2. Конституционный кризис 1993 г.

Активизация оппозиционных сил. Беловежские соглашения 8 декабря 1991 г., их ратификация Верховным Советом РСФСР 12 декабря и отказ Горбачёва от поста Пре-зидента СССР 25 декабря 1991 г. завершили распад СССР. Ещё ранее, 6 ноября 1991 г. указом президента РСФСР Б.Н.Ельцина была запрещена деятельность КПСС и Россий-ской компартии на территории республики.

С начала 1993 г. стали резко активизироваться оппозиционные политике "либера-лизации экономики" политические силы. 13 февраля 1993 г. близ Москвы состоялся вос-становительный съезд Коммунистической партии РФ. Лидером партии был избран Г.А.Зюганов.

Через 10 дней, 23 февраля 1993 г. в Москве состоялся митинг оппозиционных правительству сил, организованный Фронтом национального спасения, компартией и другими организациями. Оппозиция стала играть заметную роль в политическом разви-тии общества.

Поправки к Конституции. Заложенная в конце "перестройки" система власти противоречиво сочетала черты советской и парламентской демократии: всевластие Съез-да народных депутатов при декларировании разделения властей. Это заставило вносить в действующую Конституцию СССР изменения.

За 1990-1992 гг. в текст советской Конституции 1977 г. было внесено около 300 поправок. Съезд народных депутатов РСФСР внёс в действующую Конституцию также несколько десятков поправок, главной целью которых было всемерное расширение пол-номочий съезда и Верховного Совета в ущерб власти Президента.

Главная поправка была внесена VII съездом в декабре 1992 г. Она гласила: «Выс-шим органом государственной власти Российской Федерации является Съезд народных депутатов, который правомочен принять к своему рассмотрению и решить любой вопрос, отнесённый к ведению Российской Федерации». Другой поправкой Съезд наделил себя правом приостанавливать действие указов президента и отменять постановления Советов министров автономных республик. Президент Ельцин не согласился с этими поправками, заявив, что он присягал в верности не этим поправкам, а прежней Конституции.

Подготовка проекта новой Конституции. Возникшие противоречия была при-звана устранить новая Конституция России. Однако в Конституционной комиссии, пред-седателем которой был президент Б.Н.Ельцин, а его заместителем – председатель Вер-ховного Совета Р.И.Хасбулатов, столкнулись противоположные позиции. Многие члены комиссии (причём, из числа бывших соратников Ельцина), считали, что его предложения направлены к установлению режима личной власти и противоречат демократии. Спор-ным был и вопрос, кто должен принимать новую Конституцию: Съезд народных депута-тов или специальное Конституционное совещание? Второе предложение вообще не име-ло прецедентов в нашей истории.

Все противоборствующие силы (прежде всего Б.Н.Ельцин, А.В.Руцкой и Р.И.Хасбулатов) ссылались на волеизъявление избирателей, от которых они получили свои полномочия. Работа над проектом Конституции зашла в тупик.

VIII Внеочередной Съезд народных депутатов. Начавшийся 10 марта 1993 г. VIII (внеочередной) Съезд народных депутатов РФ обозначил начало нового витка на-пряжённости в отношениях между законодательной и исполнительной властью.

На этом съезде были приняты важные решения: в Конституцию были включены поправки, подготовленные ещё VII съездом в декабре предыдущего года, серьёзно ограничивавшие права президента. В последний день работы съезда, 13 марта 1993 г., Съезд отказался от соглашений, достигнутых в декабре 1992 г., и отменил назначенный на 11 апреля (и готовящийся президентской администрацией) референдум о доверии президенту и съезду и об основных принципах новой конституции.

20 млн руб., предназначенных прежде для проведения референдума, было решено направить на нужды социальной защиты и обустройства военнослужащих. Были приня-ты и другие решения, в частности о соблюдении конституции высшими органами госу-дарственной власти и должностными лицами.

Важнейшим политическим итогом съезда стало реальное подчинение всех ветвей власти в России Съезду и Верховному Совету.

Обращение Б.Н.Ельцина к гражданам России. В ответ на решения Съезда на-родных депутатов президент России Б.Н.Ельцин 20 марта 1993 г. выступил с телевизи-онным обращением к народу, в котором охарактеризовал суть политической ситуации в стране как глубокое противоречие «между народом и прежней большевистской антина-родной системой».

Он обвинил съезд в попытке обмануть народ, заявил, что «трагическим итогом съезда стало ослабление власти, ослабление России», утверждал, что решениями Съезда «разделение властей как принцип Конституции фактически ликвидируется. Сняты по-следние барьеры на пути всевластия Съезда». Ельцин обвинил Конституционный суд, который, по его мнению, «в этой критической ситуации до сих пор не занял приниципи-альной позиции». VIII съезд, делал вывод президент, «позволил руководству Верховного Совета фактически запустить маховик антиконституционного переворота». В этих усло-виях, утверждал Б.Н.Ельцин, «президент вынужден взять на себя ответственность за судьбу страны».

Ельцин сообщил, что подписал указ (указ № 379) "Об особом порядке управления до преодоления кризиса власти", которым на 25 апреля назначал общенародное голосование о доверии президенту и вице-президенту, а также о проекте новой конституции. В случае поддержки гражданами президента и вынесенных им на голосование конституционных документов они немедленно вступают в силу, а Съезд и Верховный Совет лишаются своих полномочий. Практически это была попытка ввести в стране новый режим управления без одобрения его народом.

Усиление противостояния. Не успела отзвучать в эфире телевидения запись вы-ступления президента, как на экранах появились председатель Конституционного суда В.Д.Зорькин, первый вице-спикер Верховного Совета Ю.М.Воприн (Хасбулатов нахо-дился в то время в Алма-Ате), генеральный прокурор В.Г.Степанков и вице-президент А.В.Руцкой. Они публично осудили заявление и указ президента как антиконституцион-ные, обвинили Ельцина в совершении государственного переворота.

На следующий день, 21 марта Президиум Верховного Совета постановил созвать заседание Верховного Совета и принял обращение "К гражданам Российской Федера-ции". Верховный Совет, собравшийся в тот же день, оценил обращение Ельцина к граж-данам России как покушение на конституционные основы российской государственности и постановил обратиться в Конституционный суд с запросом о проверке конституцион-ности действий президента, а также к генеральному прокурору России с предложением рассмотреть вопрос об ответственности всех должностных лиц, принимавших участие в подготовке обращения президента РФ.

22 марта Конституционный суд признал обращение президента к гражданам Рос-сии от 20 марта неконституционным. Конституционный суд вынес решение: президент нарушил девять статей Конституции.

Хитрость президентской команды состояла, однако, в том, что указ Президента, "озвученный" 20 марта, был опубликован только 24 марта 1993 г. При этом некоторые пункты, осуждённые Конституционным судом, уже отсутствовали в печатном варианте (были сознательно убраны из окончательного текста указа).

Несостоявшийся импичмент. Через 13 дней после завершения работы VIII вне-очередного Съезда народных депутатов, 26 марта 1993 г. в Москве начал свою работу новый внеочередной IX Съезд. Он квалифицировал действия президента Ельцина, пред-принятые 20 марта, как попытку государственного переворота. На рассмотрение Съезда был поставлен вопрос об отстранении (импичменте) президента от должности на основа-нии обвинения в совершении государственного переворота.

Чтобы отправить президента в отставку, требовалась поддержка ¾ депутатов Съезда. Одновременно Хасбулатов фактически спровоцировал постановку вопроса о до-верии к самому себе. Для отставки председателя Верховного Совета нужны были голоса ½ депутатов плюс один голос. За этим шагом Хасбулатова стоял точный политический расчёт, ибо ещё в декабре 1992 г. он убедился, что его поддерживает большинство депу-татов.

В ходе голосования предложение об импичменте президента Ельцина не набрало необходимого большинства голосов. За отрешение Ельцина от власти проголосовали 617 депутатов (противники Ельцина недобрали всего около 30 голосов).

Не прошло и предложение о недоверии председателю Верховного Совета. Против Хасбулатова проголосовали 268 депутатов, и он тоже остался председателем Верховного Совета.

Таким образом, острейшая политическая борьба закончилась очередным зыбким компромиссом: одновременно признавалось недействительным обращение президента от 20 марта и в то же время на 25 апреля назначался референдум о доверии президенту.

Всероссийский референдум. 25 апреля 1993 г. состоялся референдум по четырём вопросам:

1. Доверяете ли Вы Президенту Российской Федерации Ельцину?

2. Одобряете ли вы социально-экономическую политику, осуществляемую Прези-дентом РФ и правительством РФ с 1992 г.?

3. Считаете ли вы необходимым проведение досрочных выборов Президента РФ?

4. Считаете ли вы необходимым проведение досрочных выборов народных депу-татов РФ?

В процессе подготовки референдума сторонниками Ельцина была организована беспрецедентная кампания по обработке общественного мнения. Все средства массовой информации призывали избирателей голосовать по схеме: «да»–«да»–«нет»–«да».

В голосовании приняли участие 69 млн человек, или 64,2 % всех имевших право голоса [имели право голоса 107 млн. человек]. Политической сенсацией стала не только поддержка президента, но и одобрение его социально-экономического курса! По итогам референдума, доверяли президенту 58,7 % из числа голосовавших [реально немногим более 40 млн. человек, т.е. всего 37,4 % от числа избирателей], не доверяли – 39,2 %; одобряли социально-экономическую политику президента и правительства 53 % [реаль-но только 36 млн. человек, или 33,6 %], не одобряли – 44,6 %; считали необходимым проведение досрочных выборов президента 31,7 % избирателей, принявших участие в референдуме.

Итак, на всероссийском референдуме 25 апреля 1993 г. большинство голосовав-ших высказалось против проведения досрочных выборов президента и народных депута-тов, за доверие президенту, в поддержку проводимой им политики.

Таким образом, президент одержал важную победу. Вместе с тем настораживало, что доверяли президенту только 37,4 % избирателей (40 млн человек из 107 млн), а одоб-ряли политику президента и правительства только 33,6 % (36 млн. чел. из 107 млн)!! Итоги референдума не привели к ослаблению политических противоречий в стране.

Конституционный кризис. 30 апреля в "Известиях" был опубликован президент-ский вариант Конституции. Разница между президентским и ранее опубликованным пар-ламентским вариантами касалась двух основных вопросов. Во-первых, должна ли Россия быть республикой по преимуществу президентской (как следовало из проекта президен-та) или парламентской (как следовало из проекта Верховного Совета). Во-вторых, реши-тельно отличались процедуры принятия новой Конституции. У президента её предстояло доработать на Конституционном совещании, а затем вынести на референдум. По проекту Верховного Совета, Конституцию должен был принимать прежде всего Съезд народных депутатов, и только с его согласия можно было провести референдум о принятии новой Конституции.

20 мая 1993 г. без согласования со съездом народных депутатов был издан прези-дентский указ о создании Конституционного совещания для обсуждения проектов кон-ституции.

Действия Ельцина вызвали резкое выступление Хасбулатова. 29 мая в газете "Со-ветская Россия" он обвинил Ельцина в попытке "попробовать под шумок всё-таки про-тащить диктаторскую Конституцию, практически разогнав и уничтожив представитель-ную власть".

Федеративный договор. Ещё до референдума, 31 марта 1992 г. в Москве был подписан Федеративный договор между федеративными органами государственной вла-сти РФ и органами власти суверенных республик в её составе. Представители двух авто-номных республики – Татарстана и Чечни – не участвовали в подписании договора.

Федеративный договор предоставлял республикам в составе РФ широкие права в экономической, политической и социальной сферах. Согласно статье 3-й договора, «рес-публики (государства) в составе Российской Федерации обладают всей полнотой госу-дарственной... власти на своей территории, кроме тех полномочий, которые переданы (отнесены) в ведение федеральных органов... Территория и статус республики... не могут быть изменены без её согласия».

Договор объявлял республики «самостоятельными участниками международных и внешнеэкономических отношений». Достоянием (собственностью) народов, прожи-вающих на территории соответствующих республик, являются земля и её недра. Особо оговаривалось, что федеральные органы могут ввести чрезвычайное положение в рес-публиках только после предварительного согласия их государственных органов.

Политическая обстановка в стране. 14 апреля 1993 г. в Военной коллегии Верховного суда начались слушания по делу членов Государственного комитета по чрезвы-чайному положению (ГКЧП) и ряда других лиц, обвиняемых в измене Родине в форме заговора с целью захвата власти. 18 мая судебное заседание было прервано "на неопределённое время".

Во время демонстрации коммунистических и национально-патриотических сил в Москве произошли столкновения демонстрантов с полицией и ОМОНовцами. Около 600 человек получили ранения.

Конституционное совещание. 5 июня 1993 г. в Кремле прошло первое заседание Конституционного совещания (на основании президентского указа от 20 мая). 12 июля работа Конституционного совещания была завершена. Проект президентской Конституции был исправлен и подготовлен к дальнейшему прохождению.

Однако после совещания вновь возникла патовая ситуация. Президентский вари-ант Конституции мог быть принят только вопреки Верховному Совету и Съезду народ-ных депутатов, а парламентский вариант – только вопреки президенту. Мосты к компро-миссу были подожжены с двух сторон. Конституционный кризис приобрёл все признаки борьбы за власть, борьбы на взаимное уничтожение.

Противостояние властей. 12 августа 1993 г. президент собрал в Петрозаводске Совет глав республик. Там же состоялась его встреча с представителями государствен-ных телерадиокомпаний России и руководителями СМИ. На этой встрече Ельцин заявил: «Решительная политическая схватка в России наступит в сентябре, а август надо исполь-зовать для артподготовки... Сентябрь будет месяцем сверхбоевым: предстоит решить ко-ренной вопрос – вопрос о власти, то есть о Конституции, о выборах».

В ответ на это заявление лидеры Российского общенародного союза – одной из наиболее радикальных группировок, входивших во Фронт национального спасения, – уже 13 августа выступили с заявлением, что «режим стремится спровоцировать гражданскую войну», и потребовали от Верховного Совета принять новые законы о телевидении и радиовещании, о средствах массовой информации. Верховный Совет принял ряд поправок к законам о СМИ, усиливавших контроль над телевидением. В знак протеста пропрезидентски настроенный министр печати М.А.Федотов подал в отставку.

18 августа 1993 г. Б.Н.Ельцин на пресс-конференции обвинил Верховный Совет РФ в антинародной деятельности. Через два дня, 20 августа в Парламентском центре со-стоялось Всероссийское совещание представителей общественных движений в защиту конституционного строя и парламентаризма.

1 сентября, воспользовавшись обвинениями вице-президентом Руцким в корруп-ции лиц из ближайшего окружения Ельцина и ответным обвинением в коррупции самого Руцкого, Ельцин временно отстранил от исполнения своих обязанностей заместителя председателя Совета министров В.Ф.Шумейко и вице-президента А.В.Руцкого («в связи, – как сказано в указе, – с подрывающими авторитет государственной власти взаимными обвинениями в коррупции и судебными претензиями»). Так Руцкой, боевой офицер, Ге-рой Советского Союза, пользовавшийся определённой поддержкой в армии и ставший с весны 1993 г. постоянным оппонентом и противником президента, был устранён от властных ресурсов, спецсвязи и многого другого, что могла использовать оппозиция.

В начале сентября 1993 г. Ельцин поручил своему первому помощнику В.В.Илюшину начать подготовку указа о проведении конституционной реформы и роспуске Верховного Совета и Съезда народных депутатов. 12 сентября Ельцин провёл совещание с министром обороны П.С.Грачёвым, министром внутренних дел В.Ф.Ериным и и.о. министра безопасности Н.М.Голушко. На встречу был приглашён и министр ино-странных дел А.В.Козырев.

Как вспоминал потом Ельцин, «я назвал дату объявления указа – 19 сентября, вос-кресенье. Предложил следующий схематичный план действий. В 20.00 – телетрансляция моего обращения к народу. Части дивизии Дзержинского, которые к этому моменту должны быть в Москве, берут под контроль Белый дом. В выходной день он пуст, ника-ких проблем не должно возникнуть. Хасбулатов и Руцкой, видимо, делают какие-то за-явления, созывают пресс-конференции на квартирах, но важно, что им негде собраться. Угроза городу исходила от Белого дома. Там горы оружия. Заняв Белый дом, мы решаем несколько задач: лишаем распущенный Верховный Совет штаба, центра, который бы ко-ординировал все действия оппозиции, не даём возможности собраться распущенному съезду. Без Белого дома они превращаются в горстку крикунов» (Б.Н.Ельцин. Записки президента. М., 1994. С. 352).

В тот же день – 12 сентября – состоялась встреча Ельцина с начальником Главно-го управления охраны М.И.Барсуковым и начальником Службы безопасности президента А.В.Коржаковым. 13 сентября Ельцин сообщил о своих планах премьер-министру Черномырдину и главе Администрации президента Филатову. 15 сентября с этим планом был ознакомлен Совет безопасности. Вся подготовка шла в режиме строжайшей секретности. Круг осведомлённых лиц определялся самим президентом.

Однако всё же произошла утечка информации. Сам Ельцин в своих мемуарах утверждает, что «Хасбулатову и Руцкому стало известно главное» (там же, с. 355). Президент вынужден был изменить свой план и утвердил новую дату объявления указа – 21 сентября. Перенос сроков оглашения указа на 21 сентября окончательно подорвал режим секретности – утечки пошли, что называется, изо всех дыр. В день объявления указа руководство Верховного Совета и журналисты уже ждали его в Белом доме.