Заключение

Приступая к характеристике личности священника и поэта Иакова Емельянова, необходимо сказать, что это сделать не просто, в виду того, что сведений о нем не много. Но пользуясь имеющимися сведениями, можно сказать об этом человеке, как о личности даровитой, незаурядной, хотя и малообразованной, выделяющейся из общей массы сельского кряшенского духовенства XIX в.

Личность, несомненно, творческая, инициативная, деятельная в области приходской и просветительской деятельности, что не является отличительной чертой основной массы сельского кряшенского духовенства XIX в. (мы можем это сказать с уверенностью, исследовав уже значительную часть писем кряшенского духовенства к Н. И. Ильминскому). Один из викариев Казанской епархии в 1910 г пишет: « Большинство кряшенского духовенства в самом лучшем случае исправно отправляет богослужения, является аккуратными требоисполнителями, но и только. То, что называется воспитанием прихожан в духе православного учения и что составляет главную задачу приходского пастыря, у них в большинстве случаев отсутствует »(но это проблема всего Синодального периода, да и не только Синодального). Насколько мы правильно понимаем из писем о. Иакова, такого нельзя сказать о его священнической деятельности.

Он, конечно, понимая, что учитель или священник-инородец может быть или благодетелем для своих соплеменников, или праздным, безучастным созерцателем их духовной нищеты, старается всеми силами содействовать миссии, начатой Ильминским. Свидетельства этому заключены в письмах: стремление к назначению талантливых, ревностных учителей, попечение о школах и катехизации прихожан.

В творчестве Емельянова мы видим его желание донести онтологическую красоту и высоту абсолютных ценностей: послушания, смирения, любви, видим желание искоренить языческое мировоззрение кряшен, что до боли могло печалить его. Интуитивно мы чувствуем искренность миссионерских стремлений о. Иакова.

В советских изданиях говорится о его разочаровании в последние годы жизни в религиозной деятельности, что не соответствует действительности. Мотивировалось это его пристрастием в последние годы жизни к спиртному. Нам до сих пор точно не известно был ли о. Иаков пристрастен к спиртному до конца своей жизни, т.к. переписка тех лет до нас не дошла. Но следующая строка, написанная П.В.Знаменским в издании «Письма Н.И.Ильминского к крещеным татарам», что «о. Иаков Емельянович был очень даровитый человек и мог бы быть очень полезным деятелем среди своих соплеменников, но несчастная слабость, на которую определенно указывает Николай Иванович в своем письме к нему, решительно загубила этого человека»(5,с.69), дает нам не двусмысленно понять о дальнейшей судьбе о. Иакова (Знаменский мог лично знать о. Иакова или же мог узнать эти сведения у о. Василия Тимофеева). По нашему мнению причиной этой слабости могло послужить тщеславие, столь свойственное творческим людям.

Священник и поэт Иаков Емельянов, несомненно, принадлежит к кругу только-только зарождающейся инородческой интеллигенции.