2. Накопление застойных явлений в экономике страны.

Мировой энергетический кризис 1973 г. Картину падения производства в стра-не смазал мировой нефтяной кризис 1973 г., создавший благоприятную для страны международную экономическую конъюнктуру. Он был вызван решениями арабских нефтедобывающих стран в знак протеста против израильской агрессии резко сократить поставки нефти и сырья западным державам. В результате СССР получил значительные суммы от повышения мировых цен: на нефть – в 20 раз, на сырье – в 8-10 раз. Правда, социалистические и многие развивающиеся страны продолжали получать их от нас по внутренним ценам и часть их с выгодой перепродавали на Запад.

На выручку от продажи сырья и топлива закупались товары массового потребле-ния и оборудование для их производства. В 1980-1982 гг. на Западе произошёл очеред-ной спад производства, расценённый у нас как неспособность капитализма справиться с задачами текущего развития.

Капитализм ответил на вызов времени структурной перестройкой экономики, раз-витием экономической и политической интеграции, новыми ресурсосберегающими тех-нологиями и развернутыми социальными программами. СССР же сделать этого во-время не сумел.

Провал попыток реформ. Стабильная и спаянная правящая верхушка, к тому же быстро дряхлевшая (средний возраст членов Политбюро в 1980 г. составлял 71 год) – своего рода "олигархия слабоумных стариков" (как образно назвал их французский сове-толог Nicolas Werth), – удерживала власть благодаря согласию в главном: стремлении институционализировать властные отношения, защитить интересы бюрократических структур и сохранить коллективное руководство, сосредоточённое в окружении одного человека-символа.

Вопрос стоял так: сохранение политического консерватизма или проведение эко-номической реформы, то-есть стабильность кадров или выдвижение новых поколений политиков, жёсткое администрирование или допущение элементов рынка, приоритет тя-жёлой и оборонной промышленности или развитие лёгкой промышленности – производ-ство предметов широкого народного потребления.

В результате начатые в 1965 г. реформы быстро были свернуты и победила кон-сервативная тенденция. Весь период руководства страной Л.И.Брежнева (1964-1982) чёт-ко делится на два неравнозначных по времени этапа, рубежом между которыми был 1972 г.

До середины 70-х годов главными "полюсами" в выборе экономических приори-тетов и стратегии были Л.И.Брежнев и А.Н.Косыгин. Для Брежнева приоритеты вы-страивались в следующем порядке: сельское хозяйство, тяжёлая индустрия, оборона (по-сле 1972 г. к ним добавилось "освоение Сибири"). Предпочтение Косыгина были отданы лёгкой промышленности – основе повышения уровня жизни граждан.

В 1965-1972 гг. в экономической политике в основном господствали тенденции Косыгина. Однако в период с конца 1972 до конца 1973 г. защищаемые Брежневым при-оритеты в экономике – тяжёлая промышленность, оборона, сельское хозяйство, освоение Сибири – окончательно взяли верх над тенденциями 1965-1972 гг. Одобренный в февра-ле 1976 г. XXV съездом КПСС 10-й пятилетний план (1976-1980 гг.) утвердил начавший-ся в конце 1972 г. поворот.

В результате в 1972-1973 гг. окончательно победили консервативные, технократиче-ские тенденции и руководство страны приняло решение вернуться к жёсткой администра-тивной структуре при детальном планировании продукции и других показателей с огра-ничением прав предприятий. Валовые показатели вновь стали играть ведущее место в экономической жизни.

Основные усилия направлялись на развитие оборонной промышленности, энерге-тики, сельского хозяйства и освоение Сибири. Первоочередной задачей стало, учитывая благоприятную конъюнктуру, сложившуюся в мировом производстве энергоносителей, как можно быстрее и в возможно большем объёме найти излишки энергоносителей и экспортируемого сырья. За счёт этого страна смогла, используя начавшуюся в 1972-1973 гг. разрядку напряжённости и потепление в международных отношениях, широко вво-зить производимые на Западе машины (за период с 1972 по 1976 г. импорт западного оборудования вырос в 4 раза).

В этих условиях беспрерывно выхолащиваемая реформа не могла не принять чис-то косметический характер. Предприятиям не были предоставлены ни право установле-ния цен, ни общее руководство производством, ни сбыт продукции. Наоборот, вышедшее в июле 1979 г. постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР "Об улучшении пла-нирования и усилении воздействия хозяйственнного механизма на повышение эффек-тивности производства и качества работы" только усилило опеку со стороны централь-ных органов.

Уже само название постановления свидетельствовало о том тупике, в который за-шла "реформа" к концу 70-х годов. Вместо "экономических рычагов" интенсификации производства это июльское 1979 г. постановление выдвигало "организационные рычаги".

Начало "застоя" советской экономики. Десятилетиями предметом гордости со-ветских руководителей были самые высокие в мире темпы роста экономики. Именно на этой основе Хрущёвом была поставлена задача догнать и перегнать американскую эко-номику.

Сместившая "кукурузника" команда выказала более скромные амбиции: построе-ние коммунизма было отодвинуто на дальние сроки; задачи, поставленные в пятилетних планах в 1971-1980 гг. (9-11-й пятилетках: IX-я – 1971-75, X-я – 1976-80, XI-я – 1981-85), были более реальными. В целом они предусматривали поддержание темпов роста про-мышленного производства на уровне 7-9 % в год и сельскохозяйственного производства – 4 %.

Однако даже эти весьма скромные для Советского государства цели не были реа-лизованы: в 1970-1985 гг. наметилось падение темпов роста как в промышленности (с 8,4 % во второй половине 60-х годов до 3,5 % в 1981-1985 гг.), так и в сельском хозяйстве (с 4,3 % до 1,4 %). Резко сократился прирост производительности труда (с 6,3 % до менее 3 %) и объёма капиталовложений (с 7,5 % до 1,8 %).

В результате за 15 лет (1971-1985) темпы роста национального дохода и промыш-ленного производства упали в 2,5 раза, сельскохозяйственного производства – в 3,5 раза. Планы трёх последних пятилеток (9-й, 10-й и 11-й) не выполнялись. Особенно в этом от-ношении выделяется 11-я пятилетка (1981-1985). Она была провалена по всем показате-лям! Руководство вынуждено было в этом открыто признаться, чтобы доказать, что оно "держит руку на пульсе".

Таким образом, экономика страны в 60-80-е годы характеризовалась замедлением темпов роста. Несмотря на всю половинчатость реформы 1965 г., она несколько задержала темпы падения производства, но с начала 70-х годов они стали резко увеличиваться. Официальная статистика не в полном объеме показывает динамику снижения производства, так как в это время получила широкое распространение практика приписок и фальсифи-каций на самом высоком уровне, но даже она не в состоянии была скрыть основные тенденции в развитии производства.

Наиболее слабой отраслью в советской экономике оставалось сельское хозяйство. Начиная с 70-х годов его рост был незначителен. К тому же, как уже отмечено, в течение 16 лет страна пережила восемь сильнейших неурожаев.

Незначительный сельскохозяйственный прирост производства власти пытались оправдать климатическими причинами. Безусловно, в результате политики освоения це-линных земель большая часть зерновых районов СССР оказалась в зонах, где климатиче-ские условия были значительно менее стабильными, чем на Украине или в Среднем и Нижнем Поволжье. Тем не менее климат в районах нового освоения (Казахстан, Запад-ная Сибирь) не был более неустойчив, чем во многих районах Северной Америки, кото-рые давным-давно не испытывали подобных "бедствий". Объяснение происходящего только климатическими условиями не может быть признано состоятельным.

Более убедительными представляются те объяснения, которые указывают на объ-ёмы потерь, вызванных организацией работ, особенно перевозками и плохими условиями хранения продукции на складах (в 1976-1980 гг. потери достигали 13,5 % собранного урожая). Эти потери, в частности, происходили из-за плохой организации труда в отря-дах комбайнеров и шоферов, которые направлялись в целинные районы, постоянно стра-давшие из-за нехватки рабочих рук.

В сложившихся условиях правительству пришлось прибегнуть к массовому ввозу (главным образом из Северной Америки) зерновых, в 1979-1984 гг. достигавшему в среднем около 40 млн. т в год.

Одной из отличительных черт рассматриваемого двадцатилетия (1964-1984) было дос-таточно быстрое увеличение населения страны. Если в 1970 г. оно насчитывало немногим более 240 млн. человек, то в 1985 г. почти 280 млн. Особенно интенсивно возрастал удельный вес населения среднеазиатских республик.

В эти годы продолжался урбанизационный процесс. Численность городского населе-ния выросла со 136 млн. человек в 1970 г. до 180 млн. в 1985 г. при сокращении сельского населения в те же годы со 105,7 млн. человек до 96,2 млн.

Если в 1970 г. рабочие составляли 57,4 % населения, служащие – 12,1 %, колхозное крестьянство – 20,5 %; то в 1987 г. – соответственно 61,8, 16,2 и 12,0 %

Одновременно увеличивались трудности и в социальной сфере. Медленно улуч-шались жилищные условия, всё чаще возникали проблемы в продовольственном снабже-нии, организации транспорта, медицинском обслуживании, системе образования.

Правда, в городах уже 80 % жителей проживали в отдельных квартирах, но каче-ство их нередко было весьма низким. По-прежнему молодые семьи вынуждены были снимать комнаты, подолгу ожидая своей квартиры. На многочисленных дачных и садо-вых участках разрешалось строить лишь небольшие домики, часто – без отопления. В деревнях строили традиционные скромные жилища без удобств.

В домах обычными стали холодильники, телевизоры, радиолы, но их качество от-ставало от качества зарубежных. С пуском Волжского автомобильного завода появились довольно дешёвые легковые автомобили, однако, чтобы купить их, надо было ждать в долгой очереди.

Зато всё увеличивалась система привилегий: дома повышенного комфорта для ру-ководителей, закрытые распределители, санатории и дома отдыха. Привилегии охватили все стороны жизни – от учёбы детей в престижном вузе до получения книг "по особому списку" и возможности поездки за границу.

Побывавшие там советские люди с горечью отмечали, что даже в центральноев-ропейских странах народной демократии люди живут гораздо лучше, чем в СССР, с гор-достью называющем себя страной "реального социализма". Пропаганда же продолжала бодро твердить о "бескорыстной помощи" СССР социалистическим и развивающимся странам, – хотя теперь это вызывало у советских людей не гордость, а чувство горечи: лучше бы помогли собственному народу!

Зародившаяся ещё в конце 50-х годов "теневая экономика" распространилась по всей стране. Её проявления были многообразны: обмен выпрошенными впрок у государ-ства ресурсами, производство из этих материалов неучтенной продукции на государст-венных предприятиях или в подпольных цехах, последующая продажа их через государ-ственные магазины без должного оформления, торговля сертификатами и чеками сети закрытых магазинов "Берёзка" и системы "Посылторга", которые получали работавшие за границей советские граждане.

Принятые в конце 70-х – начале 80-х годов с большой помпой программы: продо-вольственная, жилищная, производства товаров народного потребления – остались на бумаге.

Несбалансированность и неповоротливость плановой экономики приводили к созданию благоприятных условий для спекулянтов, перекупщиков, различного рода махинаторов. Жизнь этих категорий людей интенсивно улучшалась, особенно в сравнении с рабочими и интеллигенцией, жившими "на одну зарплату". Характерной особенностью 70-х годов было сращивание партийно-государственного аппарата и дельцов теневой экономи-ки, которые дополняли друг друга и обменивались, зачастую открыто, услугами.

Пытаясь скрыть провалы в экономике и во всей внутренней политике, отвлечь внимание общества, руководство страны развёртывало массовые празднества, на органи-зацию которых шли многомиллионные суммы. Наступила эра массовых награждений орденами и медалями за действительные, а чаще мнимые успехи и заслуги, и в то же время – девальвации любых званий, наград, знаков отличия.

* * *

Надорвавшись в гонке вооружений и неспособный модернизировать экономику в соответствии с условиями научно-технической революции, Советский Союз всё более отставал от передовых капиталистических и новых развивающихся государств по всем экономическим и социальным показателям, теряя своё главное преимущество: социальные гарантии жизни большинства населения. "Теневая экономика" и привилегии руководителей и аппарата подрывали веру в справедливость социалистического строя.