Глава четвертая

Заключение свв. Апостолов Петра и Иоанна в темницу и следствие речи Петровой (1-4). Допрос апостолов в синедрионе, запрещение им проповедовать об имени Иисусове и отпуск их на свободу (5-22). Молитва апостолов и ниспослание верующим благодати Св. Духа (23-31). Взаимная любовь членов первой христианской общины (32-37).

Заключение апостолов Петра и Иоанна в темницу (4:1-4).

Раздраженные проповедью св. Петра священники, начальник стражи при храме и саддукеи схватили Апостолов и заключили их в темницу до утра, ибо наступил уже вечер.

Священники досадовали на то, что Апостолы, не имея, по их мнению, законного полномочия, учат народ, начальник стражи досадовал на то, что стечением народа нарушается благочиние, саддукеи же были раздражены тем, что Апостол учил о воскресении мертвых, которое они отвергали. Они прервали речь Апостола, "возложив на них руки," конечно, не без распоряжения синедриона. Так как было уже поздно и спешить с созывом синедриона для суда над Апостолами не было большой надобности, то их посадили в темницу - "отдали их под стражу" - до утра. В то время как представители иудейской иерархии отнеслись к Апостолам так враждебно, простые люди так были увлечены речью Апостола, что уверовало великое множество - около пяти тысяч. Уверовали они, как подчеркивает Дееписатель, не ради собственно чуда, но убежденные словом Апостола. К этому подготовило их, вероятно, все то, что совершали Апостолы и до тех пор со дня Пятидесятницы, и вся необыкновенная жизнь первых христиан, стяжавшая им общее уважение и любовь.

Допрос апостолов в синедрионе (4:5-22).

На следующий день собрался синедрион. Это, как видно, было формальное и полное собрание синедриона, так как дело Апостолов было сочтено важным. Тут заняли свои места и отставной первосвященник Анна, или Анан, и Каиафа, осудивший Господа Иисуса Христа, и еще неизвестные в истории Иоанн и Александр, члены рода первосвященнического, имевшие в то время, видно, силу в синедрионе, может быть, как родственники первосвященников.

Поставив обвиняемых "посреди," как было в обычае (ср. Иоан. 8:3), их спрашивали: "какою силою или каким именем," то есть чрез призывание какого имени, они сделали это. Члены синедриона, конечно, знали, что Апостолы совершили это чудо Именем Иисуса Христа, но им хотелось на собственном признании Апостолов основать обвинение их или в еретичестве и богохульстве, или в мятежнических стремлениях, или, быть может, они рассчитывали, что Апостолы, испугавшись, отрекутся от сделанного ими.

"Тогда Петр, исполнившись Духа Святого, сказал им" - исполнился Духа Святого особенным образом для защиты правого дела, как это и обещал Господь Иисус Христос Своим ученикам прежде - см., напр., Матф. 10:19-20.

"Начальники народа и старейшины Израильские!" - начиная с почтительного обращения, св. Апостол Петр с особой силой, прямотой и дерзновением отвечает на поставленный вопрос, тем не менее отдавая должное властям, хотя и недостойным.

"Если от нас сегодня требуют ответа в благодеянии человеку немощному, как он исцелен" - дальнейшая условная форма речи Апостола тонко и остро указывает на несправедливость теперешнего суда над Апостолами. И в самом деле: они оказали благодеяние несчастному человеку: неужели за это следует судить их? Вместе с этим Апостол торжественно и дерзновенно свидетельствует перед всеми, что чудо действительно совершено и совершено притом "именем Иисуса Христа Назорея, Которого вы распяли, Которого Бог воскресил из мертвых."

Далее, ссылаясь на пророчество, которым однажды воспользовался в применении к Себе Сам Господь, именно псалма 117:22 (см. Матф. 21:42). Апостол называет Господа Иисуса Христа "Он есть камень, пренебреженный вами строителями, но сделавшийся," тем не менее, "главою угла," добавляя, что "и нет ни в ком ином спасения." Смысл этого тот, что распятый ими Иисус сделался краеугольным камнем нового здания Царства Божия на земле, и что только Его Именем можно получить спасение, так как Он один - Искупитель человечества от греха, проклятия и смерти.

Эти слова произвели столь сильное впечатление на членов синедриона, что те не знали, на что им решиться. Их поразила прежде всего необычайная смелость Петра, с какой он решительно исповедал Христа перед всем синедрионом и из положения обвиняемого перешел в положение обвинителя, изобличив их в убиении Христа. Члены синедриона удивлялись смелости и ораторству Апостолов. Видя, что те - люди "некнижные и простые," узнавали в них Христовых учеников, и убеждались в том, что они продолжают столь ненавистное фарисействующим иудеям дело Христово. Вместе с тем присутствие исцеленного налагало печать молчания на уста судей: они ничего не могли сказать в опровержение действительности увиденного ими чуда. Поставленные в затруднение, они выслали Апостолов вон, чтобы наедине посоветоваться между собой о дальнейших мероприятиях против этих неприятных им чудотворцев. В результате всего того, что произошло за последнее время, начиная со дня воскресения Христова, ими овладела нерешительность. Возможно, что среди них были лица, подобные Иосифу Аримафейскому и Никодиму, а потому решение их было весьма мягким - запретить Апостолам проповедь о Господе Иисусе Христе: "отнюдь не говорить и не учить о имени Иисуса." Ясно, что это было распоряжение людей несколько растерявшихся.

"Какое безумие," говорит об этом св. Златоуст, "зная, что Христос воскрес и имея в этом доказательство Его Божества, они надеялись своими кознями утаить славу Того, Кто не удержан был смертью. Что сравнится с этим безумием? И не удивляйся, что они опять замышляют дело несбыточное. Таково уже свойство злобы: она ни на что не смотрит, но везде бывает в замешательстве."

"Справедливо ли пред Богом слушать вас более, нежели Бога?" - с поразительным мужеством и смелостью отвечают на это запрещение Апостолы. При этом они прямо заявляют, что не могут не проповедовать о том, чему сами были свидетелями. Страх синедриона перед народом не дал возможности причинить Апостолам какое-либо зло: они были отпущены на свободу. Здесь мы видим очевидную нравственную победу Апостолов, но здесь же видны и грозные признаки предстоящих Апостолам и всем первым христианам гонений за веру. Ответ Апостолов синедриону дает нам указание, как поступать, когда земные власти требуют от нас чего-либо противного Закону Божьему и совести: ради угождения земным властителям нельзя идти против Закона Божьего и велений совести.

Молитва апостолов и ниспослание Св. Духа (4:21-31).

Лишь только Апостолы были отпущены, "они пришли к своим," то есть в дом, где пребывали в то время остальные Апостолы и некоторые из верующих, вероятно в молитве о благоприятном исходе дела. Рассказ Апостолов о происшедшем воодушевил всех, и все собрание, как один человек, обратилось к Богу с горячей молитвой.

Это - первая, дошедшая до нас христианская общественная молитва. В этой молитве они искали первого утешения и ободрения, предавая все дело в руки Божии и испрашивая у Бога лишь дерзновения в проповедании истины. В связи с высказанными синедрионом угрозами, в основу молитвы положено псаломское изречение Давида, в котором последний с евангельской наглядностью изображает восстание против Мессии и в лице Его - против Самого Бога Отца: "Восстают цари земные, и князья совещаются вместе против Господа и против Помазанника Его" (Псал. 2:1-2). Это изречение молящиеся применяют к Мессии - Господу Иисусу Христу, на Которого подвиглись все в этом городе, то есть Иерусалиме, для того, чтобы - сами того не ведая - исполнить предопределенное в совете Божьем искупление человечества через убиение Сына Божьего. Дальнейший смысл молитвы, как выражает его св. Златоуст: "приведи все это к концу и покажи, что они замышляли тщетно," то есть, что невозможно остановить благовестие о распятом и воскресшем Мессии. Заключают они молитву не прошением об избавлении от страданий, а только просьбой о даровании им смелости и дерзновения проповедовать о Христе, подкрепляя эту проповедь знамениями и чудесами.

На молитву горячей веры Бог ответил чудесным знамением: "поколебалось место, где они были собраны, и исполнились все Духа Святого." Это чудесное колебание места было символическим выражением всемогущей силы Господа, которая не оставит их беспомощными и беззащитными перед лицом врагов. Молитва их была тотчас же исполнена: сподобившись особого подъема от Духа Святого, они стали безбоязненно смотреть на предстоящий им путь страданий за Христа и ощутили себя сильными и способными дерзновенно проповедовать Слово Божье.

Взаимная любовь среди христиан (4:32-37).

Число членов христианской общины, после великого чуда исцеления хромого, увеличилось больше, чем вдвое, и потому Дееписатель счел нужным вновь дать характеристику жизни этого умножившегося общества, дабы показать, что внутреннее его состояние осталось таким же: сохранялось полное единодушие и взаимная братская любовь. Сохранялось и обобществление имущества, в силу чего никто ничего не называл своим.

Апостолы же с особой великой силой проповедовали о воскресении Христовом. Это не значит, что они проповедовали только об этом, но что воскресение Христово, как основание христианской веры (1 Кор. 15:14), было основанием и средоточным пунктом всей апостольской проповеди. Среди первых христиан не было никого нуждающегося, потому что владевшие землями или домами, по доброй воле своей, продавали их и приносили цену проданного Апостолам, которые из составлявшейся таким образом общей кассы, помогали нуждающимся.

Примером такого бескорыстия указывается Иосия Кипрянин, прозванный Варнавою, что значит "сын утешения," вероятно за особенный дар утешительной речи. Характерно, что он был левит, то есть из сословия служителей храма, особенно враждебно относившихся к Господу Иисусу Христу. Вероятно, он продал участок земли в Палестине, которыми обычно владели все священники и левиты, как видно из примера пр. Иеремии (32:7 и далее). Это был тот самый Варнава - спутник св. Апостола Павла, хорошо известный в истории первохристианства, о котором далее много повествует кн. Деяний.