Казанская духовная семинария Казанская духовная семинария
  •  Главная страница / Издательский отдел / Семинарский вестник / Семинарский вестник №1(5) 2002 /

Пушкин - гений, патриот, христианин. Иер. Михаил Зазвонов

«Не для того сходимся мы, чтобы вспомнить
или «помянуть» Пушкина так, как если бы бывали
времена забвения или утраты.… Но для того, чтобы
засвидетельствовать и себе и ему, что все,
что он создал прекрасного, вошло в самую сущность
русской души и живет в каждом из нас;
что мы неотрывны от него так, как он неотрывен от России;
что мы проверяем себя его видением и его суждениями;
что мы по нему учимся видеть Россию, постигать ее сущность
и ее судьбы; что мы бываем счастливы, когда можем подумать
его мыслями и выразить свои чувства его словами;
что его творения стали лучшей школой русского художества
и русского духа; что вещие слова «Пушкин – наше все»
верны и ныне и не угаснут в круговращении времен
и событий…»

(И. А. Ильин «Слово по случаю столетия со дня кончины поэта»)

 

Как нельзя более точно выражает Ильин значение гения для нас и России, когда вспоминает о смерти великого поэта. Весь мир в первой половине XIX века с болью в сердце говорил о гибели того, кто создал нам литературный русский язык; кто возвысил нашу поэзию в мире, сделав ее оригинальной, непохожей ни на одну другую; кто наглядно для всех показал, как надо любить свою Родину. Много лестных слов иногда говорим мы о том или ином поэте, писателе, художнике, пытаясь возвысить их творчество в глазах соотечественников, чтобы возбудить в них интерес к родному искусству и чувства патриотизма. Да, так часто бывает, и это оправдывает льстецов, ибо желание это - благое и необходимое.

Но, может, эта картина видится нам и в всеобщей славе А.С. Пушкина? Может, то, что говорится о его гении, большей частью надумано?

Ответ на этот вопрос может найти и сам читатель, когда станет размышлять о русской поэзии: именем первого пришедшего на ум поэта будет именно имя Александра Сергеевича (известно по статистике, что в 98 случаях из 100 на просьбу назвать любого русского поэта отвечают: «Пушкин»). Да, именно всеобщая признательность и любовь говорят о подлинности гения, причем данная признательность – не одного народа, а, действительно, всего мира. А если это так, то нужно прислушаться, понять, оценить, полюбить.

Еще гений проверяется временем. Именно этот нелицеприятный «хозяин» всего земного бытия является великим цензором творчества всего человечества. О, сколько же, казалось бы, гениальных трудов было поглощено этим тираном; сколько оно (время) загубило ещё «во чреве», когда всё только зарождалось ещё в мыслях и так и не появилось на бумаге.

Да, гений рассматривается как великое строение, на которое, чтобы увидеть его полностью, оценить, нужно смотреть издали, через столетия! Но так ли было с пушкинским гением? Нет. Его гений как тонкая огромная ювелирная работа, прекрасная и в детальном осмотре и, конечно, со стороны. От долгого осмотра он, гений, преображается, углубляется, и каждый понимает, что Пушкин остаётся всегда удивительной загадкой.

Сразу по смерти поэта в периодических изданиях появились некрологи, где творчествоАлександра Сергеевича было оценено по достоинству. Так, редактор журнала «Русский инвалид» А.А. Краевский пишет: «Солнце нашей поэзии закатилось! Всякое русское сердце знает всю цену этой невыразимой потери, и всякое русское сердце будет растерзано. Пушкин! Наш поэт! Наша радость, наша народная слава!»

Пушкин показал своим творчеством идеал владения пером, он проложил хорошую дорогу по зыбкой почве родной литературы и культуры, чтобы по ней смело шли другие; именно Александр Сергеевич возрастил, научил и направил таких, как Гоголь, Толстой, Достоевский, Чехов и множество других, чьи имена хранятся в великой сокровищнице русской литературы.

И они благодарно говорят о своем учителе: «Пушкин есть явление чрезвычайное и, может быть, единственное явление русского духа» (Гоголь). А Достоевский выражает благодарность и признательность Пушкину, говоря о том, в чём его гениальность: «Он первый (именно первый, а до него - никто) дал нам художественные типы красоты русской, вышедшей прямо из духа русского, обретавшейся в народной правде, в почве нашей, и им в ней отысканные. Его удивительная способность всемирной отзывчивости и полнейшего перевоплощения в гении чужих наций, и перевоплощения почти совершенного… Способность эта есть всецело способность русская, национальная, и Пушкин только делит её со всем народом нашим и, как совершеннейший художник, он есть и совершеннейший выразитель этой способности, по крайней мере в своей деятельности, в деятельности художника».

Правы были Гоголь и Достоевский, когда говорили свои слова, потому что его творчество – самостоятельное, самобытное, положительное, которое было русским, национальным. Прав был Аполлон Григорьев, говоря: «Пушкин – наше всё», ибо он сочетал и высшую интеллектуальность русского человека, и его простоту и искренность, а главное, особую религиозность и патриотизм.

Он гений, потому что творил, а не подражал!

(продолжение в следующих номерах)

 
  • Карта сайта
  • Поиск
  • Полезные статьи
    спонсоров проекта

     


  •