Казанская духовная семинария Казанская духовная семинария
  •  Главная страница / Издательский отдел / Семинарский вестник / Семинарский вестник №1(10) 2004 /

История русской иконопиской школы. Ю.В. Алексеева

Дорогой читатель, сегодня мы поговорим о том, что такое иконопись и откуда пошла она на русской земле. Возьму на себя смелость сказать, что навряд ли среди вас есть тот, кто не знает, что под станковой живописью (в отличие от живописи монументальной – росписи стен, сводов, потолков) разумеются переносные картины. Материал, на котором пишет их художник – доска ли, картон или натянутый на подрамник холст, – предварительно закрепляется на специальном приспособлении – мольберте. Мольберт – слово немецкое (malbrett). У нас же в старину его называли станок. Отсюда и название – «станковая живопись».

Станковая живопись известна миру еще со времен древних греков. Но широкое развитие она получила лишь во времена средневековья, особенно в Византии и Древней Руси, где называлась иконописью.

Наименование «икона» - переделанное на русский лад греческое слово «эйкон», что «значит изображение, образ, подражание». Следовательно, «иконописец» - это «пишущий изображение», художник, работающий красками, живописец, как мы теперь говорим.

Происхождение свое иконопись берет от эллинистической портретной живописи. В частности, значительную роль здесь сыграли так называемые «фаюмские портреты» I – III веков н. э., -они были найдены в оазисе Фаюм ( Нижний Египет – одна из восточных римских провинций).

Фаюмский портрет был элементом погребального обряда. В Египте расписывали внутренний саркофаг. На поверхности такого саркофага находилось изображение умершего. Черты лица были условны, тонки, в глазах виднелась отрешенность от земного мира. Писался такой портрет на золотом фоне (что унаследовали старорусские иконы), тени не наносились, так как они существуют только в телесном мире, а умерший ушел в другой мир, в Царство света. Затем фаюмский портрет писался на кипарисном древе восковыми красками (такая живопись называется энкаустикой). Первоначально это был эквивалент саркофага, своеобразная погребальная маска. Маска – уже символ усопшего человека.

Это исторические корни и связи. Христианство внесло свои смыслы и значения в ту форму, которую оставил фаюмский портрет. Но именно в этой технике выполнены и древнейшие из дошедших до нас икон, коптские и византийские (VI-VIIIвв. н. э.).

Что же касается обыкновения поклоняться иконам, то оно возникло из обычая, широко распространенного в Римской империи, особенно в ее восточных провинциях, почитания портретных изображений цезарей и прославленных полководцев.

Первые иконы на Руси появились, естественно, с принятием христианства, причем иконы эти были греческого письма. Почему – совершенно ясно. Христианизация Руси, а с нею и славяно-русского языческого искусства началась с конца X века, в пору правления киевского князя Владимира. Об облике своего нового Бога и окружавших Его Небесных Сил вчерашние язычники имели очень туманное представление и ничего не знали о том, что такое икона и темперная живопись (на православном Востоке энкаустика сменилась письмом темперой – краской, разведенной на яичном желтке). Понятно, что первые иконы пришли к нам оттуда же, откуда наши предки получили новую религию, - из Византии.

Однако в XI веке рука об руку с греками работали русские мастера. Некоторые из них могли посоревноваться в мастрерстве со своими учителями. Нам известно имя одного из таких искусников – киевского живописца Алипия. К сожалению, его произведения не сохранились. И мы должны верить на слово автору XIII века, утверждающему, что Алипий «иконы писать хитер был очень».

С началом дробления Киевского государства на уделы начинают складываться и местные художественные школы: киевская, новгородская, ростово-суздальская, галицко-волынская, смоленская и др. Немногочисленные сохранившиеся иконы XII века свидетельствуют, что русские иконописцы во многом еще находились под обаянием византийской живописи. Но чем дальше, тем больше стали отличаться русские иконы от византийских. Иная трактовка образов, иное понимание цвета. И уже псковские иконы XIV – XV веков не спутаешь ни с московскими, ни с новгородскими, ни с какими иными.

Уже в XIII столетии начала приобретать свои, чисто местные особенности новгородская иконописная школа. Причиной тому было нашествие монголов.

Тысячами гибли и угонялись в плен люди. Бесформенные развалины лежали на месте многих цветущих городов. Лишь кое-где тлела искорка искусства.

Люди больше думали о крове, хлебе насущном и добром мече. Художественная жизнь по всей Руси надолго замерла.

И только Великий Новгород находился на особом положении. Густые леса, топи, озера, реки, широко разливавшиеся по весне, делали этот город недоступным для врагов. И все же до последних лет XIII века перестали возводить каменные храмы, так как главное внимание уделялось крепостному строительству. А коли не строят храмы, то нечего делать и художнику – стенописцу. И о живописи XIII и даже XIV века мы можем судить главным образом по тому, что сделано новгородскими иконописцами. В тяжкие годы татаро-монгольского ига оборвались тесные вековые связи с Византией. Русским иконописцам пришлось довериться собственному эстетическому чутью, ориентироваться на вкусы своих земляков. На этой основе стал возможен расцвет местного искусства.

С конца XIV века, в связи с победами русских войск над монголами, страна переживала период необычайного духовного подъема. Именно в это время ведущую роль в иконописи занимает московская школа, просуществовавшая до последних лет XVII века.

Один из отцов христианской церкви, Дионисий Ареопагит, пишет о том, что икона – «средство возведения души к первообразу». В основе иконы должно быть подлинное внутреннее восприятие потустороннего мира, подлинный духовный опыт. Этот опыт закрепляется в первой иконе, и затем она считается первоявленной или первообразной, то есть первоисточником или образцом. Источником этого опыта являются святые. Так, видение Святой Троицы открылось святому Сергию Радонежскому, а его опыт духовный был передан святому Андрею Рублеву, который и воспроизвел этот опыт в образах и красках.

Политическое значение Москвы, усилившееся после Куликовской битвы, стало развиваться с поразительной быстротой. К концу XV века вырастает единое Московское государство с абсолютным монархом во главе. При размахе столичных художественных работ не хватало рабочих рук. В Москву постоянно вызвались художники из других городов, и, наоборот, «государевых мастеров»приглашали в другие города. В результате в иконописи XVI – XVII веков мало-помалу стираются черты местных художественных школ и рождается единый крепкий сплав национального общерусского искусства.

Вот вкратце те общие сведения, с которыми мы хотели вас познакомить, прежде чем рассказать, как творится икона.

 
  • Карта сайта
  • Поиск
  • Полезные статьи
    спонсоров проекта

     


  •