1. “Стабильность руководства”. Идеологические кампании 70-х годов.

"Стабильность руководства". Конец хрущевских реорганизаций означал вос-становление устойчивости власти. На XXIII съезде КПСС (март 1966 г.) из Устава партии было изъято положение об обновлении руководства и ограничении пребывания на вы-борной должности в партии не более 2-3 сроков подряд. Вместо Президиума ЦК было вновь восстановлено Политбюро, вместо Первого секретаря ЦК – снова генеральный секретарь. Состав Политбюро ЦК и руководители Совета Министров практически не ме-нялись.

Вместе с тем видимое единство советских руководителей в 1965-1984 гг. не ис-ключало приглушенных конфликтов, которые обычно разрешались при закрытых дверях. Одним из основных источников постоянных трений в руководстве страны было различ-ное понимание смысла экономической реформы.

По отношению к реформе второй половины 60-х годов в руководстве выделялись два течения: первое олицетворялось Л.И.Брежневым, сторонником ограниченной децен-трализации и сохранения в неприкосновенной роли хозяйственной номенклатуры в сис-теме административного управления экономикой, второе – А.Н.Косыгиным, сторонни-ком более радикальных шагов в осуществлении экономической реформы с акцентом на рыночные регуляторы.

Персонализация власти. Одним из самых примечательных фактов советской по-литической жизни конца 60-х - начала 70-х годов было возвышение Л.И.Брежнева внут-ри правящей группы и зарождение настоящего – и вместе с тем комедийного – культа его личности.

К этому времени Брежнев прошёл длинный политический путь – сначала при Сталине, затем при Хрущёве. Типичный представитель поколения "выдвиженцев", обя-занных своей карьерой массовым чисткам второй половины 30-х годов, Брежнев был с 1937 г. на советской и партийной работе, в годы войны – политработником в различных частях действующей армии, в 1946-1950 гг. – первым секретарём Запорожского, затем Днепропетровского обкомов КП(б) Украины. Избранный в 1950 г. первым секретарём ЦК КП(б) Молдавии, а на XIX съезде КПСС (1952) – секретарём ЦК, он достиг пределов возможного для регионального партфункционера.

После смерти Сталина Брежнев успешно проявил себя на посту первого секретаря Компартии Казахстана (1955-1956 гг.). Будучи кандидатом в члены Президиума ЦК КПСС (в 1952-1953, затем в 1956-1957 гг.), после разоблачения "антипартийной группы" (1957) он стал полноправным его членом. Будучи с 1960 г. Председателем Верховного Совета СССР, в решающий момент (лето 1964 г.) Брежнев сосредоточился на руково-дстве высшими партийными кадрами на ключевом посту в Секретариате ЦК.

Выдвижение Брежнева на первый план внутри "коллегиального руководства" на-чалось сразу после XXIII съезда КПСС (март 1966 г.), когда на Пленуме ЦК он был из-бран генеральным секретарем ЦК КПСС (до этого высшей партийной должностью был пост Первого секретаря). Окончательно это положение Брежева утвердилось в начале 70-х годов, когда он занял место Косыгина на важнейших международных конференциях Востока и Запада (в предшествующий период Брежнев занимался исключительно отно-шениями внутри "социалистического лагеря").

Московская встреча в верхах в мае 1972 г. Брежнева и президента США Никсона (президент в 1969-1974 гг.) подтвердила первенство генерального секретаря. Как и в эпо-ху Хрущёва, внешняя политика сыграла решающую роль в упрочении авторитета перво-го руководителя страны. После этого стареющий генеральный секретарь Брежнев (он ро-дился в 1906 г.) мог спокойно "почить на лаврах", купаясь в почестях и лести, подогре-вавших его старческую страсть к титулам и орденам. Что, собственно, он и сделал с мол-чаливого согласия своего окружения.

Будучи чрезвычайно тщеславным, Брежнев любил получать награды. Получив при Хрущёве в 1961 г. звание Героя Социалистического Труда, Брежнев ещё четыре раза награждался золотой звездой Героя Советского Союза (1966, 1976, 1978, 1981). Кроме того, он был семь раз награждён высшей советской правительственной наградой – орде-ном Ленина. Это – не считая других многочисленных наград.

Помимо этого, он был удостоин золотой медали им. Карла Маркса за «исключи-тельный вклад в развитие марксистско-ленинской теории и в научное исследование акту-альных проблем развития социализма и всемирно-исторической борьбы за коммунисти-ческие идеалы» (хотя, как он сам признавался, плохо разбирался в материалистической философии); награждён Ленинской премией мира и («по просьбам трудящихся») Ленин-ской премией по литературе за три тощих брошюры ("Малая земля", "Возрождение" и "Целина"), написанных не им. В этих брошюрах от первого лица рассказывалось о под-вигах Брежнева во время войны и затем на "промышленном и сельскохозяйственном фронтах".

Выпущены эти брошюры – ″произведения Брежнева″ – были грандиозным тира-жом (более 15 млн. экземпляров каждая) и стали, с одной стороны, предметом изучения в системе политико-просветительной работы с трудящимися, с другой стороны – предме-том массовых анекдотов, как из рога изобилия появлявшихся в стране в 60-70-е годы.

Для генерального секретаря была сфабрикована блестящая военная карьера: к 30-летию Победы ему в 69-летнем возрасте (в апреле 1975 г.) было присвоено звание гене-рала армии, а через год (всего через год!) он был провозглашён (7 мая 1976 г.) Маршалом Советского Союза. Спустя два дня жители Днепропетровска присутствовали на откры-тии импозантного монумента своего самого знаменитого соотечественника.

Наконец, 16 июня 1977 г. Брежнев занял также и почётный пост Председателя Президиума Верховного Совета СССР, окончательно сконцентрировав всю полноту по-литической власти в стране.

Эти градом сыпавшиеся почести и совмещение важнейших государственных по-стов не могут быть, однако, интерпретерованы как простое возвращение к культу лично-сти сталинского типа. Брежнев не вырвал власть у своих соратников в результате ожес-точённной борьбы и устранения соперников, как это делал Сталин; соратники Брежнева сами отдали всю полноту власти в его руки. Концентрация власти не нарушила полити-ческой стабильности. Брежнев выступил как представитель политической касты, как во-площение консенсуса и солидарности коалиции, с которой он никогда не собирался по-рывать.

Надо сказать, что в отличие от импульсивного Хрущёва Брежнев умел ладить со своим окружением. При нём действительно существовало коллективное руководство. Вместе с тем никто не оспаривал его права "первого лица". Дряхлеющие кремлевские руководители, заботясь только о своём спокойствии, утратили связь с действительностью.

Идеологические кампании 70-х годов. Ответственным за идеологическую сферу в партии в эти годы был Михаил Андреевич Суслов (он был на 4 года старше Брежнева). Ещё при жизни Сталина и Жданова М.А.Суслов был избран секретарём ЦК (в 1947 г.), а после смерти А.А.Жданова (1948 г.) возглавил идеологическую работу в партии. С 1952 г. Суслов являлся членом Президиума (с 1966 г. – Политбюро) ЦК КПСС (правда, с пе-рерывом в два года – 1953-1955 г.).

Суслов Михаил Андреевич (1902-1982), сов. парт., гос. деятель, дважды Герой Соц. Труда (1962, 1972). Чл. КПСС с 1921. В 1931-36 в аппарате ЦКК-РКИ, Комис-сии сов. контроля. С 1939 1-й секр. Ставропольского крайкома партии, одноврем. в 1941-44 чл. Воен. совета Сев. гр. войск Закавк. фронта, нач. краевого штаба партиз. отрядов. С 1944 пред. Бюро ЦК партии по Литов. ССР. С 1947 секр. ЦК КПСС. Чл. ЦРК с 1939, чл. ЦК КПСС с 1941. Чл. През. ЦК КПСС в 1952-53, 1955-66. Чл. Полит-бюро ЦК КПСС с 1966. Деп. ВС СССР с 1941, чл. През. ВС СССР в 1950-54.

Под руководством М.А.Суслова в 60-70-е годы было проведено большое количе-ство идеологических кампаний в связи с празднованием различных правительственных и партийных юбилеев: 50-летие Октябрьской революции в 1967 г. и 60-летие в 1977 г.; 50-летие образования СССР в 1972 г.; 100-летие со дня рождения В.И.Ленина в 1970 г.; 150-летие со дня рождения Карла Маркса (5 мая 1818 г.) в 1968 г., 150-летие со дня рождения Фридриха Энгельса (28 нояб. 1820 г.) в 1970 г.; 40-летие и 50-летие Победы в Великой Отечественной войне – в 1965 и 1975 гг.

Все эти юбилеи превращались в пышные бессодержательные славословия. Вместе с тем именно в эти ″юбилейные″ годы всё заметнее возникали трудности с продуктами и бытовыми услугами, что в сочетании с помпезностью проводимых мероприятий и идео-логического восхваления советской действительности не могло не раздражать население.

Особенно раздражали народ восхваления генерального секретаря ЦК КПСС Л.И.Брежнева как полководца Великой Отечественной войны, публикация его мемуаров (как все понимали, не им написанных), присвоение ему незаслуженных званий Героя Со-ветского Союза и Маршала в мирное время (всю войну он был полковником).

Отношение народа к Брежнему проявлялось в массе непрерывно сплошным пото-ком появляющихся и мгновенно широко распространяющихся анекдотов.

Так, например, в ответ на провозглашение Брежнева Маршалом Советского Союза мгновенно появился анекдот: "Что такое сверхскромность? – Одному одержать победу во Второй мировой войне и 40 лет молчать об этом".

Или: Скромность Брежнева: «Зовите меня просто ″Ильич″».

Или: Едет поезд с Хрущёвым. Остановился, на рельсах непорядок. Хрущёв приказы-вает: ″выйти всем, немедленно исправить и ехать дальше″. Остановился поезд при Бреж-неве, ждут указаний, а он говорит: ″не обращайте внимания, будем считать, что едем впе-рёд″.

По мере приближения 1980 г., как рубежа построения коммунизма, обещанного Никитой Сергеевичем Хрущёвым, вставала потребность объяснить, почему не выполня-ется декларировавшая это Программа КПСС, принятая XXII съездом в октябре 1961 г. Нужно было разработать "научную концепцию". Так возникла теория о так называемом «развитом» или «зрелом» социализме – якобы промежуточного этапа между социализ-мом и коммунизмом.

Время "развитого" ("зрелого") социализма – это когда социализм, развивающийся на собственной основе, полностью раскрывает свои возможности. На естественный вопрос: как же это сочетается с имеющимися недостатками и нехватками, отвечала другая кон-цепция – "реального социализма": каков он ни есть, другого социализма в мире, разделён-ном на две системы, не существует!"

Празднование 50-летия образования СССР в 1972 г. сопровождалось утверждени-ем, что национальный вопрос в СССР решён. Но опять-таки вставал законный вопрос: а как быть с "пережитками национализма", о чём то и дело приходилось говорить. На это теоретики социализма отвечали: "национальный вопрос решён в том виде, как он оста-вался от прежних времён". Достижением советской национальной политики объявлялось создание "новой исторической общности″ – ″советский народ". На вопрос: "Как это со-единить с сохранением национальных различий?" вразумительного ответа не было. Ещё более далеко от реальности отстояла концепция достижения "социальной однородности советского общества" – при сохранении социальных различий в этом обществе.

Нарастание внутренних противоречий в обществе, кризисных явлений в экономи-ке, политике и идеологии осознавалось всё более широкими кругами. Для интеллигенции всё более привлекательным становился образ США, его жизненный уровень, культура, социальная обеспеченность населения.

Конституция СССР 1977 г. По мере приближения 1980 г., обещанного Програм-мой КПСС временем, когда мы обгоним США по производству важнейших видов про-дукции на душу населения и построим, в основном, коммунистическое общество, встал вопрос о пересмотре Программы, однако партийные идеологи оказались бессильными предложить что-либо новое. При подготовке проекта делался упор на то, что это лишь новая редакция действующей (а значит – правильной) Программы.

Принятие 7 октября 1977 г. новой, "брежневской" Конституции СССР не измени-ло нашего строя, а вызвало новое раздражение. Текст её отличался многословием и пышностью эпитетов. Был значительно расширен раздел о правах и свободах граждан, разительно расходившийся с практикой.

Главным нововведением Конституции явилось усиление положения о роли пар-тии: статья 6 Конституции гласила: «Руководящей и направляющей силой советского общества, ядром его политической системы является Коммунистическая партия Совет-ского Союза». Позднее, в годы горбачёвской "перестройки" именно эта статья стала главной мишенью "демократической" оппозиции.

Конституция закрепила дальнейшее усиление полномочий союзного центра в ущерб республикам. Число союзных министерств выросло до 90 (в 1924 г. их было всего 10). Особенно некстати выглядело совмещение с должностью генерального секретаря ЦК КПСС поста Председателя Президиума Верховного Совета СССР и избрание на эту должность (в 1977 г.) Л.И.Брежнева. Люди снова задавали себе вопрос: не означает ли это возврата к сталинским временам – сосредоточения всей власти в одних руках?

Тем временем брежневское руководство потихоньку сворачивало критику культа личности Сталина и даже подумывало о его полной реабилитации, но, натолкнувшись на протесты интеллигенции, не решилось на неё.