2. Разоблачение культа личности и его последствий.

Пропаганда решающей роли народных масс в истории. Начало послесталин-ского периода прошло в ожесточённой борьбе об отношении к сталинскому наследию. Сразу же после смерти Сталина Г.М.Маленков, ставший первым лицом в стране, заявил, что он против культа личности, что заменить Сталина может только коллективное руко-водство. Чего здесь было больше – трезвого осознания своих возможностей или давления со стороны других лидеров, которые имели больше исторических заслуг в глазах народа, – трудно сказать. В действительности понятие коллективного руководства прикрывало неустойчивость компромисса старых и новых приверженцев Сталина.

Летом 1953 г. в связи с празднованием 50-летия II съезда РСДРП, на котором воз-ник большевизм, была развёрнута в партийно-советской печати серия статей о решаю-щей роли народных масс в истории и подчинённой роли личности. Вместо возвеличения лично Сталина пелась хвала партии как коллективному вождю, разуму и совести эпохи.

Проводилась идея, что личность имела ценность лишь потому и постольку, по-скольку она выражала интересы масс. Доказывалось это привычным способом – цитата-ми из сочинений В.И.Ленина и самого И.В.Сталина. Юбилей положил начало новой вол-не прославления Ленина как создателя партии и государства.

Подготовка ХХ съезда партии. Н.С.Хрущёв сумел за короткий срок овладеть партийным аппаратом (с сентября 1953 г. он был, как уже сказано, первым секретарём ЦК КПСС) и возглавил борьбу против наследия Сталина и его верных приверженцев. Однако внутри Президиума ЦК он стал встречать глухое, но всё растущее сопротивление приверженцев сталинского наследия. Главным пунктом расхождения стал вопрос о мас-совых репрессиях 30-х – начала 50-х годов, в которых все они были виновны.

С большим трудом он добился неохотного согласия других руководителей на доклад о культе личности на намеченном на начало 1956 г. XX съезде КПСС и решений о реабилитации некоторых осуждённых в 30-е годы. 31 декабря 1955 г. Президиумом ЦК была создана комиссия по вопросам реабилитации во главе с секретарём ЦК П.Н.Поспеловым.

Поспелов Петр Николаевич (1898-1979), сов. гос., парт. деятель, историк, акад. АН СССР (1953). Чл. КПСС с 1916. Чл. ЦКК партии в 1930-34, КПК с 1934. Чл. ЦК КПСС в 1939-71. В 1940-49 гл. ред. "Правды". В 1949-52 дир. ИМЛ. В 1953-60 секр. ЦК КПСС. Автор ряда трудов по истории КПСС (Гос. пр. СССР, 1943).

9 февраля 1956 г. результаты месячной работы комиссии были доложены Прези-диуму ЦК и вызвали острую дискуссию, надо ли говорить об этом на предстоящем XX съезде КПСС. Против этого выступили К.Е.Ворошилов, Л.М.Каганович, В.М.Молотов, за – член комиссии секретарь ЦК А.Б.Аристов, Г.М.Маленков, кандидат в члены Прези-диума главный редактор «Правда» Д.Т.Шепилов и сам Н.С.Хрущёв, обещавший "не сма-ковать" прошлого.

Среди лиц, поддержавших Хрущёва, наиболее интересна фигура Дмитрия Трофи-мовича Шепилова (1905-1995) – одного из немногих наиболее крупных партийных руко-водителей общесоюзного уровня советского времени из учёных. Он окончил юридиче-ский факультет МГУ, работал прокурором в Якутске, в Рабоче-крестьянской инспекции в Смоленске, в начале 30-х годов учился в Аграрном институте красной профессуры в Мо-скве, затем был директором совхоза, во второй половине 30-х годов работал в Институте экономики Академии наук СССР и одновременно преподавал в Высшей партийной шко-ле, где получил звание профессора.

В начале Великой Отечественной войны добровольцем в составе народного опол-чения ушёл на фронт и участвовал в боях под Ельней. Затем быстро рос как политработ-ник: был начальником политотдела дивизии, армии, членом военного совета гвардейской армии, участвовал в Сталинградской битве, Корсунь-Шевченковской, Ясско-Кишиневской и Будапештской операциях, освобождении Румынии, Венгрии, Австрии. Войну закончил в чине генерал-майора. После войны работал в ЦК КПСС, где безуспеш-но выступал против пользовавшегося поддержкой Сталина и Хрущёва "народного ака-демика" Т.Д.Лысенко, в 1952-1956 гг. являлся главным редактором центрального пар-тийного органа – газеты "Правда", одновременно в 1955-1957 гг. был секретарём ЦК, в 1956-1957 гг. – министром иностранных дел СССР.

В 1957 г. Шепилов отказался поддержать Хрущёва в развернувшейся идеологиче-ской борьбе после ХХ съезда партии и был выведен из состава Политбюро и освобождён от министерского поста. Позднее Шепилов был на административной и научной работе. В 1961-1973 гг являлся послом СССР с ПНР и Австрии.

Комиссия подготовила текст доклада с разоблачением культа личности Сталина для ХХ съезда партии. Однако Хрущёва не удовлетворил этот текст, и он продиктовал стенографисткам свой вариант доклада. Вопреки существовавшим правилам, вариант текста Хрущёва не был предварительно утверждён на Пленуме ЦК.

Доклад Хрущёва на ХХ съезде партии. 14 февраля 1956 г. в Кремле в присутст-вии представителей 55 "братских партий" открылся ХХ съезд КПСС, собравший 1436 делегатов, по большей части опытных аппаратчиков. Съезд проходил 11 дней (по 24 февраля). Он был созван за 8 месяцев до уставного срока в связи с насущной необходи-мостью подвести итоги произошедших после смерти Сталина изменений и дискуссии о выборе экономического курса. Съезд завершился знаменитым "секретным докладом" Хрущёва.

В первоначальной повестке дня съезда доклад о культе личности не был преду-смотрен. В последний день работы съезда, 24 февраля Н.А.Булганин в качестве главы правительства представил экономический доклад, а затем, как и полагается перед закры-тием съезда, были проведены выборы руководящих органов партии. Прежде чем пред-ставить съезду список членов нового Президиума, избранный Первым секретарем ЦК КПСС Хрущёв сообщил делегатам, что вечером, после официального закрытия съезда члены КПСС должны явиться на закрытое заседание (иностранные участники съезда приглашены на него не были).

В ночь с 24 на 25 февраля Хрущёв в течение 4-х часов зачитывал делагатам "сек-ретный доклад", показывавший развитие и упрочение "культа личности", его проявления и последствия за прошедшие 20 лет. По своему обыкновению Хрущёв во время доклада часто отвлекался от подготовленного текста.

Как и отчётный доклад, "секретный доклад" Хрущёва призывал к верности Лени-ну, а подробно описанная ленинская приверженность принципу коллегиальности служи-ла точкой отсчёта и примером, особенно наглядно показывавшим нарушение ленинских традиций Сталиным.

Из "секретного доклада" участники съезда узнали о так называемом политическом "завещании" Ленина, существование которого до тех пор отрицалось партией. Доклад анализировал извращение Сталиным принципа демократического централизма, расска-зывал о чистках и "незаконных методах следствия", при помощи которых у тысяч ком-мунистов были вырваны совершенно невероятные признания. В докладе был развенчан миф о Сталине как "наследнике" и "гениальном продолжателе" Ленина. Докладчик ата-ковал и миф о Сталине-"военачальнике", разрушив канонический образ генералиссимуса и создав облик нерешительного и некомпетентного человека, ответственного за сокру-шительные поражения 1941-1942 гг.

Развенчивая миф о Сталине-полководце, Хрущёв говорил о растерянности "вождя всех народов" в начале Великой Отечественной войны и о том, что тот, якобы, планиро-вал боевые операции... по глобусу!

Доклад также показал ответственность Сталина за депортацию кавказских наро-дов, огульно обвинённых в сотрудничестве с немцами, за конфликт с Тито, фабрикацию фальшивых заговоров в 1948 г. ("ленинградское дело"), 1951 г. ("мингрельское дело") и 1953 г. ("дело врачей-убийц"). Доклад Хрущёва рисовал новый образ Сталина – образ тирана, день за днем создававшего свой культ, образ некомпетентного, не желавшего ни-кого слушать диктатора, "оторванного от народа" и ответственного за катастрофическое экономическое положение страны в 1953 г.

Открыв перед потрясённым залом масштабы репрессий и роль Сталина как их ор-ганизатора, Хрущёв вместе с тем замалчивал роль его ближайшего окружения. Отвечая на возможный вопрос, почему соратники Сталина не выступили против репрессий при его жизни, Хрущёв утверждал, что они боялись, что их "неправильно поймёт" народ, привыкший связывать все победы с именем Сталина.

Доклад был насыщен деталями, которые шокировали аудиторию, но в то же время ему, безусловно, не хватало чёткости, а содержащаяся в нём информация часто была приблизительной и неполной. В целом доклад оказался очень избирательным и поверх-ностным в осуждении сталинизма и не ставил под вопрос ни один из совершённых пар-тией с 1917 г. поворотов.

Выборочный характер проявлялся в том, что начало сталинского "отклонения" от ленинского курса, несмотря на принципиальный конфликт с Лениным ещё при жизни последнего, определялось с 1934 г., что исключало из числа ошибок и преступлений ме-тоды проведения коллективизации, причины голода 1932-1933 гг. и крайности, связан-ные с индустриализацией.

О том же свидетельствовал и выбор жертв "культа личности", к которым были от-несены только коммунисты, придерживавшиеся чёткой сталинской ориентации, но не оппозиционеры и не простые граждане. Сужая рамки незаконных репрессий до одних только коммунистов, ставших жертвами личной диктатуры Сталина, доклад обходил ключевой вопрос об ответственности перед обществом партии в целом.

Ход этого заседания не стенографировался и прений по докладу не открывали. Доклад Хрущёва вызвал подлинное потрясение слушателей. Он был встречен гробовым молчанием зала. Потрясение было общее.

Через 8 дней, 5 марта Президиум ЦК решил разослать отредактированный текст доклада Хрущёва "О культе личности и его последствиях" «для ознакомления, – как бы-ло сказано в постановлении, – всех коммунистов, комсомольцев и беспартийный актив рабочих, служащих и колхозников».

Текст доклада был издан в виде маленькой красной книжки. Первоначально предпола-галось, что она будет доступна только членам партии; ответственные партийные работни-ки должны были, каждый на своём уровне, зачитать её подчинённым. Но уже в конце марта по указанию Хрущёва текст был открыт для всех граждан. Его зачитывали рабочим и служащим на закрытых собраниях на предприятиях, в организациях и даже – домохо-зяйкам в домоуправлениях. С ним знакомили даже учеников средней школы старше 14 лет.

В результате за несколько недель десятки миллионов советских людей услышали то, что 24 февраля 1956 г. было сообщено только самым избранным членам партии. Записей при этом не делалось, обсуждения не открывали. Практически всё взрослое население страны было ознакомлено с "секретным докладом". Интересно, что ни один экземпляр доклада в красной обложке с грифом "Не для печати" не был утерян!

Вскоре доклад Н.С.Хрущёва о культе личности, сделанный им на ХХ съезде пар-тии, стал известен и зарубежной общественности. По настоянию Хрущёва 25 февраля каждой делегации иностранных компартий, присутствовавшей на съезде, был выдан эк-земпляр русского текста доклада Хрущёва с обязательством вернуть его на следующий день. О существовании доклада скоро стало известно за границей. Уже 16 марта "Нью-Йорк таймс" поместила соответствующую информацию.

По поводу того, как документ попал на Запад, было много басен, вплоть до истории о покупке его на базаре в Варшаве! Вероятно, утечка информации произошла через поль-ских коммунистов, переживавших вызванный смертью 1-го секретаря ПОРП Болеслава Берута (1956) период внутрипартийной борьбы. Как обычно считается, один польский журналист (якобы, Э.Охаба) в Варшаве, зайдя к знакомой секретарше одного из лидеров Польской Объединённой Рабочей партии, увидел у неё красную обложку и попросил по-читать. Та дала, предупредив, что доклад необходимо вернуть к концу дня, чтобы она ус-пела запереть его в сейф. Журналист немедленно побежал в посольство Израиля, где за несколько часов текст скопировали, после чего секретарша положила его в сейф.

Однако западные политики не поверили в достоверность копии документа и лишь после того, как был найден второй экземпляр, потерянный французскими коммунистами, решились опубликовать его с предисловием, что не ручаются за аутентичность, посколь-ку оригинала текста в их распоряжении нет. 4 июня госдепартамент США опубликовал текст, подлинность которого СССР отказался признать.

Хотя советские власти не признали, однако они и не опровергали текст, опубликован-ный в США. Перед лицом этой двусмысленной политической линии каждая компартия поступала в соответствии со своей собственной политической стратегией и степенью сво-ей скомпрометированности приверженностью сталинизму. Некоторые отвергли этот текст как грубую подделку американского правительства; Французская компартия употребила уклончивую формулировку («доклад, приписываемый...»), что освобождало её от необхо-димости дискутировать о тексте, подлинность которого не была признана; Итальянская же компартия решила вынести все вставшие проблемы на публичное обсуждение. В стра-нах Востока, в наибольшей степени затронутых сталинизмом, доклад посеял семена ина-комыслия, которым предстояло дать обильные всходы (политика Мао Цзедуна в после-дующий период).

Говорят, что в СССР намеревались опубликовать доклад в партийном журнале "Ком-мунист", но после резонанса в мире от публикации отказались. Позднее, находясь за ру-бежом, Хрущёв неизменно отрицал достоверность опубликованного на Западе варианта доклада, называя текст документа «фальшивкой ЦРУ». Доклад Хрущёва о культе лично-сти был опубликован в СССР только в период "перестройки" (в конце 80-х годов).

После XX съезда по всей стране началось переименование городов, улиц, пред-приятий, носивших имя Сталина, демонтаж памятников ему. Из экспозиции музеев в за-пасники убирались прославлявшие вождя картины, в учреждениях снимались его порт-реты.

На этой почве возникали конфликты. В некоторых партийных организациях во время обсуждения решений съезда раздавалась резкая критика в адрес партийных руко-водителей, допустивших культ личности. Иногда, напротив, рядовые граждане вставали на защиту имени Сталина. В Тбилиси горячая студенческая молодёжь окружила памят-ник Сталину на одной из центральных площадей и попыталась помешать его снятию. Её разогнали танками, были жертвы. Обо всём этом не было никаких открытых сообщений. Памятник и музей Сталина были сохранены лишь на его родине – в Гори.

Постановление ЦК от 30 июня 1956 г. Всё больше людей задавали себе и дру-гим вопрос: как в "самой демократической стране в мире" оказались возможными такое беззаконие, произвол одного человека и массовое истребление невинных людей? Рас-сылка по партийным организациям закрытого письма ЦК КПСС "Об итогах обсуждения решений XX съезда КПСС" оказалась недостаточной.

Тогда 30 июня 1956 г. было опубликовано уже открытое Постановление ЦК КПСС «О преодолении культа личности и его последствий». В нём, прежде всего, под-чёркивались заслуги Сталина в борьбе против враждебных группировок, заслуги в по-строении и защите социализма.

В Постановлении вопрос о причинах культа личности был разбит на два аспекта: объективный и субъективный. Объективной стороной возникновения культа личности называлась острота борьбы с "отжившими классами": помещиков, капиталистов и кула-ков, сложность международной обстановки, враждебное капиталистическое окружение и постоянная угроза войны, фракционная борьба внутри партии. Всё это, якобы, требовало максимальной централизации, высокой бдительности, что объективно привело к свёрты-ванию внутрипартийной демократии.

В то же время другой, отрицательной, стороной были личные качества Сталина: его грубость, нетерпимость, капризность, нежелание считаться с товарищами, на что в своё время указывал Ленин в своём так называемом политическом "завещании". В связи с этим были опубликованы входившие в него несколько ленинских документов, содер-жащих резкую оценку Лениным личных качеств лидеров 20-х годов, в особенности – Сталина. Среди них важнейшее значение имеют два документа: 1) «Письмо к съезду» (написано 23-25 декабря 1922 г. с дополнением от 4 января 1923 г.) и 2) статья «К вопро-су о национальностях или об "автономизации"» (30 декабря 1922 г.).

В этих ленинских документах, продиктованных тяжелобольным В.И.Лениным в по-следние дни 1922 и первые дни 1923 г. и опубликованных впервые после ХХ съезда КПСС, о И.В.Сталине буквально говорилось следующее:

«Тов. Сталин, – говорил В.И.Ленин, – сделавшись генсеком, сосредоточил в своих ру-ках необъятную власть, и я не уверен, сумеет ли он всегда достаточно осторожно пользо-ваться этой властью» (В.И.Ленин. Полн. собр. соч. М., 1964. Т.45. С. 344-345).

Эти слова были написаны 24 декабря 1922 г. Через десять дней В.И.Ленин продиктовал «Добавление к письму от 24 декабря 1922 г.», в котором сказано: «Сталин слишком груб, и этот недостаток, вполне терпимый в среде и в общениях между нами, коммунистами, становится нетерпимым в должности генсека. Поэтому я предлагаю товарищам обдумать способ перемещения Сталина с этого места и назначить на это место другого человека, который во всех других отношениях отличается от тов. Сталина только одним перевесом, именно, более терпим, более лоялен, более вежлив и более внимателен к товарищам, меньше капризности и т.д.» (Там же. С. 346). Имя этого человека Ленин не назвал.

После смерти В.И.Ленина его жена Н.К.Крупская 18 мая 1924 г., за несколько дней до открытия XIII съезда РКП(б), передала Центральному Комитету последние письма Лени-на. В протоколе о передаче этих документов Крупская в частности писала: «Среди не-опубликованных записей имеются записи <...>, которые заключают в себе личные харак-теристики некоторых членов Центрального Комитета. Владимир Ильич выражал твёрдое желание, чтобы эта его запись после его смерти была доведена до сведения очередного партийного съезда». Пленум ЦК, состоявшийся 21 мая 1924 г., заслушав сообщение ко-миссии по приёму бумаг В.И.Ленина, принял следующее постановление: «Перенести ог-лашение зачитанных документов, согласно воле Владимира Ильича, на съезд, произведя оглашение по делегациям и установив, что документы эти воспроизведению не подлежат, и оглашение по делегациям производится членами комиссии по приёму бумаг Ильича». (См. там же. С. 594).

В заключение Постановления ЦК КПСС от 30 июня 1956 г. делался вывод о том, что культ личности не мог изменить характера социалистического строя, сущности Со-ветского государства и политики Коммунистической партии. В связи с этим было заяв-лено о невозможности реабилитировать Троцкого, Каменева, Зиновьева, Бухарина и дру-гих поверженных лидеров партии, а также о недопустимости отхода от коммунистиче-ской идеологии.

В целом постановление «О преодолении культа личности и его последствий» от 30 июня 1956 г., как считается, было большим шагом назад по сравнению с "секретным докладом". Вплоть до XXII съезда (октябрь 1961 г.) этот документ сохранял свое значе-ние и служил идеологической базой послесталинского консерватизма.

Сталин характеризовался в нём как «человек, который боролся за дело социализ-ма», а его преступления – как «некоторые ограничения внутрипартийной и советской де-мократии, неизбежные в условиях ожесточённой борьбы с классовым врагом». Да, культ личности признавался одной из черт сталинского периода, однако это явление рассмат-ривалось исключительно как следствие недостатков личности Сталина. Объективные за-слуги Сталина явно перевешивали его слабости, которые не имели решающего значения и не смогли свернуть партию с правильного пути.

* * *

Таким образом, смерть Сталина вызвала несколько подвижек власти, в итоге ко-торых потерпело поражение прежнее сталинское окружение и сомкнувшаяся с ней часть новой номенклатуры. Этим был расчищен путь к необходимым политическим и экономическим реформам. Идеологическим обоснованием перемен послужила критика культа личности Сталина.

Разоблачение культа личности стало сильнейшим ударом по идеям коммунизма. Среди интеллигенции сформировалось поколение "шестидесятников", которые называли себя "детьми XX съезда". Ряд коммунистов и прогрессивных деятелей Запада отказались от прежней безоговорочной поддержки КПСС и СССР. Начался пересмотр устоявшихся представлений, росло осознание необходимости перемен в экономике и политике.