5. Культ личности Сталина.

Вождь и партия. Занимая пост Генерального секретаря Центрального Комитета ВКП(б), который по Уставу партии должен лишь организовывать исполнение конкрет-ных решений ЦК, Сталин подчинил себе весь партийный аппарат и через него – всю пар-тию и государство. При нем партия была организована по-военному, с жесткой дисцип-линой и неукоснительностью выполнения вышестоящих указаний.

При сохранении всех демократических формальностей (регулярные собрания, обязательные обсуждения всех решений, принятие их большинством голосов, выбор-ность и тайное голосование при выборах) фактически вся деятельность партийных орга-низаций и жизнь членов партии проходили под неуспыным контролем сверху. Была раз-работана шкала взысканий, накладывавшихся на членов партии после унизительного публичного обсуждения, в ходе которого от провинившегося обязательно требовалось признание собственной вины.

Высшей мерой наказания было исключение из партии, означавшее политическую (а часто – и физическую) смерть.

Роль вождя. К середине 30-х годов сложился культ личности И.В.Сталина – обо-жествление вождя, которому приписывались сверхъестественные качества всевидения, всезнания, непогрешимости. Его называли великим теоретиком, учителем, творцом всех побед, лучшим другом детей, рабочих, колхозников, летчиков, учителей и т.д., окружали ореолом всеобщего прославления и почитания.

Особенно заметно возросла значимость Сталина к концу 20-х годов. В 1929 г. торжест-венно как государственный праздник был отмечен 50-летний юбилей Генсека. Он провоз-глашался «ближайшим и верным соратником Ленина», «виднейшим руководителем и во-ждем ВКП(б) и Коминтерна», «несгибаемым бойцом партии с железной настойчивостью и твердостью, с исключительной проницательностью проводящим генеральную линию партии». Сталин становился символом «социалистического наступления», его бесспорным лидером и вождем.

Сталин присвоил одному себе право истолкования и развития марксистской тео-рии. Остальные могли лишь пропагандировать его выступления. Любое высказывание вождя немедленно объявлялось вершиной теоретической мысли и не могло подвергаться сомнению. Он же мог выражать свое мнение, немедленно становившееся законом, по любому вопросу, поправлять специалистов любой отрасли знания. Без цитат из Сталина не выходило ни одной научной или политической работы, кабинеты начальников укра-шали его портреты, их носили на демонстрациях.

Причины культа личности. Культ личности Сталина не может быть объяснен только его личными качествами. Он вытекал из бесконтрольности власти, отсутствия ре-альной демократии (при сохранении ее внешних форм) и монополии партии на полити-ческую деятельность. На протяжении десятилетий с начала 20-х годов Коммунистиче-ская партия не имела политических конкурентов и жестко руководила всем обществом. Сталин лишь воспользовался этими условиями и, оттеснив от власти всех возможных со-перников, установил режим личной дитатуры.

Характерным примером расширения всеобъемлющей власти Сталина к началу 30-х годов является XVII съезд партии (1934 г.), на котором ряд высопоставленных партий-ных деятелей обсуждали вопрос о замене Сталина на посту Генерального секретаря ЦК С.М.Кировым. Киров, якобы, отказался, а об этих разговорах стало известно Сталину. При выборах Центрального комитета партии, по свидетельству некоторых членов счет-ной комиссии, против Сталина проголосовали многие делегаты (цифры называют разные – от 270 до 300). Сталин, узнав об этом, приказал изъять бюллетени, в которых была вы-черкнута его фамилия, и публично на съезде объявить, что против него подано всего три голоса.

Приводя этот факт, авторский коллектив книги «История России, ХХ век» под редак-цией В.П.Дмитренко, отмечает, что ″пока нет документов, при помощи которых можно было бы отвергнуть или окончательно подтвердить все эти сведения″. Единственный объ-ективный факт заключается в том, что проведённое повторное изучение документов XVII съезда выявило исчезновение 155 бюллетеней для голосования делегатов. Причины ис-чезновения до сих пор не выяснены и по-разному интерпретируются (см. История России, ХХ век / Отв. ред. В.П.Дмитренко. М., 1998. С. 378).

Роль репрессий. Отличительной чертой культа личности была ставка на насилие. Террор – оружие неуверенных в себе диктаторов, пришедших к власти интригами и вер-ломством и потому никому и никогда не доверявших. Это не только средство запугать врагов, но и реакция людей, самих безнадежно запуганных. Террор стал их методом управления.

За 1930-1953 гг. было вынесено почти 3,8 млн обвинительных приговоров, в том числе к смертной казни приговорено более 786 тыс. человек. Для развенчания бывших соперников, потерпевших поражение в борьбе за власть: Каменева, Зиновьева, Бухарина и других, проводились открытые показательные суды. Моральными и физическими пыт-ками их заставили "сознаться" в службе иностранным разведкам и участии в терроре. Видных военных судил закрытый суд Военной коллегии Верховного суда. Но большин-ство было репрессировано не по суду, а внесудебными административными органами – "тройками" и ″Особым совещанием″ при наркоме внутренних дел.

"Тройками" назывались местные внесудебные карательные органы конца 30-х годов, осуществлявшие незаконную расправу без права на защиту и обжалование. Состояли из первого секретаря ЦК Компартии республики или обкома, крайкома ВКП(б), прокурора республики (области, края) и наркома внутренних дел республики (начальника областного или краевого управления НКВД). Могли в соответствии с разнарядками ЦК ВКП(б) и НКВД СССР решать судьбу людей заочно, без вызова обвиняемых и без права их на за-щиту, обжалование приговора и на помилование. На практике приговаривали целыми списками людей к высшей мере наказания, заключению в лагеря и ссылке. Были упразд-нены 17 нояб. 1938 г.

"Особым совещанием при наркоме внутренних дел СССР" назывался внесудебный ка-рательный орган, осуществлявший незаконную расправу в 30-е - начале 50-х годов. Соз-дан этот орган 10 июля 1934 г. в составе наркома внутр. дел СССР, его заместителей, уполномоченного НКВД по РСФСР, наркома внутр. дел союзной республики, на террито-рии которой было возбуждено рассматриваемое дело, и Генерального прокурора СССР. Имело право приговаривать заочно к заключению в исправительно-трудовой лагерь на срок до 5 лет, ссылке на 5 лет и высылке из СССР (позднее - и к заключению на срок до 25 лет и расстрелу), без права на защиту, обжалование и помилование. Упразднено в 1953 г.

Положение заключенных. В 1939 г. в лагерях и тюрьмах содержалось свыше 2 млн человек, из них "классово-чуждые элементы" (бывшие кулаки, помещики и капита-листы, офицеры Белой армии, служители религиозных культов, бывшие жандармы и по-лицейские) составляли только 9 %, все остальные были те самые рабочие, крестьяне и интеллигенты, которые образовывали, якобы, правящую категорию трудящихся.

Трагичнейшая страница экономической истории 30-х годов – формирование и функционирование масштабной системы откровенно принудительного труда, применявшегося в первую очередь на вредных, “непристижных” производствах, в отдаленных районах страны.

Рабочая сила заключенных широко использовалась на стройках, лесозаготовке, добыче золота, угля, руды и другой тяжелой физической работе. В основном силами за-ключенных по разным статьям, среди которых значительное место занимали осужденные по обвинению “в контрреволюционной деятельности” (в разные годы от 12,6 % до 34,5 %), были проложены каналы Беломорско-Балтийский и Москва-Волга, возведен Нориль-ский горнометаллургический и ряд других комбинатов на Крайнем Севере, начата про-кладка Байкало-Амурской магистрали.

По материалам НКВД, удельный вес осужденных за контрреволюционные преступления составлял: в 1934 г. – 26,5 %, 1935 г. – 16,3 %, 1936 г. – 12,6 %, 1937 г. – 12,8 %, 1938 г. – 18,6 %, 1939 г. – 34,5 %, 1940 г. – 33,1 %, 1941 г. – 28,7 % (Подсчеты сделаны В.Н.Земсковым, приведены в кн.: История России, ХХ век / Отв. ред. В.П.Дмитренко. М., 1998. С. 330).

В условиях непосильного труда, скудного и плохого питания, в ужасных жилищ-ных условиях смертность среди заключенных была огромна. Необычайно тяжело было их моральное состояние: клеймо "врага народа", репрессии против их семей, издеватель-ства уголовных заключенных и охраны многих сломало. Выживали и сохранили живую душу далеко не все.

Кроме осужденных принудительный труд распространялся фактически и на другие группы населения. Одной из них спецпереселенцы (высланные “кулаки” и члены их семей). В январе 1932 г. в спецпоселках находилось 1,4 млн. человек. Меньшая их часть занималась сельским хозяйством, большая трудилась в лесной и добывающей промышленности. До 1934 г. крестьне, отправленные в “кулацкую ссылку”, назывались спецпереселенцами, в 1934-1944 гг. – трудпоселенцами, с марта 1944 г. – спецпереселенцами. В 1935 г. в спецпоселках проживало 1 850 тыс. человек.

О масштабах применения принудительного труда в 30-е годы говорят следующие цифры. На 1 мая 1930 г. в ведении НКВД РСФСР находилось 279 исправительно-трудовых учреждений с 171251 заключенным, а лагерях ОГПУ – около 100 тыс. человек. В том же году было организовано Управление лагерями ОГПУ, с 1931 г. ставшее Главным управлением (“ГУЛАГ”). На 1 марта 1940 г. ГУЛАГ состоял из 53 лагерей, 425 исправительно-трудовых колоний (ИТК), 50 колоний несовершеннолетних; всего – 1 668 200 заключенных. Ежегодно в среднем в исправительно-трудовых колониях находилось 10,1 % осужденных по политическим мотивам (от общего числа заключенных в колониях).