Казанская духовная семинария Казанская духовная семинария
  •  Главная страница / Издательский отдел / Семинарский вестник / Семинарский вестник №2(6) 2002 /

Человек и вера. В. Кузьмин

Если спросить простого обывателя, что такое вера, то в большинстве случаев он ответит: «Верить – значит безоговорочно принимать какие-либо догмы и положения, присоединяться к той или иной системе взглядов, по сути своей недоказуемой». В этом определение вера больше похожа на принцип тоталитарного мышления, когда вера сводится к слепому подчинению своей воли выбранному авторитету.

А кто-то ответит на этот вопрос так: «Я верю, потому что логически высчитал, что должен быть какой-то основной принцип всего существующего, т.е. Бог».

Но объективные доводы логики, доказательства бытия Божия, подтверждение исторической подлинности источников христианской традиции – все это может сыграть важную вспомогательную роль в том, чтобы пробудить в нас потребность в религиозной вере. Но сами по себе подобные вещи не в состоянии ни заменить собой веру, ни привести к ней. Даже священные тексты не является источником веры, в них мы находим подтверждение того, что уже заложено в нас Богом.

Что же такое вера?

Святитель Григорий Палама говорил: «Я полагаю, что наша святая вера, есть ведение нашего сердца, которое превосходит всякое ощущение, всякое понимание, ибо оно превосходит все умственные способности нашей души». Действительно координаты веры – это не координаты науки, истории или психологии. Вера больше, чем просто чувство, больше чем волевое устремление, больше чем ум. Она то, что определяет и направляет развитие человека. Человеку необходимо верить, таково устройство его души. Существование человека без веры невозможно в принципе, т.к. вера является основополагающим элементом человеческой духовной жизни. Вера это стремление к наполненности бытия, потребность в полноте жизни.

Почему человек постоянно жаждет, постоянно к чему-то стремится и не насыщается? Он «кидает» в себя все, что этот мир может дать: и знание и красоту и живые чувства, но в итоге, даже если и некоторое чувство довольства возникает, оно бывает не долгим. Почему? Это в нас говорит стремление, потребность превзойти любую степень совершенства и эта потребность не только ума, чувства и воли, а всего человека. Стремление к исполненности жизни, заложенное в нашу природу, орошает каждую малейшую складку нашего бытия. В человеке, в самой сердцевине его природы, коренится стихийное стремление вериться превосходящей его силе, устремиться к чему-то большему, чем он сам.

Эта бесконечная жажда человека и есть то, что мы называем верой. В нас заложена бесконечность, т.е. мы имеем в себе бесконечную размерность и эта наша максимальность требует наполненности. Жажда абсолютного заложена в нас самим Абсолютным, т.е. Богом, следовательно, и насытить нас может только Бог.

Но наличие веры в человеке не означает, что его вера – вера в Бога. Многие верят не в Бога, а в нечто такое, что они принимают за главное и существенное в жизни, что составляет предмет их желаний и стремлений. Один из известных русских мыслителей XX века И.А. Ильин писал: «Скажи мне, что для тебя самое главное в жизни, и я скажу, во что ты веришь».

Формируя объект своей веры, человек тем самым формирует самого себя. При этом объект веры постепенно и неуклонно входит в душу человека, и от того, во что человек верит, зависит то, чем человек является. Вера высвечивает сущность человека, она позволяет определить смысл и ценность его жизни. Собственно, оценивая предмет веры возможно определить, насколько осмысленна с точки зрения высших ценностей жизнь человека. Человеку необходимо осознавать, что его вера определяет его сущность, и потому верить можно лишь в то, что веры заслуживает.

Трагедия человеческого бытия заключается не в том, что человек не обрел веры, а в том, что в своей вере человек не обрел Бога и, в конечном итоге, себя самого.

Вся беда в том, что мы часто боимся идти до конца. Да, мы задаемся вопросами: зачем мы живем, в чем смысл нашего существования и существования окружающих нас людей? Но обычно мы останавливаемся на пол пути, боимся вопросов, закрываем на них глаза и тем самым разрушаем свое будущее. Понимать то мы понимает, что что-то не так, а пойти дальше, пойти на то чтобы всецело устремиться к источнику безграничной полноты вечной жизни и славы, на это не хватает решимости.

Хотя за ответом ходить далеко не надо, он находится в нас самих. Всякое искание смысла жизни предполагает некоторое предварительное о нем знание, предполагает наличность в сознании ищущего некоторых признаков искомого, по которым оно может быть найдено. Каким образом мы познаем, что в мире, в нашей жизни, в нас самих много несовершенного, каким образом мы это понимаем? Мы сознаем конечное, потому что интуитивно чувствуем бесконечное. Мы же чувствуем настоящую жизненность, если можно так сказать, чувствуем веяние абсолютного даже через категории конечности нашего мира. Осознаем суету, осознаем, что мы не совершенны, а сознающий стоит уже вне круга мира «бывания», мира становящегося, вне реальности зараженной бациллой греха. Наша мысль, осознающая эту зараженность должна обладать какой-то точкой опоры вне этого круга. И мы стараемся уйти от этой суеты не только одной мыслью, а всем своим существом. Наглядное тому доказательство - самый факт нашего страдания. Существо, всецело погруженное в этот зараженный мир, не могло бы ни страдать, ни сокрушаться о нем.

Сколько людей, на первый взгляд благополучных, имеющих и средства и возможности для удовлетворения любого своего желания, тем не менее, разочаровываются в жизни, хотя и пытаются развитием внешнего благополучия облегчить тяжесть внутренних недостатков, внутреннего вакуума. От этого душевного томления не спасает и вес комфортабельной брони «сытого» довольства. Люди разных возрастов, разных путей жизни вынуждены решать вопросы, которые ставит перед ними их собственная глубина.

Да, вера это путь, путь к Богу через самого себя. Прежде чем найти Бога, надо найти, обрести самого себя. Человек обязательно должен искать свой путь – именно так можно реализовать предоставленную Богом свободу, и тем самым раскрыть свою сущность. Вера как всецелая устремленность, как всецелая захваченность человека основным предметом своего интереса, собирает все силы человека во едино. Вера интегрирует личность, делает ее цельной. В акте веры человек раскрывает чистые, изначально заложенные Богом душевные источники, и потому состояние веры естественно для человека.

Для обращения к Богу надо прилагать усилия, но не надо «делать прыжок в пропасть», не надо с корнем вырывать естественную форму восприятия мира. Христианство призывает не спасаться от мира, а спасать мир. Нельзя не любить тот мир, который любит сам Бог и ради спасения которого дает Своего Сына. Не любить же мы должны тьму и зло мира.

Между Богом и миром, между Вечным и временным нет пропасти, хотя мир – это не Бог и сам из себя не объясним. Сохраняя свою трансцендентность Творца, Бог вместе с тем имманентен человеку и в его лице – всей твари. Это соотношение трансцендентности и имманентности на все времена выражено в халкидонской формуле по отношению к двум естествам в Иисусе Христе: «неслитно и нераздельно». В предвечном Богочеловеке, - а Богочеловечество не случайно, тварное естество соединено с естеством Божественным хотя и неслиянно, но и не раздельно.

Вера и призывает человека вспомнить о своем онтологическом статусе. Смысл веры можно выразить одной фразой: «Стань тем, кто ты есть». Сознательно и деятельно мы должны стать теми, кем мы являемся в потенциале и таинственно, ведь мы сотворены по образу Бога. Стань самим собой; точнее – вернись к себе, открой Того, Кто уже твой, прислушайся к Тому, Кто непрестанно говорит в тебе, обладай Тем, Кто и в этот миг обладает тобой. Каждому, кто хочет идти этим путем, Бог говорит: «Ты не искал бы Меня, если бы уже не нашел».

 

 
  • Карта сайта
  • Поиск
  • Полезные статьи
    спонсоров проекта

     


  •