1. Политические процессы в 20-х гг.

Политическая борьба в 20-е годы была сопряжена с существованием различных политических течений среди партий социалистической направленности. На протяжении 1917-1924 гг. происходило два одновременных процесса: с одной стороны распад всех некоммунистических партий от кадетов до анархистов, а с другой – их запрещение. Все они априори именовались антисоветскими. Пропаганда представляла их не как полити-ческих соперников большевиков, а как террористов и сторонников иностранной военной интервенции, оправдывая этим репрессии против них.

Этому способствовали открытые политические процессы, проведенные в 1922-1930 гг. по делам ряда общественных групп и взглядов. Назовем наиболее известные из них.

Процессы против священнослужителей. Первыми среди них были два процесса против священнослужителей, прошедших один за другим весной 1922 г.: в апреле-мае – "Московский процесс", в мае-июне – "Петроградский процесс".

Предыстория этих процессов связана с событиями борьбы с голодом, охватившим в 1921 г. страну. Летом 1921 г. в Поволжье, Приуралье, на Кавказе, в Крыму, на юге Украины разразилась жестокая засуха. В 34 губерниях России царил голод. К маю 1922 г. голодало уже около 20 млн человек, около миллиона скончалось, 2 млн детей остались сиротами. Жители вымирающих деревень кто на телегах, кто пешком покидали голодные районы и, обессиленные, падали, устилая дороги трупами. В газетах появились сообщения о случаях людоедства.

Положение оказалось настолько серьезным, что правительство большевиков по инициативе известного пролетарского писателя А.М.Горького обратилось к недавно избранному патриарху Тихону с целью привлечь церковь к кампании помощи голодающим. В результате переговоров был организован “Всероссийский комитет помощи голодающим” (Помгол), а патриархат призвал паству организовать сбор продовольствия и денег для голодающих районов. Но разоренная только что закончившейся гражданской войной страна не в состоянии была общественными сборами обеспечить реальную помощь голодающему населению. Деятельность Помгола вызвала решительное недовольство властей, и 27 августа 1921 г. этот комитет декретом ВЦИК был распущен. Вместо него стала действовать государственная “Центральная комиссия помощи голодающим” при ВЦИКе. В декабре 1921 г. эта комиссия обратилась к патриарху с новым призывом пожертвовать часть принадлежащих церкви ценностей для закупки продовольствия за границей. Патриарх издал воззвание к православной пастве, в котором призывал жертвовать для голодающих любые драгоценные церковные украшения, если они не имеют богослужебного употребления.

Однако правительство оказалось недовольно реальными действиями церковных властей, и 27 февраля 1922 г. ВЦИК издал декрет о насильственном изъятии церковных ценностей, находящихся в пользовании церковных организаций. На этот раз патриарх ответил решительным отказом и назвал декрет ВЦИКа “святотатским”. Конкретные действия властей по изъятию церковных ценностей вызвали волнения прихожан. В результате в 1414 случаях власть вынуждена была применять оружие (см. Цыпин В. Ис-тория русской церкви, 1917-1997 // История русской церкви. М., 1997. Т. 9. С. 71-76).

Все это привело к судебным процессам, прошедшим в апреле-июне 1922 г. В Москве судили 20 московских священников и 34 мирян по обвинению в подстрекательстве к беспорядкам при изъятии церковных ценностей, в Петрограде к суду было привлечено 86 человек. Об этих процессах специальная речь будет идти в курсе "История русской православной церкви", прочитать же о них можно в 9-м томе "Истории русской церкви", изданной к 850-летию основания Москвы (См. Там же. С. 84-89).

Процесс против "Боевой организации" эсеров. "Боевая организация" партии социалистов-революционеров была важнейшим звеном партийной организации эсеров. Она была создана еще в 1903 г. для осуществления террористических актов в отношении представителей высшей власти по решению ЦК партии эсеров. Действовала она вполне самостоятельно и пользовалась самой широкой автономией.

Процесс против "Боевой организации" партии социалистов-революционеров был организован сразу же после процессов священнослужителей. В июне-августе 1922 г. в Москве, в Колонном зале Дома Союзов состоялся открытый суд над этой структурой партии эсеров, ее деятели обвинялись в организации покушений на В.И.Ленина и других руководителей большевистской партии и Советского государства. С помощью показаний ряда обвиняемых и свидетелей прокурору удалось представить эсеров не как политиче-скую партию, а как террористическую организацию.

По договоренности с лидерами II Интернационала, выступавших на суде в роли защитников, по отношению к обвиняемым не была применена смертная казнь. Но в ре-зультате процесса в 1923 г. партия эсеров объявила о самороспуске.

″Шахтинское дело″. Через несколько лет (1928 г.) был организован новый круп-ный судебный процесс, получивший название "Шахтинского дела". На этом процессе, состоявшемся в Москве в мае-июле 1928 г., была привлечена к суду группа инженеров и техников (53 человека) г. Шахты в Донбассе. Они были обвинены в создании контррево-люционной организации, которая, якобы, действовала в Шахтинском и других районах Донбасса с целью вредительства и диверсий в угольной промышленности.

С помощью выбитых из подсудимых "признаний" доказывалось, что они устраи-вали аварии на шахтах по заданию бывших хозяев, находящихся в эмиграции. Пять об-виняемых были приговорены к расстрелу, 40 – к различным срокам заключения (от 1 го-да до 10 лет), четверо наказаны условно и четверо оправданы.

Шахтинский процесс, как теперь выяснилось, целиком сфабрикованный органами ОГПУ, положил начало кампании преследования старых специалистов и замены их но-выми выдвиженцами. Вся шумиха вокруг шахтинского дела была необходима сталин-скому руководству, чтобы подорвать идею классового мира и сотрудничества, лежав-шую в основе НЭПа, и подтвердить свой тезис об обострении классовой борьбы по мере продвижения к социализму, а по сути внести в политику элементы социального противо-борства, чтобы обеспечить социальную опору проводимым им мероприятиям.

Суд над ″Промпартией″. Третьим крупным политическим процессом стал от-крытый суд над мифической "Промпартией". Этот процесс состоялся в Москве в ноябре-декабре 1930 г.

Группа инженерно-технической интеллигенции (Л.К.Рамзин, В.А.Ларичев и др.), занимавшая ряд ответственных постов в ВСНХ и Госплане, обвинялась в создании анти-советской подпольной организации (так называемой "Промышленной партии") и в осу-ществлении в 1925-1930 гг. вредительской деятельности в промышленности и на транс-порте, якобы, по поручению существовавшего (с 1920 г.) в Париже эмигрантского объе-динения бывших русских промышленников "Торгово-промышленный комитет".

Привлеченных к суду обвиняли в стремлении снизить темпы социалистического строительства, в попытке создать диспропорции между отдельными отраслями народно-го хозяйства, "омертвить" капиталы, сорвать снабжение промтоварами население, вы-звать общее недовольство трудящихся.

Единственным доказательством "вины" были показания ряда обвиняемых, прежде всего – профессора Л.К.Рамзина, который принял на себя ответственность руководящего лица в вопросах промышленного развития страны (он был участником разработки плана ГОЭЛРО, с 1921 г. являлся одним из организаторов и директором Всесоюзного тепло-технического института). Его объявили рукодителем глубоко законспирированной вре-дительской организации.

Рамзин Леонид Константинович (1887-1948), теплотехник. Участник разработки плана ГОЭЛРО. Один из организаторов и первый дир. Всесоюз. теплотехн. ин-та (1921-30). В 1930 осуждался по Промпартии процессу. Созд. конструкцию пром. прямоточного котла ("котел Рамзина"). Гос. пр. СССР (1943).

Пять обвиняемых по делу "Промпартии" были приговорены к смертной казни (Л.К.Рамзин, И.А.Калинников, В.А.Ларичев, Н.Ф.Чарновский, А.А.Федотов), трое – к 10 годам заключения, остальные – к различным срокам лишения свободы. Президиум ЦИК СССР по ходатайству осужденных заменил расстрел 10-летним заключением и снизил срок наказания другим обвиняемым. Через шесть лет, в феврале 1936 г. ЦИК СССР удовлетворил ходатайство осужденных по процессу "Промпартии" об амнистии. Про-фессор Л.К.Рамзин в дальнейшем плодотворно работал (он умер в 1948 г.). Он создал конструкцию промышленного прямоточного котла ("котел Рамзина") и в 1943 г. получил Государственную премию СССР.

Кроме процесса над «Промпартией», в 1931 г. были проведены еще два открытых судебных процессов над так называемыми – якобы "Трудовой крестьянской партией" и "Союзным бюро РСДРП (меньшевиков)". В фундаментальной шеститомной «Истории КПСС», издававшейся в 60-70-е годы ХХ в., они названы «контрреволюционными орга-низациями», которые, якобы, «были связаны с белогвардейцами за границей, занимались вредительством, готовили почву для свержения Советской власти» (См. История Ком-мунистической партии Советского Союза. М., 1971. Т. 4. Кн. 2. С. 90)

Все процессы были основаны лишь на показаниях и "признаниях" обвиняемых. Большинство этих обвинений были сфальсифицированы.

В результате все оппозиционные политические силы в стране были ликвидирова-ны, и политическая деятельность стала возможна только в рядах единственной партии, Российской коммунистической партии (большевиков).