7. XXII съезд партии и начало кризиса советского общества.

XXII съезд КПСС. В 1961 г. состоялся очередной съезд Коммунистической пар-тии. Он проходил в Москве с 17 по 31 октября. Никогда ещё раньше съезды не собирали такого числа делегатов; в 1956 г. их было 1430, а в 1961 г. – 4800 (увеличение в 3,3 раза) хотя численный состав партии увеличился лишь на 28 %.

На съезде была принята новые программа партии и ее устав.

Программа "развернутого построения коммунизма". Третья программа пар-тии, принятая XXII съездом КПСС в октябре 1961 г., ставила задачу построения в основ-ном коммунизма в ближайшие 20 лет. Согласно программе, первые 10 лет (1961-1971) отводились на «создание материально-технической базы коммунизма», вторые 10 лет (1971-1981) на вступление в коммунизм.

В докладе о проекте программы на съезде Н.С.Хрущёв сформулировал "триеди-ную задачу": 1) построение материально-технической базы коммунизма; 2) постепенное перерастание социалистических отношений в коммунистические и 3) воспитание нового человека. Они должны были решаться одновременно.

Построение материально-технической базы решалось традиоционно: всего долж-но быть гораздо больше. Уровень промышленного производства намечалось поднять в 6 раз, таким образом оставив США далеко позади, сельскохозяйственного производства – в 3,5 раза, производительность труда в промышленности – в 4-4,5 раза, в сельском хо-зяйстве – в 5-6 раз. Предполагалось перейти к комплексной механизации и автоматиза-ции производства, создать единые энергетическую и транспортную системы СССР, за-менить природные материалы синтетическими. На этой базе должно было создаться изо-билие продуктов питания и предметов массового потребления.

Не всё здесь было утопично: до сих пор действуют единая энергетическая и транспортная система в рамках бывшего Союза, построенные в 60-80-е годы предпри-ятия и целые территориальные экономические комплексы. Но в целом подход к эконо-мике оставался экстенсивным, научно-технический прогресс – лишь лозунгом.

В области общественных отношений декларировался постепенный переход от го-сударственного управления к коммунистическому общественному самоуправлению. В этой связи объявлялось о перерастании диктатуры пролетариата в общенародное госу-дарство, намечалась передача части государственных функций общественности, напри-мер, охрана порядка – от милиции к добровольным народным дружинам. Путём слияния государственной и колхозной собственности предполагалось создать единую общена-родную собственность.

Человек коммунистического общества должен был гармонично соединять в себе ду-ховное богатство, нравственную чистоту и физическое совершенство.

В программе формулировались требования "Морального кодекса строителя коммуниз-ма":

- преданность делу коммунизма, любовь к Родине и странам социализма;

- добросовестный труд на благо общества;

- забота о сохранении и умножении общественного достояния;

- высокое сознание общественного долга;

- коллективизм и взаимопомощь;

- человек человеку – друг, товарищ и брат;

- честность и правдивость, простота и скромность в личной жизни;

- крепкая семья;

- дружба, братство и солидарность всех народов;

- непримиримость к несправедливости, тунеядству, карьеризму, стяжательству, к вра-гам дела коммунизма, мира и свободы народов.

В этих нормах аккумулировался тысячелетний опыт человечества.

Программа КПСС 1961 г. выражала мечту о справедливом обществе изобилия и всеобщего благосостояния. Утопизм её – не столько в цели, сколько в отсутствии разра-ботанного механизма её реализации: общественные отношения всё более окостеневали и не могли обеспечить динамичного развития социалистического общества, отставшего от "загнивающего капитализма".

При обсуждении Третьей программы партии на съезде произошло резкое столк-новение между Хрущёвым, с одной стороны, и оппозицией в лице Маленкова, Каганови-ча и Молотова. В связи с этим вновь был поднят вопрос о культе личности в нашей стра-не.

Дальнейшая десталинизация. XXII съезд вошёл в историю как съезд ещё более радикальной десталинизации, чем та, которая была начата пятью годами раньше, на ХХ съезде партии (1956).

Позиция самого Хрущёва в отношении к Сталину оказалась весьма противоречи-вой. С одной стороны, начав разоблачения культа, он уже не мог остановиться, а с дру-гой – боялся дальнейшего углубления критики культа по двум соображениям: во-первых, из-за боязни, что его спросят: а где вы сами были, неужели не знали, а если знали, то по-чему не помешали беззаконию и произволу; во-вторых, потому, что развернувшаяся кампания по раздуванию "авторитета руководителя" вызвала недвусмысленные анало-гии: чем же этот "авторитет" отличается от "культа"?

В публичных высказываниях Хрущёва, наряду с резкими оценками Сталина, поя-вились и такие: «Дай Бог каждому из нас быть таким марксистом, как Сталин!» Однако логика борьбы за власть против поверженной, но не добитой "антипартийной группы Маленкова, Кагановича, Молотова", толкала Хрущёва дальше.

В.М.Молотов в своём выступлении по тексту проекта Программы партии назвал эту программу авантюрой, впрочем, как и прежние хрущёвские новации. Разъярённый Хрущёв в заключительном слове 27 октября 1961 г. по своим докладам (он выступил с двумя важнейшими докладами: Отчётом ЦК о его деятельности после ХХ съезда партии и докладом о проекте новой Программы партии) по существу предал гласности всё со-держание своего закрытого доклада на XX съезде, значительно усилив критику Сталина.

На этот раз он пошёл дальше произнесённых в 1956 г. слов о культе личности. Те-перь он в подробностях разоблачал сталинские преступления и недвусмысленно намек-нул на то, что тот убил Кирова, а главное, Хрущёв напомнил, что массовые репрессии распространялись не только на коммунистов, но и на всех советских граждан.

Тем не менее Хрущёв опять не подверг сомнению правильность основных на-правлений деятельности партии, прежде всего принятых в 1928-1930 гг. решений и уста-новок. Был обойдён стороной и вопрос об ответственности партии в целом; совершённые же преступления приписывались теперь не одному Сталину, как в 1956 г., а довольно уз-кому кругу "сталинцев", состав которого почти совпадал с уже разоблачённой "антипар-тийной" группой.

Хрущёв прямо обвинил в соучастии в репрессиях Г.М.Маленкова, Л.М.Кагановича, В.М.Молотова и впервые открыто назвал в числе членов "антипартий-ной группы" К.Е.Ворошилова, Н.А.Булганина, М.Г.Первухина и других членов "коллек-тивного руководства".

Антисталинская критика привела делегатов съезда к решению о невозможности сохранять тело Сталина в Мавзолее рядом с Лениным.

Выступившая в прениях старая большевичка (член партии с 1902 г.), прошедшая ста-линские лагеря Лазуркина с трибуны съезда заявила, что Ленин явился ей во сне и сказал: «Мне неприятно быть рядом со Сталиным, который столько бед принёс партии!». После такого эмоционального выступления съезд проголосовал за немедленное перезахоронение тела Сталина в связи с «его преступлениями и массовыми репрессиями против честных советских граждан».

Тело Сталина было ночью тайно вынесено из Мавзолея и похоронено у Кремлев-ской стены.

Начало кризиса советского общества. Конец 50-х и начало 60-х годов явились переломными в общественной жизни страны. Усилились взяточничество и коррупция чиновников. Нехватка предметов массового спроса породила и спекуляцию ими, и под-польное производство, нередко это происходило на государственных предприятиях и за счёт разворовывания государственных ресурсов – возникла так называемая "теневая эко-номика".

Ответом центральной власти стало усиление репрессий. В мае 1961 г. был принят Указ о борьбе с "тунеядством": не имевших видимых источников дохода стали высылать в отдалённые районы для "трудового перевоспитания". На основании этого указа, напри-мер, был выслан из Ленинграда поэт Иосиф Бродский (с 1972 г. жил в США). Вынесшая ему приговор женщина-судья заявила, что сочинение стихов не является работой!

Одновременно была введена смертная казнь за экономические преступления: хи-щения государственного имущества, операции с валютой. В феврале 1962 г. смертная казнь была введена за взяточничество.

На местах в связи с деятельностью совнархозов началось сращивание националь-ной элиты (секретарей ЦК компартий республик, крупных хозяйственников) не только с верхушкой интеллигенции (писателями, считавшими себя выразителями национальной идеи), но и с дельцами "теневой экономики". Это подготовило последующий развал СССР.

События в Новочеркасске. Трудности, переживаемые сельским хозяйством, не-посредственно отразились на городском населении. Преследуя цель приблизить цены к реальным затратам, правительство весной 1962 г. повысило оптовые цены (на 20-30 %) на ряд продуктов питания, но одновременно повысило и розничные цены. 1 июня 1962 г. "Правда" опубликовала постановление о повышении цен на мясо (на 30 %) и масло (на 25 %) и так далее.

Это, естественно, вызвало массовое недовольство населения. Народный протест на предприятиях Новочеркасска перерос в настоящий бунт.

В Новочеркасске Ростовской области повышение цен 1 июня совпало с резким, на 30 % снижением расценок на крупнейшем электровозостроительном заводе. Попытки заведующего промышленным отделом обкома КПСС и директора завода "разъяснить по-литику партии" привели к забастовке. На следующий день, 2 июня 1962 г. рабочие мас-сой двинулись к городскому комитету партии, где начался митинг. Вызванные войска открыли по нему огонь. 23 человека было убито, около 40 ранено.

Подавлением выступления рабочих руководили члены Президиума ЦК: ближай-ший советник Сталина, а затем Хрущёва А.И.Микоян, а также секретарь и член Прези-диума ЦК КПСС, а также член Президиума Верховного Совета СССР Ф.Р.Козлов.

Козлов Фрол Романович (1908-1965), сов. парт., гос. деятель. С 1953 1-й секр. Ле-нингр. обкома КПСС. Чл. ЦК КПСС с 1952, чл. През. ЦК в 1957-64. С 1957 пред. СМ РСФСР, с 1958 1-й зам. пред. СМ СССР, в 1960-64 секр. ЦК КПСС. Герой Соц. Труда (1961). Деп. ВС СССР с 1950, чл. През. ВС СССР в 1954-58, с 1962.

Было арестовано 49 человек, состоялся суд. 7 человек, признанных главными ор-ганизаторами беспорядков, были расстреляны, ещё семь получили по 10-15 лет заключе-ния.

Хотя формально суд был открытым, о кровавых событиях в Новочеркасске в пе-чать не просочилось ни слова. Глухое недовольство проявилось и в других местах.

Снятие Хрущёва. Занимая два высших поста – первого секретаря ЦК КПСС и председателя Совета Министров СССР, Хрущёв расставил на ключевых постах своих людей. Но его неуемная энергия вызывала растущую тревогу работников аппарата, по-стоянные реорганизации угрожали достигнотому ими положению.

Летом 1964 г. Хрущёв предложил новые реорганизации в управлении сельским хозяйством, а также – упразднить Академию наук и Академию сельскохозяйственных наук СССР. Провалы в сельском хозяйстве, в выполнении пятилетних планов, реализа-ции программы строительства коммунизма, в международных отношениях, конфликт с интеллигенцией (см. след. лекцию) связывались лично с Хрущёвым. Наконец, его непри-крытое хамство всё более раздражало даже ближайшее окружение.

Недовольство росло на всех уровнях аппарата. Члены Президиума опасались, что им придётся решать конкретные экономические задачи, что снизит их престиж и вместе возложит ответственность (и возможные обвинения) за провал в том или ином случае. Региональные кадры, заправлявшие во всех сферах жизни в обширных местностях, виде-ли, что их власть разделена, а деятельность сведена к контролю одной лишь экономиче-ской жизни. Многочисленные же кадры районных партийных структур из-за реформы оказались под угрозой сокращения.

Весной или летом 1964 г. начались тайные переговоры членов руководства об устранении Хрущёва. Отставка Хрущёва была результатам заговора по всем правилам. Учитывая большой объём работы, осуществлённый Хрущёвым в 1964 г. (за 273 прошед-ших дня этого годы 135 дней, т.е. почти 50 % [точная цифра – 49,45 %] он провёл в офи-циальных зарубежных поездках, а это был год, когда ему исполнилось 70 лет), он 30 сентября, последовав совету своих коллег по руководству страной, отправился в отпуск в Пицунду на новую, только что отстроенную правительственную дачу.

Воспользовавшись его отсутствием, коллеги Хрущёва собрали 12 октября заседа-ние Президиума ЦК. На этом заседании был поставлен вопрос о результатах правитель-ственной деятельности Н.С.Хрущёва. Против Хрущёва выступили все руководители, кроме его личного друга А.И.Микояна. Учитывая опыт 1957 г., когда Хрущёву удалось сохранить своё положение в партии благодаря созыву ЦК, решение которого была выше решения Президиума ЦК, заговорщики сами выступили инициаторами созыва пленарно-го заседания ЦК КПСС. Заседания Пленума ЦК КПСС было назначено на следующий день, 13 октября, на который срочно вызвали в Москву Хрущёва.

По возвращении 13 октября в Москву Хрущёв сразу же предстал перед Прези-диумом, от имени которого с требованием отставки Первого секретаря ЦК КПСС высту-пил Суслов. Возможностей для закулисных манёвров у Хрущёва на этот раз не оказа-лось, ибо Центральный Комитет партии уже заседал в соседнем помещении, и его реше-нием стало отстранение Хрущёва от всех занимаемых им должностей со следующего дня.

Хрущёв вынужден был подписать заявление об отказе от всех постов, утверждён-ное Пленумом ЦК 14 октября 1964 г. Доклал на заседании ЦК от имени Президиума сде-лал член Политбюро ЦК М.А.Суслов. Сам Хрущёв не выступал, прений по докладу не открывали.

15 октября 1964 г. опубликованное в советских газетах короткое коммюнике со-общало, что состоявшийся накануне Пленум ЦК «удовлетворил просьбу т. Хрущёва Н.С. об освобождении его от обязанностей Первого секретаря ЦК КПСС, члена Президиума ЦК КПСС и Председателя Совета Министров СССР в связи с преклонным возрастом и ухудшением состояния здоворья».

Спустя два дня "Правда" выступила с критикой «чуждых партии прожектерства, скороспелых выводов и поспешных, оторванных от реальностей решений и действий, хвастовства и пустозвонства, увлечения администрированием, нежелания считаться с тем, что уже выработали наука и практический опыт». Хотя имени Хрущёва не упомина-лось, всем было ясно, о ком идёт речь.

Первым секретарем ЦК был избран Леонид Ильич Брежнев (до этого – председа-тель Президиума Верховного Совета СССР, секретарь ЦК КПСС), Председателем Совета Министров СССР – Алексей Николаевич Косыгин (до этого – первый заместитель пред-седателя Совета министров СССР).

О Л.И.Брежневе см выше.

Косыгин Алексей Николаевич (1904-1980), сов. гос., парт. деятель, дважды Герой Соц. Труда (1964, 1974). Чл. КПСС с 1927. С 1938 на парт., сов., хоз. работе. В 1939-40 нарком текст. пром-сти СССР. В 1940-53, 1953-56, 1957-60 зам. пред. СНК (СМ) СССР, одноврем. в 1941-42 зам. пред. Совета по эвакуации. В 1943-46 пред. СНК РСФСР, в 1948 мин. финансов СССР, в 1949-53 мин. легкой пром-сти СССР, в 1953 мин. легкой и пищ. пром-сти СССР, в 1953-54 мин. товаров широкого потребления СССР, в 1956-57 1-й зам. пред. Госэкономкомиссии СМ СССР, в 1957 1-й зам. пред., в 1959-60 пред. Госплана СССР. С 1960 1-й зам. пред., в 1964-80 пред. СМ СССР. Дважды Герой Соц. Труда (1964, 1974). Чл. ЦК КПСС с 1939, чл. Политбюро (Прези-диума) ЦК КПСС в 1948-52 и в 1960-80 (канд. в 1946-48, 1952-53, 1957-60). Деп. ВС СССР с 1946.

Говоря об ошибках Н.С.Хрущёва, невозможно не отметить то положительное, что связано с его именем. Он возглавил процесс разоблачения и преодоления последствий культа личности И.В.Сталина, восстановления социалистической законности. Решитель-ная, хотя и непоследовательная борьба Хрущёва против культа личности Сталина приве-ла к необратимым изменениям в сознании советских людей в 50-60-е годы. Позднее Хрущёв считал своей заслугой, что для его снятия потребовалось всего-навсего решение Пленума, а не репрессии, как при Сталине.

При нём были сделаны попытки сломать командно-бюрократические методы управления. Его многочисленные инициативы в управлении экономикой и внешней по-литике способствовали изменению образа СССР в глазах мирового общественного мне-ния. Однако новые задачи внутренней и внешней политики, партийного строительства нередко решались волюнтаристскими методами, с помощью старого политического и экономического механизма, без опоры на широкое развёртывание демократизации.

После отставки Хрущёв жил пенсионером на государственной даче и продиктовал мемуары, изданные впервые в США. Умер в 1971 г.

* * *

Итак, после смерти Сталина перед советским обществом открылись возможности глубокого реформирования. Разоблачение культа личности Сталина перевернуло общественное сознание, перемены в руководстве могли бы привести к власти новых людей, не запятнанных в преступлениях сталинизма. Однако этот потенциал не был реализован. Реформы ограничились реорганизациями управления и не коснулись главного – экономических отношений и политического строя. Поэтому не произошло и радикального изменения уровня и качества жизни народа. Хрущёвская "оттепель" не стала весной.