2. Общественно-политические движения в СССР в эпоху “застоя”. Диссиденты и правозащитное движение.

Диссиденты и правозащитное движение. С приходом к власти брежневского руководства стало ощущаться ужесточение политического климата, нетерпимость вла-стей к проявлениям свободомыслия. В среде научной и творческой интеллигенции, ве-рующих и некоторых национальных мыньшинств стали возникать целые группы не со-гласных с режимом и открыто выступавших против попрания гражданских свобод. Это неформальное общественное движение, возникшее в середине 60-х годов и ставившее на первое место защиту прав граждан, получило название диссидентства.

Термин "Диссиденты" (от лат. dissidens - несогласный) традиционно определяет назва-ние в странах, где государственной религией является католицизм или протестантизм, ве-рующих-христиан, не придерживающихся господствововшего вероисповедания. В пере-носном значении этот термин обозначает всех инакомыслящих. В этом понимании он распространён в нашей стране.

Датой рождения правозащитного движения можно считать 5 декабря 1965 г., ко-гда в День "сталинской" Конституции на Пушкинской площади в Москве состоялась первая демонстрация под правозащитными лозунгами. Спровоцировали эту демонстра-цию аресты в сентябре 1965 г. двух писателей – Юлия Марковича Даниэля (1925-1988) и Андрея Синявского за то, что те издали за границей, под псевдонимами, свои литертур-ные произведения: Юлий Даниэль – под псевдонимом "Николай Аржак", а Андрей Си-нявский – под псевдонимом "Абрам Терц". Писатели были арестованы и отданы под суд по обвинению в ″антисоветской агитациии и пропаганде″.

Со времени правления Н.С.Хрущёва передача своих произведений для публикации за границу считалась особо тяжким преступлением. Кстати, став пенсионером, Хрущёв с помощью сына опубликовал свои мемуары в США, а в 1999 г. этот сын добился американского гражданства. Такова цена хрущёвской принципиальности!

Юлий Даниэль в своих произведениях – гротескно-сатирической повести "Гово-рит Москва" (1962, в России опубл. в 1989), психологической повести "Искупление" (1964, в России опубл. в 1988), а также в рассказах поднимал проблемы моральной ответ-ственности личности за преступления тоталитарного государства.

На демонстрацию 5 декабря 1965 г. собралось около 200 человек, организаторы развернули плакаты с лозунгами: «Требуем гласного суда над Синявским и Даниэлем!» и «Уважайте Советскую Конституцию!». Сотрудниками КГБ, знавшими заранее о готовя-щемся выступлении, были арестованы 20 человек, После допроса их отпустили. Около 40 студентов, замеченных на площади, были исключены из вузов.

Однако суд над Синявским и Даниэлем, состоявшийся в феврале 1966 г., был дей-ствительно открытым. Это был первый открытый политический процесс в послесталин-ский период. Писателей приговорили соответственно к 7 и 5 годам исправительных ра-бот.

Реакция в кругах интеллигенции на процесс Синявского и Даниэля свидетельст-вовала о большом пути, пройденном ею после "дела Пастернака″: 63 члена Союза писа-телей, к которым присоединились 200 других представителей интеллигенции, обрати-лись с письмом к XXIII съезду КПСС (происходившему в марте 1966 г.) и в Президиум Верховного Совета СССР, требуя освободить писателей и отдать их на пороку.

За процессом Синявского и Даниэля последовали другие аресты и осуждения. В частности, были арестованы: А.Гинзбург, который составил "Белую книгу" из протестов против февральского процесса 1966 г., П.Литвинов и Ю.Галансков, основатели "самизда-товского" журнала "Феникс"; А.Марченко, автор первой книги о лагерях хрущёвского периода ("Мое свидетельство"), широко распространявшейся в "самиздате".

Судебное преследование в 1966 г. писателей Юлия Даниэля и Андрея Синявского, политический процесс в январе 1968 г. над правозащитниками Александром Гинзбургом и Юрием Галансковым повлияли на организационное оформление гражданской активно-сти части инакомыслящих в СССР. Диссидентсткие и правозащитные группы стали при-обретать черты общественного движения. Среди диссидентского движения определились свои лидеры – Ю.Галансков, А.Гинзбург, В.Буковский, А.Амальрик, Л.Богораз, Н.Горбаневская, А.Вольпин. Всё больший авторитет приобретал академик Андрей Дмит-риевич Сахаров.

Сахаров Андрей Дмитриевич (1921-1989), сов. физик и обществ. деятель, акад. АН СССР (1953). Один из авторов первых работ по осуществлению термоядерной реак-ции и проблеме управляемого термоядерного синтеза. Предложил (совм. с И.Е.Таммом) идею магн. удержания высокотемпературной плазмы. Автор работ по физике элементарных частиц, гравитации, космологии, астрофизике. Борец за мир и права человека. Ноб. пр. мира (1975). Герой Соц. Труда (1953, 1956, 1962), Лен. пр. (1956), Гос. пр. СССР (1953); Указом През. ВС СССР от 8 янв. 1980 был лишен всех гос. наград.

″Самиздатовское движение″. В ответ на ужесточение цензуры в конце 60-х го-дов возникла бесцензурная печать ("самиздат") – "самиздатовское" движение. В маши-нописных копиях, сделанных в стране, или в маленьких книжечках на тонкой бумаге, тайком привезённых из-за границы, распространялись литературные и публицистические произведения, не принимаемые к публикации в государственных издательствах.

Особенно популярны были передаваемые в 60-е годы из рук в руки романы А.И.Солженицына "В круге первом" и "Раковый корпус", написанные соответственно в 1955-1958 и 1963-1966 гг. и опубликованные за рубежом в 1968 г. Романы отразили тра-гедию народа и собственный опыт Солженицына периода массовых репрессий. В начале 70-х годах Солженицыным были закончены исторический роман ″Август 1914″ и доку-ментально-публицистическая книга ″Архипелаг ГУЛАГ″ (оба произведения были опуб-ликованы в 1973 г. также за границей).

Стали возникать элементы координации. Самиздат, до того по большей части ху-дожественный, стал насыщаться публицистикой, социально-политической эссеистикой. Например, была опубликована работа академика А.Д.Сахарова "Размышление о прогрес-се, мирном сосуществовании и интеллектуальной свободе" (июнь 1968 г.).

А.Д.Сахаров, один из ″отцов″ советской водородной бомбы, еще при Хрущеве крити-ковал наиболее одиозные аспекты политики КПСС и советского правительства. Начав с призывов к запрещению испытаний ядерного оружия и прекращению дальнейшей его разработки, Сахаров пришел к осознанию необходимости борьбы против нарушений прав человека в СССР. В 1970 г. он стал одним из создателей Комитета защиты прав человека в СССР.

С апреля 1968 г. стала подпольно выходить каждые два-три месяца диссидентская машинописная "Хроника текущих событий". Она сообщала о действиях защитников прав человека в СССР и о преследованиях их властями. Эпиграфом к ней была ст. 19 Всеоб-щей Декларации прав человека: «Каждый человек имеет право на свободу убеждений и на свободное высказывание их; это право включает свободу беспрепятственно придер-живаться своих убеждений и свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ».

В октябре 1972 г. редакция журнала "Хроника текущих события" была обезглав-лена волной арестов, с трудом восстановилась, и журнал продолжал выходить эпизоди-чески.

″Демократическое движение″. В конце 60-х годов основные течения диссиден-тов объединились в "Демократическое движение" с весьма размытой структурой, состо-явшие из трёх идеологических направлений, возникших в послесталинский период: "подлинного марксизма-ленинизма", представленного в частности, Роем и Жоресом Медведевыми; западного либерализма в лице Андрея Сахарова; "христианской идеоло-гии", защищаемой Александром Солженицыным.

"Демократическое движение" было очень малочисленным, насчитывало всего не-сколько сотен приверженцев из среды интеллигенции. Однако благодаря деятельности двух выдающихся личностей, ставших своего рода символами правозащитного движе-ния, – А.И.Солженицына и А.Д.Сахарова, оно нашло признание за границей.

Помимо весьма узких кругов интеллигенции протест выражали и другие слои об-щества: католические круги Литвы, неготовые к признанию тезиса об отделении церкви от государства и атеистической сущности образования в советской средней школе; евреи, недовольные ужесточением эмиграционной политики в 1970-1985 гг. (когда отъезд из страны связывался с проблемой возмещения финансовых затрат на получение эмигран-том высшего образования в советской стране; часть национальной интеллигенции на Ук-раине, в Грузии, Армении, Прибалтике, озабоченные объективно идущим распростране-нием русского языка в советских республиках.

Кроме того, в различных слоях населения складывались своеобразные формы протеста против официальной политики и идеологии, которые подчёркивали расхожде-ние с официально признанными нормами и ценностями, например, экологические кам-пании (против загрязнения озера Байкал, поворота сибирских рек в Среднюю Азию) или критика деградации экономики молодыми "технократами", работавшими в престижных научных коллективах, удалённых от центра (например, в Сибири), наконец, создание произведений нонконформистского характера во всех областях интеллектуального и ху-дожественного творчества.

Новый этап развития диссидентского и правозащитного движения пришёлся на период 1968-1976 гг. Подавление "Пражской весны" 1968 г. в Чехословакии внутри СССР обернулось "закручиванием гаек" в идеологии и культуре, преследованиями дис-сидентов, усилением догматических тенденций в общественных науках, изменением всей общественно-политической атмосферы в стране. Из редакций газет, журналов увольня-лись неугодные редакторы и журналисты. Ужесточилась цензура. Конец 60-х - начало 70-х годов ознаменовались травлей многих советских историков, чьи работы не вписы-вались в утвержденные каноны официальной идеологии, всё более напоминавшей посту-латы "Краткого курса истории ВКП(б)". Литературные произведения, не отвечавшие официальным требованиям, не публиковались, кинофильмы оставались на полках, не до-ходя до широкого зрителя. Жёсткому контролю со стороны Министерства культуры под-вергалась театральная деятельность.

В начале 1969 г. была образована первая инициативная группа защиты прав чело-века, в 1976 г. такие группы возникли в Москве и Киеве. Лозунгом правозащитного дви-жения было соблюдение советских законов и международных соглашений, подписанных СССР, в особенности – положений Заключительного документа Общеевропейского со-вещания по безопасности и сотрудничеству о соблюдении и защите прав личности (Хельсинки, 1 августа 1975 г.).

Диссидентов судили по новой статье Уголовного кодекса РСФСР за распростра-нение произведений, порочащих советский строй. В 1972 г. из страны был выслан поэт Иосиф Александрович Бродский, в феврале 1974 г. – писатель Александр Исаевич Сол-женицын. В 1974 г. в виде протеста против идеологической политики, ведущейся в СССР, отказался вернуться на родину выехавший за границу на гастроли известный му-зыкант – виолончелист и дирижёр Мстислав Леопольдович Растропович. В 1984 г. вы-ехал за рубеж театральный деятель – главный режиссер Московского театра драмы и ко-медии на Таганке (популярнейшего театра, возникшего на волне оттепели начала 60-х годов) Юрий Петрович Любимов (ныне вновь вернулся на Родину и продолжает режис-серскую деятельность).

Активная диссидентская правозащитная деятельность аадемика Андрея Дмитрие-вича Сахарова привела к тому, что он, крупнейший ученый-физик, один из авторов пер-вых работ по осуществлению термоядерной реакции и проблеме управляемого термо-ядерного синтеза, трижды Герой Социалистического Труда (1953,1956, 1962), лауреат Ленинской премии (1956), Государственной премии (1953), Нобелевской премии мира (1975), в 1980 г. (указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 января 1980 г.) был лишён всех государственных советских наград и выслан в Горький (ныне Ниж. Новго-род). Жену Сахарова, Елену Георгиевну Боннэр не выпускали за границу для лечения.

Обращает на себя внимание общественное сознание советской интеллигенции, ее политическую зрелость и чувство ответственности перед своим народом. Наглядное это-му подтверждение проявилось в отказе академиков АН СССР принять участие в расправе над инокомыслящим академиком Сахаровым в 1980 г. Несмотря на нажим властей, они отказались исключить своего коллегу, известного во всем мире ученого-физика, из числа членов Академии наук СССР, лишить его звания академика. Это тем более знаменатель-но, что еще несколько лет назад советские писатели под нажимом властей практически почти единодушно проголосовали в 1958 г. за исключение не менее известного во всем мире писателя Б.Л.Пастернака из числа членов Союза писателей СССР.

Распространённым приемом репрессивного подавления "инакомыслия" в конце 60-х - 70-е годы стало помещение диссидентов в психиатрические клиники: "дело" Гри-горенко (1969 г.), "дело" Плюща (1972 г.), "дело" Щаранского (1978 г.) и др.

Особенно характерным была расправа с правозащитником, публицистом, генера-майором (1959) Петром Григорьевичем Григоренко (1907-1987), участником боев на р. Халхин-Гол (1939) и в Великой Отечественной войне. С 1945 г. Григоренко преподавал в Военной академии им. М.В.Фрунзе. В 1961 г. за критику Н.С.Хрущёва переведен на Дальний Восток. В 1963 г. создал правозащитную организацию "Союз борьбы за возрож-дение ленинизма". В 1964 г. был лишён звания, наград и пенсии. В 1964-1965, 1969-1974 гг. подвергался арестам и принудительному лечению в психиатрической больнице. В 1977 г. (в 70-летнем возрасте) выехал в США и был лишён гражданства СССР.

"Неформальные структуры". В течение долгого времени существование не-формальных объединений отрицалось. На практике же значение общественного мнения признавалось, хотя и неявно, уже с начала 60-х годов, когда хрущёвский проект реформы системы образования встретил такое широкое сопротивление влиятельных слоёв населе-ния, что от него пришлось отказаться.

В 70-80-е годы повышение общего уровня образования породило значительно бо-лее сложную общественную структуру, отличавшуюся целой гаммой "неформальных об-разований" со своей социальной базой, профессиональными и межпрофессиональными ассоциациями. Эта "неформальная" жизнь мало-помалу заставляла прислушиваться к своему мнению и своим требованиям. Пробным камнем (или опытным полем) для этих первых спонтанных проявлений общественного мнения чаще всего служила культурная жизнь.

В этом смысле показателен пример Владимира Высоцкого (умершего в 1980 г. в возрасте 42 лет), ставшего подлинным общественным явлением, позволившим выйти на поверхность не только параллельной культуре, но и неформальным объединениям, кото-рые охватили значительно более широкую массу людей, чем традиционные кружки ин-теллигенции.

Отношение властей к певцу было враждебным (при жизни вышла всего одна его пластинка), поскольку его идущие вразрез с общей тенденцией, обращенные к народу, говорящие языком народа песни разоблачали изъяны системы. Высоцкий стал выразите-лем всех обойдённых и обездоленных слоёв советского общества, его слушали десятки миллионов людей всех категорий, тайком размножая миллионы магнитофонных кассет. Он имел возможность выступать только в местах, которые предоставлялись ему "нефор-мальными объединениями", перед публикой, без каких-либо объявлений заранее знав-шей о концерте. В день его похорон десятки тысяч людей собрались перед театром на Таганке, актёром которого он был. Это была стихийно возникшая демонстрация, самая значительная в советской столице в после сталинский период.

Параллельно возрождению некоторых форм национального протеста в 60-70-е го-ды происходило возрождение религиозного сознания. Интерес к религии принимал раз-личные формы. Восстанавливались храмы, публиковались книги о русской православной религиозной традиции, среди интеллигенции возникла мода коллекционировать иконы и устраивать домашние выставки.

Однако, как утверждают авторы одного из новейших учебников (руководитель ав-торского коллектива – А.А.Чернобаев), этот процесс проходил вне рамок официальной церкви и строго контролировался партией и КГБ. «Патриархия, – говорится в этом учеб-нике, – не предпринимала серьёзных попыток расширить рамки своей деятельности. По-этому, а также из-за её тесного сотрудничества с властями, церковь критиковали Солже-ницын, священники Г.Якунин, Д.Дудко, Н.Эшлиман. В СССР действовала небольшая группа христианских диссидентов – Всероссийский социально-христианский союз осво-бождения народа, имевший около 30 членов, в Москве существовал религиозно-философский семинар. Особенно серьёзным изданием был журнал "Вече", редактиро-вавшийся в 70-е годы В.Осиповым, который предоставлял свои страницы авторам, имевшим самые различные убеждения» (История России: Учеб. для вузов / Колл. авто-ров; Рук. авт. колл. А.А.Чернобаев; Под ред. М.Н.Зуева и А.А.Чернобаева. М., 2000. С. 405-406).

Наряду с неофициальными общественными движениями, в 60-80-е годы шел ин-тенсивный рост официальных общественных организаций. Одновременно нарастал про-цесс их бюрократизации. Кроме самых крупных м представительных, таких, как профессиональные союзы, ВЛКСМ, появилось много новых. Среди приобретших определённое влияние в обществе можно назвать Комитет советских женщин, Советский комитет защиты мира, Комитет молодёжных организаций, Советский Красный Крест и ряд других.

Но эти организации не являлись, по существу, общественными, они финансировались из бюджета, ими руководили партийные органы. Как профсоюзы, так и комсомол утрачивали последние элементы демократизма, шло интенсивное разбухание их управленческого аппарата. Членство в этих организациях постепенно становилось принудительно-обязательным.