Сущность и значение предмета Гомилетики

Гомилетика - это наука, имеющая ближайшее отношение к пастырскому служению. В прежние времена, когда еще не был достаточно ясно установлен объем науки пастырского богословия и когда считали, что пастырство - это не более как совокупность известного рода прав и обязанностей, многие высказывали мысль, что пастырское богословие не может считаться наукой и изучение пастырского богословия как науки должно быть заменено просто выдачей особой должностной инструкции пастырям, которую каждый пастырь получает при вступлении в свою должность. В числе же пастырских обязанностей находится обязанность учить своих прихожан, наставлять и утверждать их в истинах св. Христовой веры. Вот эта-то учительская обязанность пастыря и является предметом науки гомилетики. Таким образом, гомилетика - это есть наука о церковном красноречии, или проповедничестве.

При существовавшем прежде взгляде, что пастырское служение есть не более как совокупность ряда обязанностей, именно обязанности учительства, священнодействия и управления, значение пастырского богословия как науки отвергалось и на первом месте в ряду специально пастырских наук ставилась гомилетика; к ней же обычно, как некое дополнение, присоединялось так наз. "Пастырское учение" или "Пастырские сведения" в духе нашей "Книги о должностях пресвитеров приходских," составленной во второй половине XVIII века. Сама же гомилетика излагалась весьма схоластично: главное внимание обращалось на строгое соблюдение чисто внешних форм и правил при составлении проповеди. Образцовой, идеальной проповедью и считалась именно такая проповедь, которая была составлена с соблюдением всех этих внешних формальных правил.

Со времени же митрополита Антония (Храповицкого), который первым в своих лекциях по пастырскому богословию ясно указал, что пастырское служение - это не есть только совокупность известных прав и обязанностей, но "единая цельная внутренняя настроенность" духа человеческого, облагодатствованного специальным даром в таинстве священства, и что успех пастырской деятельности зависит именно от этой настроенности, а следовательно, и учительство пастыря, его проповедническая деятельность также зависит прежде всего от этой именно пастырской настроенности.

Теперь мы уже ясно видим, что не пастырское богословие как некое малозначительное дополнение надо присоединять к гомилетике, а, наоборот, вся гомилетика скорее должна рассматриваться как вспомогательная наука к науке пастырского богословия, ибо проповедничество, учительство есть часть пастырского служения, и оно постольку может быть успешным, поскольку проистекает из общей должной настроенности пастыря как человека, облагодатствованного особым благодатным пастырским даром.

Несмотря, однако, даже на эту новую точку зрения в отношении гомилетики, многие и до сих пор, придерживаясь прежнего взгляда на эту науку как порождение схоластики, стараются возражать против ее значения в деле церковного учительства.

Говорят обыкновенно, что проповедь - это есть плод свободного вдохновения пастыря и нельзя это вдохновение стеснять и ограничивать какими-либо внешними формальными правилами. Надо дать свободу проповеднику высказываться так, как он хочет, как подсказывает ему его пастырская совесть. Но нынешняя гомилетика вовсе и не думает как-либо стеснять или подавлять разумное истинное вдохновение пастыря. Совсем напротив, как мы увидим далее, современная гомилетика учит, что именно это вдохновение имеет главную цену в проповеди и более всего обеспечивает ее успех (вдохновление нужно прежде всего при подготовке проповеди, а затем при ее произнесении). Гомилетика и учит как раз тому, чтобы проповедь была "живым словом," приносящим плод в душах слушателей, а не одним лишь бесплодным сотрясением воздуха. Не все люди и не в одинаковой мере от природы имеют дар красноречия и внутреннее чутье, подсказывающее им, как надо говорить, чтобы не быть только "медью звенящей, кимвалом звучащим" (1 Кор. 13:1). Этому надо учиться. И вот гомилетика приходит на помощь тем, кто желает проповедовать с толком, предлагая им необходимые советы и правила - не внешние формальные правила, а скорее советы, руководственные указания, которых надо придерживаться, чтобы проповедь была разумным, живым словом, приносящим свой плод в душах слушателей. Иными словами, гомилетика должна заботится прежде всего о том действии, какое проповедь производит на слушателей.

Досадно и больно бывает видеть, как при появлении проповедника на амвоне некоторые, иногда даже многие, прихожане тотчас же поворачиваются и уходят из церкви. Конечно, объясняется это часто нецерковностью прихожан, равнодушных к пастырскому слову, но нередко вина лежит на самом проповеднике, кроется в его собственной теплохладности. Уходят из церкви тогда, когда чувствуют, что уста пастыря не от полноты сердца глаголят, а что проповедь для него - это только механическое отбывание повинности, не больше. Как бы хорошо с внешней стороны проповедь ни была составлена, какими бы художественными достоинствами ни отличалась, сколь бы умно и продумано ни было ее содержание, но если она не находит отзвука в сердцах прихожан, то прихожане в лучшем случае из вежливости прослушают ее до конца, подивятся, может быть, искусству проповедника, если проповедь была составлена хорошо и если он не лишен дара красноречия, но должного действия на них такая проповедь не окажет и они останутся такими же равнодушными, теплохладными, как равнодушен и теплохладен сам проповедник. "Говорит потому, что должен это говорить" - так подумают они о проповеднике в глубине своего сердца, слушая такую проповедь.

Для того чтобы проповедь была сильной и действенной, нужно, во-первых, чтобы она не была для пастыря механически нсполняемой служебной обязанностью, а проистекала бы из глубины сердца, исполненного духом пастырской любви к своим пасомым, а во-вторых, чтобы подготовляя свою проповедь для произнесения, пастырь не уходил бы от действительности в отвлеченные сферы бытия, но всегда бы сообразовался с целым рядом условий, которые бы сделали его проповедь не мертвым отвлеченным рассуждением, далеким от действительной жизни, но живым и действенным словом.

Изложить все эти условия, делающие проповедь живым и действенным словом, и научить проповедника, как и когда, при каких обстоятельствах применять эти условия, разумно пользоваться ими, дабы проповедь достигала своего назначения, - это и составляет главную задачу нашей науки, называемой гомилетикой.