2. Кризис политики “военного коммунизма”.

Хозяйственная разруха. Экономическое положение страны к концу 1920 г. – по-сле семи лет Первой мировой и гражданской войны – было катастрофическим. Страна потеряла более четверти своего национального богатства. В боях, от голода и болезней, белого и красного террора погибло не менее 8 млн человек. Около 2 млн человек, причем среди них почти вся политическая и финансово-промышленная элита дореволюционной России, вынуждены были эмигрировать.

Производительные силы страны были подорваны. Общий объем промышленного производства упал до 20-30 % от уровня 1913 г., а по крупной промышленности – до 13-14 %. Угольные районы Донбасса, Урала, Сибири были разрушены. Выплавка чугуна за 1921 г. составляла только 3 % довоенной. Только в Петрограде было остановлено 93 предприятия, среди них Путиловский завод; без работы остались 30 тыс. человек – треть питерских рабочих. Железнодорожный транспорт был полупарализован – прекратилось движение на 30 железнодорожных линиях. Не работали почта и телеграф.

Вследствие развала промышленного производства начинается "депролетаризация" – ремесленничество, отход рабочих в деревню. Рабочий класс сократился наполовину. Производительность труда рабочих упала в три раза по сравнению с довоенным 1913 г. И дело было не только в разрушениях военного времени, но и в отсутствии заинтересован-ности в результатах своего труда.

В крайне тяжелом положении находилось сельское хозяйство. Общая посевная площадь в Европейской России сократилась на 40 %, урожайность значительно снизи-лась. Раздробление крупных владений, уравнительная система землепользования, под-держанная властями, разрыв экономических связей между городом и деревней, обусло-вили возврат к натуральному хозяйству. Но и оно деградировало. Введение продразвер-стки и практика изъятия "излишков" не давали стимула для развития производства.

Экономические тяготы все более тяжелым бременем ложились на плечи основных участников революции – рабочих и крестьян. Зимой 1920/21 г. усилилась нехватка про-довольствия и топлива. Стране не хватало самого необходимого: хлеба, жиров, топлива, обуви, одежды, мыла. Денежные знаки были обесценены. В Москве и Петрограде в связи с перебоями в выдаче хлеба на ряде предприятий начались забастовки.

Не менее тяжелым оказалось в послереволюционные годы и положение крестьян. Зимой 1920/21 г. хлеба от крестьян поступило очень мало. Пока шла война, крестьянство еще мирилось с продразверсткой, но когда гражданская война победоносно закончилась, когда миновала угроза возвращения помещиков, оно не хотело более мириться с продо-вольственной разверсткой. К тому же крестьяне нуждались в сельскохозяйственных ма-шинах, ситце, обуви и других фабрично-заводских изделиях. Но фабрики бездействова-ли, и город не мог снабжать крестьян промышленными товарами.

Продразверстка, за счет которой главным образом и пополнялась государственная казна, явилась для крестьян невыносимым грузом (в среднем, применительно к единице обложения, продразверстка в два раза превышала земельные налоги и выплаты 1913 г.) и вызвала недовольство и протест деревни.

Нормированное снабжение. Армия, рабочие и служащие получали нормирован-ное снабжение – "паек". Его месячный размер в мае 1920 г. составлял 3 тыс. калорий в Москве и 2,9 тыс. в других городах. Пайки делились на категории: высшим (1-я катего-рия) был академический паек, затем – красноармейский (2-я категория), низшим (3-я ка-тегория) – иждивенческий (для неработающего члена семьи). Пример месячного пайка рабочего в Москве: 7 кг хлеба, 200 г мяса или рыбы, 300 г сахара, 200 г соли и 1 коробок спичек. Но это было ниже биологической нормы, да и далеко не всегда "отоваривалось".

Например, в январе 1919 г. было объявлено: "С 10 января в Петрограде выдается насе-лению по прежней норме, то есть I категории по 1/2 фунта (200 г), по II - 1/4 и по III - 1/8 на день".

Не в силах снабдить население городов, власть разрешила "полуторапудничество" – рабочие и служащие имели право провезти для себя до 1,5 пудов (24 кг) продовольст-вия. Остальное беспощадно изымалось заградительными отрядами на станциях. Торговля была запрещена. Однако спекуляцую остановить не удалось – половину снажбения горо-дов давал "черный рынок".

Натурализация хозяйства. Характерной чертой экономической жизни периода военного коммунизма являлась натурализация хозяйства, уменьшения роли денег. Про-дукция национализированной промышленности и совхозов поступала Советскому госу-дарству без всякой оплаты. Продовольствие по разверстке оплачивалось по твердым це-нам быстро обесценивавшимися деньгами.

В.И.Ленин отмечал, что кредитный билет не был эквивалентом хлеба, что крестьянин давал хлеб в ссуду государству.

Начавшаяся в годы Первой мировой войны натурализация хозяйства расцвела в период войны гражданской: деньги ничего не стоили, обмен шел, как в первобытном об-ществе – вещь на вещь.

В сентябре 1920 г. был введен бесплатный проезд по железным дорогам и на го-родском трамвае, который почти не ходил, в декабре отменены плата за продукты, ле-карства, топливо, услуги почты, а в феврале 1921 г. – налоги. Трудящееся население по-лучало продовольствие и промышленные товары по карточкам бесплатно или по низким твердым ценам. Для рабочих и служащих решающее значение имела не денежная зар-плата, а натуральное снабжение.

При скудости экономических ресурсов только строжайшая централизация позво-ляла использовать эти ресурсы так, как этого требовали нужды обороны. Советская власть, несмотря на все трудности, подняв весь тыл, всю страну на службу интересам фронта, превратив страну в военный лагерь, сумела обеспечить снабжение фронта воо-ружением, боеприпасами, обмундированием, продовольствием. Эти труднейшие задачи были решены на основе политики военного коммунизма.

К концу 1920 г. гражданская война в европейской части России закончилась; во-енные действия продолжались только в Сибири и на Дальнем Востоке, где была создана буферная, зависимая от Москвы Дальневосточная республика. Однако положение внутри страны становилось все более катастрофическим. Политика "военного коммунизма" (принудительное изъятие хлеба и других продуктов у сельского населения, фактическая ликвидация торговли), репрессии против тех, кто был заподозрен в нелояльности по от-ношению к советской власти, разруха и голод делали жизнь основной массы населения невыносимой.

Деятельность продотрядов и комбедов вызывала все более растущее недовольство не только кулаков, но и середняков. Активистов комбедов прогоняли и убивали. Летом 1918 г. в стране начались крестьянские волнения, вызванные изъятием продовольствия.

Крестьянское повстанческое движение. Крестьянство, поддержавшее больше-виков в борьбе против белых, теперь стало подниматься на борьбу с продотрядами и большевиками, – и это было опаснее всех колчаков и деникиных, вместе взятых. Демо-билизация армии усилила "повстанческий элемент" и бандитизм.

Крестьянские восстания охватили огромные территории в Западной Сибири, на Урале, на Дону и Кубани, в Поволжье и в центральных губерниях. Самыми массовыми крестьянскими повтанческими движениями были: на Украине – «махновщина», на Там-бовщине – "антоновщина".

″Махновщина″ – анархо-кулацкое крест. движение под рук. Н.И.Махно (1889-1934) в 1918-21 на Юж. Украине. В период герм. оккупации и деникинщины – антипомещичье, опиралось на трудовое крест-во; в борьбе против сов. власти – на кулачество. Прикрыва-лось лозунгами «безвластного гос-ва» и «вольных советов». Основа воор. сил – высоко-манёвренные конные отряды (общая численность непостоянна – от 500 чел. до 35 тыс.). Ликвидирована Красной Армией. Махно в 1921 бежал в Румынию.

"Антоновщина", антисов. кулацко-эсеровский мятеж в Тамбовской и части Воронеж-ской губ. в 1920-1921. Инициатор и гл. рук. А.С.Антонов (эсер, в 1917-1918 гг. нач. уезд-ной милиции в Кирсанове). Ликвидирован Красной Армией при поддержке местного на-селения.

На подавление крестьянских восстаний большевики вынуждены были бросить ре-гулярные части Красной Армии. На Украине войска во главе с М.В.Фрунзе вели боевые действия против отрядов Махно. В Тамбовской и Воронежской губерниях против отря-дов Антонова действовали войска под командованием М.Н.Тухачевского.

″Антоновщина″. В Тамбовской губернии под руководством эсеров действовали "Союзы трудового крестьянства" (СТК), имевшие опору в крестьянских Советах. В мае 1920 г. в Тамбове состоялся губернский съезд крестьян, выдвинувший среди требований созыв Учредительного собрания на основе всеобщих выборов; свержение власти комму-нистов, отмену продразверстки, свободу торговли, передачу землю в руки тех, кто ее об-рабатывает.

Восстание началось 15 августа 1920 г. в с. Хитрово, где крестьянами был разору-жен и арестован прибывший туда продотряд. Во главе восстания стоял А.С.Антонов. В губернии его хорошо знали. Член партии эсеров с 1906 г., участник первой русской рево-люции, он вернулся в Тамбов из ссылки после Февральской революции (1917) и принял активное участие в политической борьбе, организовывая вооруженные отряды милиции. Главный штаб восставших разместился в селе Каменка. Почти все мужское население губернии ушло "к Антонову". В январе 1921 г. крестьянская повстанческая армия Анто-нова насчитывала 50 тыс. человек. Перерезав Юго-Восточную железную дорогу, мятеж-ники перекрыли подвоз хлеба в центральные районы.

Понадобилось несколько месяцев, прежде чем части Красной Армии (под команд. М.Н.Тухачевского), усиленные войсками ВЧК, имевшие на вооружении артиллерию, броневики и даже самолеты, усмирили и уничтожили восставших. Руководители восста-ния были расстреляны. Антонову удалось некоторое время скрываться, но его выследи-ли. При попытке к бегству он был убит.

Не успела закончиться "антоновщина", как на страну надвинулась новая опас-ность – восстание матросов Кронштадта.

Кронштадтский мятеж. Недовольство политикой большевиков распространи-лось и в армии, большинство солдат которой были теми же крестьянами. Против этой политики с оружием в руках поднялись красноармейцы Кронштадта – крупнейшей воен-но-морской базы Балтийского флота, который называли "ключ к Петрограду". 28 февраля 1921 г. экипаж линкора "Петропавловск" принял резолюцию с призывом поднять "тре-тью революцию", которая выгнала бы узурпаторов и покончила бы с "режимом комисса-ров". Моряки требовали ликвидации большевистской диктатуры и восстановления ос-новных демократических свобод.

Линкор (линейный корабль) – один из основных классов крупных надводных кораблей. Имел 70-150 орудий разл. калибра и 1,5-2,8 тыс. чел. экипажа.

Был избран революционный комитет во главе с С.М.Петриченко (писарь с линко-ра "Петропавловск"). На следующий день, 1 марта 1921 г. на Якорной площади был со-зван общегородской митинг, на котором были приняты резолюции с требованиями: «За Советы без коммунистов!», «Власть Советам, а не партиям!», «Долой продразверстку!», «Даешь свободу торговли!» В ночь с 1 на 2 марта Ревком арестовал руководителей Кронштадтского совета и около 600 коммунистов, в том числе комиссара Балтфлота Н.Н.Кузьмина.

В руках восставших (около 27 тыс. матросов и солдат) было 2 линкора, до 140 орудий береговой обороны, свыше 100 пулеметов. 3 марта Ревком создал "Штаб оборо-ны", в который вошли бывший капитан Е.Н.Соловьянов, командующий артиллерией крепости бывший генерал А.Р.Козловский, бывший подполковник Б.А.Арканников.

Большевики приняли экстренные и жесткие меры для ликвидации кронштадтско-го мятежа. В Петрограде было введено осадное положение. Кронштадтцам был направ-лен ультиматум, в котором тому, кто готов был сдаться, обещали сохранить жизнь. К стенам крепости были направлены армейские подразделения. Однако предпринятое 8 марта наступление на Кронштадт окончилось неудачей. Тогда в ночь с 16 на 17 марта по тонкому уже льду Финского залива на штурм крепости двинулась 7-я армия (45 тыс. чел.) под командованием М.Н.Тухачевского, только что покончившая с антоновщиной. В наступлении принимали участие и делегаты X съезда РПК(б), направленные из Москвы. К утру 18 марта выступление в Кронштадте было подавлено.

* * *

Итак, к концу гражданской войны стало очевидным, что политика военного ком-мунизма экономически бесперспективна. Более того, и политически она исчерпала себя, т.к. против нее выступили и рабочие, и крестьяне, составлявшие социальную опору большевистской власти в стране. Партия могла сохранить власть в своих руках, только изменив экономическую политику.

Резко ухудшившаяся обстановка в стране заставляла искать пути выхода из кри-зиса. Изменения в формах руководства экономикой получили название "новой экономи-ческой политики" (НЭП).