4. Основные итоги восстановления народного хозяйства к концу 1925 г.

В 1925 восстановление народного хозяйства приближалось к своему завершению. Валовый уровень сельскохозяйственного и промышленного производства в середине 20-х годов приблизился к российским довоенным показателям 1913 г. Однако констатация этого факта сочеталась с целым рядом экономических и социальных проблем, ставящих под угрозу будущее новой экономической политики.

Сельское хозяйство. От новой экономической политики больше всего выиграло крестьянство. За три года единоличное крестьянское хозяйство значительно окрепло и восстановило свой экономический потенциал. Посевная площадь в СССР в 1925 г. со-ставляла 99,3 % от уровня 1913 г. Площади по ряду важнейших технических культур (лен, подсолнечник, конопля, табак) превысили показатели 1913 г. Однако валовая и осо-бенно товарная продукция зерновых отставала от довоенной. Не был достигнут и дово-енный уровень по урожайности, особенно технических культур.

Восстановление хозяйства в аграрной стране объективно означало развитие в пер-вую очередь сельского хозяйства. Но в послереволюционных условиях это была система мелкособственнического, малорентабельного крестьянского хозяйства. В 1926 г. количе-ство зерна для продажи на внутреннем рынке было в два раза меньше, чем в 1913 г. При-чем, экономика имела в основном замкнутый характер. В 1926-1927 гг. крестьяне по-требляли 85 % собственной продукции.

Низкая товарность крестьянских хозяйств ставила под вопрос осуществление жизненно необходимой индустриализации страны, так как приводила к заниженным объемам экспорта крестьянских продуктов и вследствие этого уменьшала возможность не только импорта необходимого промышленного оборудования, но приводила к нехват-ке сырья для промышленности и продуктов питания для растущих городов и армии.

Но важнейший итог восстановительного периода заключался в том, что в корот-кий срок, в течение пяти лет, после огромных разрушений мировой и гражданской войн, после бедствий голода и засухи 1921 г., налицо был явный и все усиливающийся подъем советской деревни.

Рост зажиточности деревни проявлялся в возросшей прослойке середняков и предпринимательской верхушки. Продолжалось осереднячивание крестьянства, вместе с тем в обстановке НЭПа происходил, хотя и ограниченный, численный рост кулацких хозяйств и сельскохозяйственного пролетариата (середняцкая группа составляла в 1924/25 г. примерно 61,1 %, бедняцкая – 25,9 %, кулацкая – 3,3 %).

Кулак экономически окреп за годы НЭПа и активизировал свою борьбу против советской власти. Кулацкие элементы деревни пытались использовать недовольство час-ти крестьян-середняков низкими ценами на хлеб. Кулачество закабаляло крестьянскую бедноту, применяло скрытые формы эксплуатации, расширяло аренду земли и наем ра-бочей силы. В 1925 г. в индивидуальных крестьянских хозяйствах работало более 2 млн. батраков.

В деревне было еще много трудностей. Крестьяне жили бедно, многие зависели от кулаков. В местные Советы часто пролезали кулаки и подкулачники, которые делали все, чтобы вызвать недовольство трудящихся советской властью.

Промышленность. Валовая продукция крупной промышленности составила в 1925 г. 75,5 % от довоенного уровня. В отдельных советских республиках эти показатели были выше. Промышленная продукция на Украине в 1925 г. достигла 84 % от довоенно-го уровня. Промышленность Белоруссии к этому времени была восстановлена полно-стью. Большие успехи были достигнуты закавказскими республиками, где промышлен-ность близко подошла к довоенному уровню. Серьезные достижения имел рабочий класс Азербайджана, особенно в области добычи нефти.

Успешно осуществлялся план ГОЭЛРО по элетрификации страны.

ГОЭЛРО – это широкий план социально-экономических преобразований коммунисти-ческого характера, составленный специалистами с учетом самых современных техниче-ских достижений, которые в то время отождествлялись с электрификацией. Ленин мечтал о централизации всего народного хозяйства под единой «электрической крышей», чтобы сконцентрировать в руках государства все нити крупной государственной машины. Глав-ная идея плана – обновить всю структуру производительных сил России путем создания обширной сети крупных и мелких электростанций, завязанных между собой в единую энергетическую сеть. Предполагалось, что крупные электростанции снабдят энергией фабрики и заводы, позволят реконструировать их техническую базу, поднимут культурно-технический уровень рабочих, в несколько раз повысят производительность труда. Отсю-да происходит известная ленинская формула: «Коммунизм есть Советская власть плюс электрификация».

Одна за другой входили в строй электростанции. В 1924 г. было завершено строи-тельство Кизеловской станции на Урале, а в 1925 г. вступили в строй Нижегородская (Балахнинская) и Шатуровская электростанции. Выработка электроэнергии в 1925/26 хо-зяйственнном году более чем в полтора раза превысила уровень 1913 г.

Восстановление транспорта обеспечило рост грузооборота, который достиг в 1925 г. более 80 % довоенного времени.

Намного расширился товарооборот между городом и деревней, и успешно реша-лась задача ограничения и вытеснения частного капитала из торговли и промышленно-сти. В общей сумме оптового товарооборота на долю частной торговли приходилось 8,5 %, в розничтой торговле – 42,6 %. Решение вопроса "кто - кого" в области торговли в пользу социализма было не за горами.

Был создан Наркомат внутренней торговли (май 1924 г.). Владимир Владимиро-вич Маяковский в присущей ему манере дал зарисовку тех дней:

Окна разинув, стоят магазины.
В окнах продукты: вина, фрукты.
Сыры не засижены, лампы сияют:
"Цены снижены".

Но тяжелая индустрия по-прежнему отставала: выплавка чугуна составляла лишь 52 % довоенной, стали – 69 %. Это прежде всего было связано с тем, что, вопреки расчетам советских экономистов, внутренний частный капитал потек не в производство, как предполагалось, а в торговлю, где оборот капитала был быстрее и прибыль была вы-ше.

В промышленности роль частного капитала с самого начала была очень незначи-тельна. В цензовой промышленности (к цензовой промышленности со времени Всерос-сийской промышленной переписи 1918 г. относились все предприятия, имеющие не ме-нее 16 рабочих при наличии механического двигателя и не менее 30 рабочих при отсут-ствии механического двигателя) он составлял в 1925/26 г. только 4 % по отношению ко всей валовой продукции и 2,6 % к среднему числу рабочих во всей промышленности.

Конечно, удельный вес всей частной промышленности (включая нецензовую – мелкую и кустарную) был значительно выше. Он достигал в 1924/25 г. 24,2 %. Но значи-тельную часть этой мелкой промышленности представляли кустари и ремесленники, не применявшие наемного труда. Государство ставило задачу вовлечения их в промысло-вую кооперацию.

Определенную долю в промышленности играл иностранный частный капитал. В октябре 1925 г. в СССР действовали 92 иностранные концессии, из них 43 – в промыш-ленности. На всех концессионных предприятиях работало 54 тыс. рабочих. В производ-стве промышленной продукции концессии играли весьма незначительную роль.

В годы НЭПа несомненно улучшились условия жизни городского и сельского на-селения. Подъем народного хозяйства, увеличение производства промышленных товаров и сельскохозяйственных продуктов обеспечили заметное улучшение материального и культурного положения трудящихся города и деревни. Заработная плата в промышлен-ности СССР в августе 1925 г. достигала 94 % от довоенной. В отдельных отраслях про-мышленности – пищевой, химической, текстильной – она превысила уровень 1913 г.

Забота государства о повышении жизненного уровня тредящихся сказалась в улучшении здоровья и росте населения. С 1920 по 1926 г. население СССР увеличилось с 131 млн. до 147 млн. человек, а городское население за это же время выросло с 20,7 млн. до 26,3 млн. чел.

Трудности и противоречия НЭПа. Итак, НЭП привел к быстрому восстановле-нию хозяйства. Финансовая система стабилизировалась. Однако развитие промышленно-го потенциала в условиях НЭПа происходило медленнее, чем ожидалось.

В городах происходил рост безработицы, особенно среди молодежи. Каждый чет-вертый взрослый был безработным. НЭП и непманы все больше вызывали раздражение и возмущение части рабочих и партийцев, которые участвовали в революции, а теперь ока-зались свидетелями восстановления "буржуазных порядков". Им казалось, что по вине НЭПа в стране стали "царствовать" тунеядцы, паразиты, спекулянты и продажные чи-новники. Низкий уровень жизни, особенно рабочей молодежи и крестьянской бедноты, создавал социальную напряженность в обществе, выражавшуюся в лозунге: «За что бо-ролись?»

Общим по своему характеру противоречием НЭПа было раскрепощение хозяйст-венной жизни страны от тотального государственного регулирования, при сохранении большевистской диктатуры в области политической. Нэповская система в том виде, как она сложилась при В.И.Ленине, по мере завершения восстановительного периода "рабо-тала" со все большими сбоями.

В годы НЭПа происходил рост бюрократического аппарата. К концу НЭПа он со-ставлял 3,5 млн государственных служащих при резком снижении культурного и образо-вательного уровня населения: в 1928 г. на всю страну насчитывалось только 233 тыс. специалистов с высшим образованием (что составляло всего 6,7 %).

Не менее серьезное противоречие заключалось в том, что хозяйственно возрож-дающаяся деревня все более настойчиво искала политические каналы выражения своих интересов. В условиях однопартийной системы это создавало почву для усиления фрак-ционной борьбы внутри правящей коммунистической партии.

С конца 20-х годов, в новых социально-экономических и политических условиях, в нарушение разработанного В.И.Лениным плана построения социализма в СССР прове-дение экономической политики, получившей название «новой» было прекращено. Эко-номика страны была насильственно переведена на командно-бюрократический принцип путем проведения индустриализации в области промышленности и коллективизации сельского хозяйства.

Очередные политические и экономические задачи. Октябрьский пленум ЦК РКП(б) (1924 г.) разработал программу политических мероприятий в деревне, выдвинув курс на дальнейшее оживление Советов, кооперации и всех других общественных орга-низаций на селе. Пленум дал указание строго соблюдать революционную законность, вести борьбу с пережитками военного коммунизма в работе Советов. Была поставлена задача создания беспартийного крестьянского актива, вовлечения беспартийных кресть-ян в государственную работу.

Для усиления партийной работы в деревню было направлено более 10 тыс. ком-мунистов. Существенную помощь партии и советской власти в укреплении смычки ра-бочего класса и крестьянства оказали рабочие шефские общества, созданные еще в 1923 г. по инициативе В.И.Ленина. Они систематически вели в деревне культурно-политическую работу и помогали трудовому крестьянству в организации кооперативов, прокатных пунктов, комитетов взаимопомощи и т.д.

В 1925 г. в селах, волостях и районах были созданы группы деревенской бедноты, которые помогли сплотить вокруг партии не только бедняков и батраков, но и средних крестьян.

Советское правительство, ограждая бедноту и батрачество от эксплуатации кула-ка, ввело в апреле 1925 г. временные правила об условиях применения подсобного наем-ного труда в крестьянских хозяйствах. Были введены специальные письменные соглаше-ния с нанимателями, в которых устанавливались условия найма.

Партия развернула борьбу за осуществление ленинского кооперативного плана. В 1925 г. сельскохозяйственная кооперация во всех ее формах объединяла 6,6 млн. кресть-янских хозяйств, а количество производственных кооперативов увеличилось почти до 22 тыс. Быстрый рост коллективных хозяйств происходил на Украине, а также на Средней Волге и Северном Кавказе. Но в 1925 г. по стране в целом в колхозах состояло лишь око-ло 300 тыс. (1,2 %) крестьянских хозяйств. В это время создавались только предпосылки для дальнейшего роста коллективизации в последующие годы.

Укрепление советских вооруженных сил. С переходом к мирному строительст-ву советское правительство последовательно осуществляло демобилизацию армии. К се-редине 1924 г. численность вооруженных сил страны сократилась до 560 тыс.

Сократив армию до минимума, Советское государство приняло меры к ее укреп-лению и реорганизации. В перестройке армии применительно к мирным условиях круп-ную роль сыграл выдающийся полководец и военный теоретик Михаил Васильевич Фрунзе, назначенный в январе 1925 г. (после Л.Д.Троцкого) народным комиссаром по военным и морским делам и председателем Реввоенсовета СССР.

О М.В.Фрунзе см. ч. 1, т. 7 (с. 117).

Фрунзе приступил к проведению военной реформы, в основу которой был поло-жен принцип сочетания постоянной кадровой армии с милиционной системой. Переход к смешанной системе комплектования вооруженных сил СССР являлся в то время наибо-лее целесообразной мерой. Новая система комплектования и подготовки войск при мак-симальном сокращении расходов на их содержание давала возможность обучить военно-му делу весь призывной контингент.

В связи с общим укреплением Красной Армии и с улучшением социального со-става командных кадров стало возможным осуществить единоначалие в армии. В марте 1925 г. комиссарский состав Красной Армии был освобожден от обязанностей повсе-дневного контроля над строевой, административной и хозяйственной деятельностью ко-мандного состава. В ведении военкомов осталось лишь партийное и политическое руко-водство. Переход к единоначалию оказал благотворное влияние на всю жизнь Красной Армии. Улучшилась партийная и политическая работа в армии.

III Всесоюзный съезд Советов в 1925 г. по докладу Фрунзе одобрил проводившуюся военную реформу и предложил ЦИК и СНК СССР принять все необходимые меры по дальнейшему укреплению Красной Армии, военно-морских и воздушных сил.