А.И.Меречин, аспирант КГТУ, В.И. Курашов, д.филос.н., профессор КГТУ, КДС. Преподобный Сергий Радонежский как символ национальной идентичности

В нашем сознании образ преподобного Сергия Радонежского формируется на основании сведений, сложившихся в древнерусской (церковной по преимуществу) литературе и иконографии. Этот образ в российском коллективном сознании выделяется особой благодатной святостию, силой выраженности национального духа. Таким образом, преподобный Сергий есть воплощение русского национального идеала, который повлиял как на обновление духовной жизни древнерусского общества, так и на становление русской государственности. Значимость личности преподобного Сергия подтверждается прежде всего самим объемом посвященных его памяти песнопений (на масштабность его указывает Н.С.Серегина1); подтверждается тем, что преподобный Сергий (согласно Г.М.Прохорову) своей деятельностью способствовал быстрому увеличению интереса к исихастской литературе2, и, наконец, тем, что он (как пишет Л.А.Черная) был удостоен так называемой "имянной чести"3.

Культовое значение образа преподобного Сергия содержит в себе такие универсальные аспекты опосредствования между Богом и человеком, Богом и обществом, как "веры непорочны соблюдение, градов наших утверждение, мира умирение, от глада и пагубы избавление, от нашествия иноплеменных сохранение, скорбящим утешение, недугующим исцеление, падшим возставление, заблуждающимся на путь истины и спасения возвращение, подвизающимся укрепление, благоделающим в делех благих преспеяние и благословение" и проч.4 Иными словами, личность преподобного Сергия во многом определила прежде всего нравственный облик русского народа, тем самым занимая особое место в российской национальной культуре, и составляет самосознание российского этноса (обретение своей идентичности).

Известно, что к личности преподобного Сергия не перестают обращаться богословы, художники слова, историки, литературоведы, философы. В исторической науке личность преподобного Сергия становится темой для тех работ, которые посвящены духовным (сущностным) основам формирования русского государства, и в этом случае историки акцентируют внимание на идее Руси, связывая выражение ее с именем преподобного. В художественной литературе образ преподобного Сергия приобрел значение самостоятельной темы, где решается проблема нравственного идеала в свете идеи святости и проблема гражданского долга, освященного идеей Руси. В свою очередь, богословы, обращаясь к вопросам христологическим и эсхатологическим, особенно к кругу вопросов, связанных с Тринитарным догматом, рассматривают личность преподобного Сергия как выразителя и блюстителя догматических истин Православной Церкви, а его жизнь отождествляется с проповедью Православия.

В связи с именем преподобного Сергия понятие национальной идентичности приобретает особое ноуменальное значение, тогда как сама посмертная жизнь преподобного непреходяще ценностна и объективно лична. Следовательно, если согласно Н.О.Лосскому, "каждый народ есть личность высшего порядка, чем личное бытие каждого отдельного человека"5, если, исходя из специфики иконографического изображения, принять во внимание слова о.Павла Флоренского, что преподобный Сергий есть "первоявление России", "лик лица ее", "чистейшее явление духовной формы, освобожденное ото всех наслоений и временных оболочек"6, можно рассматривать личность преподобного Сергия Радонежского как некий божественный архетип русского народа, его формообразующее и одухотворяющее начало. Это начало есть выражение святости, которая субстанциональна в отличие от нравственности, и в этом смысле национальная идентичность не может быть ограничена исключительно социальным или расово-биологическим аспектами, но неизбежно указывает на духовную общность людей, на их внутреннее единство и родство с Богом.


Примечания

1. Серегина Н.С. Стихиры Сергию Радонежскому как памятник отечественного песнотворчества. // Взаимодействие древнерусской литературы и изобразительного искусства. ТОДРЛ, t.XXXVIH. - Л.: Паука, 1985. - С.339.

2. Прохоров Г.М. Келейная исихастская литература (Иоанн Лествичник, Авва Дорофей, Исаак Сирин, Симеон Новый Богослов, Григорий Синаит) в библиотеке Троице-Сергиевой Лавры с XIV по XVII в. // ТОДРЛ, T.XXVIII. - Л.: Наука, 1974. - С.324.

3. Черная Л.А. Честь: представление о чести и бесчестии в русской литературе XI - XVII вв. // Древнерусская литература. Изображение общества. - М.: Наука, 1991. - С.69.

4. Православный Молитвослов и Псалтирь. - Нижний Новгород, 1997. - С.161.

5. Лосский Н.О. Достоевский и его христианское миропонимание. // Лосский Н.О. Бог и мировое зло. - М.: Республика, 1994. - С.223.

6. Флоренский П.А., священник. Троице-Сергиева Лавра и Россия // Флоренский П.А., священник. - Сочинения. - В 4 тт. - Т.2. - М.:Мысль, 1996. - С.354.