя вне Церкви. Поэтому первым шагом, направленным на освоение края, стало основание монастырей - центров распространения православной религии, способствовавших заселению Волжско - Камского региона русскими людьми.

Уже в XVI - XVII веках в Казанском крае появляется зна-чительное число монастырей: в Казани - в 1552 - Зилантов монастырь, в 1556 - Спасо-Преображенский, в 1579 - Казан-ской иконы Божией Матери, в 1567- Иоанно - Предтеченский; в Свияжске в 1551/52 - Троице - Сергиевский, в 1555 - Успе-ния Пресвятой Богородицы, в 1567-1655 Иоанно - Предте-ченский, под Казанью - в 1614- Раифская а в 1628 - Седмио-зерная пустыни, в 1688/99 - Кизический монастырь; в 1566 -Чебоксарский Троицкий, в 1640-ые- Царевококшайская пустынь; в 1671 - 1675 - Цивильский Тихвинский монастырь и др.

В 1555 году была учреждена Казанская епархия, глава которой архиепископ Гурий (Григорий Руготин), получил весьма широкие полномочия в сферах духовного и гражданского управления краем. По наказу государеву "воеводы с архиепископам ... о всяких государских делах советовали лю-бовно". Можно упомянуть и такую подробность: за великим столом ему (архиепископу Гурию) подавалась "чаша царя и великого князя", в то время как наместнику Казанскому следовала " чаша архиепископская. "Столь же весомым изна -чимым на Правой стороне ( в Нагорной стороне), было влияние первосвятителя Свияжского Германа - из рода бояр Садыревых-Полевых, близкого друга и активного соратника архиепископа Гурия. Именно благодаря его подвижнической деятельности Свияжская Богородицкая обитель стала изначально центром духовной христианской проповеди для языческого населения, в большинстве своем населявшим "Нагорное побережье" Волги.

Согласно церковному преданию, Герман лично принимал участие в каждодневном труде по строительству Богородиц-кого монастыря в Свияжске: долгое время сохранялся в действующем состояния колодец, в рытье которого принимал участие святитель Герман; жил он, как и все первые насельники монастыря - в землянке, не терпел никаких излишеств и сам чинил себе одежду и обувь.

Как Гурий, так и Герман особое внимание уделяли устроению церквей и соборов, понимая, что "величие и великолепие их ... было величием христианства, а величие архиепископских хором и двора было только величием иерархов."

Естественным шагом правительства в колонизации края и поддержании на соответствующем уровне значимости и материального достатка первосвященников Казанской епар-хии было финансовое обеспечение монашествующих и снабжение их продуктами, во - вторых, обители, руководимые Гурием, Германом, Варсонофием, жаловались значительными земельными угодьями с приписанными к этим землям работными людьми. В защиту от произвола местных властей гражданских государь давал монастырям несудимые грамоты.

Подобная политика была выгодна все более крепнущему Российскому государству: правительство получало дополнительных налогоплательщиков; кроме того, рост числа населения в крае приводил ко все более интенсивному развитию не только хлебопашества, но и к развитию охотничьих промыслов, бортничеству, рыболовству, различных ремесел, торговли, а в конечном итоге - к росту селений и городов на берегах Волги, Камы, Свияги, Вятки, Суры и т.д.

По Писцовой книге, в 1568 году в городе-крепости Свияжске было два крупных мужских монастыря (не считая женского Иоанно-Предтеченского и называемого некоторыми авторами, полулегендарного Вячесловского монастыря) - Успения Пресвятой Богородицы и Троице-Сергиевого. Последний обозначен в тексте - "Живоначальные Троицы и Сергия Чудотворца". Далее отмечено, что "...того же 1551 лета (год строительства г. Свияжска) месяца июня 4 и 5 день" (по старому стилю) был воздвигнут "...монастырь внутрь града, в нем же храмы Преподобного Сергия Чудотворца..." , а вторая "... теплая церковь Живоначальная Троица, а обе дере-вянные...". Монастырь не был самостоятельным, а являлся, приписным (дочерним ) Троице-Сергиевой Лавры, что в Подмосковье.

Монастырь Святой Троицы имел в вотчинном владении : "сельцо Городище, на Кривом озерку... близко р. Свияги..." - это поселение (вблизи Свияжска) было центром хозяйствен-ной деятельности Троице-Сергиевой обители, здесь постоян-но пребывал монастырский служитель, наблюдавший за ве-дением хозяйства; далее упоминаются "...починки Новый и Притыкин...", "...деревня Огишева на речке Бирли..." (здесь жили "полоняники"), "починок Ключев...", что ... на мордов-ском селище..." (ныне существующая) "...деревня Киждеева / Кильдеево /" ,тогда же появилось "в диком лесу...Займище двор монастырской да пять шалашей, а живут в них монастырские дитеныши..." , т.е. работники, еще не пострижен-ные в монахи. Это "Займище" в дальнейшем превратилось в с. Верхний Услон, упомянутое как собственно "село" в 1594 году. Были сделаны пожалования от государства как земельными угодьями, так и местами для рыбной ловли - в 1575 году - добавлены лесные угодья "на Услоне" и вдоль "...Малые-Моркваша ..." (имеются в виду земли от берега Волги вглубь, в сторону современного с. Лесное Моркваши ). В 1593 году добавлены еще два починка: "... у Парковых гор... починок Варсунуфев (ныне это с. Нижний Услон), да у Каменна креста на р. Малой Морквашке починок Печеща..." (сегодня д. Печищи).

До 1764 года монастырь жил довольно безбедно, так в его вотчинах (к этому году) насчитывалось 106.000 крестьян. После секуляризации церковных земель его земельные владения передаются в ведение Коллегии экономии, а затем в Министерство государственных имуществ. Обитель упразд-няется: монахов, всю церковную утварь, священнические облачения, библиотека, монастырский архив - все это перевозят в Троице-Сергиеву Лавру, что в Сергиевом Посаде. Церкви Троицы и Сергия Радонежского на короткое время (до 1795 года) стали приходскими.

Таким образом, очевидно, что деятельность этого монастыря в первую очередь была направлена на освоение края, развитие земледельческой культуры, основание новых поселений и обеспечение их нормального функционирования. Хотя нельзя игнорировать и исключительную религиозно-нравст-венную, воспитательную роль монастырских священнослужителей по распространению православия среди коренных народов. Доказательством значимости и необходимости подобной церковной деятельности церковного духовенства Троице-Сергиевой обители может в определенной степени служить возведение каменной церкви во имя преп. Сергия Радонежского. Так в 1604 году, согласно сохранившейся справа от входа (на втором этаже) надписи на старославянском языке, было построено двухэтажное церковное здание: первый этаж - кельи монахов, возможно размещение кухни, кладовой и пр.; второй этаж - одностолпный молельный зал. Появление столь монументального по тем временам храма не может не наталкивать на мысль о росте числа прихожан и самих монахов, для которых был уже недостаточен один небольшой деревянный храм Св. Троицы. И еще, подобное строительство в монастыре, основанном не столь давно, свидетельствует также и о довольно зажиточном состоянии Троице-Сергиевого монастыря.

Возникновение и расцвет Успенского Богородицкого монастыря приходится на период правления Иоанна Грозного (1555 - 1584) и совпадает с временем наиболее активной правительственной колонизации Поволжья. Страшная жестокость сочеталась в характере Грозного с известной благотворительностью. Государь не однажды давал жалованные и не-судимые грамоты в "...дом Пречистые Богородицы...", что в Свияжске.

Если по Собору 1551 года в отношении многих монастырей Центральной и Северо-Западной России проводилась политика ужесточения мер по приписке земель и крестьян в их вотчинное владение, то монастырей Среднего Поволжья, подобные строгости (как можно усмотреть из документов) не особенно коснулись. Край еще не был освоен, народ волновался из года в год, поэтому царь целенаправленно продолжал поддерживать казанских владык. Не желая, "...чтобы старцы ...нужны были руками работати и землю орати, семена снедаемые сеяти... дати ему (имеется в виду архиепископ Гурий, то же имело место и в отношении Германа - Г.С.) ...отчины ...из Арских, Ногайских, и нагорных волостей... коли у видите"... коли увидите, что мало...пишите... на дело доброе не пожалею и не откажу...". В этом письме царь обещает по грамоте 1557 года дать владыкам любое количество людей для монастырского строительства, только бы не обременять старцев. Иоанн Грозный считал, что главным делом во вновь завоеванном Казанском крае для священников является "...орати сердца, сеять словеса Божия словеса чиста и соби-рают души в жилище вечное учением".

Земли Богородицкого монастыря были менее разбросаны, нежели Троицкого и других монастырей. Отметим настой-чивое стремление правительства распространять монастыр-ское землевладение к югу и юго - востоку от Казани и Сви-яжска, - откуда чаще всего велись набеги крымцев и ногай-цев. Большинство из жалованных монастырских селений на-ходилось невдалеке от пути движения русских войск на Ка-зань в 1551 - 1552 году. Монастырские вотчины заселялись быстрее, благодаря значительным льготам. Крестьяне осваи-вали селища, городищи, пустоши, нови, где делались "сечи на черном диком лесу", чтобы "распахивати пашни и покосы расчищати". Часто, расчистив новые земли, они уходили обратно на село, но вскоре здесь появлялись постоянные насельники.

Так по грамоте 1568 года монастырю было дано сельцо Исаково, и среди прочих деревень к нему прилежащих упоминаются: "починок Чухломской... на ключе, близ реки Свияги... 16 дворов", "деревня...Крутой враг... 10 дворов кресть-янских", "деревня Гордеев починок", "починок Волков..." и т.д.

В 1686 году за монастырем уже была д. Савино на p. Cy-лице и к ней "Федьковский починок". Одним из первых зе-мельных пожалований была земля, что "в Бусурманской слободе... под дворы и под пашню..." - ныне это с. Введенская Слобода. Далее говорилось что владеть монастырю теми, "кто в тех дворех учнут жити...", а принадлежало это место ранее, как можно уяснить из содержания грамоты, поселенцам из числа коренных здешних народов - либо татарам, либо чувашам. В других грамотах упоминаются селения : Малое Утяково, деревни Ретово, Кальбарово, Налетово, Девлезеро-во - Сересево, что на р. Секирке, да Новое, что "под Вязовыми гора ми", слободка Медведева, село Тихое Плесо "Ягодное тож" на р. Свияге, пустоши, что на месте дд. Звездинка, Ломовка (под Татарским Бурнышевым) и т. д. Большое количество починков указывает на то, что в более спокойные времена трудовая деятельность населения, избавленного от набегов и разорения значительно активизируется.

В тексте Писцовой книги и различных грамот можно видеть названия различных категорий земли, удобной для хозяйства: пахотная земля, луга, перелог, лесные поляны - все это своеобразный свободный земельный фонд, часто не требующий особых дополнительных усилий для корчевки и очистки от древостоя, либо осушения болот. Русские крестьяне, селившиеся часто малым числом (особенно на начальном этапе хозяйствования), не могли поднять освоение больших площадей, особенно залежных и лесных угодий с целью превращения их в добротные пашни. Поэтому чаще заселялись не дикие земли, а ранее обжитые места - пустоши, селища, оставленные прежними владельцами (по причине военных действий, эпидемий и пр.) - эта практика позволяла русским поселенцам подстраховать себя от возможных природных сюрпризов, могущих свести на нет труд крестьянина, если бы они не доверялись выбору и опыту своих предшественников, живших здесь ранее.

К середине 16 века Поволжье все более активно втягивается в общегосударственною экономическую систему развития. Колонизация края становится исключительно прерогативой монастырей. Временно замедляется процесс расширения землевладений Свияжкского Богородицкого монастыря, часть которых подверглась разорению мятежниками в "смутное время". Положение обители в этот период в полной мере отражено в документе более раннем - описи монастырского имущества 1614 года: описывается не только число монастырских храмов и их убранство, но даны цифры, характеризующие количество зерновых запасов, сена, поголовья лошадей, коров, овец, находившихся к моменту переписи на монастырском подворье, в монастырских дворах городского посада и в главной вотчине Богородицкого монастыря - "сельце Исакове..." Из этого текста вполне очевиден тот факт, что монастырские закрома были полны, и поселения его являли собой картину благополучную, если бы не лихие времена, несколько встряхнувшие устоявшийся быт богатой обители.

Монастырь на некоторое время стал островом в пламенеющем море восставшего края, и был вынужден оказывать сопротивление недовольному мятежному люду. Для этого в 1617 году царь Михаил Федорович жалует настоятелю Богородицкого монастыря "архимандриту Корнилию с братьею..." в "вотчину сельцо Мамадыш...", где монашествующие ставят "острожек для прихода Ногайских людей..." , в котором можно было бы укрыться, да и при случае оказать сопротивление незванным гостям.

Наиболее резкое сокращение льгот Свияжскому Богоро-дицкому монастырю наблюдается с конца XVII столетия, а с 1723 года выдача жалования многим монастырям, в т.ч. и Богородицкому, в некоторые года вообще не осуществлялась. С эпохой Петра I многое меняется вжизни монастырей. В большинстве монастырей, как отмечалось, перевелись "добрые святые старцы...", занятые только молитвой о благе ближнего. Царь не однажды говаривал, что нынешние духовные пастыри "многому злу корень". Петровские указы в отношении монастырей имели в виду исключительно пользу для государства , целиком игнорируя интересы церковных учрежде-ний . Как упоминается в одном из текстов грамоты того времени, касающегося Свияжского Богородицкого монастыря, государя приходилось слезно молить "о полянке и неразвод-ного черного лесу..." Понятие "льготные грамоты" было во-обще забыто. Монастырские крестьяне наравне со всеми платили всякие государственные сборы, которые росли чуть ли не каждый год.

При Петре I Православная Русская Церковь и вся система церковно-монастырских учреждений становится всего лишь одной из "петровских коллегий..." Ежегодно отчисляются значительные суммы с монастырских доходов на государственные нужды. Так на средства Свияжского Богородицкого монастыря в Воронеже был выстроены: 26-ти пушечный корабль "за 900 рублей" и судно 14-ти пушечное в "9.400 рублей..." По указу 1717 года из обители было передано в Монастырский приказ 19 пудов серебра, которое пошло на отливку монет. В Богородицкий монастырь, как и в другие, направлялись увечные воины для получения жалования из монастырской казны. Свияжский Богородицкий монастырь находился на голодным пайке, о чем можно узнать из переписи стольника Митусова: на 1701-1702 год жалование монашествующим и прочим работным людям резко сокращается, настоятелю монастыря было выдано всего 5 рублей, а на всех монахов (99 человек) - 202 руб . 3 алтына и 4 деньги (сравните с жалованием архиепископу Герману - первому настоятелю обители - 500 рублей, не считая продуктового довольствия). В 1723 году жалование многим монастырям из казны вообще не выдавалось, по причине недоимок с монастырских доходов, которые часть духовенства (по причине бедности своих обителей) попросту утаивало и не сдавало в Духовную коллегию, которой был подчинен Монастырский приказ.

С еще большей остротой стал вопрос о монастырских недоимках при императрице Елизавете, когда потребовались средства на ведение Семилетней войны (1756 - 1762 гг.). Государыня назначает государственных чиновников для сбора недоимок, "...дабы духовный чин не был отягощен мирскими попечениями". Синод обязан был следить за порядком сбора податей в монастырских владениях, но его попечение привело к открытому грабежу и разбою. Крестьяне не знали куда бежать от разгула "государских помощников". Все это по-влекло за собой неоднократные возмущения среди архиерейских крестьян. Недовольство народных масс подтолкнуло к созданию Комиссии по духовным вотчинам в 1759 году. Первой фактической пробой секуляризации вотчинных владений церкви стал указ Петра III от 1762 года. Выполнить указ на практике не удалось по причине смерти Петра III.

Даже после стольких неурядиц и гонений на Церковь и монашествующий люд, особенно при Петре I, за Свияжским Богородицким монастырем (по описи 1763 года) числились значительные земельные владения. По Свияжскому уезду монастырю принадлежали: 2 слободки, 7 сел, 24 деревни, 5.038 человек жителей этих селений, земли пахотной 5.688 четей, покосов 200 десятин, лесных дач 5, мельниц 7 "из них 2 действующих", рыбные ловли на Волге, Свияге, Щуке, Сулице, Буве и озерах близ этих рек. В Казанском уезде: села Архангельское, Красная Горка, деревни Отарка, Семеновская, Ело-вая, Анзирка, Беляева, Кирмели, Максимова, Тойпина, и пашни 1.443 десятины и т.п. В общей сложности Свияжскому Богородицкому монастырю к 1764 году принадлежали - 8.000 тыс. крестьян были записаны: сельцо Мамадыш и земли близ р. Вятки, а в селе 1.108 платежных дворов.

Не менее важной статьей дохода Богородицкого монастыря была торговля. Еще в 80-ых годах XVI столетия английский посланник Флетчер отмечал в своих заметках, путешествуя по России : "Монахи в России - самые оборотливые купцы во всем государстве, и торгуют всякого рода товарами." Главным предметом торговли для монастырей, Свияжский Богородицкий монастырь в данном случае не является исключением, были соль и рыба. В отличие от Казанского архиерейского дома, имевшего свои соляные варницы, Богородицкая обитель не имела их, но соляную торговлю вела не без успеха. В 1584, 1616, 1655 годах монастырю давались жа-лованные грамоты от государей российских на право вывоза "соли и рыбы и покупки на монастырский обиход припасов". Объемы торговли вышеназванным товаром росли год от года: так в 1584 г. монахам было разрешено вывозить из Астраха-ни по 10.000 пудов соли, а в 1616 году по 30.000 пудов соли ежегодно с довольно-таки небольшой платой - "ругой" в казну государя 50 рублей в год.

При Василии Ивановиче Шуйском Свияжскому Богоро-дицкому монастырю дана жалованная грамота на устройст-во "...подворья в Нижнем Новгороде..." - крупнейшем торговом центре Поволжья, а "...тягла и оброку... имать (с мона-стыря за владение этим подворьем) не велети..." Торговое подворье Свияжского Богородицкого монастыря имелось и в г. Казани (ныне ул. К. Маркса - 21, - "двухэтажное здание, снесено летом 1996 г."). Увеличение торгового оборота по продаже рыбы и соли подтверждает мнение многих авторов по поводу того, что подобная деятельность монастыря была на протяжении многих десятилетий самой доходной статьей в деле пополнения монастырской казны. Тем более, если учесть беспошлинное ведение торговых операций на этапе становления Свияжского Богородицкого монастыря в XVI -XVII веке.

Но век XVIII-й привнес свои негативные черты и в эту, наиболее благополучную сферу, экономической деятельности Свияжского Богородицкого монастыря. Уже в 1702 году, и этоа доходная статья, так как был наложен запрет на получение монастырем всяких сумм, требуемых для жалования служителям и работникам, занимавшимся неводным, огородным (по заготовке овощей) промыслом, починявшим мельничное хозяйство монастыря, а также занимавшимся торговой деятельностью от лица Богородицкой обители.

Таким образом, к концу XVIII века Свияжский Богоро-дицкий монастырь, оставшийся и после секуляризации церковных земель крупным владельцем земельных угодий, в своей торговой деятельности претерпел серьезные потери.