1. Итоги второй пятилетки. Конституция 1936 г.

Экономика СССР к концу второй пятилетки. Выполнение плана второй пяти-летки (1933-1937), об итогах которого мы с Вами уже говорили, свидетельствовало о больших социально-экономических и политических изменениях в стране. Важнейшим итогом пятилетки было завершение реконструкции народного хозяйства и коллективиза-ции сельского хозяйства. Это привело к коренным изменениям во всех областях жизни, и прежде всего в экономике и классовой структуре общества. Всеобъемлющее господство социалистических производственных отношений стало характерной чертой народного хозяйства страны.

Общее количество населения страны в 1940 г. составляло 194,1 млн чел. (для сравнения: в 1913 г. – 159,2 млн; т.е. выросло на 21,9 %), в том числе 33 % было город-ским населением (в 1913 г. городским было 18 % населения) (СССР в цифрах в 1979 го-ду. М., 1980. С. 7).

Рабочий класс СССР вырос количественно и качественно. Сельское население также значительно изменилось, вместо единоличного крестьянства, составлявшего в 1928 г. около трех четвертей населения страны и делившегося на различные социальные группы (см. таблицу № 6), появилось колхозное крестьянство (58 % всего населения). Крестьяне-единоличники составляли незначительный слой населения. Полностью отсут-ствовали капиталистические классы: буржуазия, помещики и кулаки. Советская интел-лигенция, вышедшая из народа и тесно связанная с ним, составляла в 1937 г. 9,6 млн. че-ловек. Коренные социалистического характера изменения в стране принесли с собой серьезные улучшения материального благосостояния трудящихся масс.

Таким образом, выполнение второго пятилетнего плана как бы подводило итоги предшествующему 20-летию советской власти в решении основных задач переходного периода от капитализма к социализму. Цель новой экономической политики, рассчитан-ной на победу социалистических элементов над капиталистическими, на решение вопро-са, поставленного еще В.И.Лениным, "кто - кого" в пользу социализма, была достигнута. В СССР в основном было построено социалистическое общество.

Подготовка и принятие новой Конституции. Огромные экономические и соци-альные перемены в результате индустриализации, коллективизации и культурной рево-люции потребовали перемен в государственном строе. Это отразила новая Конституция СССР.

Первоначально речь шла лишь о внесении поправок в действовавшую Конститу-цию 1924 г., но на деле получился совершенно новый текст. Конституция была принята 5 декабря 1936 г. VIII Чрезвычайным Всесоюзным съездом Советов. Хотя в пропаганде эту Конституцию именовали "Сталинской", в действительности решающую роль в ее подго-товке сыграл Николай Иванович Бухарин, к моменту принятия Конституции уже развен-чаный как лидер "правого уклона".

По содержанию и структуре Конституция 1936 г. радикально отличалась от пред-шествовавшей ей Конституции 1924 г.

Экономическая и политическая основы СССР. Экономической основой СССР объявлялась общественная собственность на средства производства в двух ее видах: го-сударственнной и колхозно-кооперативной. Допускалась личная собственность граждан на предметы потребления и быта, на свое подсобное хозяйство. Главное отличие личной собственности от частной – то, что личная собственность была основана только на лич-ном труде ее владельца и не могла служить орудием эксплуатации чужого труда.

Политической основой СССР объявлялись Советы депутатов трудящихся снизу доверху (в прежней Конституции они именовались Советами рабочих, крестьянских, красноармейских и казачьих депутатов). Это переименование должно было отразить факт ликвидации в нашей стране эксплуататорских классов буржуазии и помещиков, сельских кулаков – в СССР оставались только трудящиеся города и деревни.

Высшие органы государственной власти. Высшим законодательным органом был Верховный совет СССР. Он избирался всеобщим голосованием на 5 лет и состоял из двух палат – Совета Союза и Совета Национальностей с равными правами и равным числом депутатов.

Депутаты Совета Союза избирались по территориальным округам пропорцио-нально численности населения, депутаты же Совета Национальностей – по равному чис-лу депутатов от каждой союзной республики (по 25), автономной республики (по 11), ав-тономной области (по 5) и национального округа (по 1) независимо от числа избирате-лей.

На совместном заседании обе палаты избирали Президиум Верховного Совета СССР (так сказать, коллективного президента), Совет народных комиссаров (правитель-ство), Верховный Суд и назначали Генерального прокурора СССР.

В Совнарком СССР входили его председатель, заместители председателя, предсе-датель Госплана, 7 наркомов союзных и 10 союзно-республиканских наркоматов. По-следние имели в своем подчинении соответствующие наркоматы республик.

Совет Народных Комиссаров (Совнарком) – высший имполнительный и распоря-дительный орган государственной власти, правительство Союза ССР в 1917-1946 гг. (15 марта 1946 г. преобразован в Совет Министров СССР).
Председатели правительства: СНК РСФСР (1917-1923), СНК СССР (1923-1946), СМ СССР (1945-1991):
В.И.Ульянов (Ленин) – с 26 окт. (8 нояб.) 1917 - пред. СНК РСФСР, с 6 июля 1923 по 21 янв. 1924 - пред. СНК СССР;
А.И.Рыков – с 2 февр. 1924 по 19 дек. 1930 – пред СНК СССР;
В.М.Молотов – с 19 дек. 1930 по 6 мая 1941 – пред СНК СССР;
И.В.Сталин – с 6 мая 1941 по 15 марта 1946 – пред СНК СССР; с 19 марта 1946 по 5 марта 1953 – пред СМ СССР;

Каждая союзная республика имела свой однопалатный Верховный совет, свой Президиум, Совнарком, Верховный суд и прокурора республики. В правительство союз-ной республики входили, помимо председателя и его заместителей, председатель Гос-плана республики, наркомы четырех республиканских, 10-ти союзно-республиканских наркоматов и уполномоченные союзных наркоматов. Аналогичную структуру имели высшие органы автономных республик.

В 1936 г СССР включал в себя союзных республик: РСФСР, Украинскую ССР, Белорусскую ССР, Азербайджанскую ССР, Армянскую ССР, Грузинскую ССР, Уз-бекскую ССР, Туркменскую ССР, Таджикскую ССР, Казахскую ССР и Киргизскую ССР.

Органы местной власти. На местах власть принадлежала Советам депутатов трудящихся, избираемым всеобщим голосованием на пять лет. Советы собирались на сессии (которые обычно продолжались несколько дней). В промежутках между сессиями власть реально осуществляли Исполнительные комитеты Советов и их постоянные отде-лы. Постоянно действующие и состоявшие из профессионалов, фактически именно они и были властью, подчинявшейся прежде всего соответствующим партийным органам: об-ластной исполком – областному комитету ВКП(б), райисполком – районному комитету, а конкретно – их первым секретарям.

Судебные органы избирались также Советами, а поскольку все судьи были члена-ми партии, они подчинялись партийным органам. Даже привлечение члена партии к следствию и суду могло состояться только с санкции первого секретаря районного коми-тета ВКП(б). Таким образом, принципиальное отсутствие разделения властей означало явное преобладание исполнительной ветви власти, а фактически – правящей в стране Коммунистической партии.

Закрепление руководящей роли партии. В Конституции 1936 г. впервые было включено положение о Коммунистической партии как высшей форме общественно-политической организации, руководящем ядре советской политической системы СССР и всех ее государственных и общественных органов.

Положение о руководящей роли партии было затем развернуто в Конституции СССР 1977 г. и стало предметом острейшей борьбы в годы "перестройки". Под дав-лением "снизу", со стороны демократической общественности оно было отменено только в 1990 г. III съездом народных депутатов СССР, когда партия фактически уже утратила эту роль.

Права и свободы граждан. В соответствии с признанием об отсутствии эксплуа-таторских элементов в стране Конституция ликвидировала классовые ограничения и не-равенство в правах граждан. Вводились всеобщие, равные, прямые выборы в Советы всех степеней при тайном голосовании. Другое дело, что при господстве одной единст-венной партии все это превращалось в формальность, ибо право выдвижения кандидатов закреплялось за собраниями трудящихся по предприятиям, учреждениям и колхозам, где распоряжались секретари первичных партийных организаций, получавшие жесткие ди-рективы от вышестоящих партийных органов.

Записанные в Конституции свободы слова, печати, организаций, собраний, ми-тингов и демонстраций также были лишь декларацией: предусмотренные Конституцией их гарантии в виде принадлежности народу типографий, помещений и прочего на деле реализованы быть не могли, поскольку принадлежали они не народу, а государству, от лица которого ими распоряжались партийные и государственные чиновники.

Конституцией СССР 1936 г. впервые в истории провозглашались права граждан на труд, отдых, образование и социальное обеспечение при материальных гарантиях прав. Право на труд обеспечивали плановая экономика, отсутствие безработицы, бес-платность общей и профессиональной подготовки. Право на отдых обеспечивалось 7-часовым рабочим днем при 6-дневной рабочей неделе, обязательностью еженедельного и ежегодного отдыха, сетью санаториев и домов отдыха, большинство которых принадле-жало профсоюзам и путевки в которые ими же оплачивались полностью или частично. Право на образование обеспечивалось обязательностью начального образования, доступ-ностью высшей и средней специальной школы, бесплатностью всех его видов, государ-ственными стипендиями студентам и т.д. Это действительно были реальные гарантии социальных прав трудящихся, которых не существовало тогда ни в одном государстве мира.

Конституция СССР 1936 г. превосходила все имевшиеся на тот период конститу-ции простотой структуры, ясностью формулировок и постановкой вопроса о социальных правах граждан с материальными гарантиями их. Однако исполнение ее зависело от воли все более сужавшегося партийного руководства, подчинявшегося одному человеку. По-этому самые прогрессивные статьи оставались на бумаге, права и свободы граждан фак-тически ничем не обеспечивались.

Таким образом, несмотря на то, что по своему содержанию Конституция 1936 г. была (и до сих пор считается) самой демократической и справедливой в мире по защите человеческого достоинства, реальное её влияние на социально-политическую действи-тельность и на его развитие было очень ошраничено. В действительности именно в годы создания и функционирования этой «Сталинской» Конституции шло дальнейшее усиле-ние культа личности Сталина, усиливалась лавина незаконных репрессий и нарушений гражданских прав населения. Всё это шло вразрез с основами Конституции, приводило к прямому отступлению от её норм и положений, к нарушениям социалистической закон-ности.

Для обоснования нарушений демократических норм гражданской и партийной жизни и нарушения статей Конституции Сталин выдвинул глубоко ошибочный и вредный тезис о том, что будто по мере продвижения к социализму классовая борьба внутри страны будет всё более и более обостряться. Это было справедливо в определённых исторических условиях, когда решался вопрос "кто - кого", когда ещё существовали экс-плуататорские классы, оказывавшие ожесточённое сопротивление наступлению социализма. Но Сталин выдвинул этот тезис на первый план в 1937 г., в момент, когда эксплуататорские классы были ликвидированы, их экономическая база уничтожена, а вопрос "кто - кого" решён в пользу социализма. В это время классовая борьба между сила-ми капитализма и социализма всё больше переносилась на международную арену, и тезис о её обострении внутри страны давал повод к продолжению и даже расширнию необоснованных репрессий против многих тысяч ни в чём не повинных людей.