Воспитание власти государственной

Прежде всего церковь принесла, неведомую русским язычникам, идею богоустановленной власти. Прочнее этого фундамента для опоры авторитета власти трудно представить что-нибудь другое. Уже первые епископы русские внушают кн. Владимиру по поводу предстоявшей казни злодеев следующее: "ты поставлен еси от Бога на казнь злым, a добрым на милование." Митр. Илларион в речи, произнесенной пред сыном Владимира, Ярославом, говорит: "добр же зело и верен послух сын твой Георгий, его же сотвори Господь наместника по тебе твоему владычеству." Владимиру и Ярославу, как единовластным правителям русской земли, было еще легко усвоить эту идею, но потом, при удельных междоусобиях фактический порядок вещей не только не благоприятствовал, но и прямо препятствовал ее усвоению: слишком была явной среди всеобщей путаницы роль случайных обстоятельств и грешной человеческой воли. Однако духовенство продолжало проповедь в прежнем направлении. Митр. Никифор в своих посланиях к Владимиру Мономаху писал, что князья "избрани бысте от Бога и возлюблени бысте Им." И русские князья действительно прониклись этой идеей, хотя и понимали ее несколько грубовато. Так, напр., князья половецкие говорят Глебу Юрьевичу: "Бог посадил тя и князь Андрей на отчине своей и на дедине," т.е. избрание Божие представляют в виде конкретной силы, действующей в ряду других конкретных факторов, создающих власть, и в том же самом смысле.

Наряду с проповедью идеи богоустановленной власти, духовенство усиленно учило и принципу почитания всяких властей. Β поучении, известном с именем Луки Жидяты, читаем: "Бога бойтесь, a князя чтите." Β одном сборнике XII в. дается наставление "буди боязнив пред царем, готов в повелении его." Поучение XIII в. (Слово св. отец како жити крестьянам) гласит: "наипаче же своему князю приязнь имей, a не мысли зла нань. Глаголет бо Павел апостол: от Бога власти всяки устроени суть: Бога ся бойтесь, a князя чтите. Аще бо властем кто противится, Божию суду повинен есть, повелению бо противится Божию."

На этом проповедь не остановилась. За идеей божественного происхождения власти стали внушать идею ее богоподобия и обоготворения. Так. напр., летописец по поводу убиения князя Андрея Боголюбского, к словам ап. Павла ο властях делает следующее пояснение: "естеством бо земным подобен есть всякому человеку цесарь, властию же сана яко Бог."

Из идеи божественного происхождения и авторитета власти делалось два вывода. Во-первых, если дарование власти дело Промысла, то добиваться ее насильно нельзя. Летописец замечает по поводу убиения Бориса и Глеба ο Святополке: "помыслив высокоумием своим, не ведай, яко Бог дает власть, ему же хощет; поставляет бо царя и князя Вышний, ему же хощет, даст." Во-вторых, богоустановленностью предопределяется и санкционируется и качество власти, каково бы оно ни было. Ο хороших властителях не возникает сомнения: они воздвигаются Промыслом на благо людей, но и худые имеют также свое назначение свыше: они попускаются Богом в наказание за наши грехи. Β Святославовом Сборнике 1075 г. в ответах Анастасия Синаита так развивается эта мысль: "Да добре се ведомо, яко ови князи и царие: достойны таковыя чти, от Бога поставляются; ови же паки, недостойни суще... по Божию попущению или хотению поставляются..." "Егда узришь недостойна кого или зла царя, или князя, или епископа, ни чудися, ни Божия Промысла потязай, но разумей и веруй, яко противу беззаконием нашим тацем томителем предаемся."

По отношению к самой власти из той же идеи делался вывод об ее ответственности не только пред людьми, но и пред Богом. Β предисловии к Русской Правде говорится: "послушайте и внушите вси судящии земля, яко от Бога дастся вам власть и сила от Вышняго. Давый бо вам власть Бог истяжет скоро ваши дела и помыслы испытает, яко служители есте царствия, ти не судисте право." Ближайшее значение для церкви имела выводимая из той же посылки идея ответственности гражданской власти за интересы чисто-церковные. Князю вменялось в обязанность, как верховному попечителю церкви. хранить чистоту веры и ограждать православный народ от соблазнов. Β послании к Владимиру Мономаху митр. Никифор пишет: "соблюдено ти се будет (т.е. долгоденственное княжение), аще в стадо Христово не даси волку внити, - но сохраниши предание старое отец твоих"; князьям следует, "яко от Бога избранном и призванном на правоверную веру Его, Христова словеса разумети известно; и основание церковное твердое да ти будет основание, яко же есть святые церкве, на свет и наставление порученным им людем от Бога." Такой проповедью церковь сама воспитывала опекуна над собой, с которым ей впоследствии пришлось считаться.