Казанская духовная семинария Казанская духовная семинария
  •  Главная страница / Издательский отдел / Семинарский вестник / Семинарский вестник №2(11) 2004 /

Как творились иконы

Дорогой наш читатель, здравствуй!
Сегодня мы познакомимся с необыкновенной профессией – иконописец, и с удивительным процессом создания иконы.
Итак, начинаем.

Иконописание – это вид художественной деятельности, или процесс создания иконы художником посредством красок и других материалов живописи. По содержанию и характеру раскрытия образа иконописание непосредственно ориентировано на догмы православной веры, Священное Писание и Предание, при этом иконописный канон устанавливается Православной церковью.

Само слово «иконописец», или «иконник», состоит из двух слов: икона (образ) и писец – человек, изображающий чернилами или красками знаки на поверхности предмета. В России этот термин принят с первой половины XVII в., до этого иконописец именовался богомазом.

В XVI – XVII вв., при царском дворе, в Кремле, в составе художественных мастерских Оружейной палаты – этой первой русской «академии художеств» - была Иконописная палата. Она располагала постоянным штатом состоящих на жаловании мастеров-иконописцев, они так и назывались «жалованные», штат этот все время пополнялся. Если доводилось услышать, что объявился где-то искусный иконник, его со всем семейством выписывали «на жительство» в Москву. При палате были и кормовые иконописцы, привлекавшиеся на время выполнения заказа и получавшие «корм» - вознаграждение.

Их также называли государевыми или патриаршими иконописцами.

Были и индивидуальные мастерские, владельцы которых работали по частным заказам. Вероятно, они появились уже на рубеже XII – XIII вв. Проживающие в городе назывались городскими иконописцами. Среди лиц, постоянно занимающихся иконописанием, могли быть и стрельцы, и священники, и представители других мирских профессий.

Во многих монастырях были свои иконописные мастерские или отдельные иконописцы, так называемые насельники монастыря.

Для выполнения больших заказов иконописцы объединялись в дружины (артели). Возглавлял её знаменщик, он осуществлял разметку сюжета и определял пропорции рисунка в настенной живописи.

Живопись под его руководством выполняли:

личники – мастера писания голов, рук, ног, тел;

доличники, или платечники, писавшие одежды, палаты, пейзаж;

травщики – те, кто писал орнамент.

В среде иконописцев до начала XX в. существовало разделение мастеров по технике исполнения написания икон.

Старинщики – те художники, которые писали иконы в старых, дониконовских традициях для старообрядцев.

Фрязисты – художники, писавшие с реалистическим уклоном иконные изображения с позолоченным и прочеканенным фоном, с расцвечиванием орнаментов красками под эмаль.

Мелочники – иконописцы, пишущие миниатюры. Эта манера особенно присуща мастерам Палеха XVIII – XX вв.

Иконы писались в строгости, благочинии (что означает добрый порядок) и непрестанной молитве. Мастер готовил себя к работе. Чтение Библии и жизнеописаний святых, соблюдение поста и молитва – обязательное условие перед началом работ. Именно таким образом мастер приучал себя не думать о земных вещах.

Работу над иконой называли «умным деланием». И стать иконописцем мог не каждый и не сразу.

С XIV в. иконопись превратилась в наследственную профессию. Когда отец обучал сына с раннего детства, навыки иконописания были глубже и прочнее.

Мастерством овладевали постепенно. Сначала ученик помогал готовить доски для икон, т. е. осваивал профессию «деревщика» (плотника).

Деревянный обрубок (чаще липовый) гладко обтесывался с двух сторон топором, пока не получалась доска нужной толщины. Затем на одной из сторон доски, на расстоянии нескольких сантиметров от всех четырех краев её, все тем же топором с помощью тёсла делалась неглубокая прямоугольная выемка – так называемый ковчег, со скошенными краями – лузгой. Чуть повышенные по отношению к выемчатому среднику поля образовывали подобие рамки. Под большую икону брали несколько досок и соединяли их с оборота врезными, или встречными, или накладными иконками, которые также препятствовали короблению доски. Доска должна быть сухой, без сучков. Оборот вощился, чтобы жучок-точильщик или короед не поел досочку.

Затем ученик учился проклеивать доску, т. е. изучал процесс варки клея. Клей использовали рыбий, мездровый, желатиновый.

Затем шел процесс изучения грунтовки доски. Левкас – так называли состав, состоящий из клея и мела или гипса. Чтобы грунт легче сцеплялся с основой, на доску приклеивали паволоку (ткань), обычно используя рогожу или холст.

Затем на грунт наносили рисунок, следуя канону, строго по образцу. Образцы копировали с рисунков опытных мастеров или с других икон.

Наконец наступал самый интересный этап – рисунок покрывали красками. На Руси писали в основном темперой. Эту краску изготовляли из растертых в порошок минералов и смешивали их с желтком и хлебным квасом.

Нечего и говорить о том, как должен был иконописец разбираться в минералах, будь то земля или металл, а сколько он должен был знать о растительном мире, где краску получали из вытяжки растений! А для того, чтобы краски на иконе были яркими, чистыми, сияющими, нужно было тщательно подбирать и смешивать составные части. Этим искусством очень дорожили, и как великий секрет передавали его по наследству.

Сверху изображение покрывали олифой, прогретым растительным маслом. Это защищало краски от повреждений и усиливало цвет. Но олифа со временем темнела, и через 70 – 100 лет она почти уже скрывала изображение на иконе. Поэтому долгое время считалось, что старинные иконы писались темными красками. И только с появлением реставрации в XIX в. специалисты научились раскрывать иконы от потемневшей олифы. Каково же было их изумление, когда перед их взором предстал целый мир ярких и легких красок.

Из иконописной мастерской святые образы направлялись в храмы, где они становились непременной частью богослужения. Им поклонялись, на них молились, ставили к ним свечи – символ молитвенного порыва, устремления к Богу, когда светятся лучшие чувства и сгорает все плохое – грехи.

Иконы почитали в домах, отводя им «красный» угол, напротив входа, чтобы кланяться им сразу с порога. Иконы ставили над воротами и в стенах домов, делая специальные углубления – киоты. Иконами встречали рождение и смерть, ими благословляли на свадьбу и в дальний путь, освящали новый дом и посевы, иконы сопровождали войска.

Рассматривая процесс создания иконы, мы убедились, что сама икона – это живой организм, иЭ, как всякое живое, имеет три измерения, т. е. тело, душу, дух.

Начиная от доски и заканчивая покрытием иконы лаком, мы не увидели ни одного искусственного материала, все, из чего состоит икона (ее тело), – натуральное, все природное, все живое.

Душа же иконы – это сердце и руки иконописца, разум и воля которого не должны влиять на вечное и неизменное, коим является изображение на иконе по канону.

Икона – это молитва. Молясь перед иконой или просто глядя на нее, мы ищем глазами постоянное напоминание о том, что тот, кто верует, что его тело воскреснет в день суда, должен хранить его непорочным и чистым от всякой скверны. И это для того, чтобы хотя бы в молитве мы затворяли двери души нашей и стремились к тому, чтобы и тело наше, с помощью благодати Духа Святаго, научилось держать себя в порядке, как и тело изображенного на иконе святого, глаза смотрели бы с чистотою, уши бы слушали в мире и сердце не помышляло бы лукавого.

Так через образ Церковь стремится помочь нам воссоздать нашу искаженную грехом природу. А это доказывает то, что Духом Божьим наполнено сие творение – икона.

И посему должны относиться мы к ней, как к живому существу, с уважением, почитанием, любовью.

Возможно, у Вас возникли какие–то вопросы по затронутой теме? Пишите.

А в следующей нашей беседе поговорим о символах и атрибутах в древнерусской иконе. До свидания!

 
  • Карта сайта
  • Поиск
  • Полезные статьи
    спонсоров проекта

     


  •