2. Социально-экономическая обстановка в стране.

Рост монополистического капитализма в России. К концу 1909 г. в промыш-ленности России произошли значительные изменения. Длительная депрессия (с 1900 г.) сменилась промышленным оживлением. Базой нового промышленного подъема явились значительное накопление капиталов в стране и рост внутреннего рынка, которому отчас-ти способствовала аграрная реформа Столыпина. К тому же начиная с 1909 г. последовал ряд сравнительно урожайных годов. Кулацкая верхушка окрепла после реформы, увели-чила спрос на железо, строительные материалы, кожу, ткани и т.п.

Страна вступила в полосу промышленного подъема, который продолжался до на-чала первой мировой войны в 1914 г. Подъем происходил прежде всего в тяжелой про-мышленности, особенно в металлургии, топливной и частью химической промышленно-сти. Рост военной промышленности, прежде всего судостроения, обеспечил тяжелой промышленности крупные правительственные заказы. За 1905-1913 гг. военные заказы составили 2,5 млрд. руб. В годы подъема было построено свыше 3,5 тыс. км новых же-лезных дорог с соответствующим количеством подвижного состава. Способствовало подъему и общее экономическое оживление в западных капиталистических странах в эти годы, в значительной мере связанное с гонкой вооружений.

Хотя крупная капиталистическая промышленность в России сделала за годы подъема большой шаг вперед, все же она продолжала отставать от западноевропей-ской промышленности и США. По общему объему и по размерам душевого потребления промышленнной продукции Россия значительно отставала от США, Германии, Англии и Франции. Производство чугуна на душу населения в России было в 8 раз меньше, чем в Германии, и в 11 раз меньше, чем в США. Потребление угля на душу населения в России было в 13 раз меньше, чем в Германии, в 23 раза меньше, чем в Англии, в 25 раз меньше, чем в США. Обладая огромными природными богатствами, наша страна в 1913 г. зани-мала пятое место в мире по выплавке стали, шестое по добыче угля, пятнадцатое по про-изводству электроэнергии.

Русская промышленность не могла работать без иностранного оборудования и должна была ввозить станки и машины. Технико-экономическая отсталость России уси-ливала ее зависимость от западноевропейского капитализма.

Царское правительство гостеприимно раскрыло двери иностранному капиталу. При помощи французского и английского золота оно надеялось отстоять помещичье землевладение и царскую власть в условиях быстрого развития капитализма. Для уплаты процентов по иностранным займам царизм ежегодно выколачивал из населения всевозможными налогами сотни миллионов рублей.

Главным кредитором царской России была Франция. В руках французского капи-тала находилась угольная промышленность Донбасса. В металлургии господствовали английский, бельгийский и французский капиталы. В руках английского капитала нахо-дилась значительная часть бакинской нефтяной промышленности. Иностранный капитал господствовал и в русских банках.

Степень господства иностранных капиталов в русской промышленности наглядно свидетельствуют следующие данные по отдельным отраслям промышленности. Ино-странный капитал занимал: в выплавке чугуна на юге России – 67 %, по добыче угля в Донбассе – 70 %, по добыче меди – 63 %, по добыче нефти – 60 %.

Заметных успехов достигло сельское хозяйство. По объему производства зерна Россия занимала первое место в мире и была основной хлебопроизводящей страной. На Россию приходилось 25 % мирового сбора пшеницы, 53 % – ржи, 38 % – ячменя, 27 % – овса. Повысилась и урожайность зерновых культур. За 1900-1913 гг. она возросла с 34 до 44 пудов с одной десятины, однако в сравнении с европейскими странами она продолжа-ла оставаться еще низкой: в то время собиралось зерна с одной десятины в Австро-Венгрии – 85 пудов (в 2 раза больше, чем в России), в Германии – 130 пудов (почти в 3 раза больше России), в Англии – 149 пудов (почти в 3,5 больше), в Бельгии – 157 пудов (более, чем в 3,5 раза больше, чем в России).

Россию начала ХХ в. обычно называют отсталой страной. Но "отсталость" России – понятие весьма относительное. Россия являлась страной со средним уровнем капитали-стического развития. Это была аграрно-индустриальная страна, успешно развивавшая перед мировой войной свою промышленность, сельское хозяйство, банковское дело, и ей отнюдь не грозила перспектива превратиться в "полуколонию" более развитых "импе-риалистических хищников".

Подъем революционного движения. В обстановке промышленного подъема противоречия, заложенные в социально-экономическом строе России, еще более ослож-нились и углубились. Они вызвали новый мощный подъем революционного движения.

Заметное оживление рабочего движения после окончания Первой русской рево-люции наблюдается уже в 1910 г., но особенно начиная с 1911 г. В 1911 г. количество стачечников по сравнению с предшествующими годами возросло вдвое.

Толчком к подъему революционной борьбы пролетариата явились события на да-леких золотых приисках Ленского золотопромышленного товарищества в Сибири. В соз-данном в 1908 г. акционерном обществе "Лена-Гольдфильдс" три четверти акций при-надлежала английским капиталистам, остальные – крупным русским капиталистам и видным царским чиновникам. Английские акционеры и русские компаньоны Ленского товарищества ежегодно получали более 7 млн. руб. прибыли. Эксплуатация рабочих на приисках соединялась с их полным бесправием.

Прииски находились в глухой тайге, в 1700 км от железной дороги, и связь с ними была только во время навигации по р. Лене. Рабочие находились в полной власти у ад-министрации. Каторжные условия труда, задержка администрацией заработанных денег, продажа в приисковых лавках недоброкачественных продуктов и втридорога, насилие и самоуправство администрации и полиции вызывали неоднократные волнения.

В конце февраля 1912 г. на одном из приисков, где положение рабочих было осо-бенно тяжелым, началась забастовка. В марте стачка стала всеобщей. В ней участвовало свыше 6 тыс. рабочих. Несмотря на мирный характер забастовки, на прииски по требова-нию правления был направлен значительный отряд солдат. Члены стачечного комитета были арестованы, а солдаты получили приказ не останавливаться перед "применением силы", если рабочие захотят выручать арестованных товарищей.

4 апреля 1912 г. свыше 3 тыс. рабочих подписали заявление, что они забастовали без какого бы то ни было подстрекательства. С этим заявлением рабочие направились к прокурору в Надеждинский прииск. Длинные вереницы рабочих потянулись из разных приисков к Надеждинскому, сливаясь возле него в одну длинную черную ленту, растя-нувшуюся на 3-4 км. По одну сторону дороги был обрыв к р. Бодайбо, по другую – шта-беля крепежного леса. Поперек дороги были выстроены заранее вызванные солдаты в полной боевой готовности. Выполняя приказы офицеров, они расстреляли мирное шест-вие рабочих: было убито и ранено более 500 рабочих.

Это новое кровавое злодеяние царского самодержавия вызвало единодушное воз-мущение в стране. Государственная дума по требованию социал-демократов вынуждена была заняться обсуждением событий на Лене. Оправдывая расстрел стачечников, ми-нистр внутренних дел А.А.Макаров нагло заявил в Думе: «Так было и так будет впредь!»

Ответом на ленский расстрел и на наглое заявление царского министра явилось огромное массовое политическое движение рабочего класса всей страны. Забастовки протеста против ленского расстрела слились с мощным первомайским движением. В ап-рельских забастовках 1912 г. участвовало более 300 тыс., а в первомайской стачке – уже ок. 400 тысяч рабочих. Всего в 1912 г., по официальным данным, бастовало 725 тыс. ра-бочих. Движение разрасталось. Забастовки происходили во всех районах страны.

Начались революционные выступления и в войсках. В 1912 г. произошло восста-ние среди войск, расположенных близ Ташкента. Над участниками восстания была учи-нена беспощадная расправа. В июне 1913 г. в Кронштадте состоялся военно-морской суд над 52 матросами, обвиненными в подготовке восстания. Стачки протеста против суда над революционными матросами показали, что сознательное рабочее движение в цар-ской России представляет громадную политическую силу.

В 1913 г. по всей России бастовало 1 млн. 272 тыс. рабочих. Для этого года в еще большей мере характерно громадное преобладание политических забастовок. Все чаще стачки проходили под лозунгами: 8-часовой рабочий день, конфискация помещичьей земли, демократическая республика.

В первой половине 1914 г. революционная борьба российского пролетариата дос-тигла большого размаха. В годовщину 9 января бастовало свыше 259 тыс. человек. За-бастовки проходили под политическими лозунгами. В апреле число стачечников возрос-ло, и 1 мая бастовало уже свыше полумиллиона рабочих. Количество бастовавших за пер-вое полугодие 1914 г. (включая и начало июля) дошло до полутора миллионов. Процент политических требований во время стачек был выше, чем в 1905 г.

Огромная заслуга в усилении забастовочного движения принадлежала руководи-мой В.И.Лениным газете "Правда". Первый номер массовой рабочей газеты "Правда" вышел 22 апреля (5 мая) 1912 г. "Правда" стала всероссийской рабочей трибуной. Только за первый год своего существования она напечатала 2405 корреспонденций о стачках, за второй год – 5522. "Правда" публиковала требования бастующих и ответы администрации, отчеты о денежных сборах, сообщения об арестах и высылках стачечников, имена штрейкбрехеров и т.п.

Начавшаяся война приостановила развитие революционного кризиса в стране.