А.А.Попов, студент КДС. Filioque, как основное препятствие к диалогу Восточной и Западной Церквей

"Филиокве" - это вероучительное положение Римско-католической Церкви об исхождении Святого Духа от Отца и Сына. В отличие от Православного Символа веры, провозглашающего исхождение Святого Духа только "от Отца", у католиков в текст восьмого члена добавлено "и Сына"(по-латыни - "filioque"), что вносит в Символ искажение, имеющее глубинный догматический смысл.

Исторически Символ веры возник для подготовления оглашенных (т.е. людей, готовящихся к вступлению в Церковь) к принятию таинства Крещения. Он имел двоякое значение: с одной стороны он указывал истину Откровения, которую верующие должны были принимать за догмат веры, а с другой — предохранял их от какой-либо ереси, против которой был направлен.

Давно известно, что любые положения, любые вероопределения были принимаемы лишь тогда, когда к Церкви были обращены вопросы касательно Ее учения, причем эти вопросы задавались из среды нецерковной: околоцерковной или даже антицерковной. Так Церковь сформулировала Свое учение в Символе веры, который признан всей церковной полнотой и который поэтому не может быть изменен никем и никогда. Это положение и было зафиксировано на всех Вселенских Соборах - непререкаемом церковном авторитете. Так 7-е правило 3-ого Вселенского Собора, бывшего в 431 году в Эфесе гласит: «Не позволять никому произносить, или писать, или сочинять иную веру». И I -е правило 6-ого Вселенского Собора предписывает «хранить неприкосновенной нововведениям и изменениям веру, чтобы соблюдалась она твердою и пребывала до скончания века непоколебимою». Даже более поздние догматы (принятые Церковью еще до разделения на Западную и Восточную) не вошли в Символ веры в силу вышеуказанных причин - они лишь раскрывали положения Символа, а не являлись чем-то новым.

В Западной Церкви существует теория о догматическом развитии. Авторство принадлежит одному католическому епископу 19-ого века. Согласно этой теории, церковные догматы раскрываются со временем по готовности членов Церкви к их принятию. Одним из догматов, принятие которых "оправдывается" основателем теории, и является filioque. Действительно, мнение о том, что Святой Дух исходит от Сына существовало в Церкви, но оно появилось как реакция на арианскую ересь, сторонники которой умаляли вторую ипостась Святой Троицы - Бога-Сына. И вот, чтобы показать, что Бог-Слово во всем равен Своему Отцу, сторонники ортодоксального учения ввели новое положение в церковном учении о том, что Святой Дух исходит не только от Отца, но и от Сына, как равного Отцу и ни в чем Ему не уступающего. Наибольшее количество своих приверженцев оно имело в Испании, откуда оно начало распространяться по всей империи, точнее в ее западной части.

Начало этого учения мы находим у блаж. Августина. В своем труде "О Троице" епископ Аврелий пишет, что Святой Дух исходит не только от Отца, как Своей Первопричины, но "также и от Сына. Но эту привилегию дает Сыну опять-таки Отец: Сын никогда не существовал без нее, но Отец даровал Сыну все, что Он Ему дал, при рождении. Итак, Он родился таким образом, что общий Им дар исходит также от Сына, и Дух Святой есть Дух Обоих Других Лиц". В другом месте блаж. Августин пишет о послании Святого Духа в мир следующее: "Если дар имеет источником дарующего, то следует признать, что Отец и Сын являются Источниками Духа Святого, так же, как Отец и Сын - один Бог относительно творения ". Данное положение оставалось лишь частным богословским мнением (которые, кстати, в Церкви имеют право на существование по ряду вопросов, неразрешеных до конца в Священном Писани), причем просуществовало вплоть до 1014 года, когда оно приобрело статус догмата. Однако мнение, что этот догмат был принят лишь для развития догматического учения католической церкви не выдерживает очистительного огня невзирающей на лица истории.

Процесс догматизации положения об исхождении Святого Духа от Сына не происходил естественным путем. Римский епископ - папа Лев 3-ий (795-816), предвидя к чему может привести нововведение, повелел даже начертать Символ веры, не поврежденный добавлением в него "filioque", на двух серебряных дощечках - на греческом и латинском языках - и установить эти дощечки у входа в храм святого Петра в Риме, сопроводив надписью: "Я, папа Лев, сделал это по любви к православной вере и ради сохранения ее". Однако со второй половины IX столетия римские папы начинают однозначно поддерживать измененный Символ веры. Для предотвращения дальнейшего развития учения о "filioque" в Константинополе в 879 году состоялся так называемый Великий Свято-Софийский Собор, который осудил внесение каких бы то ни было дополнений в Символ веры. Интересно, что римский пер-восвященник (а им тогда был папа Иоанн IX) выразил свое полное согласие с патриархом Фотием, председательствовавшем на этом Соборе. Но в начале XI века германский император, движимый антивизантийскими настроениями, побудил папу Бенедикта VIII внести добавление в Символ веры. Ко-гда же в 1054-м году состоялось формальное разделение Западной и Восточной Церквей, легат папы Льва IX в Констан-тинополе уже обвинял греков в том, что они будто бы устранили слова "и Сына" из текста Символа веры. Собор в Бари (1098), возглавляемый папой Урбаном II, также объявил от-каз от "filioque" ересью. Окончательное учение о "filioque" было сформулировано католиками в 1438 году на печально известном Ферраро-Флорентийском Соборе.

На этом Соборе против "filioque" выступил святой Марк Эфесский, который привел ряд доводов, припятствующих принятию Восточною Церковью унии с Католическим миром. Суть этих доводов сводилась к идеям, высказанным еще ся-тым патриархом Фотием:

I. идея единоначалия Святой Троицы."Filioque вводит, -пишет св. Фотий, - в Троицу два начала: для Сына и Духа - Отца, и еще для Духа - Сына. Этим единоначалие Троицы разрешается непосредственно в двубожие, а в дальнейших выводах и в многобожие. Именно, если Отец является причи-ной Сына, а Сын вместе с Отцом есть причина Духа, то почему и Духу не произвести четвертое Лицо, а этому четвертому - пятое и так до языческого многобожия ", то есть здесь используется сведение к абсурду. "По отношению к Лицу Свя-того Духа, - пишет Фотий далее, - получается следующий неприемлемый вывод: как возводимый к двум причинам, Дух Святой должен быть сложным ", что является прямой проти-воположностью общецерковному учению о простоте Божества.

2. анализ качественной стороны исхождения Святого Духа от Отца:"Если это исхождение совершенно (а оно совершенно, так как это исхождение совершенного Бога от совершенного же Бога), то исхождение от Сына излишне и напрасно, ибо ничего не может привнести в бытие Духа. Исхождение Духа от Сына может быть или тождественным с ис-хождением от Отца или ему противоположным. Но в первом бы случае обобщились бы личные свойства, только благодаря которым Троица и познается как Троица, во втором же случае перед нами оживают ереси Манеса и Маркиона".

3. нарушение количественной гармонии личных свойств трех Ипостасей и

4. противоположение общих и личных свойств Святой Троицы:"Если изведение Духа есть общее свойство, то он должно принадлежать и Самому Духу, то есть Дух должен исходить и от Самого Себя - быть и причиной и произведением этой причины... Если скажу, что это свойство Отца, то они (имеется в виду католики) должны отказаться от своего нового учения... Если это свойство Сына, то почему они не открыли, что не только признают за Сыном изведение Духа, но отнимают таковое у Отца?" ... "Но если исхождение Духа не может быть признано ни общим, ни личным свойством, тогда в Троице и вовсе нет исхождения Святого Духа".

Эти доводы против фелиокве патриаха Фотия остаются актуальны и по сей день. Поэтому Православная Церковь не может согласиться на союз любого рода с Католической, если последней не будет рассмотрен и отвергнут догмат о фелиокве, который, как мы выяснили, является далеко не повернем местной Церкви. И поэтому же "...Единая, Святая, Соборная и Апостольская Церковь... ныне вновь возвещает соборне, что сие нововводное мнение, будто Дух Святой исходит от Отца и Сына, есть сущая ересь, и последователи его, кто бы они не были, еретики. Составляющиеся из них общества суть общества еретические и всякое духовное богослужебное общение с ними православных чад Соборной Церкви - беззаконие". (Окружное послание восточных Патриархов, 1848 год).