1. Свертывание хрущевских реформ. “Реформа” Косыгина.

Состав нового руководства. Отставка Хрущёва вызвала несколько кадровых перемещений в высших эшелонах власти. Как обычно, произошло выдвижение ряда руко-водителей, сыгравших важную роль в "перевороте" 14 октября 1964 г. Николай Викторо-вич Подгорный, бывший первым секретарём Харьковского обкома, стал секретарём ЦК и получил в своё ведение кадровые вопросы; Петр Ефимович Шелест и Александр Нико-лаевич Шелепин вошли в состав Президиума, причём последний остался секретарём ЦК, председателем Комитета партийного контроля и заместителем Председателя Совета Ми-нистров.

Подгорный Николай Викторович (1903-1983), сов. гос., парт. деятель, дважды Ге-рой Соц. Труда (1963, 1973). Чл. КПСС с 1930. В 1957-63 1-й секр. ЦК КП Украины. В 1963-65 секр. ЦК КПСС. В 1965-77 пред. През. ВС СССР. Чл. ЦРК с 1952, чл. ЦК КПСС с 1956, в 1960-77 чл. Политбюро ЦК (до 1966 – През. ЦК; канд. с 1958). Деп. ВС СССР в 1954-79.

Шелест Петр Ефимович (р. 1908), сов. парт., гос. деятель, Герой Соц. Труда (1968). Чл. КПСС с 1928. С 1940 на парт. и хоз. работе. В 1957-62 1-й секр. Киевского обкома, с 1962 секр., в 1963-72 1-й секр. ЦК КП Украины. В 1972-73 зам. пред. СМ СССР. Чл. ЦК КПСС в 1961-76, чл. През., Политбюро ЦК В 1964-73 (канд. с 1963). Деп. ВС СССР в 1958-74, чл. През. ВС СССР в 1966-72.

Шелепин Александр Николаевич (р. 1918), сов. гос., парт. деятель. Чл. КПСС с 1940. С 1940 на комсомольской работе, с 1943 секр., в 1952-58 1-й секр. ЦК ВЛКСМ. В 1958-61 пред. КГБ при СМ СССР. В 1961-67 секр. ЦК КПСС. в 1962-65 пред. К-та парт.-гос. контроля ЦК КПСС и СМ СССР, зам. пред. СМ СССР. В 1967-75 пред. ВЦСПС. В 1975-84 на др. гос. работе. Чл. ЦК КПСС в 1952-76, чл. През. Политбюро ЦК КПСС в 1964-75. Деп. ВС СССР в 1954-79.

Считается, что решающую роль в подготовке освобождения Хрущёва от "бремени руководства" сыграл тогдашний председатель Комитета партийно-государственного кон-троля при ЦК КПСС и Совете Министров СССР А.Н.Шелепин. Спустя год его "отблаго-дарили": в декабре 1965 г. Партийно-государственный контроль, которым руководил Шелепин, был преобразован в Народный контроль, т.е. сведён до уровня заурядного ве-домства, а Шелепин отправлен на пенсию.

С октября 1964 г. ядро правящей верхушки составили: Первый секретарь ЦК КПСС Л.И.Брежнев, Председатель Совета министров СССР А.Н.Косыгин и секретарь ЦК партии, Член Президиума ЦК КПСС, ответственный за идеологическую сферу – М.А.Суслов.

Брежнев Леонид Ильич (1906-1982), чл. КПСС с 1931. С 1937 на сов. и парт. ра-боте. В Вел. Отеч. войну на политработе в Сов. Армии. С 1946 1-й секр. Запорожско-го, Днепропетровского обкомов КП(б) Украины. В 1950-52 – 1-й секр. ЦК КП(б) Молдавии. С 1953 зам. нач. Гл. политуправления Сов. Армии и ВМФ. В 1954-1956 – 2-й секр., 1-й секр. ЦК КП Казахстана. В 1960-64 – пред. През. ВС СССР. В 1952-53, 1956-60, 1963-64 секр., в 1964-66 1-й, с 1966 Ген. секр. ЦК КПСС. Чл. ЦК КПСС с 1952. Чл. Политбюро (През.) ЦК КПСС с 1957 (канд. в 1952-53, 1956-57). Подробнее см. выше.

Косыгин Алексей Николаевич (1904-1980), чл. КПСС с 1927. С 1938 на парт., сов., хоз. работе. В 1939-40 нарком текст. пром-сти СССР. В 1940-53, 1953-56, 1957-60 зам. пред. СНК (СМ) СССР, одноврем. в 1941-42 зам. пред. Совета по эвакуации. В 1943-46 пред. СНК РСФСР, в 1948-54 министр пр-ва СССР: финансов (1948), легкой пром-сти (1949-53), легкой и пищ. пром-сти (1953), товаров широкого потребления (1953-54), в 1956-57 1-й зам. пред. Госэкономкомиссии СМ СССР, в 1957 1-й зам. пред., в 1959-60 пред. Госплана СССР. С 1960 1-й зам. пред., в 1964-80 пред. СМ СССР. Чл. ЦК КПСС с 1939, чл. Политбюро (Президиума) ЦК КПСС в 1948-52 и с 1960 (канд. в 1946-48, 1952-53, 1957-60). Деп. ВС СССР с 1946. 1953-54

Суслов Михаил Андреевич (1902-1982), сов. парт. и гос. деятель..Чл. КПСС с 1921. В 1931-36 в аппарате ЦКК-РКИ, Комиссии сов. контроля. С 1939 1-й секр. Ставро-польского крайкома партии, одноврем. в 1941-44 чл. Воен. совета Сев. группы войск Закавк. фронта, нач. краевого штаба партиз. отрядов. С 1944 пред. Бюро ЦК партии по Литов. ССР. С 1947 секр. ЦК КПСС. Чл. ЦРК с 1939, чл. ЦК КПСС с 1941. Чл. През. ЦК КПСС в 1952-53, 1955-66. Чл. Политбюро ЦК КПСС с 1966. Деп. ВС СССР с 1941, чл. През. ВС СССР в 1950-54.

Если не считать Суслова, большая часть выдвинувшихся в 1964 г. на первые роли руководителей относилась к "третьему поколению" советской партийной и государст-венной бюрократии. Большинсво из них начало свою карьеру в конце 30-х годов, в пери-од кровавых чисток партийного и государственного аппарата. Это было поколение "вин-тиков" – исполнителей приказов, отученных брать на себя ответственность и принимать самостоятельные решения. Именно поэтому столь важное место в функционировании партийно-государственной системы отводилась в эти годы коллективному руководству, работе с кадрами, обезличенности решений, подавлению инициативы.

Однако особенность партийно-государственной системы СССР состояла ещё и в невозможности действовать без явного лидера – первого лица, каким в эти годы и стал Л.И.Брежнев. Многие рассматривали Брежнева как временную фигуру на политической сцене. Его некомпетентность приближённые воспринимали как благо: открывалось ши-рокое поле для "аппаратного творчества".

Но будучи по своему складу архаичным человеком, Брежнев стремился создать себе репутацию рассудительного, спокойного руководителя, который не предпримет ни-каких шагов, не посоветовавшись со своими товарищами. Брежневу как руководителю претили крутые повороты, резкие подвижки, нестандартные ситуации.

Личный авторитет нового лидера в народе был невысок. Достоинством Брежнева было то, что он по натуре не был злым или жестоким человеком, умел выслушивать и войти в положение собеседника. Главное – и это сыграло определяющую роль при его выдвижении – Брежнев в середине 1960-х годов устраивал почти всех.

Выдвижение Брежнева на роль единоличного лидера внутри коллегиального ру-ководства началось на XXIII съезде КПСС (март 1966 г.), когда он был избран на вновь восстановленный пост генерального секретаря ЦК. На этом посту он оставался вплоть до своей смерти в 1982 г. Затем его сменил многолетний руководитель органов госбезопас-ности Ю.В.Андропов, а в 1984 г. – верный соратник Л.И.Брежнева К.У.Черненко, кото-рый умер в марте 1985 г.

Это двадцатилетие (1964-1984) в дальнейшем получило название "эпохи застоя" (это определение появилось в партийной пропаганде в середине 80-х годов), когда руко-водство страны буквально законсервировало всю государственно-политическую и соци-ально-экономическую систему в прокрустовом ложе "реального социализма", стало "зо-лотым веком" правящей элиты в СССР – партийной номенклатуры.

Свертывание хрущевских реформ. Снятие Н.С.Хрущёва с постов первого сек-ретаря ЦК КПСС и Председателя Совета Министров СССР означало прекращение судо-рожных реорганизаций управления, и это придавало уверенность в стабильности струк-тур власти.

Н.Верт, подводя итог правлению Н.С.Хрущёва, говорит: "Несомненно, отставка Хру-щёва означала отказ от энергичного проведения реформ, и в этом смысле она могла пока-заться успехом консервативных сил. Согласие в отстранившей Хрущёва группе руководи-телей зиждилось на необходимости сохранить коллективную власть и контроль высших партийных органов за всеми сторонами жизни общества, положить конец "реформаторству" Хрущёва, порождавшему нестабильность в партийных кадрах, обеспечить нормальное функционирование политических и государственных структур" (Н.Верт. История Советского государства. 2-е изд., испр. М., 2002. С. 432).

Пришедшая к власти в партии и государстве после смещения Хрущёва группировка профессиональных аппаратчиков, во главе которых суждено было оказаться Л.И.Брежневу, выступавшему за "коллективное руководство" против "хрущёвского во-люнтаризма", стремилась сочетать идеологический консерватизм с видимостью крупно-масштабных преобразований.

Меры, осуществлённые пришедшей к власти группой в первый год, последовав-ший за отставкой Хрущёва (конец 1964 - конец 1965 гг.), отразили два трудно сочетае-мых аспекта её деятельности, а именно: последовательная консервативная идеологиче-ская политика, с одной стороны, и попытка проведения экономической реформы – с дру-гой.

На первом же после отставки Хрущёва Пленуме ЦК КПСС (в ноябре 1964 г.) бы-ли восстановлены единые областные и районные организации партии, было покончено с их искусственным разделением на промышленные и сельские. Восстановлены были и единые советские органы. Через год, в декабре 1965 г. решением очередного Пленума ЦК были распущены Советы народного хозяйства и восстановлены отраслевые мини-стерства. Была усилена роль Госплана как главного руководящего органа всей экономи-ки. Теперь Пленумы ЦК ежегодно обсуждали ход выполнения пятилетнего плана и дава-ли директивы по составлению плана на следующий год.

Роспуск совнархозов и возвращение к системе отраслевых министерств, объеди-нение промышленных и сельских партийных организаций под одним руководством дали некоторый положительный эффект: были восстановлены единство управления отраслью и единая техническая политика. Однако совнархозы сделали своё дело: у власти в регио-нах утвердились местные национальные элиты. Преобразование Партийно-государственного контроля в Народный контроль ослабило зависимость хозяйственни-ков от партийного руководства.

"Реформа Косыгина". Экономическая политика первых лет после отставки Хрущёва связана с именем Председателя Совета Министров Алексея Николаевича Косы-гина.

Обвиняя Н.С.Хрущёва в волюнтаризме, новое руководство провозгласило науч-ный подход к экономике. Реформа хозяйственной деятельности предприятий, подготов-лявшаяся в течение ряда лет группой экономистов, была изложена в двух документах, обнародованных 4 октября 1965 г. Это были постановления "Об улучшении планирова-ния и стимулирования производственной экономикой" и "О государственном производ-ственном предприятии при социализме".

Эти документы свидетельствовали о желании расширить автономию предпри-ятий. Они получили название "Экономическая реформа Косыгина".

Реформа 1965 г. ("реформа Косыгина") была компромиссом между отмеченных двух линий научного подхода к экономике: применения экономических (рынок, хозрас-чёт, материальная заинтересованность предприятий и трудящихся) и административных (улучшение хозяйственного механизма) методов.

По мысли реформаторов основные фонды предприятий оставались в государст-венной собственности, а предприятия должны были вносить за них государству аренд-ную плату. Топливо, энергию и сырьё предприятиям предстояло покупать. Это должно было побудить директора избавляться от сверхнормативных запасов неустановленного оборудования, экономить топливо, энергию и сырьё.

Главным показателем эффективности стал объём реализованной продукции, на основе его формировалась прибыль предприятия, из которой после уплаты налогов и других отчислений государству образовывались фонды развития производства, матери-ального поощрения, социально-культурных мероприятий и жилищного строительства. Ими могла распоряжаться дирекция предприятия.

Планирование производства теперь предлагалось начинать "снизу": дирекция предприятия сама намечала цифры плана, номенклатуру (перечень) изделий и фонд зара-ботной платы, однако эти цифры уточнялись и утверждались Госпланом и после приня-тия Закона о пятилетнем плане Верховным Советом СССР становились обязательными для предприятия.

Было сокращено количество планируемых показателей. Теперь "сверху" диктова-лись только общий объём произведённой продукции в денежном выражении, номенкла-тура важнейших изделий и общий фонд заработной платы. Изменение планов запреща-лось. Централизованное снабжение предлагалось заменить оптовой торговлей оборудо-ванием и сырьём и прямыми связями между предприятиями.

В виде опыта некоторым предприятиям разрешили сократить число рабочих при сохранении прежнего фонда зарплаты, распределяемого теперь между меньшим числом работающих (этот метод получил нзвание "бригадного подряда").

В те годы широко пропагандировалось внедрение "бригадного подряда", названного "методом Злобина" по фамилии строителя, прославившегося благодаря его внедрению. Идея была проста: группа трудящихся брала на себя обязательство выполнить порученную ей работу к определённому числу, не допуская брака и увеличения стоимости работ. Работу и её оплату бригада распределяла по своему усмотрению.

На некоторых предприятиях введение этого метода (впервые применённого на Щёкин-ском химическом комбинате близ Тулы и поэтому часто называемого также "щёкинским методом") повысило производительность труда, позволило увеличить зарплату и уменьшить текучесть рабочей силы.

Реформа сначала дала большой положительный эффект. 8-я пятилетка (1966-1970 гг.), директивы по составлению плана которой были утверждены XXIII съездом КПСС в марте 1966 г., оказалась наиболее удачной. Общий объём промышленного производства вырос за пять лет на 50 %. Снова перед страной уже в который раз открывалась возмож-ность перейти от экстенсивного к интенсивному пути развития.

Однако, начатые реформы угрожали монопольному положению многомиллион-ной армии чиновников. Внедрение "щёкинского метода" было остановлено под предло-гом недопущения безработицы: куда девать высвободившийся персонал? Официально отменённая многостраничная отчётность возрождалась под видом "оперативной инфор-мации". Провозглашённая замена распределения ресурсов оптовой торговлей ими при сохранившемся дефиците осталась на бумаге.

Напротив, выросли штаты централизованных органов распределения сырья, ма-шин и оборудования – Государственного комитета по материально-техническому снаб-жению (Госснаба СССР) и региональных снабженческих контор.

Внедрение достижений научно-технической революции пытались решить при-вычным путем – созданием нового органа – Государственного комитета по науке и тех-нике, руководитель которого имел ранг заместителя Председателя Совета Министров СССР, проблему ценообразования – организацией Государственного комитета по ценам.

Апофеозом административно-командной системы, которая вникает во всякую ме-лочь, всё знает и всем руководит, должна была стать Автоматическая система управле-ния (АСУ) производством на всех уровнях: предприятия, региона, отрасли и страны в целом. Эту идею, выдвинутую киевским академиком В.М.Глушковым, подхватил Бреж-нев, но постепенно она сошла на нет в силу полной утопичности.

Уже следующая, 9-я пятилетка (1971-1975 гг.) была провалена. Объявленные ста-бильными планы на деле постоянно "корректировались" как сверху, так и снизу (″по просьбам трудящихся″). Министерства и главки по-прежнему требовали "простыни" от-чётов с тысячами цифр. Вместе с тем при падении производительности труда его оплата увеличивалась. При этом около половины работающих была занята тяжёлым физическим трудом. Соединить "достижения научно-технической революции" с преимуществами "социалистической системы хозяйства" не удавалось.

Аграрная политика. Банкротство сельскохозяйственной программы Хрущёва поставило новое руководство страны с самого начала его правления перед необходимо-стью пересмотра аграрной политики. Первые предпринятые в этой области шаги были многообещающими.

В марте 1965 г. Пленум ЦК в очередной раз обсудил вопрос о "дальнейшем разви-тии сельского хозяйства". Был ослаблен контроль над колхозами, до которых теперь до-водился рассчитанный на пять лет план продажи продукции по стабильным ценам. Сверхплановый продукт мог сдаваться в государственные приёмные пункты по повы-шенным (не менее чем на 50 %) ценам.

Кроме того, цены на сельскохозяйственную продукцию были подняты в 1965 г. в среднем на 20 %, затем (в 1970 г.) – на 25 %, в 1979 г. – ещё на 12 % и в 1984 г. – на 16 %. Этот весьма значительный рост цен оказался всё же недостаточным, чтобы обеспечить самофинансирование колхозов, так как цены на сельскохозяйственные машины и удоб-рения рости ещё быстрее и не покрывались судсидиями.

В конце ноября 1969 г. Третий Всесоюзный съезд колхозников принял новый Примерный устав колхоза, где декларировалось расширение самостоятельности хо-зяйств. С целью материально заинтересовать колхозников трудодень заменили ежеме-сячной гарантированной оплатой деньгами и продуктами по нормам, действовавшим в совхозах. С 1 января 1965 г. колхозники стали получать пенсии (хотя в значительно меньшем размере, чем горожане). Колхозникам было предоставлено социальное страхо-вание и, наконец, право на гражданский паспорт.

Эти меры, положившие конец той юридической дискриминации, которая, начиная с 30-х годов, держала колхозников в положении "граждан второго сорта", не смогли, од-нако, остановить всё более массовое бегство населения из сельской местности. Во мно-гих регионах этот исход имел для коллективных хозяйств без преувеличения катастро-фические последствия.

Однако выправить положение в сельскохозяйственном производстве не удалось. Надо признать, что этому помешали не только недостаточно последовательные меры по расширению хозяйственных прав сельских жителей, но и неблагоприятные в этот период природные условия. За 16-летний период с 1969 по 1984 г. восемь лет (т.е. половина) бы-ли неурожайными (1969, 1972, 1974, 1975, 1979, 1980, 1981, 1984 гг.). Причинами неуро-жаев были не только страшнейшие засухи и "пыльные бури" на чрезмерно распаханных южных землях, но и устаревшая организация труда. С 1972 г. возобновилась всё более возраставшая покупка зерна за рубежом.

Тяжелым ручным трудом было занято около 70 % работающих в сельском хозяй-стве. Рабочих рук на селе по-прежнему не хватало. В конце 70-х годов в связи с нехват-кой рабочей силы был разработан новый план концентрации сельскохозяйственного про-изводства. Было намечено ликвидировать 200 тыс. "неперспективных деревень". В них закрывались школы, лавки, клубы. Судьба их жителей не слишком волновала власти.

Л.И.Брежнев был активным поборником политики крупных капиталовложений в аграрный сектор, которые превысили пятую часть всех инвестиций. В результате в этом отношении сельское хозяйство впервые заняло почётное место в ряду приоритетных от-раслей народного хозяйства, обогнав даже лёгкую промышленность. Вместе с тем, не-смотря на значительные финансовые затраты, результаты оказались гораздо скромнее, чем ожидалось.

Тогда правительство решило заняться самой структурой сельского хозяйства, и в первую очередь ключевым вопросом "личных подсобных хозяйств". Были сняты некото-рые ограничения по хозяйствованию на приусадебных участках; в 1977-м, а затем в 1981 г. был принят ряд мер в поддержку частного сектора, доля которого в общем объёме сельскохозяйственного производства оставалась значительной: от 25 до 30 % мяса, моло-ка, яиц, шерсти. Вдвое была увеличена земельная площадь приусадебного участка, сняты ограничения на поголовье домашнего скота, колхозникам было разрешено брать кредиты для обустройства своих хозяйств и т.д.

В надежде повысить эффективность сельского хозяйства правительство прибегло к многочисленным новшествам, направленным на реорганизацию управления колхозным производством. Начиная с 1977-1978 гг. в стране стали создаваться "производственные объединения", призванные повысить специализацию в производстве и увеличить перера-ботку сельхозпродуктов. Идея этого мероприятия состояла в попытке укрепить непо-средственную связь сельского хозяйства с комплексом отраслей по производству про-дуктов питания.

В 1982 г. стали создаваться агропромышленные комплексы (АПК). Однако за все годы своего существования АПК так себя и не оправдали, оставшись прежде всего адми-нистративным объединением и не став жизнеспособным экономическим организмом.

Брежневская стратегия, консервирующая прежние структуры путём значительных финансовых инъекций в сельское хозяйство, не смогла решить его глубинной проблемы: отчуждения крестьянина от земли. Аграрная политика рассматриваемого периода спо-собствовала лишь росту затрат и расточительства. Если после смерти Сталина сельское хозяйство СССР было в плохом состоянии, но затраты на него были минимальными, то после смерти Брежнева сельское хозяйство оставалось таким же слабым, но обществу приходилось тратить на него огромные капиталовложения.

Были проведены крупные мероприятия по мелиорации земель, строительству до-рог на селе. В 70-80-е гг. были введены в строй Ставропольский, Северо-Крымский и Ка-ракумский каналы. Они дали воду новым землям, но "экономия" на качестве исполнения привела к заболачиванию и зосолению почв по их берегам.

Тем не менее, институт "Гидропроект" разработал новый, грандиозный план переброски части стока северных рек (Северной Двины, Печоры, Оби и Иртыша) на юг, строительства ряда новых каналов для орошения новых пахотных земель и обводнения пастбищ на юге. Однако научная и художественная общественность развернула в печати широкую кампанию против этого строительства, указывая на необратимые изменения в природе целых регионов в случае их реализации. После длительной борьбы планы, угрожавшие колоссальными затратами и непредсказуемыми экологическими последствия-ми были сначала заморожены, а в конце 80-х годов – совсем отставлены.