Казанская духовная семинария Казанская духовная семинария
  •  Главная страница / Издательский отдел / Семинарский вестник / Семинарский вестник №2(11) 2004 /

Что такое история, как не ложь, с которой все согласны?
Наполеон I Бонапарт

Церковь на фронте

С Наполеоном, выдвинувшим столь категоричное утверждение, можно соглашаться и не соглашаться. Однако, изучая историю II мировой войны, волей-неволей приходится признавать правоту великого полководца, потому что в истории человечества нет больше периода, столь изобилующего фактами и в то же время столь неоднозначно оцениваемого.

То, что взгляды на II мировую войну сильно разнятся, – неудивительно, ведь события данного периода еще с конца 40-х годов широко использовались противоборствующими идеологическими системами Запада и Востока. Разумеется, говорить о какой-то исторической объективности в таких условиях не приходилось, вспомним хотя бы, как в угоду Коммунистической партии ретушировалась история Великой Отечественной войны. Крушение советской системы вывело из-под грифа «секретно» многие события военного периода. Однако на волне разоблачений с Запада в Россию хлынул поток откровенно лживой и предвзятой информации. Литература, содержащая эту информацию, как правило, носит заказной характер. Под предлогом «нового взгляда на историю» некоторые авторы занимаются умалением роли СССР во II мировой войне и путем подлогов искажают историческую действительность.

Несмотря на всю пестроту предлагаемой в таких «исследованиях» тематики, все они похожи в одном: перед читателем предстает образ советского солдата, каким его представляли на Западе в самые мрачные годы холодной войны, – безжалостный завоеватель, фанатичный коммунист, насильник, мародер. Этот уродливый образ возник из действительно имевших место в 1945 г. фактов жестокого обращения с населением европейских государств, и в первую очередь – Германии. Однако, как бы не зарекомендовала себя в ходе войны Красная Армия, мы не должны идти на поводу у сложившихся стереотипов. Между идолом «непобедимого героя», воздвигнутым советской историографией, и образом «завоевателя», культивирующимся в настоящее время, стоят простые красноармейцы, со своими судьбами, убеждениями, поступками. Стоит ли говорить о том, что эти люди не имели ничего общего с тем, за что их выдавали в угоду идеологии?

Подобные обобщения сыграли отрицательную роль и в церковной истории. Изучая жизнь Церкви в период Великой Отечественной войны, мы чаще всего говорим о деятельности иерархов, жизни простых верующих, но совершенно упускаем из виду православных солдат Красной Армии. Это совершенно напрасное упущение – мы можем говорить о значительном распространении Православия в среде военных в годы Великой Отечественной войны. Что же позволяет нам утверждать это?

Вообще вопрос о присутствии Церкви в армии безбожного государства звучит несколько странно. Армия является опорой любого государственного образования. Вожди российского большевизма прекрасно понимали это и потому постоянно осуществляли контроль над своими вооруженными силами. Однако здесь следует учитывать, что антирелигиозность государственной системы не говорит о безбожии народа, из которого, собственно, и формировалась армия. Народ же, посылавший своих сынов на военную службу, только по официальной статистике имел более 50% верующих. Сколько же православных людей в то время носило погоны, если учесть, что к началу войны РККА насчитывала 5 млн. 373 тыс. человек? Надо полагать, довольно много.

Начавшаяся война сильно повлияла на атмосферу во всем советском обществе, но в первую очередь – на военнослужащих. Как известно, атеистов на передовой не бывает. Тяжелый характер боевых действий, крах установок коммунистической идеологии и ежеминутная угроза гибели не могли не способствовать распространению среди красноармейцев веры. Свидетельства об этом имеются в достаточном количестве, однако массовый характер они не носят. Причиной того служит, прежде всего, сокрытие «неудобных» фактов советской историографией. Кроме того, сами красноармейцы старались не афишировать свою веру, в силу глубокой интимности религиозных чувств, а также опасаясь преследования со стороны власти.

Тем не менее, религиозное пробуждение коснулось всей армии – от рядовых бойцов до генералитета. О вере последних мы знаем гораздо больше, в основном – из воспоминаний очевидцев. Так, начальник Генерального штаба Б. М. Шапошников носил на теле образ свт. Николая. Маршал Г. К. Жуков всю войну возил в штабной машине Казанскую икону Божьей Матери. В 1945 г. он возжег лампаду в Лейпцигском православном храме, построенном в честь «Битвы народов». Имеются сведения о принадлежности к Церкви маршала Василевского. 16 февраля 1944 г. при взятии г. Луки генерал Лобанов вызвал священника М. Образцова и предложил ему отслужить благодарственный молебен об одержании победы. Молебен был отслужен в присутствии всего штаба, рядовых красноармейцев и населения окрестных деревень. Но самый поразительный случай произошел в Вене в 1945 г., когда по приказу маршала Толбухина в дар православному собору был отлит колокол с надписью «Русской Православной Церкви от победоносной Красной Армии».

Стоит ли говорить, что офицеры и солдаты РККА, подвергавшиеся гораздо большей опасности на фронте, чем генералы, обращались ко Христу? Хорошо об этом свидетельствуют об этом органы надзора за Церковью. Г. Карпов, докладывая в ЦК ВКП(б) о праздновании Пасхи в московских и подмосковных храмах в ночь с 15 на 16 апреля 1944 г., также подчеркивал: «Почти во всех церквях города в том или ином количестве были военные офицерско-рядового состава, общим числом более 500 человек… В области были также посещения церквей офицерским и рядовым составом. Так, например, в Казанской церкви (с. Коломенское Ленинского района) военных было 50 человек, в церкви Александра Невского (пос. Бирюлево Ленинского района) – 275, в Троицкой церкви г. Подольска – 100 человек».

О вере людей можно судить и по письмам с фронта. Так М. Шкаровский приводит отрывок одного из них: «Мама, я вступил в партию. …Мама, помолись за меня Богу». Едва ли истинный партиец стал бы искать Божественного заступления…

Были случаи, когда с фронтов посылались в Москву телеграммы с просьбами прислать материалы, содержащие церковные проповеди. Надо полагать, что таким образом командование реагировало на настроения солдат. К примеру: 2 ноября 1944 г. в Главное политуправление РККА 4-го Украинского фронта поступила телеграмма от полковника Лесновского. В ней содержалась просьба «по встретившейся надобности в самом срочном порядке выслать материалы Синода для произнесения проповедей в день празднования годовщины Октября, а также ряд других руководящих материалов Православной Церкви».

Нельзя сказать, что духовенство оставалось безучастным к делу поднятия религиозного духа армии. Хотя по понятным причинам этим никто систематически не занимался, тем не менее встречались отдельные случаи, когда священники и даже архиереи выступали с проповедями в действующей армии. Для примера тут следует вспомнить митр. Николая (Ярушевича), совершившего в ноябре 1942 г. под Сталинградом (на «нашей» стороне Волги) молебен перед войсками и сказавшего проповедь.

Затронув тему взаимоотношений Церкви и Красной Армии, нельзя не упомянуть и тех священнослужителей, которые сражались на фронтах войны. Солдат-священник – явление, скажем прямо, нехарактерное. Однако советской власти все нюансы церковной жизни были безразличны, и потому сотни священнослужителей, вернувшихся к началу войны из лагерей, были в общем порядке мобилизованы в армию. Так, будущий патриарх Московский и всея Руси Пимен, в миру С. М. Изверков, начал свой боевой путь в должности заместителя командира роты. Архим. Алипий (Воронов), впоследствии наместник Псково-Печерского монастыря, воевал четыре года, оборонял Москву, был несколько раз ранен и за свои подвиги отмечен несколькими государственными наградами. Будущий митр. Калининский и Каширский Алексий (Коноплев) служил на фронте пулеметчиком, воевал до 1943 г. (после чего вернулся к священнослужению) и был награжден медалью «За боевые заслуги».

Даже государственные органы отмечали то мужество, которое проявляли клирики на полях сражений. В докладе Г. Карпова секретарю ЦК ВКП(б) А. А. Кузнецову приводились конкретные примеры: священник Ранцев награжден орденом Красной Звезды, протодьякон Зверев и диакон Хитков - каждый четырьмя медалями.

Но самым ярким примером отваги верующих людей является «дом Павлова» в Сталинграде. Командир разведгруппы, до войны - простой монах, сержант Павлов с подчиненным ему подразделением занял известный дом и несколько месяцев возглавлял его оборону.

Разумеется, власти не могли не замечать всего вышеперечисленного. Религиозный подъем не мог быть на руку правящему режиму, прямо противостоя господствующей идеологии. Но необходимость поддерживать боевой дух войск вынуждала его идти на уступки. Особенно важно было это после окончания Сталинградской битвы, когда наступающая Красная Армия сталкивалась с возрожденными приходами на освобожденных от немцев территориях. Однако армия есть армия. Поэтому уступки государства по отношению к военнослужащим заключались в относительной веротерпимости командования. В остальном все оставалось по-прежнему, даже легализация Церкви после встречи Сталина с митр. Сергием, в сентябре 1943, ни как не отразилась на жизни верующих военных. Государство до конца войны продолжало смотреть на православных военнослужащих сквозь пальцы. После того, как Германия была побеждена и необходимость в «церковно-патриотической» поддержке отпала, исчезла в воинских частях и всякая религиозная терпимость.

Теперь мы можем убедиться, что Православие не просто присутствовало в армейской среде, но и имело значительное распространение. И хотя, в силу глубокой индивидуальности религиозных чувств, верующие военнослужащие не представляли собой какой-либо совокупности, все же нельзя говорить об оторванности их от тела Церкви.

В свете всего вышесказанного хочется задаться вопросом: мог ли истинный христианин совершить те преступления, в которых некоторые исследователи обвиняют нашу армию? А если нет, то стоит ли им лукавить и вешать обвинения на всю РККА без разбора? Оставим эти вопросы на рассмотрение читателя.

 
  • Карта сайта
  • Поиск
  • Полезные статьи
    спонсоров проекта

     


  •