3. Мятеж Корнилова. Начало вооруженного противостояния.

Государственное совещание. Закрепить победу правительства над Советами премьер А.Ф.Керенский решил созданием нового государственного органа – Государст-венного совещания. 31 июля (13 августа) он провел решение «ввиду исключительности переживаемых событий и в целях, – как он говорил, – единения государственной власти со всеми организованными силами страны» созвать, якобы, представительный, а на деле – подобранный правительством орган. Он должен был заменить избираемое всеобщим голосованием Учредительное собрание (с подготовкой которого правительство очень и очень не торопилось).

Было забыто обещание Декларации Временного правительства от 3 марта о про-грамме его деятельности, где было сказано о том, что правительство начинает немедлен-ную подготовку «к созыву на началах всеобщего, равного, тайного и прямого голосова-ния Учредительного собрания, которое установит форму правления и конституцию стра-ны» (Хрестоматия по истории России. М., 2001. С. 393).

Фактически создание нового органа, получившего название Государственное со-вещание, было попыткой реакции сконцентрировать свои силы против идеи советской власти и создать свой легальный правительственный центр. Из 2500 участников совеща-ния делегаты Центральных исполнительных комитетов Советов составляли лишь 229 чел. (9,2 %), остальные – депутаты Государственных дум всех 4-х созывов, представите-ли торговли, промышленности и банков, земств, армии и флота, профсоюзов, коопера-ции, союзов интеллигенции, национальных организаций и духовенства.

Государтвенное совещание. Решение о его созыве принято Врем. пр-вом 31 июля, со-вещание состоялось 12-15 авг. в Москве в Большом театре. Из 2500 участников было: 488 депутатов Гос. дум всех 4-х созывов (19,5 %), 313 (12,5 %) – от кооперации, 176 (7 %) – от профсоюзов, 150 (6 %) – от съездов представителей торговли и промышленности, 147 (5,9 %) – от городских дум, 118 (4,7 %) – от земств, 117 (4,7 %) – от союзов армии и флота, 129 (5,2 %) – от Исполкома Совета крестьянских депутатов, 100 (4 %) – от ВЦИК Советов раб. и солд. депутатов, 99 (4 %) – от Академии наук и университетов, 83 (3,3 %) – от союзов интеллигенции, 58 (2,3 %) – от национальных союзов, 33 (1,3 %) комиссара и 15 (0,6 %) членов врем. пр-ва, 24 (1 %) – от духовенства и пр. (социально-политическое положение остальных 450 чел., или 18 %, неизвестно).

В Государственном совещании 12-15 (25-28) августа в большинстве оказались ка-деты и монархисты. Местные Советы представлены не были, большевиков-членов ВЦИК Советов из его делегации исключили (некоторые все же прошли от профсоюзов, но им не дали слова). Для большего спокойствия Государственное совещание собрали не в Петро-граде, а в казавшейся консервативной Москве.

Большевики объявили это совещание заговором контрреволюции. В день его от-крытия 12 (25) августа они организовали в Москве всеобщую политическую забастовку, в которой участвовало 400 тыс. чел. Встали заводы и фабрики, электростанции, трамваи. Большинство делегатов добиралось в Большой театр, где проходило открытие, пешком, огромный зал театра освещался свечами. Пролетариат Москвы показал, кто хозяин в го-роде.

Официальные ораторы на Государственном совещании соревновались в жестко-сти угроз. А.Ф.Керенский обещал "железом и кровью" раздавить попытки сопротивления правительству. Но истинным героем дня стал генерал Л.Г.Корнилов, незадолго до этого назначенный верховным главнокомандующим. Он огласил программу наведения поряд-ка: должны быть три армии – армия на фронте, армия в тылу и армия на транспорте. Он потребовал восстановления смертной казни не только на фронте, но и в тылу, железной дисциплины на фабриках и заводах. Его на руках вынесли с вокзала офицеры, ему уст-роили овацию делегаты.

Курс лидеров Советов на сотрудничество с буржуазией символизировало офици-альное и торжественное рукопожатие меньшевика И.Г.Церетели с капиталистом Бубли-ковым. В результате работы Государственного совещания обозначились два центра вла-сти: Временное правительство и Ставка верховного главнокомандующего.

Программа Корнилова. После совещания Корнилов направил правительству план наведения порядка:

- армия должна быть объявлена вне политики,

- должна быть восстановлена смертная казнь в тылу и на транспорте,

- запрещено участия Советов и всевозможных комитетов в государственных де-лах,

- ограничены полномочия солдатских комитетов заботой о быте солдат,

- полностью восстановлены дисциплинарные права начальства (в них входило и право начальника применить оружие, т.е. расстреливать на месте военнослужащего, от-казывавшегося выполнить приказ).

Временное правительство в основном одобрило меморандум Корнилова, тем бо-лее, что Керенский сам склонялся к военной диктатуре.

Намеренно обостряя ситуацию, Л.Г.Корнилов приказал сдать немцам Ригу (20 авг.), обвинив в поражении большевиков, хотя как раз латышские стрелки, среди кото-рых влияние большевиков преобладало, отличались наибольшей стойкостью среди войск Северного фронта.

Л.Г.Корнилова, как кандидата на место диктатора, тайно поддерживали кадеты. Но это заставило насторожиться Керенского, получившего власть как раз благодаря Со-ветам.

Мятеж Корнилова и его разгром. Через неделю после завершения Государст-венного совещания, 22 августа (9 сентября) начались тайные переговоры Л.Г.Корнилова и А.Ф.Керенского. Они проходили 5 дней (22-26 августа [4-8 сентября]) через посредни-ка – бывшего депутата IV Государственной думы и обер-прокурора Синода в первых двух составах Временного правительства В.Н.Львова.

Львов Владимир Николаевич (1872-1934) – российский полит. деятель, крупный землевладелец, октябрист. Депутат III-IV Гос. дум. В 1-м составе Врем. пр-ва – обер-прокурор Святейшего Синода. После Окт. рев-ции отошел от полит. деят-сти. В 1920 эмигрировал сначала в Японию, затем во Францию. С 1921 участвовал во "сменове-ховском" движении. В 1922 вернулся на родину. Умер в 1934.

Хотя потом были пререкания, кто первым их начал и правильно ли передал одно-му слова другого, суть дела от этого не меняется. В ходе переговоров А.Ф.Керенскому сначала обещали пост министра юстиции, потом – пост заместителя премьера.

25 августа (7 сентября) 1917 г. верховный главнокомандующий русской армией генерал Л.Г.Корнилов потребовал объявить Петроград на военном положении, передать ему всю полноту власти, распустить правительство, предоставив ему, как верховному главнокомандующему, право составления нового кабинета. Одновременно Корнилов по-требовал от Керенского немедленно выехать в Ставку, где, якобы, единственно можно гарантировать его безопасность.

Сразу поняв, что именно это и представляет для него наибольшую опасность, ибо в Ставке безраздельно распоряжается верховный главнокомандующий, А.Ф.Керенский 27 августа (9 сентября) пошел на обман. Воспользовавшись опозданием Львова на ре-шающее свидание, он от его имени телеграфировал Корнилову о согласии с его предло-жениями, а затем, спрятав за занавесом в своем кабинете заместителя начальника мили-ции, заставил подошедшего Львова повторить предложения Корнилова при тайном сви-детеле. После того, как ничего не подозревавший Львов все подтвердил и даже записал на бумаге, Керенский эффектно воскликнул: "Арестуйте этого человека!"

Еще до этих событий Керенский просил Корнилова направить к Петрограду кон-ный корпус с фронта. Не знавший об обмане Корнилов 27 августа отдал приказ команди-ру 3-го конного корпуса (в спешке на этот пост были назначены сразу двое – генералы А.М.Крымов и П.Н.Врангель, но Крымов успел вступить в командование корпусом раньше), двинуться на столицу с целью разогнать Советы. В самом Петрограде готовили выступление офицерские организации. Их финансировали А.И.Путилов и другие круп-ные предприниматели.

В авангарде направленного на Петроград 3-го корпуса была поставлена Туземная ("Дикая") дивизия из чеченцев, ингушей, осетин и других горцев Северного Кавказа: не знавшие русского языка, они казались надежной силой в борьбе против Советов.

В этот же день (27 августа [9 сентября]) Керенский ввел в Петрограде военное по-ложение и разослал повсюду радиограммы с объявлением Корнилова мятежником и с требованием сдать должность верховного главнокомандующего. После того, как генера-лы, которым был предложен пост верховного главнокомандующего, один за другим от этой чести уклонились, Керенский сам объявил себя верховным главнокомандующим.

В ответ 28 августа (10 сентября) Корнилов передал по радио заявление, в котором обвинил Временное правительство в том, что оно, якобы, «под давлением большевист-ского большинства Советов (которого пока еще не было – И.Е.) действует в полном со-гласии с планами германского Генерального штаба» и призвал всех русских людей «к спасению умирающей Родины», поклявшись, что доведет народ «путем победы над вра-гом» до Учредительного собрания.

Двое командующих фронтами из пяти (А.И.Деникин и В.Н.Клембовский) открыто поддержали Корнилова. В знак солидарности с Корниловым в отставку подали и пять министров-кадетов. Начался очередной правительственный кризис.

В этих условиях большевики 27 августа (9 сентября) призвали рабочих и солдат к отпору мятежникам. Всероссийский Центральный исполнительный комитет Советов ра-бочих и солдатских депутатов образовал Комитет народной борьбы с контрреволюцией. Началось легальное вооружение ранее возникших и создание новых отрядов Красной гвардии. Корниловские эшелоны задерживались в пути железнодорожниками.

По совету лидера Владикавказской большевистской организации С.М.Кирова, хо-рошо знакомого с обычаями кавказских народов, навстречу горцам направили находив-шуюся в Петрограде делегацию старейшин кавказских народов. Они на родном языке объяснили, куда и зачем их везут, и те отказались двигаться дальше. 30 авг. (12 сент.) продвижение корпуса Крымова было остановлено.

Генерал А.М.Крымов один прибыл на автомобиле в Петроград и явился к Керен-скому. Содержание их громкого разговора осталось тайной, потому что после него Кры-мов застрелился. В Ставке были арестованы генералы Л.Г.Корнилов, А.И.Деникин и др. Мятеж был подавлен.

После этого было образовано новое Временное правительство, получившее название Директории. Это правительство 1 (14) сентября 1917 г. провозгласило Россию рес-публикой.

Директория действовала с 1 (14) сентября до 25 сентября (8 октября) в составе: эсер А.Ф.Керенский, меньшевик А.М.Никитин, беспартийные М.И.Терещенко, генерал А.И.Верховский и адмирал Д.Н.Вердеревский.

Большевизация Советов. В событиях конца августа большевики показали себя крупной политической силой. 31 августа (13 сентября) Петроградский, а 5 (18) сентября – Московский Совет приняли резолюцию большевиков о необходимости перехода власти к Советам. В первой половине сентября это требование поддержали 80 Советов крупных промышленных центров. До этого состав Советов уже начал постепенно меняться, а те-перь к большевикам примкнули беспартийные депутаты, составлявшие большинство.

В конце сентября состоялись перевыборы президиумов Советов. Председателем Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов был избран Л.Д.Троцкий, пред-седателем Московского Совета рабочих депутатов – большевик В.П.Ногин. ЦК больше-виков дал директиву местным организациям партии добиваться отзыва и перевыборов депутатов. Таким образом, большевики и сочувствующие им получили большинство в более чем половине местных Советов.

Между тем приближался срок начало работы II Всероссийского съезда Советов. Его созыв, намечавшийся первоначально на середину сентября, был перенесен на 20 ок-тября.

* * *

Итак, весной и летом 1917 г. в стране ускорялся процесс политического размеже-вания. Мессы уходили влево, а правительство правело. Буржуазия склонялась к военной диктатуре. Оказавшиеся на распутье Советы метались между теми и другими, теряя авторитет. Выступление Корнилова обнаружило в правящих кругах раскол между приверженцами открытой диктатуры военщины и сторонниками диктатуры, прикрытой демо-кратическими формами. От этого выиграли большевики, завоевывавшие большинство в Советах.