1. Политика “военного коммунизма” (продовольственная диктатура)

Рассматривая вопрос о становлении советской экономики в первые месяцы после Октябрьской революции, мы с вами выяснили, что менее чем за год была создана сме-шанная экономика, сочетавшая крупную государственную промышленность и транспорт, монополию власти на банковское дело и внешнюю торговлю, торговлю хлебом и други-ми продуктами питания с частным и кооперативным капиталом в производстве и внут-ренней торговле непроизводственными товарами. Резко изменилась деревня: было лик-видировано помещичье землевладение и ограничено кулачество, но вместе с тем резко возросло число мелкотоварных крестьянских хозяйств, на плечи которых легла задача снабжения армии, городов и промышленности продуктами питания, прежде всего хлебом.

Советское государство в 1918-1920 гг. осуществило ряд чрезвычайных мер, сово-купность которых известно под названием политики военного коммунизма. Система во-енного коммунизма, характерная для всего периода иностранной военной интервенции и гражданской войны, начала складываться со второй половины 1918 г.

В условиях неслыханно трудного военного времени сначала периода Первой ми-ровой войны, потом Гражданской войны и иностранной интервенции нельзя было допус-тить развития рыночных отношений, нельзя было разрешить крестьянину продавать из-лишки своего производства. Это привело бы к тому, что скудные производственные ре-сурсы страны пошли бы не на нужды обороны, а были бы использованы спекулянтами. Поэтому продразверстка была единственным выходом из положения.

Продразверстка. Еще в 1916 г. министр земледелия Кутлер предлагал правитель-ству, по примеру Германии, распределить по хлебопроизводящим губерниям количество хлеба, которое они должны были сдать для снабжения армии и городов. Это получило позднее название продовольственной разверстки. В марте 1917 г. Временное правитель-ство объявило хлебную монополию: все излишки, сверх необходимого для питания про-изводителя и его семьи минимума, должны были перейти в распоряжение государства. Но, отражая интересы помещиков – главного поставщика товарного хлеба, ни одно ста-рое правительство ввести продразверстку не рискнуло. Она была введена лишь в 1918 г.

Еще в ноябре 1917 г. Военно-революционные комитеты Петрограда, Москвы, а затем и других промышленных центров организовали продовольственные отряды, на-правлявшиеся в деревни Юга и Поволжья для заготовки хлеба и других продуктов. Они везли с собой инструменты, гвозди, немного мануфактуры для прямого продуктообмена на хлеб, крупу, масло.

14 (27) января 1918 г. был принят Декрет СНК «О мерах по улучшению продо-вольственного положения», по которому создавались т.н. «заградительные отряды» для реквизиции излишков продовольствия у населения на железнодорожных и водных путях сообщения (на станциях и пристанях), а также на шоссе при въезде в города.

Заградительные отряды – вооруженные группы по 5-10 чел., выставлявшиеся на ж.д. станциях, пристанях и шоссе при въезде в города с целью реквизиции продовольствия. Имели право осматривать все повозки, суда, пассажирские и служебные вагоны (кроме почтовых и банковских) и реквизиции продовольствия сверх разрешенных 20 фунтов (8 кг) на человека при обязательной выдаче квитанции, по к-рой стоимость реквизированно-го оплачивалась по твердым ценам. Ликвидированы весной 1921 г. с введением НЭПа.

Начало политики "военного коммунизма". К весне 1918 г. голод в городах Се-вера и Центра России еще более обострился. Хлебная Украина была оккупирована не-мецкими и австрийскими войсками, Дон, Северный Кавказ и Поволжье отрезаны бело-гвардейскими мятежами. Подвоз продовольствия в города почти прекратился. 9 мая 1918 г. ВЦИК принял Декрет о предоставлении народному комиссару продовольствия чрез-вычайных полномочий. Им подтверждались объявленные, но не осуществленные Вре-менным правительством хлебная монополия и твердые цены на хлеб.

Весь хлеб сверх количества, необходимого для обсеменения полей и личного по-требления, крестьяне обязаны были сдать на ссыпные пункты. Лица, не сдавшие излиш-ки, объявлялись врагами народа и подлежали, по приговору революционного суда, за-ключению на 5-10 лет, конфискации имущества и изгнанию из общины. Самогонщики приговаривались к общественным работам. Донесшим на укрытие излишков выплачива-лась половина их стоимости по твердым ценам.

Наркомпрод мог применять вооруженную силу, отменять решения местных про-довольственных органов и других организаций, распускать их, увольнять, арестовывать и предавать революционному суду должностных лиц, препятствующих его распоряжени-ям.

Декрет от 9 мая 1918 г. фактически ввел в стране «продовольственную диктату-ру». Он знаменовал начало политики "военного коммунизма". В связи с расширением территории, охваченной гражданской войной, Совнарком 28 мая, по предложению В.И.Ленина, ввел на всей территории страны военное положение. Разрозненные продот-ряды были сведены в Продовольственную армию во главе с главным комиссаром, на всех основных железнодорожных и водных путях были установлены заградительные отря-ды, конфисковывающие провозимые продуты.

Комбеды. 8 июня 1918 г. Совнарком издал Декрет об организации комитетов де-ревенской бедноты (комбедов). По нему во всех волостях и селах создавались комитеты бедноты, в которые могли быть избранными все, кроме кулаков. Комбеды распределяли излишки хлеба (бедноте и до 15 июля – бесплатно, с 15 июля до 15 августа – со скидкой в половину твердой цены, с 15 августа – в 20 %), помогали продотрядам. Комбеды провели частичное раскулачивание, передав бедноте часть кулацкой земли и на 2 млн рублей сельскохозяйственных орудий.

В конце лета были созданы уборочные и уборочно-реквизиционные отряды, уби-равшие хлеб в бывших помещичьих имениях и прифронтовой полосе.

Декретом от 21 ноября 1918 г. "Об организации снабжения населения всеми про-дуктами и предметами личного потребления и домашнего хозяйства" все торговые пред-приятия были национализированы.

Декрет о продразверстке. Важнейшим элементом военного коммунизма явля-лась продовольственная разверстка на хлеб и фураж. Она была введена декретом Сов-наркома от 11 января 1919 г. Впоследствии продовольственная разверстка была распро-странена и на другие продукты сельского хозяйства.

По продразверстке крестьяне должны были сдавать государству все продовольст-венные излишки. Крестьянину оставалось то количество хлеба, которое нужно было ему для потребления, оставлялся фураж для скота, а также семенной фонд. В соответствии с урожаем определялось количество хлеба, приходившееся по разверстке на каждую гу-бернию. Это количество разверствовалось далее по уездам, волостям, деревням и кресть-янским дворам. Выполнение плана хлебопоставок было обязательным.

Разверстка по хозяйствам проводилась на основе сформулированного В.И.Лениным классового принципа: с бедных крестьян – ничего, с середняка – умеренно, с богатого – много. Крестьянам оставляли лишь по 1 пуду хлеба и 1 пуду круп на едока, остальное реквизировалось за ничего не стоящие бумажные деньги или расписки. Про-водимая с военной жестокостью продразверстка дала в 1918/19 хозяйственном году (он начинался с октября) 108 млн пудов, в следующем 1919/20 г. – 212 млн пудов.

Продразверстка исходила не из возможностей крестьянского хозяйства, а исклю-чительно из потребностей государства. В результате резко ухудшилось питание кресть-ян: если до войны крестьянин в среднем потреблял 27 пудов зерна в год, то в 1920 г. – 15 пудов, а безпосевные крестьяне (примерно одна треть крестьянского населения) – только 12 пудов.

Зная, что "излишки" все равно отберут, крестьяне резко сократили посевы. Орга-низовать встречные поставки промтоваров в обмен на хлеб государство не смогло: в 1920 г. через Наркомпрод крестьяне получили от государства в среднем лишь по 100 г. метал-лических изделий, в том числе – менее одного гвоздя на хозяйство.

Политика "военного коммунизма" была вынужденной мерой, однако часть боль-шевиков увидела в ней кратчайший путь к коммунизму: желанное равенство, всеобщий труд, уничтожение частного предпринимательства, торговли, денег, – закрывая глаза на то, что это – равенство в нищете. Чем ближе был мир, тем настоятельнее вставал вопрос о восстановлении материальной заинтересованности трудящихся, особенно – крестьян. Но далеко не все в правящих кругах это понимали.