3. Усиление культа личности Сталина.

Реорганизация управления. Обстановка в первые послевоенные годы усугубля-лась идейно-политическими проблемами. Победа во Второй мировой войне воспринима-лась народом как победа сил демократии над фашизмом. Отсутствие реального народо-властия и жёсткая централизация управления казались оправданными в военной обста-новке, но мирное время требовало иных методов управления.

Формально это, казалось, учитывалось. 4 сентября 1945 г. был упразднён высший орган государственного управления с чрезвычайными полномочиями – Государственный комитет обороны. В 1946 г. прошли выборы всех органов власти, но по старой схеме – 1 округ – 1 кандидат в депутаты. В мае 1947 г. была отменена смертная казнь (но в 1950 г. вновь восстановлена).

Однако, преобразование в марте 1946 г. наркоматов в министерства означало уси-ление единоначалия – нарком был председателем коллегии наркомата, министр лично отвечал за работу отрасли.

Число промышленных министерств увеличилось с 25 в годы войны до 34 в 1947 г., часть их стала делиться по территориальному признаку (министерства угольной про-мышленности западных и восточных районов, нефтяной промышленности западных, южных и восточных районов, рыбной промышленности восточных и западных районов).

Это привело к росту аппарата управления и развитию бюрократизма. Всего за 1948-1955 гг. только аппарат управления промышленностью вырос в 7 раз, а число рабо-чих – в 4,5 раза. Любимой игрой бюрократии стали реорганизации и введение униформы военного образца для железнодорожников, геологов, шахтёров, служащих министерств иностранных дел, госконтроля и финансов.

Положение в партии. В главном звене политической системы – правящей Ком-мунистической партии демократизации не произошло. После войны (с 1945 по 1952 гг.) состоялось всего два пленума ЦК ВКП(б) – в марте 1946 г. и феврале 1948 г., хотя по Ус-таву они должны были созываться не реже одного раза в четыре месяца (т.е. за период с 1945 по 1952 гг. должно было пройти 40 пленумов).

Очередной XIX съезд КПСС (октябрь 1952 г.) собрался более чем через 13,5 лет после предыдущего съезда (март 1939 г.) и спустя 7 лет после окончания войны, хотя съезды должны были созываться ЦК не реже одного раза в три года (т.е. должно было пройти не менее четырёх съездов).

Общепартийных конференций после 1941 г. вообще не было, хотя по Уставу они должны были созываться ЦК ежегодно (т.е. должно было пройти 13 конференций).

Упала роль Политбюро ЦК (10 членов и 4 кандидата в члены). Оно почти никогда не собиралось в полном составе.

Состав Политбюро, избранного на Пленуме ЦК ВКП(б) в марте 1939 г.: Члены – А.А.Андреев, К.Е.Ворошилов, А.А.Жданов (ум. 1948), Л.М.Каганович, М.И.Калинин (ум. 1946), А.И.Микоян, В.М.Молотов, И.В.Сталин, Н.С.Хрущев; Кандидаты – Л.П.Берия (до 1946), Н.М.Шверник.

Введены в состав кандидатов: Г.В.Маленков (1941; до 1946), Н.А.Вознесенский (1941), А.С.Щербаков (1941), Н.А.Булганин (1946; до 1948), А.Н.Косыгин (1946; до 1948).

Введены в состав членов: Л.П.Берия (1946), Г.М.Маленков (1946), Н.А.Булганин (1948), А.Н.Косыгин (1948). (См.: СИЭ, т. 11, с. 274).

Вместо Политбюро принципиальные вопросы решались введёнными Сталиным и не предусмотренными Уставом партии т.н. "малыми комиссиями" по внешнеполитиче-ским вопросам (полностью незаконными с точки зрения Устава): "пятёркой" ("Комиссия пяти"), "шестёркой" ("Комиссия шести"). Эти комиссии имели очень расплывчатые пол-номочия. Они занимались в принципе иностранными делами, но также и некоторыми во-просами внутренней политики. Комиссия "шести" вскоре после войны была пополнена заместителем председателя Совета Министров и председателем Госплана СССР Н.А.Вознесенским и стала именоваться "семеркой".

Постоянно работали лишь Оргбюро ЦК, радикально обновившееся за счёт вы-движенцев военного времени, и Секретариат ЦК, т.е. исполнительные органы.

Н.Верт в своей книге пишет: У Сталина «...разрыв с ленинизмом выражался в последо-вательном игнорировании руководящих органов партии... Как правило, Сталин предпочи-тал принимать членов Политбюро индивидуально или небольшими группами по вопро-сам, связанным со "специальностью" каждого. Мучимый острой шпиономанией, Сталин неизменно исключал из этих встреч, особенно в последние годы жизни, некоторых членов Политбюро, подозреваемых в переходе на службу той или иной иностранной державе. Это произошло с Ворошиловым, заподозренным в сотрудничестве с Интеллидженс Сер-вис (но не арестованным, что достаточно ясно говорит о подлинных мотивах этой так на-зываемой опалы); затем, после XIX съезда партии, – с Молотовым и Микояном. Хрущев оставил поразительные рассказы об эпизодических заседаниях Политбюро, где важней-шие решения, например, о пятом пятилетнем плане, принимались без всякого обсуждения за несколько минут участниками, испытывавшими панику только от одной мысли, что они могут высказать точку зрения, которая испортит настроение Вождю. Между тем Ста-лин делал всё, чтобы сконцентрировать власть в созданных им структурах, неподкон-трольных избранным в 1939 г. руководящим партийным инстанциям. Роль его личного Секретариата и Специального сектора Секретариата ЦК под руководством Поскребыше-ва, видимо, постоянно возрастала, заключаясь в надзоре над всем Секретариатом ЦК – ре-альным центром принятия решений и контроля за их исполнением. Каждый из главных соратников Сталина в последние годы (Маленков, Жданов и Хрущев) занимал в тот или иной момент один из четырёх постов секретарей ЦК партии.» (Верт, с. 367-368).

Компартия против интеллигенции. Победу в Великой Отечественной войне официальная пропаганда расценила как доказательство крепости и справедливости со-ветского строя.

Знакомство миллионов советских людей (военных, а также угнанных на работу в Германию) с жизнью и бытом Центральной Европы, значительно превосходивших совет-ский уровень жизни, несколько расширившиеся контакты верхушки интеллигенции (пи-сателей, журналистов, крупных учёных) с зарубежными коллегами естественно ставили под вопрос официальную пропаганду преимуществ социализма перед "загнивающим ка-питализмом".

По художественной и научной интеллигенции и были нанесены удары. Летом 1946 г. власти развернули широкое наступление против любого проявления интеллекту-ального творчества, где обнаруживались т.н. "заграничное влияние", "западное упадни-чество", "искусство для искусства". Идеологическое руководство этой кампанией осуще-ствлялось лично Андреем Александровичем Ждановым.

Жданов Андрей Александрович (1896-1948) – секретарь ЦК партии с 1934 (од-новр. в 1934-44 секретарь Ленинградск. Обкома ВКП(б), с 1939 чл. Политбюро ЦК. Был одним из организаторов массовых репрессий 30-40-х гг.

Проведённая идейно-политическая кампания против западного влияния в 1946-1948 гг. получила название "ждановщина".

Первым признаком изменения в духовном климате общества было решение о соз-дании 1 августа 1946 г. нового журнала "Партийная жизнь", призванного контролировать развитие интеллектуальной, научной и художественной жизни.

Через две недели – 14 августа 1946 г. было опубликовано Постановление ЦК ВКП(б) «О журналах "Звезда" и "Ленинград"». В этом постановлении и докладе секрета-ря ЦК А.А.Жданова, произнесённым на собрании членов Союза писателей, редакции ря-да ленинградских журналов обвинялись в безыдейности. Жданов в грубо оскорбительной форме критиковал творчество поэтессы Анны Андреевны Ахматовой и писателя-сатирика Михаила Михайловича Зощенко.

Ахматова (наст. фам. Горенко) Анна Андреевна (1889-1966), сов. поэтесса. Вер-ность нравст. основам бытия и человеческим ценностям, обостренное чувство исто-рии, тяготение к классич. стилю поэтич. языка в сб. "Бег времени. Стихотворения. 1909-1965". Автобиогр. трагический цикл стихов "Реквием" (1935-40; опубл. 1987) - о жертвах репрессий 1930-х гг. Статьи об А.С.Пушкине.

Зощенко Михаил Михайлович (1894-1938), сов. писатель. В рассказах 20-х гг. преим. в форме сказа создал комич. образ героя-обывателя, с убогой моралью и при-митив. взглядом на окружающее. В «Голубой книге» (1934-35) – история нравов гла-зами сатирика. Пов. «Мишель Синягин» (1930), «Возвращенная молодость» (1933), пов.-эссе «Перед восходом солнца» (ч. 1: 1943; ч. 2: под назв. «Повесть о разуме», опубл. 1972).

Так, Жданов сказал, что Зощенко в рассказе "Приключение обезьяны" (этот рас-сказ был больше, чем любой другой, поставлен в вину Зощенко) «изображение жизни советских людей, нарочито уродливое, карикатурное и пошлое, понадобилось Зощенко для того, чтобы вложить в уста обезьяны гаденькую, отравленную антисоветскую сен-тенцию насчёт того, что в зоопарке жить лучше, чем на воле, и что в клетке легче ды-шится, чем среди советских людей».

Зощенко и Ахматова были исключены из Союза писателей, а журналы, публико-вавшие их произведения, были наказаны: редакция журнала "Звезда" получила выговор, а журнал "Ленинград" был закрыт.

Ещё через 12 дней, 26 августа 1946 г., вышло новое Постановление ЦК ВКП(б) «О репертуаре драматических театров», где критиковалось переполнение репертуара «низ-копробной и пошлой зарубежной драматургией», да и советским драматургам досталось за «уродливо-карикатурное, – как говорилось в Постановлении, – изображение советских людей».

Ещё через одну неделю, 4 сентября 1946 г., вышло Постановление ЦК «О кино-фильме "Большая жизнь"». В этом постановлении ошельмовывались ведущие и автори-тетнейшие кинорежиссеры страны Сергей Михайлович Эйзенштейн и Леонид Давыдо-вич Луков. В постановлении были подвергнуты критике «безыдейные» (т.е. без идеоло-гических лозунгов) фильмы ″Большая жизнь" Л.Д.Лукова (1940) и вторая серия ″Ивана Грозного" С.М.Эйзенштейна (фильм вышел на экраны в 1958 г.).

Эйзенштейн Сергей Михайлович (1898-1948), режиссер и теоретик кино, худож-ник, засл. деят. ист-в РСФСР (1935), д-р иск-ведения. Крупнейший мастер сов. кине-матографии, оказавший влияние на её развитие, а также на прогрес. зарубеж. кино-иск-во. Теоретич. труды Эйзеншьейна внесли большой вклад в науку об иск-ве кино. Проф. ВГИКа (с 1937). Гос. пр. СССР (1941, 1946).

Луков Леонид Давыдович (1909-63), кинорежиссер, нар. арт. РСФСР (1957). Гос. пр. СССР (1941, 1952). Фильм "Большая жизнь" имеет две серии. Первая серия (1940) рассказывает о героическом труде горняков (арт. Б.Андреев, П.Алейников, М.Бернес и др.); о движении новаторов на шахтах Донбасса, о борьбе с врагами, пытающимися мешать сов. народу строить новую жизнь. Вторая серия (1946) посвящена Вел. Отеч. войне, она рассказывает о том, как герои фильма борются с фаш.захватчиками, а по-сле освобождения Украины восстанавливают разрушенные войной шахты.

Фильм ″Большая жизнь", рассказывающий о жизни донецких шахтёров, был об-винён в том, что в нём, якобы, «фальшиво изображены партийные работники», отсутст-вует показ «современного Донбасса» с его передовой техникой и культурой, созданной «за годы сталинских пятилеток". Эйзенштейн подвергся критике прежде всего за то, что создал, якобы, ложный образ царя (как «безхарактерного человека» «типа Гамлета»). В постановлении утверждалось, что царь Иван Грозный был прогрессивный политик, соз-дававший централизованное великое Русское государство, что его историческая роль, как строителя государства, сродни с ролью Петра Великого и Сталина.

Новый еженедельник, созданный в это же время, ″Культура и жизнь" получил за-дание проверить, действительно ли наука, литература, искусство, кино, радио, музыка, пресса, музейное дело «поставлены – (цитирую) – на службу коммунистического воспи-тания масс». В конце 1946 г. ″Культура и жизнь" начала кампанию против «декадентских тенденций» в театре и потребовала исключить из репертуара все пьесы зарубежных ав-торов.

24 июня 1947 г. Жданов провёл совещание философов, на котором добился осуж-дения ″Истории западной философии" Григория Федоровича Александрова, руководив-шего до этого Агитпропом и ставшего в 1946 г. лауреатом Сталинской премии.

Александров Георгий Фёдорович (1908-61), филооф, акад. АН СССР (1946). Тр. по зарубеж. философии и социологии. Канд. в чл. ЦК ВКП(б) в 1941-52. Деп. ВС СССР в 1946-50, 1954-55. Гос. пр. СССР (1943, 1946).

Жданов обвинил Александрова в том, что тот, якобы, проявил чрезмерную тер-пимость в своих суждениях об идеалистической, буржуазной и декадентской философии, ″вдохновлявшей" борьбу империалистических держав против СССР (за это отстутствие полемического задора Александров был назван ″беззубым вегетарианцем").

Несколько месяцев спустя ждановщина затронула музыку – сферу, которой она до этого не касалась. Предлоголм послужило исполнение в декабре 1947 г. трёх произведе-ний, заказанных к тридцатилетию Октябрьской революции: ″Шестой симфонии" Сергея Сергеевича Прокофьева, ″Поэмы" Арама Ильича Хачатуряна и оперы Вано Ильича Му-радели ″Великая дружба" (1947; 2-я ред. 1960).

Прокофьев Сергей Сергеевич (1891-1953), композитор, пианист и дирижер, нар. арт. РСФСР (1947). В 1918-33 жил за рубежом. Художник-новатор, обогатил мировое иск-во произв., проникнутыми глубокой человечностью, отличающимися остротой образных характеристик, свежестью и оригинальностью средств муз. выражения. Оперы "Игрок" (1916), "Любовь к трем апельсинам" (1919), "Огненный ангел" (1927), "Семен Котко" (1939), "Обручение в монастыре" (1940), "Война и мир" (1943; 2-я ред. 1952); балеты "Ромео и Джульетта" (1936), "Золушка" (1944), "Сказ о каменном цветке" (1950), оратория "На страже мира" ( 1950), кантата "Александр Невский" (1939), Симфонии, концерты для инстр-тов с орк., сонаты и циклы пьес для ф-п, му-зыка к фильмам и др. Лен пр. (1957, посм.), Гос. пр. СССР (1943, 1946 - трижды 1947, 1951).

Хачатурян Арам Ильич (1903-78), композитор, нар. арт. СССР (1954), акад АН Арм. ССР (1963), Герой Соц. Труда(1973), д-р иск-ведения. Чл. КПСС с 1943. Широ-кую известность получили концерты Х. для фп (1936), скрипки (1940) и виолончели (1946) с орк., бал. «Гаянэ» (1942) и «Спартак» (1954); автор 3 симфоний (1943-47), музыки к драме «Маскарад» М.Ю.Лермонтова (1941). Музыка Гос. нгимна Арм. ССР (1944). Проф. Моск. конс., Муз.-пед. ин-та им. Гнесиных (с 1952). Выступал как ди-рижер. Деп. ВС СССР в 1958-62. Лен. пр. (1959), Гос. пр. СССР (1941, 1943, 1946, 1950, 1971).

Мурадели Вано Ильич (1908-70), сов. композитор, нар. арт. СССР (1968). Чл. КПСС с 1942. Оп. «Великая дружба» (1947; 2-я ред.1960), «Октябрь» (1961), 2 опер-тты, кантаты,2 симф., пксни «Партия – наш рулевой» (1952), «Бухенвальдский набат» (1959) и др. Гос. пр. СССР (1946, 1951).

10 февраля 1948 г. ЦК ВКП(б) принял постановление «О декадентских тенденци-ях в советской музыке», осуждавшее оперу Мурадели, который «пренебрёг лучшими традициями и опытом классической оперы вообще, русской классической оперы в осо-бенности, отличающейся внутренней содержательностью, богатством мелодий и широ-той диапазона, народностью, изяществом, красивой, ясной музыкальной формой, сде-лавшей русскую оперу лучшей оперой в мире». Мурадели, утверждалось далее, допустил в либретто оперы «исторически фальшивую» трактовку отношений между русскими, с одной стороны, и грузинами и осетинами, с другой, во время «борьбы за установление советской власти и дружбы народов на Северном Кавказе в 1918-1920 гг.».

Не менее острой критике подверглись композиторы, «придерживающиеся форма-листического, антинародного направлений» (были названы Прокофьев, Шостакович, Ха-чатурян, Мясковский), которые «снизили высокую общественную роль музыки и сузили её значение, ограничив его удовлетворением извращённых вкусов эстетствующих инди-видуалистов». Ведущие советские композиторы С.С.Прокофьев, Д.Д.Шостакович и дру-гие объявлялись формалистами, а их музыка – какафонией. Следствием постановлений стала чистка и Союза композиторов.

″Антиформалистская″ кампания велась в течение всего 1948 г. с большой реши-мостью: почти все известные интеллектуалы и деятели искусства были осуждены, ис-ключены из творческих ассоциаций и вынуждены прекратить свою деятельность. Вместе с тем в отличие от практики 30-х годов, которые, правда, не знали такого въедливого контроля за каждой областью духовной жизни, большинство подвергнутых остракизму интеллектуалов и деятелей искусства не были арестованы или отправлены в лагеря.

С конца 1948 г. критику «формалистических» тенденций затмило открытие ново-го вредного уклона: «космополитизма». Впрочем, формализм и космополитизм являлись двумя сторонами одного и того же «низкопоклонства перед Западом».

В январе 1949 г. редакционной статьей главной партийной газеты ″Правда″ «Об одной антипатриотической группе литературных критиков» было положено начало кам-пании против «безродных космополитов» и «преклонения перед Западом». Это дополня-лось пропагандой наших приоритетов (действительных, а подчас – и мнимых) в науке и технике.

Критика космополитизма быстро приобретала всё более откровенный антисемит-ский характер. Газеты соревновались друг с другом в выявлении «настоящих имён» осу-ждённых космополитов. Кампания была направлена в первую очередь против интелли-гентов-евреев, обвинённых в «индивидуалистическом и скептическом обособлении», «антирусском космополитизме», «сионистской деятельности в интересах империализ-ма».

Преследования начались после того, как советские евреи продемонстрировали свою поддержку созданию государства Израиль и приветствовали приезд в Москву его первого посла Голды Меир. Еврейский антифашистский комитет, который в годы войны занимался сбором среди еврейских общин в разных странах, главным образом в США, финансовых средств для поддержки Советского Союза, был распущен, а его периодиче-ские издания, включая ″Эйникайт″, в котором сотрудничали самые выдающиеся пред-ставители еврейской интеллигенции СССР, и культурные организации – запрещены. Не-сколько сотен интеллигентов были арестованы.

Некоторые из самых известных лиц еврейской национальности (писатели Перец Давидович Маркиш и Давид Рафаилович Бергельсон, поэт Лев Моисеевич Квитко и др.) были отправлены в Сибирь и в 1952 г. расстреляны по обвинению в намерении собрать евреев в Крыму, откуда были выселены крымские татары, и организовать там акты сабо-тажа.

Бергельсон Давид Рафаилович (1984-1952), сов. писатель. Психол. ром. «После всего» (1913), «Отход» (1920) о судьбах евр. интеллигенции. Ром. «На Днепре» (кн. 1-2, 1932-40) о жизни евреев в России в нач. XX в., перед рев-цией 1905-07. Необос-нованно репрессирован; реабилитирован посмертно.

Квитко Лев Моисеевич (1890-1952), сов. поэт. Чл. КПСС с 1939. Лирич. стихи; поэма «Красная буря» (1918), ром. в стихах «Годы молодые» (1941) о рев. событиях 1918. Сб-ки стихов для детей. Необоснованно репрессирован; реабилитирован по-смертно.

Маркиш Перец Давидович (1895-1952), сов. писатель. Чл. КПСС с 1942. Эпич. по-эмы («Братья», 1929; «Война», 1941-48), психол. и сатирич. поэма («Чертополох», 1935), лирич. стихи. Социально-филос. ром. «Из века в век» (1929-41), «Поступь по-колений» (1948). Пьесы. Необоснованно репрессирован; реабилитирован посмертно.

Объявление о раскрытии в январе 1952 г. «заговора убийц в белых халатах», в ко-тором подозревались несколько медицинских светил еврейского происхождения, оконча-тельно деморализовали рядовых советских евреев, в течение нескольких недель со дня на день ожидавших решения об общей депортации.

В 1946-1952 гг. были развернуты «научные дискуссии» по философии, биологии, языкознанию и политической экономии, в результате которых шельмовались пытавшие-ся самостоятельно мыслить учёные. На первый план выдвигались малокомпетентные комментаторы «ценных сталинских указаний» по всем проблемам науки, а суперарбит-ром в научных спорах выступил сам Сталин.

В 1950 г. Сталин принял личное участие в дискуссии о языкознании, выступив со статьей «Марксизм и проблемы языкознания» против теорий Н.Марра. Сталин старался доказать, что речь является совокупностью словесных раздражителей, позволяющих на-правленно вызывать у человека соответствующие психические реакции и действия. Лин-гвистические проблемы были лишь предлогом, чтобы поднять вопрос взаимоотношений между настройкой и базисом советского общества, что заставило Сталина ещё раз зая-вить об абсолютной необходимости незыблемого и всесильного государства в СССР.

Марр Николай Яковлевич (1864/65-1934), сов. востоковед и лингвист, акад. АН СССР (чл. Петерб. АН с 1912). Чл. КПСС с 1930. Тр. по кавк. яз., истории, археоло-гии, этнографии Кавказа. Выдвинул ″яфетическую теорию″ («Новое учение о язы-ке»), научно не обоснованную.

Спустя два года Сталин в «Письме товарищу Холопову», опубликованном в ″Правде″ 2 августа 1952 г., вернулся к этой теме, открыто объявив неправильным выдви-нутый Энгельсом в «Анти-Дюринге» тезис об отмирании государства после революции.

Совсем другой смысл носила дискуссия о биологии. Она была связана с экономи-ческими, в первую очередь сельскохозяйственными, трудностями страны и торжеством псевдонаучной теории о наследственности шарлатана Т.Д.Лысенко, обещавшего Цен-тральному Комитету «и лично товарищу Сталину» в минимальные сроки обеспечить изобилие сельскохозяйственных продуктов.

Карьера Лысенко началась в феврале 1935 г. на II съезде колхозников-ударников, где он, тогда молодой агробиолог, обрушился на «кулаков от науки». Очень скоро он был назначен президентом Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук имени В.И.Ленина, откуда изгнал настоящих генетиков, своих научных оппонентов, и добился в 1940 г. ареста знаменитого генетика и ботаника Н.И.Вавилова (кстати, его учителя), ко-торый умер в тюрьме в 1943 г.

Лысенко Трофим Денисович (1898-1976), сов. биолог и агроном, акад. АН СССР (1939), АН УССР (1934), акад. (1935) и през. (1938-56 и 1961-62) ВАСХНИЛ (вытес-нил с поста през. своего учителя Н.И.Вавилова и заменил его науч. разработки свои-ми безграмотными спекуляциями, к-рые тем не менее нравились парт. руководству от Сталина до Хрущева). Герой Соц. Труда (1945). Чл. ЦИК СССР. Деп. ВС СССР в 1937-66. Гос. пр. СССР (1941, 1943, 1949). Выдвинутая Лысенко антинауч. концеп-ция наследственности, изменчивости и видообразования (назв. им "мичуринским учением") и практич. рекомендации административно внедрялись в 30-х - нач. 60-х гг. Монополизм Лысенко сопровождался уничтожением других научных школ, шельмованием ученых; он нанёс большой ущерб сов. генетике и биологии в целом.

Начавшиеся накануне войны преследования генетиков и биологов были с удвоен-ной энергией возобновлены в 1947-1948 гг. Под влиянием Лысенко ЦК навязал такую интерпретацию понимания изменчивости, которая соединяла марксистский детерминизм с признанием возможности влиять на человеческую природу. Собравшаяся в августе 1948 г. сессия ВАСХНИЛ послужила сигналом для преследования всех генетиков и био-логов-″менделистов″ (среди которых было много евреев). Академики А.Жебрак, П.Жуковский, Л.Орбели, А.Сперанский, И.Шмальгаузен и их ученики – в общей сложно-сти несколько сотен исследователей – были изгнаны из академии и со своих факультетов.

В стране была запрещена пропаганда научных взглядов генетика Менделя, а так-же все отрасли знания, которые рассматривали ту или иную форму неопределённости: квантовая физика, теория вероятностей, статистический анализ в социологии и т.д.

Кризис высшего руководства. Сталин, по-прежнему сосредоточивший в своих руках ключевые посты секретаря ЦК ВКП(б) и Председателя Совета Министров СССР, видимо, много болел (никаких сообщений об этом, разумеется не было), практически не выступал и по несколько месяцев не появлялся в своем кремлёвском кабинете, хотя про-пагандистский стереотип гласил: Сталин постоянно на посту, в Кремле.

В декабре 1949 г. было пышно отпраздновано 70-летие Сталина. Он присутство-вал на посвящённом ему торжественном собрании в Большом театре, но не произнёс ни слова. На XIX съезде КПСС (октябрь 1952 г.) он, вопреки традиции, не стал выступать с отчётом ЦК, ограничившись краткой речью по международным вопросам. Круг допус-каемых к нему людей всё более сужался.

Дряхлевший Сталин, перестав доверять своим старым сторонникам – К.Е.Ворошилову, В.М.Молотову, Л.М.Кагановичу, Л.П.Берии и А.И.Микояну, – проти-вопоставлял им более молодых: А.А.Жданова (1896-1948), Г.М.Маленкова (1902-1988), Н.С.Хрущева (1894-1971), между которыми подспудно разгоралась борьба за власть.

Спор между Маленковым, поддерживаемым Берией, Кагановичем и руководите-лями тяжёлой промышленности, с одной стороны, и Ждановым, на стороне которого бы-ли председатель Госплана СССР и заместитель председателя СНК Н.А.Вознесенский (1903-1950), председатель Совета Министров РСФСР М.И.Родионов (1907-1950), секре-тарь ЦК и член Оргбюро ЦК А.А.Кузнецов (1905-1950) и некоторые военачальники, с другой, одновременно касался международного положения, а также темпов и путей эко-номического развития СССР в послевоенные годы.

Вознесенский Николай Алексеевич. (1903-50), сов. гос. и парт. деятель, акад. АН СССР (1943). В 1938-41, 1942-49 пред. Госплана СССР. С 1939 зам. пред. СНК (с 1946 – СМ) СССР; в 1942-45 чл. ГКО. Чл. ЦК КПСС с 1939. Чл. Политбюро с 1947 (канд. с 1941). Кн. «Военная экономика СССР в период Отечественной войны» (1947). Гос. пр. СССР (1948). Деп. ВС СССР с 1946. Необоснованно репрессирован («Ленинградское дело»), реабилитирован посмертно.

Родионов Михаил Иванович (1907-50), сов. гос. и парт. деятель. С 1931 на парт. работе. В 1938 секр. Горьковского обкома ВКП(б). В 1939 пред. Горьковского облис-полкома Совета. В 1940-46 1-й секр. Горьковского обкома и горкома партии, в 1946-49 пред. СМ РСФСР. Канд. в чл. ЦК с 1941, чл. Оргбюро ЦК партии в 1946-49. Деп. ВС СССР. Необоснованно репрессирован по «Ленинградскому делу»; реабилитиро-ван посмертно.

Кузнецов Алексей Александрович (1905-50), сов. гос. и парт. деятель, ген.-лейт. (1943). С 1938 2-й, с 1945 1-й секр. Ленингр. обкома и горкома; один из организато-ров обороны города в 1941-44. В 1946-49 секр. ЦК КПСС. Чл. ЦК КПСС в 1939-49, чл. Оргбюро ЦК с 1946. Деп. ВС СССР с 1937. Необоснованно репрессирован по «Ленинградскому делу»; реабилитирован посмертно.

Политический конфликт между Маленковым и Ждановым развивался с конца 1945 г. вокруг сугубо частного вопроса: Жданов и Вознесенский атаковали Маленкова в связи с его политикой вывоза немецкой промышленности, которая приводила, согласно их представлениям, к чудовищному разбазариванию средств. Микоян, посланный Стали-ным разобраться на месте, вернулся с крайне неблагоприятным докладом, свидетельст-вующим о необходимости отказаться от политики демонтажа в пользу создания смешан-ных фирм, которые организовали бы в Германии производство продукции для СССР. Сталин поддержал группу Жданова, снял Маленкова с поста, одновременно выведя его из Секретариата ЦК (1946).

В течение двух лет Жданов и его помощник М.А.Суслов, назначенный в июне 1947 г. руководителем Агитпропа (вместо близкого к Маленкову Г.Ф.Александрова), пользовались доверием Сталина, возглавляя идеологическое подавление интеллигенции, национальных движений и сплочение европейских компартий вокруг КПСС.

Вместе с тем в политическом отношении группа Жданова-Вознесенского оказа-лась весьма разношерстной, объединяя и «жёстких» идеологов типа Жданова, и таких экономистов-реформаторов, как Вознесенский, местную властвующую элиту (ленин-градская партийсная организация, первым секретарём которой был Жданов) и руководи-телей, желавших бы восстановить некую форму – конечно, весьма специфическую – за-конности путём «возврата к принципам» перед лицом ультранационалистического, неле-нинского дрейфа сталинской власти.

Планы этой группы в области экономики потерпели поражение по ряду причин, обусловленных как катастрофическим ухудшением продовольственного положения в 1946-1948 гг., давшим повод к восстановлению жёсткого контроля над крестьянством, образованием консервативного фронта руководителей промышленности, так и спекуля-циями во внутриполитических целях международной напряжённостью. По всей вероят-ности, в отношении стратегии экономического развития Сталин солидаризировался со сторонниками возврата к волюнтаристской схеме 30-х годов.

Летом 1948 г. после двухлетней опалы Маленков был возвращён Сталиным в со-став Секретариата ЦК. Через несколько недель, 31 августа 1948 г. скоропостижно скон-чался Жданов, оставив своих сторонников беззащитными перед Маленковым.

″Ленинградское дело″. После смерти А.А.Жданова Г.М.Маленков в 1950 г. в со-трудничестве с Л.П.Берией и руководителем всесильного МГБ Абакумовым (и, несо-мненно, с благословения Сталина) сфабриковал т.н. ″Ленинградское дело″ по обвинению члена Политбюро ЦК ВКП(б) и председателя Госплана СССР Н.А.Вознесенского, секре-таря ЦК А.А.Кузнецова, Председателя Совета Министров РСФСР М.И.Родионова и дру-гих (П.С.Попков, Я.Ф.Капустин, П.Г.Лазутин) в намерении отделить РСФСР и Ленин-град от СССР.

″Ленинградское дело″ – серия дел, сфабрикованных в кон. 40-х - нач. 50-х гг. по обви-нению ряда видных парт., сов. и хоз. работников в измене Родине, намерении превратить ленингр. парторганизацию в опору для борьбы с ЦК и т.п. Следствие велось незаконными методами, суд. процесс проведён тенденциозно.

Это была крупнейшая чистка, направленная лично против Вознесенского, а также сотрудников Госплана и партаппарата Ленинграда – города, всегда бывшего у Сталина на подозрении. Вознесенский был смещён и вместе с группой других лиц отдан под суд. Шесть главных обвиняемых (Вознесенский, Родионов, Кузнецов, Попоков, Капустин, Лазутин) были расстреляны, остальные приговорены к длительным срокам тюремного заключения.

Затем начались аресты и судебное преследование близких к ним ленинградских партийных и государственных руководителей. Все эти ответственные работники были обвинены в попытке «развалить социалистическое хозяйство методами международного капитализма» (явный намёк на экономические расхождения между Г.М.Маленковым и Н.А.Вознесенским в 1945-1946 гг.) и в «заговоре со сторонниками Тито, направленном на свержение советской власти».

Был осуществлен массированный разгром ленинградского руководства по линии партийно-административных органов. Заменены свыше 2 тыс. руководителей, сотни коммунистов исключены из партии, репрессированы более 200 работников, их родствен-ники. В последующем все были реабилитированы, большинство помертно.

В общей сложности «ленинградское дело» стоило жизни нескольким сотням партработников, большинство из которых своей карьерой в этом городе были обязаны А.А.Жданову; оно также позволило устранить других руководителей, поддерживавших в своё время Жданова, в числе которых был председатель Совмина РСФСР М.И.Родионов. На первый взгляд в разгроме ленинградской партийной организации Сталин не принимал участия, однако вряд ли это было действительно так, учитывая его могущество и при-стальный контроль за течением жизни страны.

Готовилось и «московское дело» в связи с освобождением Г.М.Попова с поста 1-го секретаря МГК и секретаря ЦК ВКП(б). Но оно не было доведено до «логического» конца. После смерти И.В.Сталина Попов был направлен послом СССР в Польшу.

Попов Георгий Михайлович (1906-68), сов. парт., гос. деятель. С 1938 2-й секр. МГК, с 1945 1-й секр. МК и МГК, в 1946-52 секр. ЦК КПСС; одноврем. в 1944-50 пред. Моссовета. В 1951-53, с 1959 дир. з-дов. В 1953-54 посол СССР в ПНР. Чл. ЦК КПСС в 1941-52 (канд. с 1939, в 1952-56). Деп. ВС СССР и чл. През. ВС СССР в 1946-50.

XIX съезд партии. 5 октября 1952 г. открылся XIX съезд ВКП(б). Участники при-ветствовали Сталина единодушной овацией. На этом последнем в жизни Сталина съезде он не стал выступать, как обычно, с отчетным докладом. Два основных доклада были сделаны его ближайшими сподвижниками: отчётный доклад членом Политбюро и секре-тарем ЦК, а также заместителем председателя Совета министров СССР Г.М.Маленковым, а доклад об Уставе партии – членом Политбюро и секретарем ЦК, а также 1-м секретарем Московского комитета партии Н.С.Хрущёвым). Сам Сталин огра-ничился на съезде семиминутным заключительным словом по внешнеполитическим во-просам.

Маленков Георгий Максимилианович (1902-1988) окончил Московский энергетич. институт, сделал быструю карьеру в центр. аппарате партии. С 1925 на парт. работе. В 1934-39 зав. отделом руководящих парт. органов ЦК ВКП(б). С 1939 нач. управле-ния кадров ЦК ВКП(б). В 1939-52 (с небольшим перерывом) был секретарем ЦК пар-тии, в 1941-46 кандидатом в чл. Политбюро, с 1946 – членом Политбюро, отвечал за кадровую работу и контроль за органами госбезопасности и внутренних дел. В годы Вел. Отеч. войны – член Гос. комитета обороны, курировал авиац. промышленность. В 1946-53 – зам. пред. СМ СССР. Считается повинным в массовых репрессиях 1937-1938 гг., один из инициаторов так называемого "Ленинградского дела".

Хрущёв Никита Сергеевич (1894-1971) – уроженец села Калиновка Курской гу-бернии, где получил начальное образование (по его словам – у дьячка местной церк-ви), в юности с отцом ушёл на заработки на шахты Донбасса. Участник гражд. войны (красноармеец). Член партии с 1918. Будучи на парт. работе на Украине, командиро-ван на учебу в Промышл. академию в Москве. Там был избран секр. парт. ячейки и выдвинут в Краснопресненский районный, затем – в Моск. комитет партии. Под рук. секретаря ЦК и Моск. комитета Л.М.Кагановича сделал карьеру, поднявшись до 1-го секр. Моск. комитета (1935), секретаря ЦК компартии Украины (1938). Одноврем. в 1944-47 пред. СНК (с 1946 – СМ) УССР. Чл. ЦК ВКП(б) с 1934, чл. Политбюро ЦК в 1939-52 (канд. с 1938). В Вел. Отеч. войну чл. Воен. советов ряда фронтов. В 1944-47 – пред. Сов. Мин. Украины, в 1947-49 – 1-й секр. ЦК Компартии Украины, в 1949-53 – секр. ЦК и 1-й секр. Моск. комитета партии. Как и другие руководители его мас-штаба, виновен в массовых репрессиях в Москве и на Украине.

После XIX съезда КПСС в октябре 1952 г. Сталин произвел реорганизацию выс-ших партийных оргонов. Вместо Политбюро был образован Президиум ЦК КПСС, в ко-торый из 11 членов бывшего Политбюро (по состояни. на октябрь 1952 г.) вошли восемь человек, причем на закрытом заседании только что избранного ЦК Сталин обрушился с нападками на В.М.Молотова и А.И.Микояна. Они, правда, вошли в образованный здесь Президиум ЦК и его Бюро, но в целом состав Президиума включал в себя в основном относительно молодых члекнов партии. Из старых членов партии бывшего состава По-литбюро, кроме Сталина, в Президиуме оказались лишь трое (К.Е.Ворошилов, Л.М.Каганович, В.М.Молотов), в окружении пятерых более молодых лидеров (Л.П.Берия, Н.А.Булганин, Г.М.Маленков, Н.С.Хрущев, Н.М.Шверник).

Состав Политюро ЦК ВКП(б) по состоянию на окт. 1952 г.: Члены: А.А.Андреев, Л.П.Берия (кандидат с окт. 1952; чл. - март 1946), Н.А.Булганин (кандидат с марта 1946; чл. - февр. 1948), К.Е.Ворошилов, Л.М.Каганович, А.Н.Косыгин (кандидат с марта 1946; чл. - февр. 1948), Г.М.Маленков (кандидат с февр. 1941; чл. - март 1946), А.И.Микоян, В.М.Молотов, И.В.Сталин, Н.С.Хрущев.

Кандидаты: Н.М.Шверник, А.С.Щербаков (февр. 1941).

Состав секретариата ЦК ВКП(б): Г.М.Маленков, П.К.Пономаренко, Г.М.Попов, И.В.Сталин, М.А.Суслов, Н.С.Хрущев.

Состав Президиума ЦК КПСС, избранный на пленуме ЦК 16 окт. 1952 г. (курсивом выделена сохранившие за собой членство в Политбюро прежнего состава):

Члены: В.М.Андрианов, А.Б.Аристов, Л.П.Берия, Н.А.Булганин, К.Е.Ворошилов, С.Д.Игнатьев, Л.М.Каганович, Д.С.Коротченко, В.В.Кузнецов, О.В.Куусинен, Г.М.Маленков, В.А.Малышев, Л.Г.Мельников, А.И.Микоян, Н.А.Михайлов, В.М.Молотов, М.Г.Первухин, П.К.Пономаренко, М.З.Сабуров, И.В.Сталин, М.А.Суслов, Н.С.Хрущев, Д.И.Чесноков, Н.М.Шверник, М.Ф.Шкирятов.

Кандидаты: Л.И.Брежнев, А.Я.Вышинский, А.Г.Зверев, Н.Г.Игнатов, И.Г.Кабанов, А.Н.Косыгин, Н.С.Патоличев, Н.М.Пегов, А.М.Пузанов, И.Ф.Тевосян, П.Ф.Юдин.

Состав секретариата: А.Г.Аристов, Л.И.Брежнев, Н.Г.Игнатов, Г.М.Маленков, Н.А.Михайлов, Н.М.Пегов, П.К.Пономаренко, И.В.Сталин, М.А.Суслов, Н.С.Хрущев.

«Дело врачей». Вскоре после съезда партии началась новая компания против ″врагов народа″. 13 января 1953 г. газета «Правда» объявила о разоблачении «террори-стической группы врачей», в составе которой были названы сначала девять, а затем пят-надцать известных медиков, из них примерно половина были евреями. Им было предъяв-лено обвинение в том, что, воспользовавшись своим высоким положением ведущих вра-чей Кремлевской больницы, они убили в 1948 г. А.А.Жданова и, якобы, покушались на жизнь крупных военачальников – маршалов И.С.Конева (ум. 1973) и А.М.Василевского (ум. 1977), генерала С.М.Штеменко (ум. 1976). Были высказаны подозрения в убийстве ими таких высокопоставленных пациентов как М.В.Фрунзе (1925) и А.М.Горький (1936).

В то время как ″разоблачившая их″ доктор Тимашук в торжественной обстановке по-лучала орден Ленина, обвиняемые, соответствующим образом обработанные, сознавались во всех грехах. Как и в 1936-1937 гг., участники тысяч митингов требовали наказания ви-новных, расширения следствия и возвращения к настоящей «большевистской бдительно-сти».

«Дело врачей», свёрнутое после скорой смерти Сталина (5 марта 1953 г.), несо-мненно, не столько продолжало кампанию против «космополитов» (затронувшую и не-сколько восточноевропейских стран), сколько свидетельствовало о возникновении более важного движения к новой радикальной чистке партийных и хозяйственных кадров и ин-теллигенции. После раскрытия «заговора» пресса вернулась к тону и лозунгам 1936-1938 гг., требуя «покончить с преступной беспечностью в рядах партии и окончательно лик-видировать всякий саботаж». К моменту прекращения этого вымышленного дело часть врачей успела умереть в тюрьме.

Сталин, оказавшись в полной изоляции, медленно умирал на «Ближней даче» в Волынском, а вымуштрованная охрана боялась заглянуть в комнату даже тогда, когда на полу без движения, беспомощно лежал тот, кто казался всесильным, – не человек, а сим-вол.

* * *

Итак, cкованная культом личности, страна всё же нашла в себе силы восстановить разрушения военных лет. Ещё раз удивив мир, СССР сделал это раньше других, и, в отличие от других стран, без внешней иностранной помощи. Это было сделано могучей энергией всего народа, который ещё раз доказал, что он может осуществить почти неисполнимое. Но далось это не просто. Дорогой ценой народ заплатил за экономическое возрождение. Ожидавшаяся народом после Великой Победы над германским фашизмом демократизация общества не произошла; наоборот, происходило дальнейшее ″закручивание гаек″ в идеологии, организации, управлении.