Казанская духовная семинария Казанская духовная семинария
  •  Главная страница / Издательский отдел / Семинарский вестник / Семинарский вестник №3 2001 /

Взаимосвязь научных, философских и религиозных учений в системе знаний о природе и человеке

При рассмотрении такой обширной проблемы необходимо в первую очередь структурировать область анализа. Ниже будет развернут план изложения и анализа вопроса на основании следующих точек зрения: гносеологической, эпистемологической, онтологической, этической, психологической и исторической.

1. Гносеологический аспект

В этой части мы обращаемся к традиционной проблеме соотношения «веры и знания». Несмотря на почтенный возраст данной проблемы, сформулирована она некорректно, в ней мы не найдем подразумеваемой дихотомии научно-философских и религиозных учений. Кроме того, стоит заметить, что вера в Бога сама по себе еще не есть религиозность, как известно, бесы тоже веруют и трепещут. Религиозность предполагает не только веру в существование Бога, но и любовь к нему и следование его заветам.

Анализ научных, философских и религиозных учений показывает, что «вера» как недоказуемое рационально-эмпирическим путем знание (убеждения, постулаты, аксиомы) и «знание» как доказуемое рационально-эмпирическим путем знание - присутствуют во всех трех  формах учений о природе и человеке. Действительно, с одной стороны, даже такие исконно научные области знания как математика и естественные науки в своих основаниях покоятся на постулатах и аксиомах. Ф.Ницше верно заметил, что не истина нуждается в доказательствах; а доказательства нуждаются в недоказуемых истинах. С другой стороны, религиозные учения основаны в заметной части на результатах исследований исторической науки, лингвистике, логике, герменевтике и философии. ( На логико-философском уровне создавались варианты решения теологических проблем природы добра и зла, теодицеи, доказательств бытия Бога, Святой Троицы.

Здесь также целесообразно вспомнить и о варианте демаркации, но не противопоставления, религиозных и научно- философских знаний в учении о двойственной истине Ибн-Рушда. Ибн-Рушд считал, что не следует сводить воедино эти различные области миропонимания, но следует признавать их каждое в своей сфере. При этом сам Ибн-Рушд, похоже, предпочтение отдавал истинам, выводимым на основании логики Аристотеля. Так он писал в, труде «Рассуждение, выносящее решение относительно связи между  философией и религией», что если силлогизм приходит в противоречие с религиозным учением, то в этом случае требуется аллегорическое толкование религиозного учения.

 Далее, с одной стороны, Бог непознаваем во всей своей полноте Абсолютного бытия. Протагор говорил: «О богах ничего не могу сказать - и вопрос темен, и жизнь коротка». Но это не только позиция сомневающихся или атеистов, то же утверждает и апофатическая теология. Ее родоначальник христианский теолог Тертуллиан в труде «О прескрипции (против) еретиков» писал: «Итак, что Афины -Иерусалиму? Что Академия - Церкви? что ереси - христианам? ...В любознательности нам нет нужды после Иисуса Христа, а в поисках истины — после Евангелия» [Прескр. 19-21]. С другой стороны, непознаваемы во всей полноте и природа и человек в атеистическом научном мировоззрении (о пределах рационально-эмпирического познания природы и человека см. [Курашов, 1995-1999]).

Существенно отметить также, что важная область философской теории познания - герменевтика (учение о познании смысла текстов) зародилась и сформировалась в недрах религиозной философской мысли патристики и средневековья в результате синтеза философско-научных знаний, особенно логики Аристотеля, и теологии. В итоге, герменевтика сформировалась как' научно-философское знание со всеми атрибутами системности и преемственности по линии Шлейермахер, Дилътей - в 19 в. и Гадамер, Хабермас и др. - в 20 в. В этой части следует отметить, что для теологии более полезны не столько философские учения близкие к теологии по своей онтологии, сколько философские учения с развитой методологией построения, деконструкции и анализа понятийных систем.

Философия для теологии, так же как и для науки, является не источником знаний о мироустройстве, а источником обогащения познавательного инструментария,' используемого при толкованиях священного писания и священных преданий в теологии и организации познавательной деятельности и знания в науке.

2. Эпистемологический аспект

В начале я ограничу названную задачу только дефинициями сходств и различий науки, философии и религии в эпистемологическом смысле. Такое ограничение уже резко облегчает проблему демаркации данных явлений человеческой культуры, имеющих, конечно, не только эпистемологический, но и духовно-культурный,социально-политический, юридический, экономический и др. статусы. Вопрос о сходстве и различии  научных, философских и религиозных учений детально проанализирован мною в ряде работ (см. [Курашов, 1995-1999]) и здесь я приведу итоговые результаты.

Принципиальная и инвариантная черта научного знания, научного учения - его системность (не объективность, не общезначимость, не логическая непротиворечивость, не эмпирическая обоснованность). Отсюда получается, что поскольку все философские и религиозные учения представлены в форме той или иной системы, то все они в этом смысле научны и вместе с этим взаимосвязаны по форме - все научные, философские и религиозные учения есть системы знания о природе и человеке.

Другая черта научного учения, как правило, ему свойственная - это его преемственность. Это выражается известным«принципом соответствия» - новое учение в данной области включает прежнее учение в этой же области как свой предельный или частный случай. В этом смысле мы имеем уже возможность установить эпистемологические отличия названных трех областей знания -научные учения почти все преемственны и изменчивы (не догматичны), философские учения только отчасти преемственны (от одной философской системы к другой переносятся только отдельные проблемы и их решения) и, соответственно, они весьма догматичны, религиозные учения практически не преемственны и догматичны (новшества и отклонения в них резко порицаются как ереси). Замечу дополнительно. Если определить теологию как сугубо рациональную часть религиозного учения, то можно, думаю, сказать, что -теология - это философская система с фиксированной онтологией (например, для иудаизма, христианства и мусульманства - это библейская книга Бытия). В религиозной онтологической системе есть вопросы отчасти доступные научно-философскому рациональному обоснованию (например, доказательства бытия Бога), частично доступные философскому метафизическому мышлению (например, Пресвятая Троица), или мистические явления недоступные ни рациональному научно-философскому,ни метафизическому философскому подходам (например, чудо воскресения Иисуса Христа).

3. Онтологический аспект

В вопросах о том, как устроен мир и каковы его динамические и статистические свойства - много темного, неясного, неизвестного и в конкретных науках о неживой и живой природе, т.е. в естествознании. При этом, конечно, в вопросах познания актуального, т.е. современного, мира материальных объектов естественные науки с ренессансного периода шаг за шагом  завоевали приоритет в познавательной системе «наука- философия - религия». При этом надо заметить, что наука, в том числе естествознание, развивались не без взаимосвязи с религиозными учениями. Так историк Жак ле Гофф высказывает мысль, что схоластический метод средневековья заострял интеллектуальный инструментарий, приводил к более тщательному анализу учений авторитетов, помогал осознать и принять возможность существования разных мнений, помогал не принимать нечто новое только как пугающее. Жак ле Гофф высказывает интересную мысль и о том, что прогресс науки и техники тормозился прежде всего догматическим мышлением ученых-профессоров, а не теологами-схоластами. Он пишет: «Рождающаяся схоластика попыталась установить связь между свободными искусствами и механикой, между науками и техникой. А университетские профессора относили себя к социальным группам, гнушавшимся ручного труда. Последствия разрыва теории и практики были во многих областях огромны. Физики экспериментам  предпочитали Аристотеля, медики и хирурги вместо вскрытий предпочитали ссылаться на Галена»[Ле Гофф. 1992].

В итоге ренессансная наука и техника вышли на траекторию поступательного развития. При этом теология, так же вопреки распространенному убеждению, оказывала на ренессансную науку не только тормозящее воздействие. Так, например, существует обоснованное мнение, что концепции абсолютного пространства и времени классической механики были идейно обусловлены как личными теологическими пристрастиями Ньютона, так и общей философско- религиозной атмосферой философии и теологии с их учениями об Абсолютном бытии. Религиозная идейная вдохновленность Ньютона видна также по его высказыванию в «Математических началах натуральной философии» о том, что его механика показывает гармонию мироздания, установленную ее Творцом.

(Продолжение следует)

Доктор философских наук В.И.Курашов.

 
  • Карта сайта
  • Поиск
  • Полезные статьи
    спонсоров проекта

     


  •