Глава XI. Церковная Диаспора

Решения Кливлендского Собора оказались неприемлемыми и для Московской Патриархии, и для Синода Зарубежной Церкви. Архиереи карловацкой ориентации, голосовавшие против решений Кливлендского Собора, отказались подчиниться им. И самый Собор провозглашен был ими и их сторонниками неканоническим, поскольку на Соборе миряне и пресвитеры имели равные права с епископами, которым, по учению Церкви, вверена власть в ней Самим Богом. Эти четыре архиерея 27 и 28 мая 1947 г. провели совещание, на котором приняли постановление о неканоничности соборного постановления прекращения о подчинении зарубежному Синоду. В связи с этим Мюнхенский Синод в 1947 г. решил восстановить свою юрисдикцию в Америке, порвав общение с митрополитом Феофилом и его сторонниками. В юрисдикцию карловчан вошло 40 американских приходов с 4 епископами. В том же году эти 4 архиерея были отлучены митрополией за неподчинение решениям Кливлендского Собора.

Постановление Кливлендского Собора не могло вполне удовлетворить и Московскую Патриархию. Патриарх Алексий I направил в Соединенные Штаты для переговоров с митрополитом Феофилом митрополита Григория (Чукова). Патриарх просил митрополита Феофила служить вместе с митрополитом Григорием, что явилось косвенным выражением снятия прещений с митрополита Феофила и его сторонников. Владыка Григорий довел до сведения иерархии Американской митрополии проект постановления Патриархии о статусе Американской Церкви. Она признавалась автономной и подчиняющейся постановлениям своих Соборов, но с соблюдением определенных условий, а именно: утверждение Патриархией избранного Американским Собором митрополита, участие делегатов митрополии в Соборах Русской Церкви, сохранение за Патриархией статуса высшей судебной инстанции для Американской Церкви и осуществление контактов Американской Церкви с другими Церквами через Московскую Патриархию; иными словами, это был статус полной автономии; причем никаких политических условий, никаких требований лояльности советскому правительству со стороны духовенства Американской Церкви на этот раз не выдвигалось. И тем не менее совет епископов митрополии отверг эти условия, заявив, что возможна лишь духовная, но никак не административная связь с Патриархией. Митрополит Григорий вынужден был констатировать, что Американская митрополия по существу дела домогается не автономии, а автокефалии, каковую Московская Патриархия не готова была тогда ей предоставить. Митрополит Григорий вернулся в Россию. 31 октября 1947 г. исполняющим обязанности экзарха Московской Патриархии в США был назначен принятый в общение с нею за полтора года до этого, в прошлом примыкавший к феофиловской группировке архиепископ Макарий (Ильинский). Прежний экзарх митрополит Вениамин (Федченков) вернулся на родину и 21 августа 1947 г. был назначен на Рижскую кафедру. 12 декабря 1947 г. архиепископ Макарий стал полноправным экзархом Северной и Южной Америки, позже, в 1952 г., он был возведен в сан митрополита Ньюйоркского. В юрисдикции Московской Патриархии в конце 40-х гг. находилось более 50 приходов. Большинство же русских приходов в Америке, около 500, осталось в юрисдикции Американской митрополии, по существу дела самочинно усвоившей себе автокефальный статус без формального ее провозглашения. В декабре 1947 г. Московская Патриархия подтвердила прещения, наложенные ранее на митрополита Феофила и находившихся с ним в общении епископов и клириков, а также принято было постановление о предании их суду епископов. После этого в приходах Американской митрополии прекратилось возношение имени Патриарха Алексия.

* * *

В результате перемен, происшедших в русской церковной эмиграции на исходе второй мировой войны и в послевоенные годы, количество приходов Московской Патриархии за рубежом значительно выросло, хотя оно по-прежнему уступало числу приходов других, канонически сомнительных юрисдикций.

В послевоенный период Русская Православная Церковь имела за рубежом несколько экзархатов. Западноевропейский экзархат возглавлял до возвращения на родину в 1949 г. митрополит Серафим (Лукьянов). Преемниками митрополита Серафима последовательно были архиепископ Фотий (Тапиро; 1950–1951), архиепископ Борис (Вик; 1951–1954), архиепископ Николай (Еремин; 1954–1963), митрополит Антоний (Блюм; 1965–1974), митрополит Никодим (Ротов; 1974–1978), митрополит Филарет (Вахромеев; 1978–1986) и митрополит Владимир (Сабодан; 1986–1989). В состав Западноевропейского экзархата входили епархии: Корсунская (с кафедрой в Париже), Сурожская (с кафедрой в Лондоне), Брюссельская и Гаагская. В Западноевропейском экзархате совершали в разное время архипастырское служение и такие видные церковные деятели, как архиепископ Бельгийский Василий (Кривошеин), эмигрант, сын крупного государственного деятеля императорской России, афонский монах, аскет и выдающийся богослов, епископ Медонский Алексий (Ван дер Менсбрюгге), фламандец, присоединенный к православной Церкви, архиепископ Петр (Л’Юиллье) французского происхождения, ныне архиерей Американской Православной Церкви, один из крупнейших православных канонистов.

Позднее в Европе был образован еще один экзархат Московской Патриархии — Среднеевропейский, в его состав входили епархии: Берлинская, Дюссельдорфская, Венская, Баден-Баденская. Центром экзархата был Берлин. Должность экзарха в разное время занимали епископ Иоанн Вендланд (1960–1962), епископ Владимир (Котляров) (1967–1970), архиепископ Мелхиседек (Лебедев) (1978–1984) и другие архипастыри.

Экзархами Патриархии в Северной и Южной Америке среди прочих архиереев после митрополита Макария (Ильинского) (1947–1953) были архиепископ Борис (Вик; 1954–1962), архиепископ Иоанн (Вендланд; 1962–1967).

После воссоединения с Матерю Церковью дальневосточных епархий и российской духовной миссии в Китае во главе с архиепископом Виктором (Святиным) в 1946 г. был образован Восточный экзархат, его первым экзархом стал митрополит Нестор (Анисимов). После его ареста советскими властями в 1948 г. новым патриаршим экзархом в 1950 г. был назначен архиепископ Виктор (Святин), вернувшийся в 1955 г. на родину и получивший вскоре после этого назначение на Краснодарскую кафедру. С отъездом архиепископа Виктора российская духовная миссия в Китае прекратила свое существование. В ноябре 1956 г. Святейший Патриарх и Священный Синод определили образовать Китайскую Автономную Православную Церковь. В мае 1957 г. в Москве была совершена хиротония архимандрита Василия (Шуана) во епископа Пекинского, который и получил от священноначалия полномочия архипастырского окормления Китайской Автономной Церкви. В ходе массового коммунистического террора, названного "культурной революцией", православная Церковь в Китае была разгромлена. Епископ Василий (Шуан) скончался 3 января 1962 г. Часть православных священников и мирян выехала на рубеже 50–60-х гг. в Австралию, Соединенные Штаты и другие страны, немногие вернулись на родину в Россию. Оставшиеся же в самом Китае православные русские люди почти все были репрессированы, и многие из них погибли. В настоящее время идет трудный процесс возрождения православия в Китае.

В 1948 г. Русской Православной Церкви властями государства Израиль частично были возвращены владения Русской Православной Церкви, расположенные в Западном Иерусалиме и на территории Израиля, которыми ранее распоряжалась Русская Зарубежная Церковь. В ноябре 1948 г. в Палестину выехал первый состав Духовной миссии во главе с архимандритом Леонидом (Лобанковым). В юрисдикцию Московской Патриархии вернулся тогда Горненский женский монастырь, расположенный на окраине Западного Иерусалима, в то время как Елеонский и Гефсиманский монастыри в Восточном Иерусалиме, в ту пору отошедшем к Иордании, остались в ведении зарубежного Синода. Обязанности начальника русской Духовной миссии в Иерусалиме в разное время исполняли такие видные церковные деятели, как архимандриты Поликарп (Приймак), Никодим (Ротов) и Ювеналий (Поярков).

Архиерейский Собор Русской Православной Церкви, состоявшийся 30–31 января 1990 г., постановил упразднить зарубежные экзархаты.

В 1997 г. за пределами своей канонической территории Русская Православная Церковь имела 6 епархий в Европе и одну в Южной Америке, а также приходы в Соединенных Штатах и Канаде, управляемые викарными епископами. Правящими архиереями зарубежных епархий Русской Церкви были митрополиты Сурожский (с резиденцией в Лондоне) Антоний (Блум), Венский и Австрийский Ириней (Зуземель), архиепископы Аргентинский и Южноамериканский Платон (Удовенко), Берлинский и Германский Феофан (Галинский), Брюссельский и Бельгийский Симон (Ишунин), временно управляющий Гаагской и Нидерландской епархиями, и епископ Корсунский (с резиденцией в Париже) Гурий (Шалимов). На территории Венгрии находится благочиние Московского Патриархата во главе с протоиереем Феризом Берки. Общее число приходов Московского Патриархата в дальнем зарубежье — около 160, кроме того, в ведении находится 2 монастыря и 2 скита в Западной Европе.

* * *

27 июня 1950 г. в Сан-Франциско скончался митрополит всей Америки и Канады Феофил (Пашковский). Новым предстоятелем Американской Церкви был избран преосвященный Леонтий (Туркевич), давний сторонник автономного и в перспективе автокефального статуса Американской Церкви. Он был одним из вдохновителей решений Кливлендского Собора, в свое время энергично противодействовал как более тесному сближению Американской митрополии с Карловацким Синодом, так и ее подчинению Московской Патриархии. При митрополите Леонтии Американская Церковь не только стала фактически автокефальной, произошла ее американизация: она постепенно утратила характер Церкви беженцев и стала одной из многих американских религиозных общин. Все большее число приходов Американской Церкви переходит на английский язык в богослужении; среди прихожан в храмах Американской митрополии преобладают дальние потомки выходцев из Российской империи, из Галиции и Карпатской Руси, родным языком которых является английский. Все более заметную часть ее паствы составляют конвертиты, обращенные в православие американцы, никак не связанные своим происхождением с Россией. При такой переориентации Церкви и столь заметном изменении ее национального состава часть принадлежащих к ней православных, стремящихся сохранить свою русскость и национальное лицо, переходят в зависимости от политических предпочтений либо в карловацкие приходы, либо реже в приходы экзархата Московской Патриархии.

В такой обстановке в 1963 г. по инициативе председателя ОВЦС Московского Патриархата митрополита Никодима (Ротова) начались неофициальные переговоры с епископатом Американской Церкви, официально называвшейся тогда Русско-Православной Греко-Кафолической Североамериканской митрополией, о снятии запрещения в богослужении и нормализации ее канонического статуса. В 1965 г. в Нью-Йорке скончался престарелый 89-летний предстоятель Американской Церкви митрополит Леонтий. Новым митрополитом всей Америки и Канады избран был Ириней (Бекеш). При нем продолжены были переговоры с Московской Патриархией о нормализации взаимоотношений с Церковью Матерью. Одновременно епископат Американской Церкви вступил в контакт с Константинопольским Патриархом Афинагором, предлагая ему предоставить автокефалию Греческой Церкви в Америке, с тем чтобы потом Русская митрополия в Америке присоединилась к новой автокефальной Церкви. Константинопольская Патриархия решительно отказалась обсуждать этот план. После этого в 1969 г. переговоры с Московской Патриархией, осуществлявшиеся через ОВЦС, приняли официальный характер.

31 марта митрополитом Никодимом и митрополитом всей Америки и Канады Иринеем (Бекешем) было подписано достигнутое на переговорах соглашение, в котором определены основные принципы взаимоотношений между Церковью Матерью и ее Американской Дщерью, а также основы будущего автокефального бытия Американской Церкви. В тот же день митрополит Ириней от имени Собора епископов Американского митрополичьего округа обратился к Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Алексию I как своему кириарху с прошением о даровании автокефалии Американской Церкви. После письменного опроса всех архиереев Московского Патриархата Священный Синод ратифицировал соглашение, подписанное митрополитами Никодимом и Иринеем, и принял решение о даровании Православной Греко-Кафолической Церкви в Америке автокефалии, с тем чтобы впредь она именовалась Православной Церковью в Америке.

Особым соглашением был упразднен экзархат Московской Патриархии в Северной Америке, или, точнее сказать, прежний экзархат в Северной и Южной Америке переименован был в Южноамериканский экзархат, и юрисдикция его с тех пор распространялась лишь на южноамериканские страны. В ведении Патриархии остались 30 приходов в Соединенных Штатах и 20 приходов в Канаде, но и они получили право на переход в Православную Церковь в Америке по решению большинства прихожан. С тех пор для управления приходами Московской Патриархии в США и Канаде — стали, как правило, назначаться викарные епископы. В ведении и собственности Русской Православной Церкви сохранился Свято-Никольский собор в Нью-Йорке, который построен в начале XX столетия по благословению и под попечением святого Патриарха Тихона трудами священномученика протопресвитера Александра (Хотовицкого).

Автокефальный статус Православной Церкви в Америке не был признан Константинопольской Церковью и некоторыми другими поместными Церквами.

* * *

10 апреля 1970 г., ровно через 100 лет после создания русской православной миссии в Японии, были нормализованы отношения с Японской Церковью. Преемник святого равноапостольного Николая Японского митрополит Японский Сергий (Тихомиров) неизменно до своей кончины 11 августа 1945 г. хранил верность матери Церкви и оставался в каноническом послушании Московской Патриархии. Между тем в 1939 г. в Японии был издан закон, по которому лишь урожденные японцы могли возглавлять религиозные общины. В связи с этим митрополит Сергий в 1940 г. назначал своим официальным преемником в должности главы Православной японской миссии протоиерея Иоанна (Оно); в марте 1941 г. он был пострижен с именем Николая, а в апреле того же года хиротонисан во епископа Японского в Харбине архиереями, находившимися в ведении Карловацкого Синода; сразу после хиротонии он возвратился в юрисдикцию Московской Патриархии. Официально ушедший на покой митрополит Сергий (Тихомиров) продолжал оказывать помощь епископу Николаю в управлении Японской Церковью.

После поражения Японии в войне она была оккупирована американцами. Посылаемые в Японию Патриархом Алексием I для возобновления нормальных деловых контактов с Японской Церковью епископы Борис (Вик) и Сергий (Ларин) не получили виз на въезд в страну. В этих обстоятельствах группа православных японцев во главе с протоиереем Арсением Ивасавой в апреле 1946 г. провела Собор, на котором решено было подчинить Японскую Церковь Американской митрополии во главе с митрополитом Феофилом. Японскую Церковь возглавил архиепископ Вениамин (Басалыга), присланный из Соединенных Штатов. Несколько приходов сохранили, однако, верность Матери Церкви. Один из них окормлял епископ Николай (Оно), перешедший в 1954 г. в юрисдикцию митрополита Феофила, а в 1956 г. скончавшийся. Оставшиеся верными Московскому Патриархату приходы в 1957 г. были объединены в благочиние во главе с рукоположенным еще архиепископом Николаем протоиереем Антонием Токай.

После нормализации отношений Американской митрополии с Московской Патриархией православная Церковь в Америке отказалась от притязаний на Японскую Церковь, которая вернулась в лоно Матери Церкви, с ней было возобновлено молитвенно-каноническое общение, Японской Церкви дарован был автономный статус. 10 апреля 1970 г. главой Православной Японской Церкви Святейший Патриарх Алексий I и Священный Синод утвердили архиепископа Токийского и митрополита всей Японии Владимира (Нагосского), его преемником стал митрополит Феодосий (Нагашима). Церковь эта немногочисленна, сейчас она насчитывает около 20 000 христиан, столько, сколько она имела в конце подвижнического жития святого равноапостольного Николая. В Токио находится патриаршее подворье, настоятелем которого в настоящее время является протоиерей Николай Кацба.

* * *

На рубеже 60–70-х гг. изменился также статус Константинопольского экзархата — так называемой евлогианской группировки, которую до своей кончины в 1959 г. возглавлял митрополит Владимир (Тихоницкий). Само существование Константинопольского экзархата, включавшего в себя русские приходы Франции и других стран Западной Европы, являлось обстоятельством, осложнявшим взаимоотношения между двумя наиболее влиятельными Церквами в православном мире — Русской и Константинопольской. Московская Патриархия в своих контактах с Константинополем настаивала на возвращении канонически неправомерно захваченных приходов в юрисдикцию Матери Церкви, и в 1965 г. Патриарх Афинагор прекратил юрисдикционную связь с Парижским экзархатом, предложив ему вернуться в лоно Матери Церкви. Но этот путь оказался неприемлемым для большинства евлогиан. И тогда экзархат провозгласил себя временно Автономной Церковью Франции, поставив своей целью в будущем стать Автокефальной Французской Православной Церковью. Константинопольская Патриархия, отказавшись от юрисдикции над этим самочинным автономным образованием, сохранила с ним молитвенно-евхаристическое общение. После смерти Патриарха Афинагора Патриарх Димитрий в 1971 г. вновь принял Парижскую епархию в юрисдикцию Константинопольской Церкви, но уже не в качестве русского экзархата, а как Русскую Православную архиепископию Западной Европы, ныне ее возглавляет архиепископ Эвкарпийский Сергий (Коновалов). Несмотря на русские корни этой епархии и русское происхождение значительной части ее духовенства, она в течение последних десятилетий утрачивает былую связь с Россией, когда у большинства духовенства и паствы сохранялось русское самосознание. В 90-е гг. это во многом уже православная Церковь натурализовавшихся французов с широким употреблением французского языка в богослужении, в проповеди, с преподаванием на французском языке в ведущей духовной школе епархии — Свято-Сергиевском богословском институте. В состав епархии входят и обращенные в православие французы, и люди других национальных корней. Эта Церковь по существу дела в такой же мере галлицизирована, в какой американизуется и Православная Церковь в США. Русская православная архиепископия Константинопольского Патриархата имеет несколько приходов и за пределами Франции, в других западноевропейских странах.

* * *

Эмигрантский характер стойко сохраняли в русской диаспоре в послевоенный период лишь приходы Московского Патриархата и Русской Зарубежной Церкви. В первые послевоенные десятилетия к Зарубежной Церкви принадлежало до полумиллиона пасомых. По причине ассимиляции русских эмигрантов в странах рассеяния, вследствие смешанных браков паства Зарубежной Церкви сокращалась и в настоящее время насчитывает около 300 000 человек, рассеянных по разным странам и континентам. После крушения фашизма и переезда зарубежного Синода в 1950 г. в Джорданвиль, иерархия Зарубежной Церкви меняет акценты в своей политической ориентации. Если ранее, при митрополите Антонии, и потом, во время второй мировой войны, карловчане ориентировались на крайне правые политические круги, выступали как последовательные русские националисты, всячески подчеркивали свой монархизм, позволяли себе антизападные, антиамериканские выпады, отождествляли большевизм с масонством, то в Америке эта тенденция хотя и сохранилась, но стала маргинальной даже и в карловацкой печати; ведущий идеолог зарубежной Церкви протопресвитер Георгий Граббе в 50–60-х гг. выступал уже скорее как апологет США и американской политики. Главной темой его обличений архипастырей Русской Православной Церкви становится обвинение их в том, что они, поддаваясь советской пропаганде, допускают антиамериканские, антизападные заявления. Вот, например, типичный пассаж из его печатных трудов: "В своей речи Патриарх говорил о непрестанной работе всех исповеданий в СССР в пользу мира и в то же время сделал отнюдь не мирный клеветнический выпад против Запада"857.

В этом протопресвитер Граббе видит проявление апостасии, которая делает невозможным признание каноничности Московской Патриархии. Под влиянием Г. Граббе архиерейский Собор Русской Православной Церкви за границей, состоявшийся в Джорданвиле в 1959 г., определил формулу присяги, которую должны принимать клирики, переходившие из Московской Патриархии в юрисдикцию зарубежного Синода: "Я, нижеподписавшийся, бывший клирик Московской Патриархии, рукоположенный... (таким-то епископом, там-то и тогда-то) прошу о принятии меня в состав клира Русской Православной Церкви за границей. Искренно сожалею о своем пребывании в клире Московской Патриархии, находящейся в союзе с богоборческой властью. Отметаю все беззаконные действия Московского священноначалия в связи с поддержкой им богоборческой власти и обещаю впредь быть верным и послушным законному священноначалию Русской Зарубежной Церкви"858. Не все члены Зарубежной Церкви разделяли позицию протопресвитера Георгия Граббе, например владыка Иоанн (Максимович), в последние годы жизни архиепископ Сан-Францисский и Западноамериканский. Он был аскетом, молитвенником, благотворителем и, по вере своих почитателей, прозорливцем и чудотворцем. Архиепископ Иоанн старался держаться подальше от политических дрязг, любил Россию и родной ему русский народ; в своей жизни он много пострадал от церковных политиканов, подобных Г. Граббе, которого ныне здравствующий епископ Зарубежной Церкви Митрофан (Зноско), тоже много пострадавший от его интриг, назвал "чиновником в рясе"859.

27 мая 1964 г. ушел на покой глава Зарубежной Церкви митрополит Анастасий (Грибановский), архиерей дореволюционного поставления, сохранив за собой почетное председательство в Синоде. 22 мая 1965 г. в возрасте 92 лет митрополит Анастасий скончался. Преемником, новым первоиерархом Русской Православной Церкви за границей был избран младший по хиротонии среди архиереев Зарубежной Церкви митрополит Филарет (Вознесенский), сын возвратившегося в 1946 г. из Китая на родину архиепископа Хайларского Димитрия. Оставаясь в Китае, архимандрит Филарет был настоятелем одного из монастырей в Харбинской епархии, находился в юрисдикции Московской Патриархии и только после выезда из Китая в конце 50-х гг. перешел в юрисдикцию Зарубежной Церкви. Избрание первоиерархом мало известного прежде архиерея способствовало пребыванию у кормила церковных дел правителя канцелярии Г. Граббе. О ситуации в Зарубежной Церкви в первые годы предстоятельства митрополита Филарета епископ Митрофан (Зноско) писал так: "Ушел на покой авва Анастасий, старец мудрый, великий иерарх Церкви Российской. На его место избран архиерейским Собором владыка Филарет — самый младший по хиротонии епископ, ставший пленником отца и сына* (по выражению покойного архиепископа Тихона Сан-Францисского) без Духа Святого и группы его молодежи"860.

В 60-х гг., после вступления в ВСЦ Русской Православной Церкви, в полемических выступлениях карловчан против Московской Патриархии появляется новая тема — обвинение ее в экуменической ереси. Конечно, и раньше карловацкие священнослужители и миряне не отличались экуменическими настроениями, но та риторическая непримиримость к инославному миру, которая столь остро характеризует позицию зарубежного Синода в три последних десятилетия, не была свойственна ему в довоенные и первые послевоенные годы, что, впрочем, не мешало и не мешает Зарубежной Церкви получать финансовую помощь от ВСЦ, которая оказывается ей как Церкви беженцев. Русская Зарубежная Церковь, пережив угрозу распада, перед которой она стояла в первое время после второй мировой войны, теперь старается подчеркнуть свое национальное русское лицо, свою верность традициям старой царской России.

С этих пор в полемике против священноначалия Русской Православной Церкви карловчане стали выдвигать три главных обвинения: в непочитании мучеников или даже клевете на них (под клеветой подразумевались вынужденные заявления некоторых иерархов о том, что священнослужители подвергались судебным преследованиям по обвинениям в политических преступлениях,— заявления, формально правильные, но могущие быть неверно понятыми, будто мученики и исповедники действительно совершали политические преступления, и пострадали не за веру), в так называемом "сергианстве" и, наконец, в экуменической ереси.

В 1965 г. зарубежный Синод причислил к лику святых отца Иоанна Кронштадтского, а вскоре и блаженную Ксению Петербургскую, что благоприятно повлияло на отношение православных людей внутри России к Зарубежной Церкви.

В 1971 г. состоялся Собор епископов Зарубежной Церкви. Собор решил создать комиссию по подготовке канонизации императора Николая II, его семьи и всех новомучеников и исповедников Российских. Состоявшаяся в 1981 г. канонизация новомучеников во главе с императором Николаем II, была проведена без тщательных предварительных исследований обстоятельств жизни и кончины прославленных лиц. В числе канонизированных оказались лица неправославного исповедания: протестантка гофлектриса Е. Шнейдер и католик А. Трупп. Тем не менее большинство православных людей в России вполне сочувствовали самому факту канонизации, потому что почитание новомучеников и новых исповедников в России никогда не прекращалось, хотя в условиях советского режима не носило официального церковного характера. Собор 1971 г. призвал также заканчивать официальные эмигрантские встречи и конференции пением национального гимна "Боже, царя храни". Собор объявил незаконной автокефалию Православной Церкви в Америке, полученную от Московской Патриархии. Всякое общение с этой Церковью было воспрещено для клириков и мирян Зарубежной Церкви. Собор постановил также, что все западные христиане, как еретики, впредь могут присоединяться к православной Церкви только через крещение; такое решение обозначает возвращение к практике, которая в Русской Церкви существовала только в XVII в.— от Собора 1620 г. до Патриарха Никона.

В 1971 г. Русская Православная Церковь за границей включала в свой состав 6 епархий в Соединенных Штатах, 1 в Канаде, 3 в Южной Америке, 4 в Западной Европе и 1 в Австралии, а также духовную миссию в Иерусалиме с подчиненными ей монастырями и скитами на Святой земле и приходы в странах Северной Африки и в ЮАР. Епископат Зарубежной Церкви насчитывал помимо первоиерарха-митрополита 12 епархиальных, 7 викарных епископов и 4 архиерея на покое. В состав Синода, помимо предстоятеля-первоиерарха входили заместитель предстоятеля архиепископ Вашингтонский Никон (Рклицкий), члены Синода архиепископы Чикагский Серафим, Монреальский Виталий (ныне первоиерарх) и секретарь Синода епископ Манхеттэнский Лавр.

Значительным событием в жизни Зарубежной Церкви стал III Собор епископов, духовенства и мирян, состоявшийся в сентябре 1974 г. в монастыре Святой Троицы в Джорданвиле. С приветственным посланием к Собору обратился Святейший Патриарх Пимен. В послании Патриарха, проникнутом духом христианской любви, не было и малейшего намека на политические требования и условия, которые ранее, от Патриарха Тихона до Патриарха Алексия I, содержались в официальных документах Патриархии, связанных с Зарубежной Церковью. "Русская Православная Церковь ничего не имеет против своих чад, порвавших с ней,— говорилось в послании Патриарха Пимена.— Однако она почитает своим долгом напомнить тем из своих чад, которые вооружились на нее, что они вступили на дорогу духовных опасностей... вражды и ненависти, которые истребляют духовную благодать... Возлюбленные братья и сестры, чада Церкви, мы молим Бога, Благодатного и Всемилостивого, чтобы Он внушил всем не отвергать этого призыва к миру и любви"861. Ответом Карловацкого центра на призыв к примирению, с которым обратилось священноначалие Матери Церкви, явилось "Заявление первоиерарха Русской Зарубежной Церкви по поводу послания Патриарха Пимена", помещенное в сентябрьском номере "Православной Руси" за 1974 г. В этом заявлении митрополит Филарет с гневом отворачивался от руки, протянутой ему Матерью Церковью: "Настоящее послание отличается от прежних только тем, что не содержит абсурдных призывов к выражению лояльности советскому правительству... Свободная часть Русской Православной Церкви,— говорилось далее в "Заявлении" митрополита Филарета,— никогда не признавала и не признает... иерархов, контролируемых врагами Церкви... в качестве законной церковной власти России"862.

В "Послании православному русскому народу на Родине", с которым обратился Собор, содержалось признание малочисленности катакомбной Церкви в России, о которой ранее в карловацких документах часто говорилось как о Церкви большинства православных русских людей, а к катакомбникам, имеющим благодать священства, причислялись в "Послании" и те священники Московского Патриархата, которые без регистрации крестят и отпевают, кто занимается запрещенной советским законодательством катехизацией. В "Послании" Собора делаются ссылки на критические высказывания А. И. Солженицына из его "Великопостного" письма Патриарху Пимену 1972 г., в то же время в этом документе умалчивается то обстоятельство, что, обращаясь к III Собору Зарубежной Церкви, А. И. Солженицын заявил, что, несмотря на несогласие с политическими декларациями некоторых епископов Московской Патриархии, он остается ее духовным сыном и что не в пример карловчанам он, "пересеча границу, утратил право говорить" слова укора, с которыми он обращался к Патриарху, находясь в Советском Союзе863. III Собор составил "Обращение к Американской Автокефальной Церкви", в котором призвал ее начать поиски путей сближения, предлагал в качестве модели взаимоотношений то положение, какое существовало с 1936 по 1946 г., когда Американская митрополия подчинялась Карловацкому Синоду. Помимо подчинения зарубежному Синоду, III Собор ставил условием возобновления общения прекращение всяких сношений с Московской Патриархией, которую Собор объявил безблагодатной.

10 августа 1983 г. архиерейский Собор Зарубежной Церкви издал окружное послание, главной темой которого является экуменическая ересь. В этом послании содержится постановление о внесении анафематствования экуменической ереси в чин православия, а поскольку одно только участие во Всемирном Совете Церквей квалифицируется как экуменическая ересь, то, по логике этого документа, анафематствованы все поместные православные Церкви, ведь все они состоят в ВСЦ.

Митрополит Филарет (Вознесенский) скончался в 1985 г., его преемником в должности первоиерарха и председателя зарубежного Синода стал митрополит Виталий (Устинов). Перемена в высшем управлении Зарубежной Церковью совпала с началом преобразований в Советском Союзе, которые в конечном счете привели к его распаду и падению коммунистического режима. Многим и внутри России, и в диаспоре, в том числе и в пастве Карловацкой Церкви, казалось, что поскольку исходной причиной разделения послужили политические события — установление коммунистической диктатуры в России, то с ее падением падет и средостение, разделяющее Мать Церковь и ее отделившуюся часть за рубежом. Но надежды эти пока далеки от осуществления: в епископате и Синоде Зарубежной Церкви возобладали не примирительные, а агрессивные настроения по отношению к Московской Патриархии. У некоторых иерархов возникла надежда, что с падением советского режима падет и авторитет Патриархии в верующем народе и церковная власть в России перейдет к епископам-эмигрантам, не имевшим ничего общего с режимом. Другие противодействовали сближению, вероятно, из вполне беспринципного стремления к сохранению свой фактической самостоятельности и независимости при отсутствии каких бы то ни было канонических оснований для автокефального бытия церковного образования, не имеющего своей определенной территории и рассеянного по всему миру.

10 августа 1988 г. зарубежный Синод ответил на вполне аргументированное, открытое, братское послание Поместного Собора 1988 г., адресованное русской православной диаспоре, заявлением, в котором выразил уверенность, что недалек тот час, когда советский режим падет, "и только тогда кончится самостоятельное существование Зарубежной Церкви"864. Высокомерный, менторский тон по отношению к Московской Патриархии выразительно говорит о нравственном уровне составителей документа; утверждение о том, что в тюрьмах и лагерях умирают исповедники веры, в ту пору было уже несомненным анахронизмом. И все-таки это заявление давало основание надеяться на близкое воссоединение карловчан с Матерью Церковью. Однако, когда Русская Православная Церковь стала ничуть не менее свободной, чем Зарубежная Церковь в странах расения, "самостоятельное существование Зарубежной Церкви" вовсе "не кончилось", как это было обещано, зарубежный Синод даже ужесточил тон своих нападок на Патриархию и предпринял действия, подорвавшие надежды на диалог, ведущий к нормализации взаимоотношений между Матерью Церковью и Церковью русской диаспоры.

В мае 1990 г. архиерейским Собором Зарубежной Церкви было принято беспрецедентное решение об открытии приходов и епархий на канонической территории Московского Патриархата. В послании архиерейского Собора по этому поводу, датированном 16 мая 1990 г. (выбрано было время междупатриаршества в России), среди прочего говорилось: "Стоит перед нами и следующий вопрос: может ли иерархия Русской Православной Церкви за границей иметь своих епископов в России, на Русской земле? Мы думаем и верим, что не только может, но и должна. Ведь Русская земля не является для русских епископов территорией чужой автокефальной Церкви"865. Этим актом зарубежная иерархия обнаружила свой раскольнический характер и вызвала единственно возможную реакцию со стороны духовенства и паствы Русской Церкви. Даже у тех мирян и клириков, кто сочувствовал ранее Зарубежной Церкви, разделяя ее политическую идеологию, действия зарубежной иерархии вызвали протест, а открываемые ею приходы наполнились не идейными антикоммунистами, как, может быть, рассчитывали в Джорданвиле, но мелочными скандалистами, раздорниками и авантюристами. С самого начала устроения приходов в России и других странах, входящих в каноническую территорию Русской Православной Церкви, многие клирики за рубежом не одобряли этого опрометчивого шага. Не было согласия по этому вопросу даже и среди епископов Зарубежной Церкви. Так, епископ Митрофан (Зноско) писал: "Данная возможность организации там приходов Русской Зарубежной Церкви не является ли одним из хорошо продуманных путей в борьбе с Церковью вообще и дискредитации Русской Православной Церкви зарубежья, которую многие отечественные иерархи и верующий народ воспринимали как хранительницу чистоты Христова Благовестия, как путеводную для себя звезду? Нет ли тут расчета предержащей власти на возникновение в церковной ограде новых провокаций, ссор, вплоть до раскола в доселе единой Церкви Российской?"866

Слова епископа Митрофана о взаимоотношениях между Зарубежной Церковью и Московским Патриархатом, хотя они сказаны с позиций Зарубежной Церкви и не лишены односторонности: "Помочь нашей страждущей Церкви — это не только наша задача, это наш долг. Мы имели бы полное право и нравственное основание резко обличать и даже судить подъяремных иерархов страждущей Матери Церкви, если бы сами, пройдя на их долю выпавшие испытания, вышли из них совершенно чистыми. Наш долг скорбеть о их немощах и молиться за них. Там ожидают, ибо в этом нуждаются, воссоединения Русской Зарубежной Церкви с Церковью Российской. Уверен в том, что о воссоединении говорить еще рано, но не приспело ли время для встреч, как говорят, на всех уровнях"867.

В настоящее время в Германии проводятся регулярные встречи между представителями Русской Православной Церкви во главе с архиепископом Берлинским и Германским Феофаном (Галинским) и клириками Зарубежной Церкви во главе с архиепископом Марком (Арендтом).

* * *

С окончанием войны все епископы Украинской Автокефальной Православной Церкви (УАПЦ), за исключением престарелого "митрополита" Феофила (Булдовского), и большая часть клириков эмигрировали, обосновавшись главным образом в США и Канаде. Оставленные ими приходы воссоединились с Матерью Церковью.

Лжемитрополит Поликарп (Сикорский) обосновался вначале в Германии, потом во Франции, под Парижем, откуда он осуществлял руководство Украинской Автокефальной Православной Церковью, бульшая часть клириков и паствы которой постепенно переместилась на Американский континент. Поликарп (Сикорский) скончался в 1953 г. в своей резиденции в Оле-су-Буа под Парижем. Состоявшийся в 1947 г. в немецком городе Ашаффенбурге Собор епископов УАПЦ командировал самого энергичного из своих "архиереев" — Мстислава Скрыпника в Америку для ведения переговоров с самосвятским лжемитрополитом в Америке Иоанном (Теодоровичем). Переговоры эти закончились соединением с Теодоровичем, правда, после того как он был "рукоположен" экзархом Александрийского Патриархата. В 1947 г. Мстислав (Скрыпник) получил титул архиепископа Винницкого и Канадского, потом в 1950 г.— архиепископа Ньюйоркского, а в 1971 г.— митрополита Филадельфийского и главы УАПЦ за границей. В общении с митрополитом Мстиславом находилась и Украинская греко-православная Церковь в Канаде во главе с лжемитрополитом Василием.

Существуют еще две эмигрантские украинские Церкви, которые, однако, с тремя названными выше общения не имеют. Это так называемая "УАПЦ соборноправная", откровенно пренебрегающая канонами и не стремящаяся к общению с каноническими православными Церквами, и Украинская православная церковь в Америке во главе с епископом Богданом (Шпилько), состоящая в юрисдикции Константинопольской Патриархии. Та и другая церковные организации крайне малочисленны.

Иерархи украинских Автокефальных Церквей в Северной Америке искали сближения с Константинопольской Патриархией, чтобы получить от нее признание своего статуса. Однако, после того как 18 июля 1988 г. Константинопольский Патриарх Димитрий I обратился с посланием к "блаженнейшему киру Мстиславу, возлюбленному брату во Святом Духе и сослужебнику нашей мерности, митрополиту Украинской Православной Церкви в США", в котором поздравил его с 1000-летием "Крещения Украины", у автокефалистов появились некоторые надежды.

В 1989 г. украинские автокефалисты перенесли центр своей деятельности на Украину; оставшиеся же за границей автокефалистские епископы, по существу дела преемственно связанные с самосвятами, были приняты в общение Константинопольской Патриархией и вошли в ее юрисдикцию. Этим канонически незаконным актом Константинопольская Патриархия создала еще одну проблему в своих отношениях с Русской Православной Церковью.


Примечания

776. Евлогий. Путь моей жизни. С. 361, 363.

777. Антоний (Храповицкий). Письма. С. 81.

778. Евлогий. Путь моей жизни. С. 370.

779. Акты. С. 175.

780. Антоний. Письма. С. 83–84.

781. Евлогий. Путь моей жизни. С. 397.

782. Там же.

783. Никон (Рклицкий). Жизнеописание блаженнейшего Антония. Т. 6. С. 31.

784. Евлогий. Путь моей жизни. С. 397.

785. Новое время. 1 марта 1922 г. № 254.

786. Антоний. Письма. С. 86.

787. Евлогий. Путь моей жизни. С. 402.

788. Антоний. Письма. С. 86.

789. Никон (Рклицкий). Жизнеописание блаженнейшего Антония. Т. 7. С. 35.

790. Там же. С. 37.

791. Евлогий. Путь моей жизни. С. 616.

792. Там же. С. 453.

793. Никон (Рклицкий). Жизнеописание блаженнейшего Антония. Т. 6. С. 166–167.

794. Граббе. Правда о Русской Церкви. С. 198.

795. Там же.

796. Никон (Рклицкий). Жизнеописание блаженнейшего Антония. Т. 6. С. 164–165.

797. Цит. по: Поспеловский. Русская Православная Церковь. С. 126.

798. Там же.

799. Стратонов И. А. Русская церковная смута (1921–1931) // Из истории христианской Церкви на родине и за рубежом в ХХ столетии. М., 1995. С. 123.

800. Поспеловский. Православная Церковь в истории Руси, России и СССР. М., 1996. С. 238.

801. Рар. Плененная Церковь. С. 22–23.

802. Церковный вестник. 1927. № 3. С. 4–5.

803. Евлогий. Путь моей жизни. С. 619–620.

804. Никон (Рклицкий). Жизнеописание блаженнейшего Антония. Т. 7. С. 218–219.

805. Там же.

806. Антоний. Письма. С. 106–107.

807. Евлогий. Путь моей жизни. С. 598–599.

808. Там же. С. 623.

809. Архив ОВЦС.

810. Там же.

811. Евлогий. Путь моей жизни. С. 623.

812. Там же. С. 625–626.

813. Там же. С. 627.

814. Там же. С. 623.

815. Архив ОВЦС.

816. Там же.

817. Евлогий. Путь моей жизни. С. 627.

818. Антоний. Письма. С. 238.

819. Евлогий. Путь моей жизни. С. 394.

820. Акты. С. 309.

821. Цит. по: Поспеловский. Русская Православная Церковь. С. 247.

822. Антоний. Письма. С. 114.

823. Евлогий. Путь моей жизни. С. 630.

824. Там же. С. 632.

825. Там же.

826. Антоний. Письма. С. 258–262.

827. Цит. по: Цыпин. История. С. 214.

828. Евлогий. Путь моей жизни. С. 643.

829. Поспеловский. Русская Православная Церковь. С. 249.

830. Там же. С. 250.

831. Цит. по: Антоний. Письма. С. 19.

832. Там же. С. 22.

833. Евлогий. Путь моей жизни. С. 39–40.

834. Зеньковский Василий, прот. Пять месяцев у власти. Воспоминания. М., 1995. С. 210–211.

835. Антоний. Письма. С. 129.

836. Деяния Второго всезарубежного Собора. Белград, 1939. С. 490–550.

837. Цит. по: Троицкий. О неправде. С. 95.

838. Поспеловский. Русская Православная Церковь. С. 203.

839. Там же. С. 224.

840. Правда о религии. С. 290–292. (вкладыш).

841. Евлогий. Путь моей жизни. С. 664.

842. Там же. С. 665.

843. Там же. С. 666.

844. Церковная жизнь. 1 апреля 1942 г. № 4. С. 51.

845. Граббе. Правда о Русской Церкви. С. 189.

846. Поспеловский. Русская Православная Церковь. С. 219.

847. Григорий (Граббе), еп. Завет святого Патриарха. М., 1996. С. 333.

848. Евлогий. Путь моей жизни. С. 667–668.

849. Там же. С. 666–667.

850. ЖМП. 1945. № 9. С. 9–12.

851. Там же. С. 13.

852. Там же. С. 5–6.

853. Троицкий. О неправде. С. 98.

854. Там же.

855. Цит. по: Граббе. Правда о Русской Церкви. С. 147.

856. Цит. по: Поспеловский. Русская Православная Церковь. С. 252.

857. Граббе. Правда о Русской Церкви. С. 156–157.

858. Поспеловский. Русская Православная Церковь. С. 239.

859. Митрофан, еп. Хроника одной жизни. М., 1995. С. 281.

860. Там же. С. 312.

861. Цит. по: Поспеловский. Русская Православная Церковь. С. 235.

862. Православная Русь. 1974. № 17. С. 1.

863. Там же. 28 сентября 1974 г. № 18.

864. Русская мысль. 2 сентября 1988. С. 12.

865. Русская Православная Церковь в советское время. Кн. 2. С. 385–386.

866. Митрофан. Хроника. С. 358.

867. Там же.

1, 2, 3