А.В.Рощектаев, студент КГУ, истфак, V курс. Монастыри Казанской епархии после учреждения штатов

Время после 1764 г. (после секуляризационной реформы Екатерины II, упразднившей монастырское землевладение и закрывшей 469 из 966 монастырей) традиционно принято считать полосой упадка монастырей России, от которого они будто бы уже никогда не оправились. Конечно, тяжелое материальное положение и отсутствие экономической самостоятельности обителей в первые годы и даже десятилетия после реформы - налицо. Но все же любое обобщение отражает лишь часть истины. Упадок монастырей носил неравномерный характер, и у одних проявился сильнее, у других слабее, у третьих - практически отсутствовал. Поэтому важно рассмотреть влияние реформы на местах: в нашем случае, это Казанская епархия. Причём рассмотреть ситуацию не только в ближайшие пореформенные годы, но и в течение всего XIX, даже начала XX века - только тогда станет ясно, был ли долговременный, невосполнимый упадок. Также следует выяснить роль монастырей Казанской епархии на общероссийском фоне.

До реформы 1764 г. на территории огромной Казанской епархии (включавшей практически всё Среднее и часть Нижнего Поволжья) находились 45 монастырей1 - то есть примерно 1/21 часть монастырей России. Надо учитывать, что в то время это была крупнейшая из всех 33 епархий России (1117 церквей, тогда как в первой по старшинству Новгородской - 668 церквей. Московской - 814, Санкт-Петербугской -1742. Её монастыри имели большое значение на общероссийском фоне, владея в общей сложности 3998 дворами в начале XVIII в., а крупнейший монастырь -Свияжский Успенский - входил в двадцатку богатейших в России, владея почти 1/3 этих дворов3. Казанский архиерейский двор по площади пашенной земле занимал 4-е место в России после Псковского, Рязанского и Ростовского.4

В целом же, по числу обителей Казанская епархия уступала Новгородской (там - 139 монастырей), но намного превосходила, например. Суздальскую (36), Ростовскую, Псковскую (по 32), Нижегородскую (28), Тобольскую (20), Смоленскую (8), Астраханскую (7)5.

Потому конфискация земель в 1764 г. имела весьма важное для Среднего Поволжья значение.

После реформы осталось лишь 18 неупразнённых монастырей6 процент примерно такой же, как в среднем по России. В 1784 г. территория Казанской епархии была урезана: количество церквей сократилось с 1117 до 628 (отпало Нижнее Поволжье - осталась лишь территория Казанской и части Уфимской губернии), а монастырей - до 15 7 . Как видим, "под сокращение" по реформе Екатерины II попали в основном бедные и незнаменитые обители с окраин гигантской епархии -позднее отпавших от неё. А ядро - Казань, Свияжск и окрестности (плюс Чебоксары, Царёвококшайск и Козьмодемьянск) - практически "сохранило позиции": процент сокращения здесь был невысок, что подчёркивает значимость местных монастырей на общероссийском фоне. Мы даже можем довольно чётко выделить несколько групп упразднённых монастырей (сгруппировав данные И.М. Покровского8):

1) Ранее не самостоятельные, а приписанные к другим (Троице-Сергиев в Казани и одноимённый в Свияжске, Осинский и Успенский Сарапульский);

2) Все безземельные монастыри (Благовещенский и Николаевский Чебоксарские, Успенский и Николаевский Казанские, Богородицкий Сызранский и другие - в основном, женские: слабое место епархии):

3) Небольшие малоземельные (Вознесеннский Яранский, Троицкий Черноозёрский, Благовещенский Сызранский и другие);

4) Немалые вотчинники (до нескольких сот душ), но не пользовавшиеся особым почитанием и не имевшие древних святынь (Покровский Кукарекни, Спасский Юнгинский, Успенский Уфимский и другие).

Таким образом, мы берём смелость сделать вывод, что реформа как бы следовала принципу естественного отбора, упразднив слабые монастыри и дав развиваться другим.

Уже в XIX в. после нескольких десятков лет относительного экономического упадка началось настоящее возрождение и новый расцвет монастырей, когда они по всем параметрам не только достигли дореформенного уровня, но и перегнали его. Число обителей (в теперь уже, как видим, гораздо меньшей по площади епархии) возросло к началу XX века до 27: основная масса была основана на рубеже Х1Х-ХХ вв.9, в результате "густота" превзошла дореформенную. Если общее количество монашествующих, например, в 1742 г. в тех 45 монастырях составляло 342 человека10, в 1917 г. (даже после всех неурядиц военного времени) только в 15 мужских монастырях числилось 202 человека постриженных11 (статистика по женским монастырям запутана: монахинь вместе с послушницами получается 160112 но даже если не считать последних, общее число не уступит мужским обителям). Почти везде числилось больше, чем предусматривалось по штатам 1764 года ("население" Казанского Богородицкого монастыря перевалило за полтысячи монахинь и послушниц!)

Землевладение многих монастырей, возрождаемое в новых экономических условиях XIX - начала XX вв. (в основном за счёт частных пожертвований), тоже уже не уступало дореформенному. Например, в описи 1742 г. ничего не говорится о наличии земли у Макарьевской Свияжской пустыни13, а в 1908 г. у нее 300 десятин14. Владения Мироносицкого монастыря выросли в 1.5 раза (со 174 15 до 249 десятин), Кизического - более чем в 2 раза (со 134 16 с небольшим до 295 десятин), знаменитого Казанского Богородицкого - почти в 27 (!) раз (с 15 17 до 400 десятин). Правда, землевладение наиболее крупных прежде Свияжского Успенского и Спасо-Преображенского монастырей многократно уменьшилось, но общей картины это практически не изменило, тем более что в новых условиях и с меньших земель можно было получать более крупные, чем в XVII - первой половины XVIII вв., урожаи. Об отсутствии упадка даже в понёсшем наибольшие земельные потери Свияжском Успенском монастыре свидетельствует расширение размеров его архитектурного ансамбля: в XVIII в. внешняя ограда имела длину 146 саженей (примерно 311 метров), а в XIX - уже около одного километра. Вообще, увеличение размеров и бурное строительство характерно для полуторавекового пореформенного периода: многие монасстырские ансамбли, сложившиеся к моменту революции, более чем наполовину состояли из сооружений XIX - нач. XX вв.

Землевладение теперь практически не зависело от класса монастыря. Если говорить формально, то богаче должны были жить самые главные по реформе 1764 г. I-классные обители, чуть хуже - П-классные, III-классные. а всех бедней - заштатные... Но, как показывает составленная нами (на основании данных из "Справочной книги" 1908 г.18) таблица, это совсем не так:

Штатные монастыри:

I кл.

Свияжский Успенский
Казанский Богородицкий
Спасо- Преображенский
- ок. 338 десятин.
ок. 400 дес.
ок. 280 дес.

II кл.

Зилантов
Иоанно-Предтеченский Свияжский
Кизический
- ок. 260 дес.
- ок. 370 дес.
- ок.295 дес.

III кл.

Семиозерный
Раифский

Троицкий Чебоксарский

- ок. 282 дес.
- ок. 1041 дес!
(но в основном-лес)

- ок. 300 дес.

Некоторые заштатные монастыри:

Тихвинский Цивильский
Троицкий Козьмодемьянский
Михаило- Архангельский
Богородице-Сергиевский
Успенский Чистопольский
- почти 300 дес.
- ок. 500 дес.
- 604 дес. (но 2/3 лес)
- 950 дес. !(но в основном лес)
- 140 дес. (без леса)

Как видим, учреждение штатов Екатериной II не привело к резкому размежеванию штатных и заштатных монастырей, а бурное возрождение обителей и их землевладения в XIX - нач. XX вв. коснулось почти в равной степени и тех, и других. Кроме землевладения, резко возросли и не связанные с землёй доходы всех обителей (от пожертвований, продажи свеч, размещения сбережений в банках и т.д..) Их доля превзошла теперь 90% (например, в Раифском монастыре в 1816 г. более 57% дала торговля свечами и более 33% - частые пожертвования - а все доходы за 20 лет, к 1835 г., выросли с 1.803 почти до 14.000 рублей!19. Похожая ситуация была и в других обителях),

Всё вышеприведённое убедительно опровергает тезис о якобы невосполнимом ущербе от реформы 1764 года - о полном упадке монастырей и монашества в XIX в. На примере Казанской епархии мы видим, как они, приспособившись к новым условиям, пережили бурный взлёт - уже на новом уровне.


Примечания

*1* Покровский И.М. Русские епархии в ХY1-ХIХ вв., их открытие, состав и пределы. Т 1-2. Казань, 1913 - т 2, с 418.

*2* Покровский И.М. Ук. соч. - Приложение, с 14-15.

*3* Яблоков А. Первоклассный мужской Успенский Богородиц-кии монастырь в городе Свияжске. Казань, 1902 - с 36.

*4* Комиссаренко А.П. Русский абсолютизм и духовенство в ХVIII в М, 1980-е 28.

*5* Покровский П.М. Ук. соч. - т 2, с 417,

*6* Головина СИ. История Ежово-Мироносицкого монастыря (1647 - 1790-е гг). Йошкар-Ола, 1992-е 22.

*7* Там же

*8* Покровский И.М. К истории Казанских монастырей до 1764 года. Казань, 1902 - Приложение, с I - XXV.

*9* Справочная книга Казаннской епархии. 1909 - с 754 - 774.

*10* Покровский И.М. К истории Казанских монастырей до 1764 года с 50.

*11* ЦГА РТ Ф4 (Казанская Духовная консистория), Оп. 150, д5. Монастырские клировые ведомости за 1917 г.

*12* Журавский А. Жизнеописания новых мучеников Казанских: год 1918-й. Казань, 1995-е 7.

*13* Покровский И.М. К истории Казанских монастырей до 1764 года - Приложение, с X.

*14* Справочная книга Казанской епархии - с 758.

*15* Головина СИ. Ук. соч. - с 10.

*16* Покровский И.М. К истории Казанских монастырей до 1764 года - Приложение, с VI.

*17* Покровский И.М. Ук. соч. - Приложение, с XII