1. Состояние страны после Великой Отечественной войны.

Победа! Лекцию мне хочется начать именно этим патетическим возгласом: Побе-да! Окончание войны было встречено народами СССР с нескрываемым ликованием. Лю-дей переполняли чувства облегчения, гордости и надежды на лучшее будущее. Советские люди осознавали, что именно они внесли решающий вклад в разгром фашизма.

Никогда ещё страна не имела так далеко на Запад продвинутых границ. Вместо враждебного "капиталистического окружения" её соседями были теперь в большинстве случаев дружественные или нейтральные государства. Советские средства пропаганды – печать и радио подчёркивали, что за рубежом у СССР имеются многочисленные друзья, воспринимающие его как освободителя от фашизма и оплот мира.

Завышенные ожидания были в той или иной степени характерны для всех стран-победительниц, но, пожалуй, нигде не был так велик разрыв между радужными надеж-дами и суровой действительностью, как в СССР. Наряду с радостью победы, многие миллионы людей испытывали горе от потери близких, разрыва прежних связей.

Возвращение к мирной жизни предполагало прежде всего восстановление эконо-мики и её переориентацию на мирные цели. Нанесённые войной человеческие и матери-альные потери были очень тяжелы. Их масштаб определялся не только жестокостью на-цистов по отношению к населению, состоящего, по их мнению, из представителей низ-ших рас, грабежом обширных территорий, находившихся под немецкой оккупацией в отдельных случаях до трёх лет, но и ошибками советского командования, приведшими к гибели и пленению миллионов солдат.

Об экономическом состоянии СССР после окончания Великой Отечественной войны очень наглядно говорит анализ материального ущерба, причинённого немецко-фашистскими захватчиками, проведённый Чрезвычайной государственной комиссией от 12 сентября 1945 г.: «...На территории Советского Союза, подвергавшейся оккупации, – констатировала Комиссия, – проживало до войны 88 млн человек, выловый выпуск про-мышленной продукции составлял 46 млрд рублей (в неизменных гос. ценах 1926/27 г.), было 109 млн голов скота, в т.ч. 31 млн голов крупного рогатого скота и 12 млн лошадей, 71 млн гектаров посевов с.х. культур, 122 тыс. км ж.д. колеи».

Комиссия сообщала, что немецко-фашистские захватчики полностью или частич-но разрушили и сожгли 1710 городов и более 70 тысяч сёл и деревень, сожгли и разру-шили свыше 6 млн зданий и лишили крова около 25 млн человек. Среди разрушенных и наиболее пострадавших городов – крупнейшие промышленные и культурные центры: Сталинград, Севастополь, Ленинград, Киев, Минск, Одесса, Смоленск, Новгород, Псков, Орёл, Харьков, Воронеж, Ростов-на-Дону и многие другие.

Во время оккупации немецко-фашистские войска разрушили 31 850 промышлен-ных предприятий, на которых было занято ок. 4 млн рабочих; уничтожили или вывезли 239 тысяч электромоторов, 175 тысяч металлорежущих станков.

Было разрушено 65 тысяч км железнодорожной колеи, 4100 железнодорожных станций, 36 тысяч почтово-телеграфных учреждений, телефонных станций и других предприятий связи.

Фашисты уничтожили или разгромили 40 тысяч больниц и других лечебных уч-реждений, 84 тысячи школ, техникумов, высших учебных заведений, научно-исследовательских институтов, 43 тысячи библиотек общественного пользования.

Были разорены и разграблены 98 тысяч колхозов, 1876 совхозов и 2890 машинно-тракторных станций; немецкие войска зарезали, отобрали или угнали в Германию 7 млн лошадей, 17 млн голов крупного рогатого скота, 20 млн голов свиней, 27 млн овец и коз, 110 млн голов домашней птицы.

Чрезвычайная Государственная Комиссия определила ущерб, причинённый на-родному хозяйству СССР и отдельным сельским и городским жителям, в сумме 679 млрд рублей в государственных ценах 1941 г. (см. Сборник сообщений Чрезвычайной Госу-дарственной Комиссии о злодеяниях немецко-фашистских захватчиков. М., 1945. С. 429-430).

Остановимся теперь ещё раз на каждом из моментов этого трагического в отме-ченных масштабах разрушения документа.

Сдвиги в численности, составе и размещении населения. Людские потери СССР составили за годы войны 28 млн человек, ⅔ из них пришлось на мирное население. В 1946 г. население СССР составляло 172 млн человек. Эта цифра едва превышала уро-вень 1939 г. (до включения в Советский Союз прибалтийских и западно-украинских тер-риторий с населением около 23 млн человек). Довоенная численность населения была восстановлена только через 10 лет – к 1955 г.

По официальным данным численность населения России составляла:
 
в 1897 г. - 124,6 млн,
в 1913 г. - 159,2 млн,
в 1939 г. - ок. 170 млн.,
в 1940 г. - 194,1 млн,
в 1946 г. - 172 млн.,
в 1951 г. - 181,6 млн,
в 1956 г. - 197,9 млн.

За счёт военных потерь изменилось соотношение мужчин и женщин: в 1951 г. мужчины составляли 44 %, женщины – 55 % (для сравнения: в 1940 г. мужчины состав-ляли 47,9 %, женщины – 52,1 %; в 1913 г. – соответственно 49,7 и 50,3 %).

35 миллионов человек остались без крова, родных, средств к существованию. Го-рода и транспорт переполняли нищие – сироты, инвалиды. В 1945-1948 гг. из армии бы-ли демобилизованы 8,5 млн человек, которые нередко возвращались к развалинам своих домов.

За первые послевоенные годы резко возросла рождаемость и уменьшилась детская смертность – со 181,5 на 1 тысячу родившихся в 1940 г. до 80,7 детей в возрасте до 1 года в 1950 г. Особенно велик был прирост населения в республиках Средней Азии.

Война породила новую категорию – "перемещённых лиц", угнанных фашистами в плен, на принудительные работы, бежавших от голода, ужасов бомбёжек и произвола оккупантов. После войны из Германии вернулось свыше 5 млн человек. Репатрианты проходили строгую проверку в фильтрационных лагерях, часть из них, особенно запят-навшие себя сотрудничеством с фашистскими оккупантами, направлялись в концлагеря, на этот раз уже в советские, или на поселение в отдалённые районы.

По данным французского учёного Николаса Верта, из 227 тысяч человек репат-риированных военнопленных получили разрешение вернуться домой только около 20 %; большинство бывших военнопленных были отправлены в лагеря, или приговорены к ссылке минимум на пять лет или к принудительным работам по восстановлению разо-рённых войной районов (см.: Верт Н. История советского государства, 1900-1991. М., 2002. С. 338). Такое обращение, считает Н.Верт, было «продиктовано подозрительно-стью, что рассказы репатриированных о пережитом будут слишком расходиться с тем, что официально выдавалось за правду» (там же). Верт подтверждает своё мнение ссыл-кой на то, что, как он пишет, «...в июне 1945 г. сельские органы власти получили инст-рукцию установить в деревнях на видном месте щиты с надписями, предупреждавшими, что не следует верить рассказам репатриированных, так как советская реальность неиз-меримо превосходит западную. Это уведомление, – подчёркивает Верт, – имело целью морально изолировать репатриированных и заставить людей подозревать их в предатель-стве» (там же).

В конце войны из Крыма, с Северного Кавказа были высланы целые народы, чьи лидеры служили немцам (за что расплачиваться подчас приходилось невиновным), а также боровшиеся против советской власти с оружием в руках: бывшие "бендеровцы" (Западная Украина), "лесные братья" (Прибалтика), затем сопротивлявшиеся коллекти-визации жители Западной Украины, Белоруссии и Прибалтики. На их место в западные районы страны было переселено около 2,5 млн человек.

26 июня 1946 г. "Известия" опубликовали указ о высылке за коллективное предатель-ство чеченцев, ингушей и крымских татар, ликвидации Чечно-Ингушской автономной республики, а также "разжаловании" Крымской автономной республики в Крымскую об-ласть. На самом деле депортация этих и других не названных в указе народов была произ-ведена уже за несколько лет до этого. Указ от 28 авг. 1941 г. объявил о "переселении" немцев Поволжья под предлогом наличия среди них "диверсантов" и "шпионов". С окт. 1943 г. по июнь 1944 г. за "сотрудничество с оккупантами" были депортированы в Сибирь и Среднюю Азию шесть других народов: крымские татары, чеченцы, ингуши, калмыки, карачаевцы, балкарцы, всего более 700 тысяч человек. В течение примерно десяти лет де-портированные народы официально как бы не существовали (Верт, с. 340).

Возвращение в состав СССР территорий, включённых в него в 1939-1940 гг. и оста-вавшихся в оккупации в течение почти всей войны, во время которой там развились на-циональные движения против советизации, вызвало цепную реакцию вооружённого со-противления, преследования и репрессивных мер. Сопротивление аннексии и коллективи-зации было особенно сильным в Западной Украине, Молдавии и Прибалтике.

В Западной Украине после её включения в состав СССР (т.е. ещё до начала Великой Отечественной войны) создалась довольно мощная подпольная вооружённая организация – ″Организация украинских националистов″ (ОУН). После прихода туда немецких войск её лидеры предприняли безуспешные попытки создать независимые украинские прави-тельства во Львове и Киеве. Члены ОУН часто добровольно вступали в подразделения СС (такие, как дивизия "Галитчина") для борьбы против евреев и коммунистов.

В июле 1944 г., когда Красная Армия вступила в Западную Украину, ОУН создала Высший совет освобождения Украины. Лидер ОУН Р.Шухович стал командующим Ук-раинской повстанческой армии (УПА), численность которой достигала осенью 1944 г., со-гласно украинским источникам, 20 тыс. человек. С июля 1944 г. по декабрь 1949 г. совет-ские власти семь раз предлагали повстанцам сложить оружие, обещая им амнистию. В 1945-1946 гг. сельские районы Западной Украины, ее "глубинка", находились в основном под контролем повстанцев, которые пользовались поддержкой крестьянства, категориче-ски отвергавшего саму идею коллективизации.

Силы УПА действовали в районах, граничивших с Польшей и Чехословакией, скрыва-ясь в этих странах от ответных операций советской армии. О масштабах этого движения можно судить по тому, что СССР был вынужден подписать в мае 1947 г. соглашение с Польшей и Чехословакией о координации борьбы против украинских "банд". Согласно ему польское правительство переместило украинское население на северо-запад страны, чтобы лишить повстанцев их прочной базы. Голод 1947 г., заставивший десятки тысяч крестьян из восточной части Украины бежать в западную, менее пострадавшую, позволил повстанцам в течение ещё некоторого времени пополнять свои ряды. Окончательно политическая обстановка в Западной Украине стабилизировалась только к 1950 г.

После войны часть эвакуированных на Восток рабочих и служащих осталась на месте, другая вернулась на прежнее место жительства. Восстановление промышленности и новое строительство потребовали притока новых рабочих рук из числа демобилизован-ных и жителей деревень. За 1946-1953 гг. около 8 млн сельских жителей покинули свои деревни. Без преувеличения десятки миллионов людей сдвинулись с места, круто поме-няли занятия, образ жизни, привычную среду обитания.

Промышленность и транспорт. Как выше уже отмечено, оккупантами было раз-рушено 1700 городов и поселков городского типа, уничтожено 32 тыс. промышленных предприятий. Взорвана самая большая в мире плотина Днепрогэса, затоплены шахты Донбаса, превращены в развалины заводы Днепропетровска, Запорожья, Мариуполя, полностью разрушены Сталинград, Воронеж, Киев, Минск и многие другие крупные ин-дустриальные центры. Станочный парк предприятий и оборудование за годы войны поч-ти не обновлялись и были изношены.

Большой ущерб понесли железные дороги. За годы войны было выведено из строя 65 тысяч км железнодорожных путей. Железные дороги в западных районах в годы вой-ны восстанавливались наскоро, преобладали однопутные дороги, что заставляло поезда подолгу стоять на разъездах, пережидая встречные составы. Все мосты были взорваны, вместо них часто сооружались временные путепроводы. Между прочим, на мостовые конструкции был использован разобранный каркас строившегося до войны Дворца Сове-тов в Москве (на месте храма Христа-Спасителя). Подвижной состав и путевое хозяйство были до крайности изношены.

Были совершенно разбиты немногочисленные шоссейные дороги, автомобилей не хватало.

Материальный ущерб в области промышленности и транспорта составил свыше 2,5 млрд руб. в государственных ценах довоенного 1941 г.

Положение сельского хозяйства. Годы военного лихолетья тяжело отразились и на сельском хозяйстве: было разорено около 100 тыс. колхозов и совхозов, сожжено бо-лее 70 тыс. деревень, тракторный парк сократился на ¼, поголовье лошадей – на 50 % (в 2 раза), свиней – на 65 %, крупного рогатого скота – на 20 %.

Плодородные поля Украины, Кубани, Дона и Поволжья были усеяны минами, пе-рекопаны рвами и траншеями, заросли бурьяном. На оставшихся от войны минах и сна-рядах подорвалось немало деревенских жителей, особенно – детей. В целом посевные площади страны сократились со 150 до 114 млн га, т.е. на 24 %.

В деревнях оставались почти что одни женщины и старики, которым нередко приходилось пахать на коровах. Многие демобилизованные из армии предпочитали не возвращаться в деревню, а вербовались на многочисленные стройки, где их обеспечивали жильем, хотя бы в бараках, и гарантировалась постоянная оплата труда.

Потери культуры. В годы войны гитлеровцы планомерно уничтожали культуру "неполноценных славян". Было разрушено 84 тыс. школ, техникумов, вузов и научно-исследовательских институтов, 43 тыс. библиотек, разграблены и сожжены дворцы Пав-ловска, Петродворца, Царского Села, вырублены их исторические парки. Фашисты не пощадили музеи-усадьбы А.С.Пушкина, Л.Н.Толстого, старинные соборы и монастыри Новгорода, Пскова. В Германию было вывезено имущество не успевших эвакуироваться музеев, что породило неразрешённую до сих пор проблему реституции (возвращения) культурных ценностей, перемещённых в годы Второй мировой войны.

В огне войны погиб каждый седьмой житель СССР, национальное богатство страны сократилось на ⅓. Западные эксперты со злорадством подсчитали, что восстановление разрушений займёт у советских людей не менее четверти века.