Проповедь на современные темы (публицистическая)

Наряду с омилией (1), словом, почерпающим свое содержание из идеи церковного года (2), и катихизическим поучением (3), существует еще четвертый вид проповеди, который служит как бы восполнением их.

Это так называемая проповедь публицистическая, которая берет своей исходной точкой запросы современности. Этот вид проповеди имеет то основное отличие от первых трех видов, что там коренным источником и исходной точкой служит Слово Божие и вера Церкви, а здесь исходной точкой являются те настроения, которые проповедник замечает в современной жизни, заблуждения, недостатки и пороки, которые он наблюдает в окружающей среде и против которых он направляет свое учительное слово.

Законность и необходимость такой проповеди совершенно очевидна. Мало, если проповедник занимается только изъяснением Слова Божия и учения Церкви. Как мы раньше говорили, каждая проповедь должна иметь в виду духовные нужды слушателей. Плохо, если проповедник разглагольствует на кафедре сам по себе, о чем ему заблагорассудится, не вникая в духовные потребности слушателей. Он может говорить очень хорошо, умно и красноречиво, но слово его пройдет мимо сердец слушателей, не найди в них для себя благоприятной почвы. Мало поэтому только излагать божественную и церковную истину. Начала веры неизменны, но жизнь человеческая течет и видоизменяется: это постоянно волнующееся море, где нет твердой устойчивости. Каждое время, каждая зпоха выдвигает свои волнующие людей вопросы; кроме того, не одинаково содержание и направление духовно-религиозной жизни в разных местностях.

Вера одна и та же, природа человеческая тоже; но зато меняются средства, которые употребляет враг нашего спасения для совращения людей в погибель, меняются искушения и соблазны, которыми он думает отвратить людей от спасительного Божьего пути. Правда, и те проповедники, которые берут исходную точку в Слове Божием или в учении Церкви, тоже не оставляют без внимания запросы времени, но все это может быть только вскользь и между прочим, насколько позволяет ассоциация представлений, вытекающая из темы общего характера, и при этом легко могут остаться не затронутыми главные больные места современности. Бывают иногда такие вопиющие болезненные явления, которые настойчиво требуют от проповедника горячего, сильного обличительного слова. Тут-то и надлежит проповеднику отложить на время обычный способ проповеди и исходной точкой взять именно это болезненное явление или этот животрепещущий вопрос современности. А это как раз и будет проповедь публицистическая.

Такие проповеди особенно необходимы в больших городах, крупных центрах светского просвещения, где часто возникают и утверждаются настроения и направления мысли, не согласные с учением Церкви, а иногда и прямо враждебные ей. Всем известно, что в нынешнее время наше интеллигентное общество особенно падко на увлечения всякими модными учителями, поистине лжехристами и лжепророками. И если теперь русское общество после горького опыта русской революции в значительной части уже исцелилось от полного безбожия и увлечения социалистическими и коммунистическими идеями, то отнюдь нельзя сказать, что все наши интеллигенты стали строго церковными, истинно православными верующими, даже среди тех, которые вновь обрели утраченную ими прежде веру в Бога.

Многие ударились в сектантство, увлекаясь сектантскими идеями, хотя и остаются формально в лоне Православной Церкви; особенно заманчивым и модным учением для современной нам интеллигенции является оккультизм и теософия, не изжито еще вполне и более-менее серьезное занятие спиритизмом. На оккультизм и теософию особенно падки бездетные женщины и молодежь, мистически настроенная, но не пришедшая к Церкви по вине родителей и воспитателей. Ныне поэтому особенно благовременно проповеднику возвышать свой голос не только против явно безобразных явлений жизни, но и против этих болезненных извращений религиозной жизни, часто ведущих к умопомрачению и потере рассудка, а иногда и к самоубийству у лиц особенно нервных и впечатлительных...

В наш больной век не избежали уклонения от истины Православия и те наши интеллигенты, вернувшиеся к Церкви, которые возомнили себя наделенными пророческим даром и непосредственным наитием от духа Святого и проповедуют "новое, реформированное Православие," весьма опасное и обольстительное, поскольку их туманный образ мыслей и выражений не дает возможности рядовому верующему разобраться в их хитросплетениях и разоблачить скрывающуюся в них ложь. И это течение, успевшее завоевать себе прочные позиции в русской зарубежной пастве, современный проповедник не должен оставлять без внимания.

Все эти явления - не что иное, как сорная трава и вредные тернии на поле, заглушающие пшеницу и мешающие ее произрастанию. Добрый пастырь, как хороший земледелец, непременной обязанностью своею должен считать очищение своего поля от этих терний, дабы дать место произрастанию доброго семени. Об этом говорит св. ап. Павел, когда пишет Тимофею: "Согрешающих обличай перед всеми, чтобы и прочие страх имели" (1 Тим. 5:20), а в другом месте: "проповедуй слово, настой во время и не во время, обличай, запрещай, увещевай со всяким долготерпением и назиданием," причем сам предрекает: "Ибо будет время, когда здравого учения принимать не будут, но по своим прихотям будут избирать себе учителей, которые льстили бы слуху; и от истины отвратят слух и обратятся к басням" (2 Тим. 4:2-4). Значит, когда явятся признаки такого времени, каждый проповедник, согласно постановлению апостола, должен выступить во всеоружии против людей, извращающих истину, и предостеречь от увлечения ложными учениями свою паству.

Примером для нас в этом отношении были свв. отцы первых веков христиаиства. Они отличались необыкновенной чуткостью и живо откликались своим сильным авторитетным словом на все запросы времени, в особенности когда необходимо было предостеречь верующих от увлечения еретическими заблуждениями. Особенно во времена Ария, волновавшего своей ересью весь христианский мир, все свв. отцы выступали в своих проповедях горячими защитниками истины Православия, разоблачая лжеучение. Для этого они обыкновенно брали исходной точкой те лжетолкования св. изречений Слова Божия, которые распространялись арианами, вскрывали их лживость и разъясняли истинное учение Церкви. Также и во времена Нестория, который унижал Богоматернее достоинство Пресвятой девы Марии, все отцы того времени посвящали свои проповеди прославлению Пресвятой Богородицы. Эти проповеди в значительном числе сохранились до нашего времени и составляют самую видную часть гомилетической литературы того времени. Но не только одни ереси, а и всякого рода нравственные беспорядки и безобразия тоже побуждали свв. отцов выступать с пламенными обличительными поучениями. Так, мы знаем, что св. Иоанн Златоуст и св. Василий Великий даже в светлые пасхальные дни выступали с резкими словами против пьянства вследствие бесчинств, которые учинялись некоторыми в эти святые дни. Говорил также св. Иоанн Златоуст против увлечения театральными зрелищами, возмущенный тем, что жители Константинополя в Страстную пятницу были на конском ристалище, а в Великую субботу - на театральном представлении.

Каждый ли пастырь должен уметь произноситьпроповеди на современные темы?

Конечно, в идеале было бы прекрасно, если бы каждый священник, городской или деревенский, был настолько хорошо и всесторонне образован, что мог бы всегда откликнуться на все запросы современности и всегда мог бы во всеоружии противостать каждому вновь возникающему вредному увлечению и лжеучению. Но этого трудно требовать. Чтобы с успехом вести защиту церковного учения перед образованным обществом и показать ему несостоятельность новых идей и направлений, проповедуемых часто людьми весьма умными, прекрасно образованными и даже талантливыми, от проповедника требуется тоже много таланта, много знаний, много силы и энергии слова и при этом, что самое главное, конечно, - глубокого убеждения и горячей ревности в защите св. истины Православия. Не всякий может быть к этому способен, не у всякого могут быть все эти данные и все эти высокие качества и таланты. Отсюда вытекает необходимость, осознанная уже давно как у нас в России, так и в других православных церквах, - необходимость учреждения особой должности - проповедника-миссионера. Надо только, чтобы на эту должность не смотрели как на нечто формальное, а чтобы на нее назначались люди, действительно обладающие всеми выше перечисленными необходимыми качествами и талантами, люди, глубоко убежденные в истине Православия, отличающиеся горячей ревностью, знанием и сильным красноречивым словом. Подобные проповедники и были и есть до сего времени в единоверной нам Греции - так называемые иерокириксы. Они назначаются на целый округ и обязываются проповедовать в церквах этого округа по очереди или по мере особой необходимости в том или ином приходе, не отвлекаемые никакими другими обязанностями. Подобные же должности учреждены были и в Болгарской церкви после великой войны под названием "епархийски проповедник"; он назначался для каждой отдельной епархиии, не зная никаких других обязанностей, по назначению правящего архиерея проповедовал каждый праздник и каждый воскресный день то в одной, то в другой церкви данной епархии.

Необходимо было бы и у нас учредить подобные должности епархиальных проповедников, не связанных никакими другими обязанностями, но следящих единственно за течением общественной жизни, изучающих все современные настроения и направления общественной жизни и умеющих живо и горячо в сильном и красноречивом слове на них откликнуться.

Теперь последний, самый важный и необходимый вопрос: как вести проповедь публицистического характера? Хотя исходной точкой здесь является не Слово Божие, а то или иное явление современной жизни, но ответ на него должен быть дан только на основании Слова Божия. Нельзя допускать ни малейшего изменения начал веры Христовой; нельзя делать никаких уступок ходячим заблуждениям времени. Напротив, чем больше замечается в жизнй отступлений от чистой веры и благочестия, тем более строгим и неумолимым надлежит быть проповеднику в защите святой истины. И это естественно: задача проповедника - не принижать высоких требований Божественного Закона до уровня опустившейся жизни, но возводить жизнь до той высоты, на какой она должна стоять, по требованию Слова Божия и учения Церкви. Сбившихся с прямого пути преступно было бы оставлять на полдороге в самообольщении и ублажать их надеждой, что они как-нибудь сумеют добраться до цели: их нужно прямо, уверенной и твердой рукой возвратить на тот путь, который они утеряли.

Такова задача истинного христианского проповедника. Идея приближения христианства к современным понятиям общества - это одна из модных и заманчивых идей, которая нашла себе применение в католичестве и протестантстве, но она глубоко чужда духу Православия, которое призвано возрождать общество христианскими принципами. Пусть жизнь слишком отвердела в своих антихристианских началах и не показывает ни малейшей склонности подчиняться высоким требованиям христианского идеала; это вовсе не значит, что проповедники должны бояться представить христианский идеал во всей его чистоте и строгости и проповедовать какое-то смягченное полухристианство, христианство разжиженное и расслабленное. От такой проповеди, которая может иметь большой успех y слушателей, тяготящихся высокими требованиями христианства, будет прямой вред, ибо такие проповедники своей проповедью как 6ы санкционируют понизившийся религиозно-моральный уровень жизни и убаюкивают уклоняющихся от Церкви сладким сном неведения и окамененного нечувствия, которое именно и составляет главное зло, основной недуг нашего времени. K таким уступчивым проповедникам вполне применимы строгие прещения на лживых пророков, какие мы находим в книге пророка Иеремии. Они говорят: "Мир! мир! когда нет мира. Они возглашают: откровение!" A между тем они проповедуют "ложь u обман своего сердца. Господь Саваоф говорит ο таких пророках: не слушайте слов их: они обманывают вас, рассказывают мечты сердца своего, a не от уст Господних. Я не посылал пророков сux, a они пророчествовали сами от себя" (23:16-32). Забота ο спасении людей - вот основная идея всякой христианской проповеди во все времена и при всех обстоятельствах жизни. Там, где в проповеди не имеется в виду это, или там, где эта идея отходит на второй план, там не может быть и речи ο проповеди христианской.