Казанская духовная семинария Казанская духовная семинария
  •  Главная страница / Издательский отдел / Семинарский вестник / Семинарский вестник №4(13) 2004 /

Очерки истории Казанских Духовных школ

Архиепископ Вениамин (Пуцек-Григорович) в 1782 году ушел на покой и умер через три года в Седмиозерной пустыни. Управлявший Казанской епархией в 1782-1785 гг. архиепископ Антоний (Зыбелин) не оставил заметного следа в ее истории, текущее руководство по-прежнему осуществлял Платон (Любарский). Но с назначением на Казанскую кафедру нового архиерея, Амвросия в истории казанских духовных школ начался новый этап.

Амвросий (в миру Андрей Подобедов) был первым из деятелей казанской духовной учености, не прошедшим украинской духовной школы. Он родился в 1742 году в семье дьячка села Стогова во Владимирской губернии, рядом с знаменитой столицей Александра Невского Переяславлем-Залесским. Образование получил в Троицкой семинарии (в Троице-Сергиевской лавре), которая к этому времени хотя и называлась семинарией, но по своему уровню не уступала Киевской и Московской академиям. Учился он блестяще и закончив в 1767 году класс богословия был оставлен преподавателем, через год принял постриг. В качестве преподавателя он тоже проявил себя очень хорошо и в 1771 году был переведен в Московскую академию, где руководил классом богословия, в 1774 году получил звание архимандрита и был назначен ректором. За 4 года его управления уровень преподавания и дисциплины в академии значительно повысился. В 1778 году Амвросий был рукоположен в епископа Севского, викария Орловской епархии, в 1781 году стал епископом Крутицким, викарием Московской епархии. На обоих викарных должностях Амвросий продолжал заниматься, в первую очередь, духовным образованием, наводя порядок в Севской семинарии, постоянно бывая в Московской академии и Троицкой семинарии.

Амвросий был не только высокопрофессиональным педагогом, но и прирожденным ученым-богословом. Не случайно на парадном портрете он изображен с открытой книгой и на фоне книжной полке. Его учебник «Руководство к чтению Священного Писания Ветхого и Нового Завета», изданный впервые в Санкт-Петербурге в 1779 году, вплоть до реформы 1842 года использовался в духовных учебных заведениях. Разумеется, и в Казани он проявил усердие и способности.

Прибытие Амвросия в Казань совпало с важными изменением в системе преподавания. В это время под руководством Екатерины готовился Устав народных училищ, введенный в действие в апреле 1786 года. Синод стараясь угодить императрице, оказался впереди светских властей и 27 декабря 1785 года предписал ввести «способы обучения народных училищ» в духовных школах. Это означало необходимость преподавания немецкого и французского языков, истории, географии, расширение курса математики. И, действительно, уже в 1786 году все эти предметы стали изучаться в Казанской семинарии. Но Амвросий действовал не только приказами, он сам постоянно бывал в семинарии, лично знал и постоянно экзаменовал студентов богословского и философского классов. Уже в первые годы его управления епархией все здания после пожаров были восстановлены и значительно расширены. В 1789 завершилась перестройка корпуса, прилегавшего к Петропавловскому собору на первом этаже разместились столовая, пекарня и кухня, на втором - большой и пышно оформленный зал для зал для публичных собраний.

Количество воспитанников с трехсот пятидесяти выросло более чем до пятисот, но что более важно, большое число учащихся достигало старших классов. Амвросий старался рукополагать на хорошие места только «философов» и «богословов». В первый год пребывания Амвросия на кафедре результаты деятельности семинарии были мало видны. С 1 сентября 1785 по 1 сентября 1786 ни один семинарист не был рукоположен в священники, один «ритор» стал дьяконом 5 человек, учащиеся классов от инфимы до пиитики были назначены в пономари, семеро (от инфимы до риторики) – в дьячки. Через 10 лет картина была совсем иной. В 1795 году были выпущены 8 священников из класса богословия 3 дьякона, тоже из богословия, 12 человек стали дьячками и 10 пономарями. В 1799 году, когда семинария была уже академией, священниками стали уже 23 студента. Но для Казанской епархии, включавшей Казанскую и Симбирскую губернию этого было мало, количество приходов составляло около 1100, и большинство священников, особенно в Симбирской губернии, продолжали рукополагать «из необучавшихся».

Руководство семинарии в 1780-е – 1790-е гг. менялось довольно часто. Платон (Любарский), занимавший должность ректора 25 лет, в 1787 году был рукоположен в епископа Тамбовского.

Новым ректором был назначен Гедеон (Замыцкий). Он был сыном дьячка села Копнино Московской епархии, в 1764 –1775 гг. учился в Троицкой семинарии, где познакомился с Амвросием, тогда студентов, а потом и молодым преподавателем. С 1776 преподавал в той же Троицкой семинарии «экстраординарные» еврейский и греческий языки, в 1778 году постригся. Очевидно, по настоянию Амвросий в 1785 году Гедеон был назначен архимандритом Казанского Спасо-Преображенского монастыря, и, одновременно профессором Казанской а в 1787 году назначен ректором. В 1790, оставаясь ректором стал архимандритом Свияжского Успенского монастыря. Но хорошо начавшаяся карьера Гедеона была прервана. В 1793 году он был отстранен от должности ректора, а в следующем году «за неповиновение начальству и прочие поступки» был удален и из Свияжского монастыря и перемещен в небольшой Цареконстантинов монастырь во Владимире. К сожалению, не удалось выяснить, что это были за «проступки». Гедеон так и не стал архиереем и умер в 1808 году в Макарьеве Троицком монастыре в городе Калязине.

С 1793 года ректором семинарии был Амвросий (Яковлев-Орлин). В свое время он был учеником Амвросия (Подобедова) в Московской духовной академии, и потом всюду следовал за своим учителем. Был ипреподавателем и в Севской семинарии и в Крутицкой (располагавшейся в монастыре, настоятелем которого был московский викарий Амвросий (Подобедов). В 1785 году он последовал за ним и в Казань, став профессором Казанской семинарии и архимандритом Кизического монастыря. Но казанская часть карьеры Амвросия (Яковлева-Орлина) вскоре закончилась. В 1795 году он был назначен ректором Московской акаадемии уже через год стал епископом Вятским, а умер в 1809 епископом Рязанским.

В 1795 году ректором был назначен Сильвестр (Либединский), который позже стал первым ректором Казанской духовной академии. В том же году семинария торжественно праздновала десятилетний юбилей пребывания архиепископа Амвросия на Казанской кафедре. В соответствии с духом времени на торжественном собрании было произнесено множество панегирических стихов на разных языках, которые в том же году были опубликованы отдельной брошюрой, содержание которой ярко характеризует и уровень образованности и эстетические пристрастия казанских семинаристов

Открывалось празднование анонимной одой на русском языке из 16 строф по 10 строчек в каждой. Самой панегиричной была четвертая строфа:

Амвросий Ангел, муз хранитель

С теченьем лет своих златых

Амвросий сирых покровитель

Утешитель в страданьях злых;

Блаженство паствы созидает

Рекой щедроты изливает

Покоит нежит и живит;

Объемлет, зиждет, сохраняет

Питает, греет, просвещает,

И мир и тишину дарит

В других строках той же оды юбиляра характеризовали в следующих выражениях: «Избранный Высшею судьбою», «Поборник веры и закона», «Чист в выборе, правдив в сужденье».

Далее следовали 6 эпиграмм на греческом языке, ода и 11 эпиграмм на латинском, сочиненных разными студентами классов философии и богословия. Далее следовали стихи на русском языке: Пастораль «Разговор между пастухами Ендимоном и Аминтом и Музою» студента Ивана Слободского (Амвросий в ней сравнивается с Аполлоном, «ведомым девятью музами»), элегия «Сон» Никиты Пичуринского (впоследствии знаменитый ученый-китевед Иакинф (Бичурин), мадригал Василия Весновского (впоследствии профессор-медик), сонет Михаила Байтеряковского, рондо Стефана Киселева, 10 эпиграмм, четыре из них написаны Стефаном Карсунским, впоследствии профессором математики, а две – Иваном Бельским, который вскоре был рукоположен в священники к Смоленско-Дмитриевской церкви Казани (в Ягодной слободе. В 1809 году он открыл первую в Казани общедоступную начальную школу, построил для нее двухэтажное каменное здание.

Завершалось празднование текстами на местных «инородческих» языках: тремя небольшими стихотворениями на чувашском, черемисском (марийском), мордовском языках и прозаической «Речью татарской». Авторы не названы, но это, очевидно, студенты семинарии, хорошо знающие местные языки. Автором чувашского стихотворения был тот же Никита Пичуринский (Иакинф Бичурин). В «Речи татарской» слово «владыка» наивно переводится арабским словом «муфтий», обозначающим высокопоставленного представителя мусульманского духовенства.

В 1793-1795 гг. Амвросий (Подобедов) был очередным членом Синода, где в эти годы, по указанию Екатерины разрабатывался проект реформы духовных учебных заведений. Именно Амвросий и стал одним из основных его авторов. В основе проекта лежало стремление к стандартизации и унификации системы духовного образования. Предполагалось разделить Россию на 4 духовных учебных округа, центром каждого должна была стать академия. Киевская академия уже существовала. Новую Московскую академию было предложено создать путем слияния академии в Москве и Троицкой семинарии и разместить ее в Троице-Сергиевской лавре. Александро-Невская семинария в Санкт-Петербурге и Казанская семинария должны были быть преобразованы в академии. Воплощение предложений Синода в жизнь было задержано смертью императрицы Екатерины. Лишь 18 декабря 1797 года император Павел 1 подписал указ о преобразовании духовных школ: «Попечение о благоустройстве церкви и призрение к служащим ей почитая одной из главнейших обязанностей царствования … признали мы за благо на пользу оной следующие распоряжения: как просвещение и благонравие духовного чина способствуют просвещению и утверждению добрых нравов и в мирских, то и полагаем начальнейшею надобностью устроение в лучшем, по возможности, виде духовных училищ, и для сего повелеваем: сверх бывших доныне двух духовных академий в Москве и Киеве, учредить таковые же духовные академии в Санкт-Петербурге, при Александро-Невском монастыре и в Казани, вместо находящихся там семинарий, снабдя их всем, званию сему соответствующим и для преподавания наук потребным». Однако, этот первый указ носил общий характер. Детальная картина предстала уже в следующем указе Павла от 11 января 1798 года, который касался преобразования Александро-Невской семинарии, но содержал текст разработанной в 1793-1795 гг. инструкции Синода, в которой устанавливался порядок преподавания во всех четырех академиях. Приводим ее с сокращениями:

1. Для усовершенствования в науках присылать отныне понятнейших из семинарий учеников в показанные четыре академии (для обучения в Казанской академии предназначались ученики Астраханской, Тобольской, Нижегородской, Вятской, Тамбовской и и Иркутской семинарий).

2. В академиях, кроме общих всем семинариям предметов, преподавать особые, а именно: полную систему философии и богословия, высшее красноречие, физику и языки: еврейский, греческий, немецкий и французский. Полные системы философии и богословия преподавать на языке латинском, оканчивать: философскую в два года, а богословскую в три года…

3. В философском классе преподавать краткую историю философии, логику, метафизику, нравоучение, натуральную историю и физику, в богословском же – краткую церковную историю, с показанием главных эпох, герменевтику, систему догматико-полемической и нравственной богословии и пасхалию; сверх того читать Священное Писание, с объяснением труднейших мест, да книги: Кормчую и «О должностях приходского священника»; толковать публично по воскресным дням пред литургией, Апостольские послания по правилам герменевтики, с присоединением нравоучений…

4. В классе высшего красноречия (в коем должны обучаться студенты философии и богословия в особые часы), читать учителю лучших авторов на латинском и русском языках речи, делая оным резолюции логические и риторические, и по тем резолюциям заставлять студентов сочинять имитации…

5. Языкам еврейскому, а наипаче греческому, яко нужным для уразумения Св. Писания, обучаться всем,…немецкому же и французскому – по склонности ученика, …чтобы по крайней мере одному из сих всякий студент обучался непременно.

 
  • Карта сайта
  • Поиск
  • Полезные статьи
    спонсоров проекта

     


  •