Казанская духовная семинария Казанская духовная семинария
  •  Главная страница / Издательский отдел / Семинарский вестник / Семинарский вестник №2(6) 2002 /

Проблемы “национального” в христианстве (отклик на статью “Как не сделаться антисемитом”. Иерей Михаил Зазвонов

Есть критика ироническая, злобная,
 несправедливая, нигилистическая и разрушительная;
так критикуют враги. Но есть критика любовная,
озабоченная, воспитывающая, творческая даже и тогда,
когда гневная, это критика созидательная;
так критикуют верные друзья; такая критика
ничего «сорвать» не может, и то, что она внушает,
есть мужество и воля к преодолению своих слабостей.

(И.А. Ильин)

 

Критика – вещь необходимая, без нее мы не имели бы объективного истинного понимания многих вещей, происходящих с нами. Она может созидать и разрушать, может привить любовь и вызвать ненависть; от искренности критикующего, а также от того, насколько он глубоко изучил предмет любви или неприязни, зависит правильность его умозаключений, которые зачастую влияют на мнение окружающих.

О критике иронической, несправедливой, односторонней, не имеющей в основе своей любви к предмету обсуждения я и хочу написать.

Как мне кажется, именно такая критика имеет место в одной из статей, вышедшей в прошлом номере газеты «Семинарский вестник» (выпуск I за 2002 г.) под рубрикой «Мнения» (хотя данная статья не претендует просто на мнения). Автор приписывает своим мыслям всеобщее признание, причем признание церковное, которого почему-то многие священнослужители не разделяют.

Но все же, так ли все просто, как это кажется В. Сидоренко, автору статьи. Нет ли каких-либо причин думать по-иному?

Сама обсуждаемая тема, «антисемитизм в Церкви», актуальна и остается проблемой до сих пор, но стоит ли она того, чтобы все наши лучшие чувства были втоптаны в грязь?

Да, антисемитизм в Церкви недопустим, это грех, но позвольте: зачем же говорить, что недопустимо всякое национальное мнение в Церкви?

Во-первых, мне хочется немного защитить о. Андрея Кураева, потому что сам читал его книгу «Как не сделаться антисемитом», но ничего, что связано с антисемитизмом, я в ней не нашел, но не потому, что не искал, а потому, что исследовал непредвзято и смотрел в суть написанного.

На самом деле книга о. Андрея, хотья и имеет антисемитскую тематику и говорит о евреях в России, осуждая деятельность некоторых из них, но призывает к другому, самому необходимому на сегодняшний день, к любви к своей Родине. Призывает, потому что мы забыли, что являемся россиянами и должны в первую очередь думать об интересах своего отечества, а потом уже других стран.

Кураев: «Коллеги! Вы – русская интеллигенция, за два часа нашего общения я сказал немало горьких слов о положении в Русской Церкви, о том, что вообще происходит с народом. И никто из вас при этом не счел нужным возмутиться. Но стоило только мне упомянуть одной лишь фразой о евреях – как вы сочли своим долгом воспрянуть и дать мне гневный отпор. Почему Вы разрешили убедить себя, что в истории и веровании любого народа, особенно русского, можно вскрыть недостатки, но о евреях можно говорить лишь положительное? Так кто из нас националист? Кто превозносит один народ над другими? Почему вы не считаете своим нравственным долгом защищать свою культуру и русских, но считаете своей непременнейшей обязанностью всякий раз грудью встать на защиту евреев? Как же вы позволили так воспитать, так выдрессировать себя?» («Как делают антисемитом?» – Кураев цитирует свое выступление перед воронежской интеллигенцией).

Как видно из процитированного, о. Андрей желает обвинить не евреев во всех наших бедах, а русского человека в том, что его меньше всего сегодня интересуют проблемы своего народа, который молчит, когда со всех сторон говорят о русских, как о нации неуравновешенной, плохо образованной и нелогично мыслящей. «Русский Иван – дурак», – слышим мы каждый день из СМИ и не только не возмущаемся, но позволяем себе смеяться. А мне лично

«Не смешно, когда маляр негодный
Мне пачкает Мадонну Рафаэля,
Мне не смешно, когда фигляр презренный
Пародией бесчестит Алигьери»,

Кажется, что нашей страной управляют те, кто ненавидит ее, кому безразлично нравственное и идеологическое состояние нашего народа. Как можно, не разрешив свои проблемы, решать проблемы других, кормить чужое дитя, не накормив своего?

Не понять главного в книге можно только тогда, когда не заинтересован в этом, когда пытаешься найти другое, второстепенное, нужное лишь тебе.

В именно такой необъективной критике я и подозреваю нашего «борца за правду».

Но возвратимся к главной теме –проблеме национального в христианстве.

Сидоренко пишет: «Говорить о том, что христианство наднационально, о том, что во Христе «нет ни эллина, но иудея» (Кол. 3, 11), вряд ли имеет смысл. Может быть, для кого-то это и аргумент, но не для профессора богословия, крепко уверовавшего, что одни народы более предопределены к чему-то высшему, а другие менее». И еще: «Вторая сложность (говорит о сложности изжить в проблему церковной среде самими священнослужителями) – это страх пастыря оказаться в глазах оппонента человеком, капитулировавшим перед «врагами православия», предстать «белой вороной», «подпевалой иноверцев», «не патриотом».

Все это очень похоже на критику со стороны, когда критикуют, насмехаясь, что не должно быть присуще студенту семинарии, в рассуждении которого должна чувствоваться искренняя сердечная боль за все проблемы Церкви, а не ирония.

В чем неправ автор?

Уловить неправильность суждения очень трудно, т.к. ошибка кроется в терминологии, современное понимание которой разнится от понимания наших классиков.

У автора слово «национальный» употребляется в негативном ключе, и это можно понять. Какая ассоциация возникает? Невоспитанные люди, которые, прикрываясь национальной символикой, крушат рынки азиатов; взрывают посольство Америки; клеймят предвыборные щиты сионистской символикой и т.п.

А что же у классиков?

Ильин: «Национализм есть любовь к духу своего народа и притом именно к его духовному своеобразию…. Напрасно было бы указывать на то, что национализм ведет к взаимной ненависти народов, к обособлению, «провинциализму», самомнению и культурному застою. Все это относится к больному, уродливому, извращенному национализму и совершенно не касается духовно здоровой любви к своему народу» (Ильин И. А. «О национализме»). Теперь понятно, что слово «национализм» в истинном понимании не имеет негативного характера и писать о предопределении одного народа к чему-то высшему, а другого к низшему непозволительно, и уж конечно, нельзя такое профанное понимание приписывать доктору философских наук, которым является о. Андрей.

Но при чем тут Церковь? Разве отечество христианина не вселенная, разве он не призван отвергнуть всякие условные деления людей по сословиям, странам, нациям?

Совершенно верно – мы к этому призваны, и нет для нас «ни эллина, ни иудея», мы наднациональны в смысле расово-этической, кровно-родственной принадлежности. У нас нет врагов в этом смысле, но мы христиане оседлые, подчиненные пространственно-территориальной необходимости и поэтому являемся членами РПЦ. Следовательно, мы должны в первую очередь исполнить свой христианский долг на своей Родине (сначала спасти себя, а потом идти спасать других), и наша главная миссия – спасти своих «домашних», живущих в России, объединенных одним духом с нами. Даже если он и еврей или татарин, но любит Россию и живет ею – он «Русский» с большой буквы. Но нельзя не сказать о духовном понимании.

Каждый человек уникален, он индивидуальная личность, и нет другого похожего на него, он по-особому мыслит, творит, молится и славит Бога. Его духовный мир настолько обширен, что вмещает в себя Невместимого, представляя собой удивительную святыню, кивот Св. Духа.

Такой же удивительный духовный мир мы замечаем в семье – союзе двух и более Homo sapiens. Сходятся для общежития абсолютно разные люди и создают одну из ячеек нашего общества и каждая такая ячейка уникальна. Она имеет свои законы, обычаи но более того: она имеет особую духовную жизнь, представляя малую Церковь, в которой глава Христос, а муж первосвященник; в которой действие Св. Духа настолько таинственно и гармонично, что подается каждому члену семьи, даже тогда, когда один из них неверен, т.к. союз основан на любви (муж неверный освящается женою верною). Продолжая восходить от частного к общему, по методу дедукции, мы можем с уверенностью говорить и об особенности нации, ее мышления, философии, искусства и духовной жизни (духовная жизнь для каждой нации своя; например, в Греции табак – успокоительное средство, у нас – грех и т.д.).

Церковь всегда делилась и территориально и национально, разнясь зачастую в традициях и обрядах, но эта разница не осуждалась, потому что в древней Церкви учитывали особенность нации.

Вспомним удивительный пример христианского понимания национальной любви: св. равноапостольный Николай, просветитель Японии, во время русско-японской войны призывал японцев молиться за свою страну, сам же, уединившись в келье, просил Бога даровать победу русскому правительству, потому что был связан с народом своим любовью, и эта любовь непостижима. «Метафизическая тайна любви человека к своему народу, так же, как человека к человеку, остается по определению непонятной» (Курашов В.И., «Метафизика любви к России»), и понять ее можно только сердцем: «По-видимому, люди приобретают этот патриотический опыт без всяких поисков и последований: он приходит как бы сам собою» (Ильин И. А. «о Родине»).

Посмотрим бегло на историю нашего народа, как в ней отражается христианское понимание «национального». Само призвание русского народа к христианству было особенным, основанным на любви, потому что только так православие могло объединить народ, открыть для него истинное понимание его существования. Любовь к Родине и Церкви заставляет свт. Алексия Московского бросить попечение только о Церкви и поехать решать политические проблемы в Золотую Орду. А известный отшельник прп. Сергий, не любил ли он всех людей на земле, не являлся ли он гражданином вселенной, не далек ли он был от политики? Что побудило его забыть о духовных подвигах и благословить войско св. Димитрия на великую брань? Или они были «националистами» и не имели христианского сознания? Нет. Христианство и Нация имеют связь, причем связь духовную, созидаемую Св. Духом.

«Национальное чувство не только не противоречит христианству, но получает от него свой высший смысл и основание, ибо оно создает единение людей в духе и любви и прикрепляет сердца к высшему на земле – к дарам Св. Духа, даруемым каждому народу и по-своему претворяемым каждым из них в истории и культурном творчестве…. Христианский национализм есть восторг от созерцания своего народа в плане Божьем, в дарах Его благодати, в путях Его царствия. Это есть благодарение Бога за эти дары, но это есть и скорбь о своем народе, если народ не на высоте этих даров» (Ильин И. А. «о христианском национализме»).

И только так понимая нацию, можно говорить об истинной церковности русского народа, только тогда мы молимся «едиными устами и единым сердцем» и только тогда мы – народ благословенный, имеющий в лоне своем Св. Духа.

Имея в полноте эти дары, мы можем возлюбить свой народ, как любим мать, и возлюбим другие народы так, как любим братьев, потому что нельзя любить чужое, не полюбив свое.

В конце же хочу пожелать всем приблизиться к истинному пониманию христианской миссии нашей нации, а автору критикуемой ныне статьи сказать в назидание: «Человек, утративший доступ к духовной воде и духовному огню своего народа, становится безродным изгоем, беспочвенным и бесплодным скитальцем по чужим духовным дорогам, обезличенным интернационалистом. Горе ему и его детям: им грозит опасность превратиться в исторический песок и мусор» (Ильин И. А. «Идея без нации»).

 

 
  • Карта сайта
  • Поиск
  • Полезные статьи
    спонсоров проекта

     


  •