Казанская духовная семинария Казанская духовная семинария
  •  Главная страница / Издательский отдел / Семинарский вестник / Семинарский вестник №1 (14) 2005 /

Из жизни Казанской Духовной Академии (продолжение, нач. в №№ 2-2003 – 4-2004)

(По книге П.В. Знаменского “История Казанской Духовной Академии за первый (пореформенный) период ее существования”. Казань, 1892)

Оценки студенческих успехов

Перейдем к употреблявшимся приемам оценки студенческих успехов и к отчетности студентов в их учебных занятиях. Оценка эта официально производилась посредством репетиций и экзаменов, а настоящим и главным образом – посредством сочинений. Успехи каждого студента отмечались первоначально в списках наставников, потом на экзаменах вновь проверялись самим начальством и отмечались новыми отметками на экзаменских списках. Для поощрения студентов после первого же рождественского экзамена правление в январе 1843 года завело особую книгу для занесения в неё имен как особенно отличившихся, так и малоуспешных студентов. Два раза в год, после каждых полугодичных экзаменов, правление призывало и тех и других в свое присутствие и высказывало первым «довлеющую похвалу», а вторым выговор или простой, или строгий с внушением и угрозой лишить казенного содержания, а то и вовсе исключить из академии. Эта церемония похвал и выговоров прекратилась при ректоре Иоанне; 1862-м году закончилась и сама книга.

В видах такого же поощрения студентов в 1845 году заведены были так называемые приватные собрания наставников и студентов, на которых читаемы или только рекомендуемы были лучшие месячные сочинения студентов. Собранием этим велись особые протоколы за подписями всех присутствовавших, составлявшие ежегодное приложение к правленским журналам. Собраний бывало обыкновенно по 2-3 в год в разное время. Они впрочем, скоро прекратились; последний протокол их сохранился от 16 октября 1853 года, после чего, как узнаем из одного источника (некролога И. М. Добротворского), было еще одно собрание при ректоре Агафангеле, на котором студент Добротворский очень удачно защищал свое сочинение против возражений самого ректора. Собрания эти были довольно продолжительны, – с 9 часов утра до 1 и 2 часа пополудни. Все время проходило в чтении лучших студенческих сочинений и их защищении от возражений.

На экзаменах в дореформенной академии тратилось чуть не больше времени, чем даже в настоящее время. Они происходили дважды в год и перед каждым периодом их недели за две и больше прекращались все лекции для репетиций. Само начальство академии сознавало вред от такой большой потери времени для более полезных занятий и старалось по возможности сокращать производство, по крайней мере, менее важных, рождественских и летних полукурсовых экзаменов, сосредотачивая свое внимание только на более важных, курсовых экзаменах – через два года. Все наставники подавали к экзаменам конспекты своих наук и разрядные списки студентов с особыми баллами а) по успехам, б) способностям, в) прилежанию, г) по данным за год или 2 года сочинениям. Некоторые наставники, особенно по таким предметам, по которым писались сочинения, отличались добросовестной внимательностью к составлению этих списков, и их мнения о студентах имели особенно большой вес и на конференционных собраниях, и у самих студентов. К ним приноровлялись даже другие наставники, почему-нибудь не имевшие средств близко знать студентов, например, не задававшие по своим предметам сочинений. При всем своем произволе ректоры тоже редко пренебрегали наставническими рекомендациями студентов. На списки наставников перестал обращать внимание только ректор Иоанн, который сортировал студентов на разряды на основании одних личных своих соображений. Неудивительно потому, что с его времени наставники стали относиться к этому делу небрежно. К тому же вел и описанный упадок учебной дисциплины, не дававший наставникам никаких почти средств узнать хорошенько своих слушателей. Вместо разрядных списков все чаще и чаще стали подаваться списки алфавитные с отметками пред фамилиями всего только двух высших баллов. Ректор Иннокентий восстал было против этого, но ничего уже не мог поделать. К концу

1860-х годов экзаменские списки, не исключая и кондуитного инспекторского, были уже все только алфавитные.

Самые строгие и продолжительные экзамены были при ректорах Григории и Парфении. Даже рождественские экзамены растягивались при них на 7-10 дней, кроме дней, в которые писались экзаменские сочинения; полукурсовые перед каникулами шли 10-12 дней, а курсовые двухгодичные дней до 14. Притом каждый день экзаменационное заседание продолжалось с 8 часов утра до двух и далее пополудни, редко менее, да еще случалось, что в один и тот же день экзамен продолжался после антракта и в послеобеденное время. Студенты едва выдерживали тяжесть этих экзаменов и часто после них хворали от непосильного напряжения, тем более что никаких промежутков между экзаменационными днями для отдыха и приготовления к следующему экзамену не полагалось; все облегчение для них состояло только в том, что в один день экзаменовались старшие, в другой младшие поочередно. Такое мучение кончилось, как было уже упомянуто, при ректоре Агафангеле, который и сократил и число дней, и число часов для экзаменов. Рождественские экзамены при нем производились в три дня, – в один день экзаменовались по всем предметам все старшие, в другой все младшие студенты, а в третий оба курса вместе по предметам, общим обоим отделениям; экзамен к каникулам 1855 года произведен всего в 6 дней, и только курсовые экзамены 1854 и 1856 годов, на которых был ревизором преосвященный Григорий, тянулись один 8, другой 14 дней. Продолжительность каждого дневного экзамена была доведена до 2-3 часов. Такие же краткие экзамены производились при ректоре Иоанне, который, по своей болезненности, сам тяготился ими и просиживал на них всего часа по два. Первый его экзамен к каникулам 1857 года продолжался 5 дней, не более 10 часов за все эти дни, да еще было одно экзаменское заседание после обеда по языкам. Последующие его экзамены к Рождеству и полукурсовые к каникулам производились все по 4 дня; курсовые, при постоянном почти присутствии преосвященного Афанасия, производились дольше и каждый часов до двух пополудни с 10 утра; в 1858 году в течении 10 дней, в 1860 году, в отсутствие преосвященнейшего Афанасия, в 5 дней: в 1860 году в половине экзаменов пришел указ о назначении ревизора, преосвященного Никодима, и они были произведены им еще вторично в течение трех дней, каждый день по два заседания, утром и после обеда; в 1862 г. курсовые экзамены были особенно сокращены и продолжались только 4 дня. При ректоре Иннокентии экзамены опять стали растягиваться, рождественские – до 506 дней, полукурсовые годичные – до 10 дней, курсовые – до 12-13 дней. Новой особенностью их , которая и перешла в преобразованную академию, было то, что они стали производиться не каждый день, а с разными промежутками в 1 и 2 дня для приготовления студентов, и стали затягиваться от этого на очень продолжительное время к немалому ущербу учебных курсов, летом, например, захватывали не только весь июнь, но и часть мая, так что чтение лекций должно было прекращаться еще до Пасхи, – после Пасхи прямо начинались уже репетиции.

(продолжение следует)

 

 
  • Карта сайта
  • Поиск
  • Полезные статьи
    спонсоров проекта

     


  •