II. Второй Ватиканский Собор

Большим событием в истории католической церкви двадцатого века был Второй Ватиканский Собор.

В воскресенье 25 января 1959 г. Папа Иоанн XXIII выступил по Ватиканскому радио с речью, в которой провозгласил, что он намерен в недалеком будущем созвать Вселенский собор.

Это выступление папы взволновало весь христианский мир, поскольку оно было воспринято, как намерение Римско-католической церкви созвать "вселенский собор" с участием представителей всех церквей мира, в том числе и протестантских, и таким образом примкнуть к экуменическому движению, руководимому Всемирным Советом Церквей.

В первые месяцы после этого сенсационного выступления папы светская и духовная пресса была полна статей, посвященных этому выступлению. Задавались вопросы, делались догадки - какие церкви получат приглашение Ватикана на созываемый им вселенский собор. Многим церковным руководителям казалось, что начинается новая страница в истории экуменического движения, что это движение становится действительно экуменическим, вселенским, поскольку в него вливается не участвовавшая в нем до сего времени католическая церковь. Отдельные церкви начали обсуждать вопрос, как им реагировать в случае получения приглашения от Ватикана на собор - положительно или отрицательно. Некоторые церкви были склонны последовать приглашению папы и участвовать в соборе; другие колебались и не знали, как им поступить; третьи, были готовы решительно отказаться от какого бы то ни было участия в папском соборе.

Однако порожденная выступлением папы от 25 января 1959 года надежда экуменического движения на создание единого христианского фронта с участием и Католической церкви вскоре начала блекнуть, и восторг горячих экуменистов начал затухать. Успокоению умов и сердец содействовал сам папа. На собрании ректоров папских высших школ, состоявшемся 4 апреля 1959 г., папа говорил в самой решительной форме о необходимости вернуть в лоно Католической церкви христиан всех других церквей. Эта речь папы была некоторого рода холодным душем на энтузиазм церквей, готовых было направиться в Рим для участия в соборе.

В воскресенье 14 июня 1959 г. папа выступил перед преподавателями и студентами так называемой "Греческой Коллегии" и, касаясь предстоящего вселенского собора, сказал, что собор не будет заниматься проблемой единства христиан, а только подготовит Католическую церковь к этой большой проблеме.

И, наконец, в своей Энциклике от 2 июля 1959 г. папа Иоанн XXIII возвестил: "Главной целью предстоящего собора будет содействие росту Католической церкви и животворному обновлению нравов христианского народа, а также приспособлению церковной дисциплины к нуждам нашего времени".

Эти высказывания папы не только охладили надежды экуменического мира, но и глубоко разочаровали его. Как права была Московская Патриархия, когда за неделю до опубликования этой папской энциклики она заявила, что возвещенный папой собор будет чисто католическим собором.

Второй Ватиканский Собор начался 11 октября 1962 года.

II.1. Основные направления решений вопросов касающихся епископской власти.

Во время заседаний Собора было уделено много внимания изучению должности и служения католических епископов - местных, областных и всемирного значения. Во время обсуждения отношений между епископами и членами монашеских орденов появилось две точки зрения. Так же возникает необходимость освятить следующие вопросы: о пенсионном возрасте епископов, об отношении государственных властей к назначению и работе епископов, а также о чрезвычайном великолепии, богатстве, титулах и облачении, связанном с их должностью.

Декрет «О пастырской должности епископов» является результатом соединения в одно частичных версий двух предыдущих декретов, из которых первый касается "Епископов и управления епархиями", другой "Заботы о душе". Одобренный текст был результатом работы пяти подкомиссий, а рассуждения касались сотен внушительных формулировок, которые составили содержание восьми томов. Весь текст разделен на три раздела, согласно географическому триптиху должности католического епископа. Эта должность проявляется в тройном аспекте:

1. Всемирная церковь.

2. Епархия.

3. Межепархиальная территория.

II.1.1. Первый раздел.

Первый раздел определяет положение епископа в отношении Римо -Католической церкви в целом. Коллегиальность епископов, теологически выраженная в Конституции "О церкви", проявляется, как подтверждает декрет, на экуменических Соборах и вне этих Соборов, когда только папа пожелает узнать мнение епископов или одобряет по своей воле что-нибудь, на что они соглашаются как коллегиальные органы. Существует надежда, что будет организован Синод епископов. К епископам направлено приглашение и поощрение, чтобы они использовали свои временные, а также финансовые запасы не только для блага своих епархий, но также и для других, имеющих нужду.

Первый раздел подчеркивает принцип, гласящий, что каждый епископ исполняет обыкновенную юрисдикцию в своей епархии в силу авторитета верховного правителя, т. е. папы, который может эту власть забронировать самому себе или наделить ею какие-нибудь другие авторитеты, которые захочет избрать себе и посчитает это уместным. Здесь выражается надежда, что Римская Курия будет иметь новую структуру, что ее члены и советники будут избраны на основе представительства мирового масштаба, а также, что резиденциальные епископы будут находиться среди курияльных конгрегаций. Наконец, Курия должна обратить внимание на мнение мирян, предоставляя им хотя бы незначительный голос в вопросах, касающихся церкви, в которой они находятся.

Чтобы не быть голословным, ниже приводятся выдержки из декрета «О пастырской обязанности епископов»:

Роль Епископов относительно всей Церкви в целом

4. В силу таинства рукоположения и иерархического общения с Главой и членами Коллегии Епископы становятся членами епископского состава. 1 "Чин же Епископов, преемствующий собору Апостолов в учительстве и в пастырском управлении — и в котором, более того, сонм Апостолов непрерывно пребывает — со своим Главой, Римским Понтификом, и никогда без этого Главы, также является субъектом верховной и полной власти во всей Церкви, однако эта власть не может осуществляться без согласия Римского Понтифика". Эта власть "осуществляется в торжественном порядке на Вселенском Соборе": вот почему Святейший Собор решает, что все Епископы, являясь членами епископской Коллегии, имеют право участвовать во Вселенском Соборе.

"Та же коллегиальная власть в единении с Папой может осуществляться Епископами, обитающими в разных краях земли — но лишь в том случае, если Глава Коллегии призовёт их к коллегиальному действию или, по крайней мере, одобрит или свободно примет согласованное действие Епископов, живущих по всему миру, чтобы тем самым совершилось подлинно коллегиальное деяние".

5. Епископы, избранные из различных регионов мира в том порядке и на тех основаниях, как постановил или постановит Римский Понтифик, оказывают более успешную помощь Верховному Пастырю Церкви в Совете, который носит особое название: Синод Епископов. Выступая от лица всего католического Епископата, он служит знаком того, что все Епископы в иерархическом общении принимают участие в попечении обо всей Церкви.

6. Как законные преемники Апостолов и члены епископской Коллегии, Епископы всегда должны сознавать, что они связаны друг с другом, и проявлять заботу обо всех Церквах, ибо по Божественному установлению и по заповеди апостольского служения каждый из них вместе с прочими Епископами отвечает за Церковь. Особенно следует им заботиться о тех регионах мира, где Слово Божие ещё не было возвещено, а также о тех, в которых верные Христу, главным образом из-за недостаточного числа священников, ввергаются в опасность отойти от заповедей христианской жизни и даже потерять саму веру.

Поэтому пусть Епископы, прилагая все усилия, стараются, чтобы верные ревностно поддерживали и развивали дела евангелизации и апостольства. Кроме того, им нужно усердно заботиться о подготовке достойных священнослужителей, а также их помощников — как монашествующих, так и мирян — для миссионерских территорий и для стран, испытывающих недостаток в священниках. Пусть они заботятся и о том, чтобы по мере возможности некоторые из их священников отправлялись на вышеуказанные миссионерские территории или в диоцезы, дабы совершать там свящеынослужение постоянно или, по крайней мере, в течение определённого времени. Кроме того, в использовании церковного имущества Епископам надлежит учитывать потребности не только своего диоцеза, но и других отдельных Церквей, поскольку они тоже являются частями единой Церкви Христовой. Наконец, пусть они стремятся в меру своих сил облегчать несчастья, от которых страдают другие диоцезы или регионы.

7. Прежде всего им следует окружать своей братской любовью тех священных Предстоятелей, которые терпят наветы и бедствия ради имени Христова, находятся в заключении или лишены возможности осуществлять своё служение, и обращать к ним подлинную и деятельную заботу, чтобы молитвой и делом умерять и облегчать страдания собратьев.

В административном отношении к апостольскому престолу епископ остается подчиненной единицей апостольского престола, в рамках своего диоцеза. Так же в этом разделе внесено предложение прислушиваться к мнению благочестивых мирян в вопросах об улучшении состояния всей церкви в целом.

Епископы и Апостольский Престол

8. а) Как преемникам Апостолов, Епископам в порученных им диоцезах принадлежит сама по себе вся ординарная, собственная и непосредственная власть, необходимая для осуществления их пастырского служения; однако при этом остаётся полностью неприкосновенной та власть, благодаря которой Римский Понтифик в силу своего служения может удерживать некоторые дела за самим собой или за иной властью.

б) Каждый диоцезный Епископ может в особых случаях дать диспенсацию от общего закона Церкви тем верным, над которыми он осуществляет свою власть согласно праву — всякий раз, когда он сочтёт, что это будет способствовать их духовному благу, если только верховная власть Церкви особо не удержит за собою данный случай.

9. В осуществлении своей верховной, полной и непосредственной власти по отношению ко всей Церкви Римский Понтифик пользуется услугами ведомств Римской Курии, которые поэтому исполняют свои служебные обязанности от его имени и его властью во благо Церквей и во служение священным пастырям.

Однако Отцы Святейшего Собора желают, чтобы эти ведомства, оказавшие Римскому Понтифику и пастырям Церкви столь значительную помощь, получили новый распорядок, более сообразный с потребностями времени, регионов и обрядов — особенно в том, что касается их числа, названий, полномочий и порядка действий, а также взаимной координации их трудов. Отцы Собора желают также, чтобы, учитывая особенности пастырского служения Епископов, были подробнее определены обязанности легатов Римского Понтифика.

10. Кроме того, поскольку эти ведомства были учреждены ради блага всей Церкви, желательно, чтобы их члены, должностные лица и консультанты, а также легаты Римского Понтифика, по возможности чаще назначались из различных церковных регионов, дабы службы или центральные органы католической Церкви выказывали подлинно вселенский характер.

Высказывалось и мнение о том, чтобы к членам этих ведомств причислялись также некоторые Епископы, особенно диоцезные, которые могли бы полнее поведать Верховному Понтифику о мыслях, пожеланиях и потребностях всех Церквей.

Наконец, Отцы Собора полагают, что будет весьма полезно, если священные ведомства станут больше прислушивались ко мнению мирян, отличающихся добродетелью, знаниями и опытом, чтобы и они исполняли подобающую им роль в делах Церкви.

II.1.2. Второй раздел.

Второй раздел представляет позицию епископа по отношению к его епархии. Здесь представлена детальная дискуссия о роли епископа как учителя, осветителя и управителя душ. Епископы, воздерживающиеся от исполнения своих обязанностей по причине старости или слабого состояния здоровья, должны быть готовы отказаться сами от своей должности или же по предложению компетентного органа церковной власти.

Три статьи в этом разделе свидетельствуют о необходимости пересмотра устарелых епархиальных границ. Нижеприведенные параграфы из декрета «О пастырской должности епископов» II Ватиканского Собора ясно свидетельствуют об этом.

22. Для достижения цели, свойственной диоцезу, необходимо, чтобы в Народе Божием, принадлежащем к данному диоцезу, ясно проявлялась природа Церкви; чтобы Епископы могли успешно исполнять в нём свои пастырские обязанности; наконец, чтобы можно было как можно совершеннее служить спасению Народа Божия.

Но это требует как надлежащего определения территориальных границ диоцезов, так и разумного распределения клириков и средств применительно к нуждам апостольства. Всё это служит благу не только клириков и верных Христу, прямо в этом заинтересованных, но и всей Католической Церкви.

Посему касательно определения границ диоцезов Святейший Собор постановляет, что, насколько того потребует благо душ, следует как можно скорее благоразумно приступить к надлежащему их пересмотру, разделяя, расчленяя или объединяя диоцезы, изменяя их границы, перенося епископские кафедры в более подходящие места или, наконец, — особенно там, где диоцезы состоят из крупных городов — располагая их в новом внутреннем распорядке.

23. При пересмотре границ диоцезов необходимо прежде всего обеспечить органическое единство каждого диоцеза в том, что касается лиц, должностей и учреждений, наподобие живого тела. В каждом отдельном случае надлежит, тщательно взвесив все обстоятельства, учитывать следующие наиболее общие критерии:

1) При определении границ диоцезов следует по мере возможности принимать во внимание разнообразие в составе Народа Божия, которое может немало способствовать более успешному осуществлению попечения о душах. В то же время надлежит заботиться о том, чтобы по возможности сохранялось единство между скоплениями народонаселения и гражданскими службами и общественными учреждениями, образующими его органическое строение. По этой причине территория каждого диоцеза непременно должна быть непрерывной.

При необходимости нужно считаться с границами гражданских округов, а также особыми обстоятельствами лиц или мест: например, психологическими, экономическими, географическими, историческими.

2) Размеры территории диоцеза и число его жителей должны быть, как правило, таковы, чтобы, с одной стороны, Епископ — пусть и с помощью других лиц — мог лично исполнять понтификальные богослужения и должным образом совершать пастырские визитации, успешно руководить всеми делами апостольства в диоцезе и координировать их, но прежде всего — знать своих священников, а также монашествующих и мирян, принимающих то или иное участие в диоцезных начинаниях; с другой стороны, должно открываться достаточно обширное и удобное поле деятельности, на котором Епископ и клирики могли бы с пользой приложить все свои силы в служении, не упуская из виду и потребности вселенской Церкви.

3) Наконец, для того, чтобы служение спасения в диоцезе могло осуществляться успешнее, пусть будет принято за правило следующее: в распоряжении каждого диоцеза должно быть достаточно клириков — и по числу, и по своей пригодности — для того, чтобы подобающим образом пасти Народ Божий; не должно быть недостатка в службах, учреждениях и организациях, свойственных отдельной Церкви и на деле доказавших свою необходимость в деле её успешного управления и апостольства; наконец, необходимо, чтобы средства на содержание различных лиц и учреждений либо уже имелись в наличии, либо можно было, по крайней мере, на разумных основаниях предвидеть, что они поступят из другого источника.

С той же целью там, где имеются верующие различных обрядов, пусть диоцезный Епископ позаботится об удовлетворении их духовных потребностей: либо через священников или приходы того же обряда, либо через епископского викария, наделённого соответствующими полномочиями, а при необходимости и облечённого епископским саном, либо лично, исполняя обязанности Ординария для различных обрядов. Если же, по суждению Апостольского Престола, всё это в силу особых причин окажется неосуществимым, то для каждого из различных обрядов следует учредить особую Иерархию.

В схожих обстоятельствах о верующих, говорящих на другом языке, нужно равным образом заботиться либо через священников или приходы, пользующихся их языком, либо через епископского викария, хорошо владеющего этим языком и при необходимости облечённого также епископским саном, либо, наконец, каким-либо иным, более уместным способом.

В этом разделе, также представлен принцип, вводящий разницу между коадъютором и помогающими епископами (Епископ-коадъютор является первым помощником епископа, управляющего епархией и заменяющий его во время старости или слабого здоровья). При этом полномочия коадъютора шире, чем вспомогательных епископов, и часто (в варианте схемы 1963 г. сказано, что всегда) имеет право преемственности.

В частности об этом говориться в нижеприведенных параграфах из декрета «О пастырской должности епископов» II Ватиканского Собора:

25. В управлении диоцезами нужно так заботиться о пастырском служении Епископов, чтобы благо паствы Господней всегда было высшей целью. Чтобы должным образом обеспечить это благо, нередко бывает необходимо назначить Епископов-помощников, если из-за чрезмерной обширности диоцеза или из-за слишком большого числа его жителей, в силу особых условий апостольства или иных причин разного рода диоцезный Епископ оказывается не в состоянии сам исполнять все епископские обязанности, как того требует благо душ. Более того: иногда особая необходимость требует, чтобы в помощь диоцезному Епископу был назначен Епископ-коадьютор. Этих Епископов-коадьюторов, равно как и Епископов-помощников, следует так наделить соответствующими полномочиями, чтобы при неизменном соблюдении единства управления диоцезом и власти диоцезного Епископа их деятельность была более успешной, а подобающее Епископам достоинство лучше сохранялось.

Вместе с тем, поскольку Епископы-коадьюторы и Епископы-помощники призваны разделять заботы диоцезного Епископа, они должны так исполнять свои служебные обязанности, чтобы во всех вопросах действовать в полном согласии с ним. Кроме того, они должны всегда выказывать послушание и почёт диоцезному Епископу, который, со своей стороны, пусть по-братски любит своих Епископов-коадьюторов или Епископов-помощников и окружает их уважением.

26. Если того потребует благо душ, пусть диоцезный Епископ, не колеблясь, просит у полномочной власти одного или нескольких Епископов-помощников, назначаемых в диоцез без права преемства.

Отношение епископа и монашества. О членах монашеских орденов говорится, что они должны активно сотрудничать с епархиальными епископатом, всегда находясь под руководством местного епископа. Исключение составляют только внутренние вопросы, принадлежащие компетенции соответствующих конгрегаций. Этот раздел, касающийся отношений между монашескими орденами и епископами вызвал особенно оживленную дискуссию и даже споры в зале заседаний Собора, как вопрос необыкновенной важности. Члены монашеских орденов очень завистливы, что касается особенных преимуществ. Епископы со своей стороны стремятся к укреплению своей юриспруденции над орденами.

Если проанализировать выступления в зале заседаний Собора, касающиеся сотрудничества между епископами и монашескими орденами -следуют две точки зрения, которые можно было бы назвать тезис и антитезис. Согласно тезису монашеского ордена в сфере своих внешних пастырских обязанностей, принадлежат епархиальному духовенству, и, как таковые, подобно духовенству, работающему среди мирян, подлежат власти местного епископа. Слишком часто монашеские ордена действуют самостоятельно, не соглашаясь на какие-либо изменения. Они не желают в достаточной степени сотрудничать и довольно медленно принимают новые методы действий.

Те отцы, которые поддерживают антитезис, провозглашают, что монашеские ордена совершенно свободны от епископского контроля и что никто не может отделить внутренней духовной жизни ордена от внешней функции апостольского служения. Монашеские ордена находятся на службе самого папы, а также католической иерархии в целом. Подчинить членов ордена диктатуре какого-нибудь епархиального папы,- "привело бы к разрушению монашеских орденов". К тому же в результате таких действий, уменьшились бы те папские преимущества, которыми были наделены монашеские ордена, и что это повлекло бы за собой кризис самой религиозной жизни.

Несомненно, с обеих сторон проявляются элементы правды. Трудно предсказать, каким будет заключительный финал этого разногласия. Возможно, все это приведет к следующему синтезу этого тезиса с антитезисом: преподавание, обучение принципам христианского вероучения и литургии во всех монашеских орденах, как свободных от налога, так и оплачивающих налог, будут подчиняться более строгому епископскому управлению. С другой стороны, как выразился главный начальник одного августинского ордена: "Монашеские ордена существуют для папы и служат ему, а папа не позволит подчинить их капризам епископа, потому что тем самым папа потерял бы контроль над столь великой и благочестивой армией".

В подтверждение вышесказанного, ниже приводятся параграфы из декрета «О пастырской должности епископов» II Ватиканского Собора:

33. На всех монашествующих, к которым ниже приравниваются и члены других институтов, исповедующие евангельские советы, согласно призванию каждого из них возлагается обязанность усердно и прилежно трудиться ради созидания и возрастания всего мистического Тела Христова и на благо отдельных Церквей.

Эти цели им надлежит преследовать, прежде всего, молитвой, делами покаяния и примером собственной жизни, так что сей Святейший Собор настоятельно призывает непрестанно воспитывать в себе уважение и стремление к этому. Однако, принимая во внимание характер, свойственный каждому ордену, пусть монашествующие усерднее занимаются и делами внешнего апостольства.

34. Монашествующие священники, посвящённые на пресвитерское служение, чтобы и они стали заботливыми сотрудниками епископского Чина, могут сегодня оказать Епископам ещё большую поддержку при возрастающих потребностях душ. Поэтому следует признать, что они в некоем подлинном смысле принадлежат к диоцезному клиру, поскольку они участвуют в осуществлении попечения о душах и дел апостольства под началом священных предстоятелей.

Но и прочие монашествующие — как мужчины, так и женщины, — которые на особых основаниях тоже принадлежат к диоцезной семье, оказывают немалую помощь священной иерархии, а при возрастающих потребностях апостольства они могут и должны оказывать её в ещё большем объёме.

35. Для того чтобы дела апостольства в каждом диоцезе всегда осуществлялись в согласии и единство дисциплины диоцеза сохранялось в неприкосновенности, устанавливаются следующие основополагающие принципы:

1) Все монашествующие всегда должны окружать Епископов благоговейным послушанием и уважением как преемников Апостолов. Кроме того, всякий раз, когда их на законных основаниях призывают к делам апостольства, они должны так исполнять свои обязанности, чтобы быть помощниками Епископов и подчиняться им.

Более того: монашествующим следует охотно и верно подчиняться требованиям и пожеланиям Епископов, чтобы принимать всё большее участие в служении спасения людей, всегда сохраняя характер своего института и соблюдая его Конституции, которые при необходимости следует преобразовать применительно к этой цели, учитывая принципы настоящего Соборного декрета. Учитывая прежде всего настоятельные потребности душ и нехватку диоцезного клира, Епископы могут призвать институты монашествующих, не посвятившие себя сугубо созерцательной жизни, к деятельной помощи в различных пастырских служениях, принимая, однако, во внимание характер каждого института. Настоятели монашествующих в меру сил пусть поощряют такую помощь, которая может заключаться и в принятии пастырского попечения о приходах, пусть даже на время.

2) Монашествующие, посылаемые для внешнего апостольства, должны быть проникнуты духом своего ордена, оставаться верными в соблюдении своего устава и подчиняться своим настоятелям; пусть сами Епископы не забывают напоминать им об этой обязанности.

3) Изъятие, в силу которого монашествующие переходят в подчинение верховному Понтифику или иной церковной власти и изымаются из юрисдикции Епископов, касается главным образом внутреннего распорядка институтов, чтобы в них всё было лучше устроено и согласовано и способствовало возрастанию и совершенствованию монашеской жизни. Оно также даёт Верховному Понтифику возможность располагать монашествующими на благо всей Церкви, а другим полномочным властям — на благо Церкви, находящейся в их юрисдикции. Однако такое изъятие не препятствует монашествующим в каждом диоцезе подчиняться юрисдикции Епископов по нормам права, как того требует исполнение их пастырского служения и забота о должной постановке попечения о душах.

4) Все монашествующие — как изъятые, так и неизъятые — подчиняются власти местных Ординариев в том, что касается совершения публичного богопочитания (однако при этом сохраняется разнообразие в обрядах), а также попечения о душах, священной проповеди народу, религиозного и нравственного воспитания верных Христу, особенно детей, обучения вере, литургической подготовки и достоинства статуса клирика, а также разнообразной деятельности на поприще апостольства. Католические школы монашествующих тоже подчиняются местным ординариям в том, что касается их общего распорядка и контроля над ними; однако при этом остаётся в неприкосновенности право монашествующих руководить этими школами. Равным образом монашествующие обязаны соблюдать всё то, что Соборы или Конференции Епископов на законных основаниях предпишут ко всеобщему соблюдению.

5) Следует поощрять согласованное сотрудничество между различными институтами монашествующих, а также между ними и диоцезным клиром. Кроме того, должна осуществляться строгая координация всех апостольских дел и начинаний, которая зависит, прежде всего, от сверхъестественного настроя душ и сердец, коренящегося в любви и на ней основанного.

Заботиться же о такой координации во всей Церкви надлежит Апостольскому Престолу; священным Пастырям — в своих диоцезах; наконец, Патриаршим Синодам и Конференциям Епископов — на своих территориях.

Епископам или Конференциям Епископов — с одной стороны, и настоятелям монашествующих или Конференциям старших настоятелей — с другой, в трудах апостольства, осуществляемых монашествующими, надлежит действовать, предварительно посовещавшись друг с другом.

6) Для согласного и плодотворного развития отношений между Епископами и монашествующими пусть Епископы и настоятели монашествующих собираются вместе в установленные сроки, а также всякий раз, когда это покажется уместным, чтобы рассматривать наиболее общие вопросы, касающиеся апостольства на данной территории.

II.1.3. Третий раздел.

Третий раздел декрета "О пастырской должности епископов" придает новое значение епархиальным синодам, региональным (областным) соборам, а также национальным конференциям епископата. Схема заканчивается рекомендацией, чтобы в будущем пересмотре кодекса канонического права отцы Собора обратили тщательное внимание на эти вопросы, а также на замечания комиссий Собора, и чтобы постарались придать соборному декрету достоинство большей эффектности, т.к. полностью этот вопрос не был проработан, и окончательно точного решения не имел. Так же в этом разделе содержатся указания о деятельности капелланов.

Ниже приведены параграфы из декрета «О пасторской должности епископов», которые в итоге были приняты по этому вопросу:

Синоды, Соборы и особенно Конференции Епископов

36. С первых веков существования Церкви Епископы, поставленные во главе особых Церквей, в общении братской любви, движимые заботой о вселенской миссии, вверенной Апостолам, объединяли свои усилия и волю, чтобы способствовать как общему благу Церквей, так и благу каждой из них в отдельности. Для этого были учреждены Синоды, провинциальные Соборы и, наконец, пленарные Соборы, на которых Епископы устанавливали единообразный для всех Церквей порядок, которого следовало придерживаться при наставлении в истинах веры и при выработке церковной дисциплины.

Сей Святой Вселенский Собор желает, чтобы достопочтенные установления Синодов и Соборов заново окрепли, дабы успешнее и действеннее заботиться о возрастании веры и поддержании дисциплины в различных Церквах в зависимости от условий времени.

37. Епископы, особенно в наше время, нередко не смогут успешно и плодотворно исполнять своё служение, если не будут всё теснее и согласованнее сотрудничать с другими Епископами. Поскольку же Конференции Епископов, уже учреждённые во многих странах, дали замечательное доказательство более плодотворного апостольства, сей Святейший Собор считает в высшей степени целесообразным, чтобы повсюду Епископы из одной и той же страны или региона составляли одну группу, собираясь вместе в установленные сроки, дабы через обмен мнениями, опытом и советами складывалось святое сотрудничество ради общего блага Церквей.

Поэтому Собор постановляет о Конференциях Епископов следующее.

38. 1) Конференция Епископов есть некая группа, в которой священные Предстоятели каждой страны или территории совместно осуществляют своё пастырское служение, чтобы лучше способствовать тому благу, которое Церковь предоставляет людям, особенно через различные формы и способы апостольства, должным образом соотнесённые с обстоятельствами нынешней эпохи.

2) В Конференцию Епископов входят все местные Ординарии любого обряда, за исключением генеральных викариев, Епископы-коадьюторы, Епископы-помощники и другие титулярные Епископы, исполняющие особое служение, порученное им Апостольским Престолом или Конференциями Епископов. Прочие титулярные Епископы, а также легаты Римского Понтифика в силу особой должности, исполняемой ими на той или иной территории, не являются по праву членами Конференции.

Местным Ординариям и Епископам-коадьюторам принадлежит право решающего голоса. Епископам-помощникам и другим Епископам, имеющим право принимать участие в работе Конференции, решающий или совещательный голос будет дан уставом Конференции.

3) Каждая Конференция Епископов должна выработать свой устав, который подлежит утверждению Апостольского Престола и в котором, кроме других средств, следует предусмотреть службы, наиболее успешно способствующие достижению её цели — например, постоянный Совет Епископов, епископские Комиссии, Генеральный Секретариат.

4) Если решения Конференции Епископов были вынесены законно, причём по крайней мере двумя третями голосов Предстоятелей, входящих в состав Конференции с правом решающего голоса, и если решения эти были признаны Апостольским Престолом, они имеют юридически обязательную силу, но лишь в тех случаях, когда это предписывается общим правом или постановляется особым мандатом Апостольского Престола, данным по собственному почину или по просьбе самой Конференции.

5) Если этого потребуют особые обстоятельства, Епископы нескольких стран смогут составить единую Конференцию с одобрения Апостольского Престола.

Кроме того, следует поощрять отношения между Епископскими Конференциями различных стран, чтобы поддерживать и обеспечивать большее благо.

6) Чтобы Епископы Восточных Церквей могли поддерживать на Синодах дисциплину своих Церквей и успешнее способствовать деятельности на благо религии, им настоятельно рекомендуется учитывать также общее благо всей территории, где существует несколько Церквей различных обрядов. Для этого им нужно совещаться друг с другом на встречах представителей различных обрядов по нормам, устанавливаемым полномочной властью.

Границы церковных провинций и учреждение церковных регионов 39. Благо душ требует надлежащего установления границ не только диоцезов, но и церковных провинций, а также диктует необходимость учреждения церковных регионов, чтобы согласно социальным и местным условиям успешнее удовлетворялись потребности апостольства, а Епископы могли свободнее и плодотворнее общаться друг с другом, с Митрополитами, с другими Епископами из той же самой страны; это относится и к отношениям Епископов с гражданскими властями.

40. Поэтому, чтобы достичь вышеупомянутых целей, Святейший Собор решает постановить следующее:

1) Границы церковных провинций следует подобающим образом пересмотреть, а права и привилегии Митрополитов определить новыми и надлежащими нормами.

2) Следует считать за правило, чтобы все диоцезы и иные территориальные округа, приравниваемые правом к диоцезам, были приписаны к одной и той же церковной провинции. Поэтому диоцезы, непосредственно подчинённые ныне Апостольскому Престолу и не объединённые ни с одним другим диоцезом, должны по возможности составить единое целое или присоединиться к той провинции, которая окажется самой близкой или подходящей для этого, и подчиняться при этом митрополичьему праву Архиепископа по нормам общего права.

3) Если это будет продиктовано соображениями пользы, церковные провинции надлежит объединить в церковные регионы, порядок управления которыми следует установить юридически.

41. Целесообразно, чтобы полномочные Конференции Епископов поставили на рассмотрение вопрос о таком определении границ провинций или об учреждении регионов согласно нормам, уже установленным в статьях 23 и 24 относительно определения границ диоцезов, и изложили свои мнения и пожелания Апостольскому Престолу. Епископы, исполняющие междиоцезное служение

42. Поскольку пастырские нужды всё настоятельнее требуют того, чтобы известные пастырские обязанности исполнялись под согласованным управлением и руководством, для служения всем или нескольким диоцезам определённого региона или страны целесообразно будет учредить некоторые должности, исполнение коих можно поручить и Епископам.

Святой Собор рекомендует, чтобы между Прелатами или Епископами, исполняющими эти служебные обязанности, и диоцезными Епископами и Епископскими Конференциями всегда царили братское общение и единодушие в пастырском попечении; условия для этого надлежит определить и в общем праве.

43. Поскольку духовное попечение о военнослужащих в силу особых условий их жизни требует исключительного внимания, в каждой стране следует по мере возможности учредить Викариат для военнослужащих. И Викарий, и капелланы должны ревностно посвящать себя этому нелёгкому делу в согласном сотрудничестве с диоцезными Епископами.

Поэтому диоцезные Епископы должны предоставить Викарию для военнослужащих достаточное число священников, пригодных к столь важному служению, а вместе с тем поощрять начинания, способствующие духовному благу военнослужащих.

Декрет "О пастырской должности епископов" коснулся также вопроса относительно пенсионного возраста епископов. До Второго Ватиканского Собора в католической церкви такие вопросы не затрагивались. Эта церковь знаменательна весьма престарелым возрастом своего руководства. Кажется, нигде в мире такое множество старых людей не имеют настолько значительной власти над своими младшими соработниками. Курия является советом «старцев». Можно также подчеркнуть, что это определение подтверждается составом римо-католической иерархии в целом, включая даже членов последнего собора. Согласно опубликованным в 1966 году данным... лишь 10 епископов из среды 1765 были в возрасте до 40 лет. Но зато 392 были в возрасте более 70 лет, а 1159 в возрасте от 50-69 лет. Молодые епископы, во главе которых был 59-летний кардинал Суэненс из Бельгии, рекомендовал признать 75-летний возраст, как предел, когда епископ должен сложить свои функции и перейти на пенсию. Многие престарелые епископы воспротивились этому принудительному переходу на пенсию и считали, что прекращение дальнейшего исполнения функций епископа должно иметь добровольный характер, так как это было в период до созыва Второго Ватиканского Собора. Другие епископы предсказывали, чтобы признать такой "границей возраста" 80 лет. Вопрос принуждения епископов, не способных уже к выполнению своих пастырских обязанностей и оставления своих функций на протяжении долгого времени, был необыкновенно беспокоящим вопросом. Говорят, что папа Иоанн XXIII очень разочаровал значительное количество старых епископов, которым советовал уйти в отставку по причине возраста, поскольку они уже не были способны к сотрудничеству. Декрет "О пастырской должности епископов" ставит сильное ударение на необходимость добровольного ухода в отставку резиденциональных епископов, неспособных уже исполнять свои функции, обещая им почести и привилегии. В 1966 году папа Павел VI пошел еще дальше и в своем "Мому проприо" наставлял епископов, что они должны "добровольно" уходить в отставку с достижением 75 -летнего возраста. Папа оставляет за собой право принимать или отклонять подобное решение согласившегося уйти в отставку епископа. Это предоставляет папе в персональных делах значительную власть. Епархиальная география.

Это следующий вопрос, который Рим должен решить каким-то образом. Многие епархии издавна уже требуют коренного пересмотра границ,- возле огромных, чрезвычайно обширных епархий, находятся также чрезвычайно малые епархии. Многие епархии в настоящее время по историческим причинам разделены государственными границами, что составляет лишние затруднения. Епископ Бова из Калабрии (Южная Италия) на Соборе сделал откровенное заявление, что реформы в итальянских епархиях опоздали почти на 1000 лет т.к границы округов постоянно изменялись под влиянием государственно - политических причин.

Вопросы относительно назначения и работы епископа.

Подводя итог дискуссии относительно декрета «О пастырской должности епископов», необходимо назвать два предложения, которые хранились в секрете и которые введены были в последний момент - как раз перед голосованием. Очевидная цель такого действия избежать натиска бесполезных реакций со стороны общественных властей. Эти два новых параграфа касаются назначения и работы епископа в связи с государственной властью.

Первое предложение отмечает, что государство не имеет никакого права запрещать епископам выполнение их функций, а также не ставить каких-либо ограничений на общение с Ватиканом. С другой стороны епископы должны сотрудничать с властями и проповедовать послушание по отношению к справедливым законам, а также необходимость уважения государственных учреждений. Другое предложение отмечает, что назначение епископов находится в исключительной компетенции церковной власти. В будущности никакая светская личность не будет иметь права вмешиваться в вопросы, касающиеся определения или назначения новых епископов.

Эти обе декларации приводят на память спор об инветституре (инветститура - борьба светской власти против папства за право назначать епископов), происходившей в средние века, который продолжается под различными видами до наших дней. В этих двух заявлениях Рим «колесил» между Москвой и Мадридом. Поскольку первая декларация явным образом относится к некоторым коммунистическим странам, то в противоположность этому, вторая указывает, прежде всего, на католическое правление фракистского типа. Кроме факта, что это был первый Собор римо-католической церкви, во время заседаний которого ни один из отцов Собора не находился под непосредственным внешним давлением своего правительства, где преобладающее большинство католических епископов были избраны Ватиканом, а не по выбору правительства или местного населения, очевидным является, что даже в настоящее время имеются такие католические и некатолические правительства, желающие иметь влияние на избрание католических епископов. Есть страны, в которых в одинаковой мере как проповедники, так и священники, а особенно церковные руководители, считаются полуобщественными служителями. И как таковые, они должны быть подчинены правительственному контролю, а власти должны подтвердить их функции. Нет сомнения, что эти предложения были введены в этот декрет именно в связи с такими проблемами после их обдумывания и принятия. Каждому внимательному представителю другой конфессии, который впервые пребывает в Рим, бросается в глаза неизмеримое богатство, титулы, церемонии и иерархический триумфализм.

Стоит принять во внимание, что в католических кругах принимаются усилия, чтобы осуществить некоторые реформы, и упрощения, касающиеся облачений, епископских титулов, роскошных дворцов, целования перстня и назначения кардиналов церкви, что составляет какой-то род "патента" долговечности. (Это выражение употребил католический богослов-француз Ивес Конгар при беседе с Б. Б. Бич в зале Базилики св. Петра). Этот декрет назван "Пастырская должность епископов". Несомненно, было бы хорошо, чтобы католическая церковь, наконец, обратила свое внимание на функцию епископа по-пастырски, вместо того, чтобы накладывать тяжелую руку всеобщей судопроизводственной и царской господствующей власти.

Все это сказано под впечатлением действий многих честных епископов, которые высказывают желание действительных реформ. Однако одновременно с этим следуют печаль и разочарование при наблюдении действий некоторых епископов, производящих исключительное впечатление политических деятелей или нечто в этом роде. Например, кардинал от времени до времени посещает в Рим и говорит "Об общественной справедливости" перед Собором, что совершенно не мешает ему в то же самое время настойчиво эксплуатировать бедных и править собственной столицей наподобие феодального государства. Некто Иван Ириарте, епископ из Рекон-Квисти (Аргентина) сказал на Соборе, что подобно тому, как совершился переход к функции епископа эры послетридентской, так теперь в католичестве должен наступить период от функции епископа эры послетридентской к функции епископа настоящего времени.

Должна наступить полная реорганизация этой должности. Теперь епископы должны более убеждать, чем господствовать. Однако трудно будет удивляться, если коллегиальность и постепенный рост епископального первенства не обратится против этих изменений и не выступит против их сущности. Некоторые епископы действительно могли оставить Рим, вкусив немного коллегиальности, и, что еще больше пробудило в них чувство величия, склоняя их признать еще более регрессивные идеи собственной позиции и авторитета.

II.2. Коллегиальность епископов.

Это один из затронутых вопросов, который накалил атмосферу Собора. Вокруг этого вопроса разгорелась бурная дискуссия. Какие последствия повлечет за собой предлагаемое подчеркивание авторитета и приоритета епископов и какое влияние произведет сущность папского превосходства? Апостольская преемственность, святость епископской должности, роль Петра, позиция римской курии и новосозданный епископский Синод,- вот некоторые из важных вопросов, которые будут выяснены в этой главе во свете Нового Завета. Эти вопросы связаны с организацией церкви и связанного с ней развития монархического епископата. Есть ли какие возможности к разрушению и экуменическому применению основ коллегиальности? Можно ли говорить о результатах таких мероприятий в таком смысле, что это означало бы участие епископов в осуществлении руководства католической церковью в целом?

Для выяснения темы о коллегиальности было истрачено реки чернил, но часто реки эти успели высохнуть, оставляя после себя теологическую темноту и экуменический мрак, вместо того, чтобы выяснить этот вопрос, представив его действительный смысл. Слово "коллегиальность" все еще остается невыясненным словом. Коллегиальность епископов была названа "сердцем Второго Ватиканского Собора и его главным чаянием". Кардинал

Суэненс, влияние которого было неоспоримо, особенно во время заседаний Второй сессии, выразил, что главная тема Собора - вопрос коллегиальности. С другой стороны, некоторые полагали, что этот вопрос собственно ничего не значит. Вопрос о коллегиальности был выдвинут на первое место во время Второй сессии Собора. Либералы решили поставить этот вопрос на голосование, чтобы продвинуть взгляд о епископском превосходстве. Консервативные силы старались, в меру своих возможностей, удержать сторонников "коллегиальности" в их мероприятиях и избежать демонстрации "голосования". Дело получило другой оборот и получилась новая ситуация.

Четыре модерниста под руководством кардинала Суэненса почувствовали, чтобы спасти больного, необходима операция: нужно разрешить прелатам голосовать за пять ключевых предложений схемы "О церкви". Консерваторы решительно противостояли тому, что давало повод к выяснению всевозможных случаев, к примеру - рассказа об одном из трех интегристских кардиналов курии, который попытался плыть на лодке в море.

Поднялась буря и морские волны смыли с борта лодки кардиналов, которые утонули, а сама лодка уцелела! Несомненно, во всем этом очень важную роль сыграл Ватиканский дворец. Папа вместе с модернистами советовался по этому вопросу и в конце концов пришли к тому, что коллегиальность была признана. Она была признана как принцип, а затем включена в немного растянутой форме в Конституцию "О Церкви".

Вот некоторые из пунктов, касающиеся коллегиальности, которые были провозглашены:

1. Епископское положение является самой высокой степенью таинства обрядов.

2. Подобно тому, как должность, доверенная лично Петру, переходит дальше на его преемников, т. е. пап, так и должность апостолов переходит на свиту епископов до конца времени.

3. Епископы являются преемниками апостолов и пастырями вселенской церкви в силу учреждения, установленного Самим Богом.

4. Епископальное освящение дает власть освящения, учить и управлять, но эта власть не может применяться иначе как совместно и с участием папы, который является главой коллегии епископов.

5. Петр и апостолы составляли апостольскую коллегию, где проявляется единство и взаимность (как наместники Петра и апостолов).

6. Коллегия епископов осуществляет наивысшую и полную власть над всемирною церковью, действуя в единстве с папой, который является главой этой коллегии и без его участия никогда ничего не осуществляет. Власть коллегии епископов ничего не осуществляет независимо от папы, приоритет которого никогда не нарушается.

7. Власть связывать и разрешать, данная когда-то Петру, дана также коллегии апостолов, действующей в единстве со своим предводителем.

Определение "коллегиальность" представлено, чтобы выделить процесс поднятия ранга епископов и возможного возвращения к так называемой соборной форме правления в церкви.

Есть один пункт, который связан с более широкой проблемой коллегиальности, пункт, который возбудил много серьезных недоразумений в протестантских рядах. Это процесс священной должности епископа. Желая логически поддержать взгляд, что в настоящее время и епископы представляют собой отдельную коллегиальную категорию от обыкновенных духовных служителей, Второй Ватиканский Собор признал необходимым одобрить теорию, появившуюся в послеапостольском периоде, которая гласила, что епископское освящение представляет собой особый и высший уровень освящения, исключительно завершающий полноту всех таинств. Такие взгляды не имеют никакого основания в Библии. Это один из двух пунктов (второй касается Марии), в котором пропасть, отделяющая протестантов от некатоликов, еще больше увеличилась по причине решений, принятых на последнем Соборе.

В то время, когда большое число католиков желали бы быть вдали от епископального учреждения, как практического способа управления в церкви и представляющего возможность побудить к христианскому единству, но следует сказать, что епископальная форма правления не является Божественной структурой. Провозглашение, что должность епископа, согласно закону Божьему, выше должности пресвитера,- этот порядок вообще не приемлем для всего протестантства, а, несомненно, также и для многих англикан. Хотя коллегиальность составляет противовес папству, но, однако она принижает должность местного пастора. С другой стороны, проникновение епископского коллегиального членства в акт освящения представляет собой мост для восточного православия.

Выступая в зале заседаний Собора, кардинал Оттавиани (ярый противник принципа коллегиальности) 7 ноября 1963 года спрашивал: "Когда апостолы действовали как коллегия?" Лютеранский наблюдатель из Копенгагена К. Скайдсгард приводит ответ католического духовного служителя: "Апостолы действовали коллегиально в Гефсиманском саду, когда они оставили своего Господа".

Оскар Кульман, профессор университета в Париже и Базеле, указал не менее чем на два серьезных недостатка в католической концепции коллегиальности.

Первый недостаток - отступление от Евангелия, ибо принцип папского первенства, его роли Петра и апостольской преемственности не основан на прочных доказательствах Св. Писания.

Другой недостаток (теории коллегиальности) заключается в неправильном взгляде относительно епископов, где Новому Завету приписывается взгляд о епископах, каким он выступает в современной католической церкви.

Петр мог говорить от имени апостолов, но он не был их руководителем. Если он был руководителем общины в Иерусалиме, то лишь короткое время: вскоре его место занял Иаков, а Петр приступил к активной миссионерской и евангельской работе. Некоторые епископы в зале заседаний Собора сами признали, что определение "Петр и апостолы" (а непременным его развитием должно быть определение "папа и епископы") должно быть тем, чего именно следовало избегать, потому что из этого самого выражения можно определить, что Петр не был главным из апостолов. Мы не можем также принять принцип апостольской преемственности, потому что апостольское служение было исключительным явлением, как личное свидетельство.

Меньшинство Собора полагало, что коллегиальность, о которой идет речь в схеме "О церкви", представляет два фактора наивысшей власти:

1. Самого папу.

2. Римскую Курию вместе с папой во главе.

Папа мог бы удержать епископов от применения этой наивысшей власти, но не смог бы отменить ее. Некоторые епископы видят здесь какое-то нарушение факта, обладая этой властью. Отсюда вытекает их позиция в отношении коллегиальности. Эти отцы верят, что епископ при освящении наделяется только властью порядка, но не судопроизводственной. Оглашенный текст документа старается примирить авторитет папы с авторитетом, приписываемым епископам, вводя разницу между властью судопроизводственной и самим применением этой власти. Меньшинство однако, чувствует, что это разделение и различие не имеет никакого истинного основания, потому что Конституция "О церкви" утверждает, что епископы получают власть от Христа - в результате епископского освящения - для участия в управлении всемирной церковью, а не по ходатайству папы, как утверждали католические богословы и папы.

Каким будет результат введения принципа коллегиальности? Католики питают надежду, что папство не будет дальше представлять собой блок, загораживающий путь к христианскому единству, что протестанты станут смотреть на папское учреждение, как на кресло Петра, как на вид служения и средство к новому единству, как на орудие, дающее возможность "окончательного арбитрального обсуждения и посреднических разговоров в вопросе единства"( Г. Кинг. профессор канонического права). Поставление папы, а также коллегии епископов на общий уровень, укрепление их взаимных отношений, возможно укрепит папскую и епископскую власть. Это предполагает результат этих мероприятий. А вот некоторые из предвидящихся процессов развития и их возможные результаты:

1. Объединение епископов, общая заинтересованность духовными и экономическими делами всей католической церкви - этим объясняется сильная поддержка коллегиальности епископами миссионерских властей

Африки и других мест.

2. Образование епископального Синода, который будет собираться от времени до времени.

3. Возрастающее участие епископов в подготовке энциклик (посланий).

4. Образование новых форм сотрудничества с приходским духовенством, координация многих мероприятий (это дело само по себе противоречиво).

5. Возрастающая заинтересованность национальных иерархий общими проблемами, требующими соединения усилий и лучшей координации в целях уделения помощи более слабым местным епархиям, а также миссийным епархиям за границей; общее рассмотрение актуальных проблем.

6. Экуменические последствия этого мероприятия.

Либеральные силы Второго Ватиканского Собора с замиранием в сердце восприняли весть о том, что будет созван Синод епископов вселенской церкви. Это объявил папа Павел VI на открытии 4-й сессии Собора. Сразу же на следующий день папа огласил свое "Моту проприо" (По собственному побуждению), в котором ясно определил принципы состава, а также и работу этого Синода. Значение этого папского мероприятия становится ясным, когда осознаем, что этот Синод является единственным реальным, осязаемым и явным выполнением целей Второго Ватиканского Собора, реализацией его определений "на уровне церковных учреждений".

В своем "Моту проприо" папа перечислил несколько общих норм, которыми должен руководствоваться Синод и согласно которых он должен действовать. Поскольку это новое, центральное церковное учреждение должно быть "постоянно существующим по своему характеру",- в такой мере

оно будет временным, что и отмечено в его структуре при создании. Оно должно выполнять свою работу периодически, когда будет для этой цели созвано. Задачи его следующие:

1. Прежде всего Синод должен информировать папу и давать ему советы.

2. Должен предпринимать самостоятельные действия только тогда, когда для этого получит полномочия от своего папы - главы.

Общие цели Синода:

1. Укрепить союз и взаимную помощь между Апостольским престолом и отдельными епископскими столицами.

2. Совершенствовать системы связи и информации.

3. Упростить процедуру и способы согласования доктринальных вопросов.

4. Использовать совещательный голос в особенных вопросах.

Установлено, что будут проходить три вида заседаний: общие, чрезвычайные и социальные.

Во время общих заседаний Синода членами его будут:

1. Патриархи, главные епископы, а также некоторые митрополиты церквей восточного вероисповедания.

2. Епископы, избранные отдельными епископскими конференциями.

3. Десять представителей от религиозных орденов или учреждений.

4. Кардиналы, стоящие во главе отдельных конгрегаций Римской Курии.

5. До 15 % членов Синода назначает сам папа или же из числа других епископов или же представителей религиозных орденов или учреждений.

Синод будет иметь собственный секретариат, что является гарантией уверенной автономии и предохранит от непосредственного курияльного контроля.

Нет сомнения, что основа существования Синода епископов покоится на признании принципа папского превосходства. Это сам папа, а не Собор установил характер, состав, принципы деятельности, цель и ограничения этого нового церковного органа. В своем "Моту проприо" (по собственному побуждению) Папа Павел VI ясно и отчетливо выразил, что Синод создан по его личной инициативе и силе его личного авторитета. Папа созывает этот Синод тогда, когда ему представляется целесообразным и необходимым. Папа назначает место заседаний, утверждает избранных членов, делегированных конференциями епископов, назначает непосредственно остальных членов Синода. Никто другой, только папа устанавливает порядок собрания, предлагает для дискуссии намеченные вопросы, председательствует в Синоде лично сам или его представитель и в конечном итоге одобряет или отклоняет всякие решения. Епископскому Синоду, таким образом, недостает конкретной власти. Он полностью подчинен инициативе, желанию и одобрению папы. В таком порядке очень трудно видеть коллегиальность в самой структуре Синода.

После всего вышесказанного возникает вопрос, каково будет отношение Синода к Курии?

Обстановка очень ясна, что между епархиальными епископами и преобладающими в Римской Курии итальянцами происходит почти постоянное трение и напряженность. Теоретически Курия является просто секретариатом, исполняющим волю папы, но на деле это корпус, разрешающий большинство административно-церковных вопросов, дисциплинарных и учительских; это корпус, главная администрация которого производит заметное влияние на самого папу. Кроме всего, большинство пап - это люди очень преклонного возраста, а потому при конце своего понтифаката становятся в значительной мере, если не целиком, зависимы от своих курияльных помощников. Говоря теоретически, Синод как будто стоит немного выше Курии, но на самом деле он будет в худшем положении, чем Курия, потому что оба эти корпуса непосредственно подчинены папе. Возможно даже, что практически Синод будет скорее вспомогательным орудием Курии. Мы будем склонны придерживаться взгляда, высказанного самим папой в своем торжественном выступлении при начале последней сессии Собора: "Синод будет полезным при исполнении Курией ее ежедневных дел". В этом смысле можно сказать, что Синод будет служить Курии, будучи подчинен ей в некоторой степени. Во всяком случае, будут завязаны какие-то узлы между одним и другим корпусом, потому что, как известно, например, кардиналы, стоящие во главе отдельных Ватиканских конгрегаций, по должности являются членами этого нового учрежденного Синода. Хотя некоторые предсказывают постоянные столкновения между Курией и Синодом, тем не менее, становится ясным, что оба эти корпуса будут представлять собой крайние полюса в лоне римского католицизма.

Когда говорится о коллегиальности, следует, конечно, обратить внимание на некоторые серьезные ограничения этого нового Синода. Необходимо также сказать, что само существование этого Синода является фактом, который не надо переоценивать. Возможно, он мог бы развиться и преобразоваться в управление римской церковью. В дальнейшей перспективе он мог бы сильно воздействовать на состояние развития власти в католицизме. В ходе длительного эволюционного процесса этот епископальный Синод, возможно, мог бы быть даже органом, избирающим папу и назначающим епископов в лоне католической церкви.

II.3. Вопрос борьбы с бедностью.

Еще один вопрос был поднят на заседании собора, это вопрос бедности.

Одной из наиболее важных проблем, под давлением которой находятся многие страны - это голод и нужда. Архиепископ Лимы, кардинал Юан Ландазури Риккетс заявил собранным епископам, что приблизительно из 50 миллионов умирающих ежегодно людей около половины погибают от голода или недостаточного питания. Одна треть всего человечества поглощает 85% дохода из всего земного шара, одна треть - 10% и остальная третья часть - 5%.

Д. Норрис, мирянин, председатель международного Комитета по Делам Миграции, в своем воззвании от 5/XI 1964 года, провозглашенном на форуме Собора, обратил внимание на постоянно возрастающее и углубляющиеся разногласия между богатыми и бедными. Это небывалый исторический факт, который должен затронуть христианскую совесть, потому что теперь, впервые в истории, появилась возможность полностью исключить, с течением некоторого времени, нищету, и таким образом создать "великое мировое общество без нищих".

С исторической точки зрения до некоторой степени интересно, что "капитал" Карла Маркса был издан в 1867 году, а два года спустя собрался Первый Ватиканский Собор. Однако на этом Соборе ни одного слова не упоминалось относительно общественной справедливости и жалкого положения рабочих. В настоящее время мы наблюдаем нечто противоположное: вопросы общественные и расовые, а также вопросы экономической несправедливости беспокоили совесть участников Второго Ватиканского Собора, нашли отражение в многочисленных выступлениях. Некоторые отцы Собора зашли даже так далеко, утверждая, что бедные имеют право добиваться уравнения богатств и участия в них, потому что для поддержания существования они нуждаются в определенном прожиточном минимуме. В действительности это не воровство, когда по словам кардинала Зоунграна, архиепископа Квагадоугоу из Верхней Вольты,- "избыток богатства законно принадлежит бедным".

Епископ Фултон Д. Шин, выступая в зале заседаний Собора, упомянул три монашеских обета, говоря, что Тридентский Собор был Собором чистоты, Первый Ватиканский Собор - Собором послушания, а Второй Ватиканский Собор - Собором, затрагивающим бедность. Тем самым он ввел эти три аспекта монашеского обета на историческую сцену, обобщая их и придавая драматический смысл.

Однако никакие слова и утверждения недостаточны для преодоления нищеты. Вид золотых потолков и украшенных драгоценными ювелирными изделиями Мадонны в костелах Рима нисколько не помогли бедным, населяющим весь мир. Многие епископы начинают осознавать, что первый шаг в искоренении бедности — католическая иерархия по необходимости должна оставить титулы, отказаться от прибылей, от драгоценных одежд и устранить всякого рода богатства и показное, триумфальное великолепие. Епископы должны спокойно сойти со своих престолов, оставить свои дворцы и лишиться украшений внешнего величия.

Во время третьей сессии папа Павел VI сделал символический жест - в конце торжества, происходящего в Базелике св. Петра, он снял с головы свою коронационную тиару и пожертвовал нищим. Хотя этот жест может быть истолкован шагом в правильном направлении, однако трудно определить действительное значение этого акта. Тиара является тройной короной папы, введенная со времени понтификата Бенедикта XII (1332-1342). Она символизирует господство папы над земным царством (папским государством) и над другими царями и властителями, а также над духовным царством (даже предпринимались усилия с целью - придать этим трем коронам специальное духовное значение - они должны были представлять: священническую должность папы, его функции учительства, а также его царское положение). Некоторые рассматривают в даре папы Павла VI не только начальный процесс отказа Ватикана от преходящего, бренного богатства, но также особенный знак его земного царствования. Кажется, что все эти выводы преждевременны, и как мы видим сейчас, ни папа, ни кардиналы не спешат снимать с себя шелка и золото, и отдавать его малоимущим.