Казанская духовная семинария Казанская духовная семинария
  •  Главная страница / Издательский отдел / Православный собеседник / Православный собеседник № 1(6) - 2004 /

Первообраз Казанской иконы Божией Матери: описание, прославление и древнейшие с нее списки

«Заступница усердная рода христианского...»
 

Этот святой образ Божией Матери, чудесно явленный в XVI веке в России, особо почитается во всем христианском мире. На Руси эта святая икона находилась в каждом русском доме - от крестьянской избы до царских палат. Сегодня она в каждом православном храме, в каждой верующей семье. Богородица через этот свой чудотворный образ надежно охраняла Российскую державу, во многом изменив нашу историю. Это одна из немногих икон, которую знает каждый христианин, которая одинаково почиталась православными и старообрядцами, и таким образом, будучи «стеной нерушимой» для русской церкви и государства, она служила как бы связующим звеном для всех русских людей (1). Она исцеляет телесно и врачует духовно, Ею благословляют к венцу молодых и молятся о семейном благополучии.

В разных уголках мира ее чудотворные и чтимые списки носят свои собственные названия: на мусульманском Востоке – икона Soufanieh (Рис. 2), в Америке – Ситкинская (Рис. 3), и даже в России известны десятки ее копий, имеющие свои собственные названия и, зачастую, и свои праздники, в честь их собственной славной истории. И тем не менее, любой христианин знает истинное имя этого святого образа. Имя, данное благодарными верующими первообразу этой иконы, по месту ее удивительного явления – «Казанская икона Божией Матери».

Несмотря на все вышесказанное, первозданный облик этой иконы и полная история ее прославления до сих пор мало изучены и сокрыты от верующих массивными напластованиями поздних легенд.

Попытаемся как-то восполнить этот пробел.

Описание первообраза. Источники информации.

Основным источником сведений об облике первообраза Казанской иконы, безусловно, являются письменные свидетельства.

Всю описательную информацию о явленной в Казани в 1579 году чудотворной иконе можно условно разделить на две категории:

– Рукопись священномученика патриарха Гермогена (Ермогена) (рис. 4). Его «Сказание о явлении Казанской Иконы Божией Матери» (2) – широко известный и заслуживающий доверия источник.

– Поздние сообщения различных авторов, в основном относящиеся ко времени не ранее XIX века.

Другим надежным источником информации об облике первообраза иконы из Казани являются списки с этого святого образа. Их тоже можно разделить на две условные группы:

– Ранние копии (3) с образа, хранившегося в Казани (монастырской Казанской).

– И более поздние копии, сделанные как с Московского списка князя Пожарского (Казанская ополченская), так и с Санкт-Петербургской Казанской чудотворной иконы (северной Казанской).

Казанская Влахернитисса? (4)

Явленная в Казани икона при взгляде на нее удивляла и простой народ, и священнослужителей, и особ царской крови, т.е. всех, кто впервые ее видел. «Архиепископ… увидев образ Пречистой… сильно удивился» (5); «Увидевши… царь и царевичи чудную икону… Богородицы…, очень сильно удивились» (6). Никто на Руси до этого не был знаком с такой иконой Божией Матери. Ни жители Казани, ни архиепископ, ни царь и царевичи «…такого извода Образа нигде не видели…» (7)

Что касается иконографического типа этой святой иконы, то «Сказание…» Гермогена однозначно называет ее иконой по образу Одигитрии (8). «…Явил Господь… в земле сокрытую, чудотворную икону Матери Своей, а нашей Царицы и Владычицы Богородицы и Приснодевы Марии, – честной Ее образ Одигитрии» (9); «…О чудо, явилась чудотворная Икона Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии Одигитрии…» (10); «Увидевши христолюбивые царь и царевичи чудную икону Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии по образу Одигитрии …» (11)

Об этом же говорит и то, что первую церковь в монастыре, построенном на месте явления иконы, «…соорудили… во имя Святой Богородицы Одигитрии…» (12).

Возможно, это было связано с тем, что в древние времена, в Византии и в балканских странах, название «Odigitria» вообще применялось ко всем иконам Божией Матери, поскольку она рассматривалась как Покровительница всех путешествующих.

Как бы то ни было, Казанскую икону называли «Одигитрия» вплоть до начала XVII века. Последнее из имеющихся в нашем распоряжении сообщений принадлежит тому же священномученику Гермогену и описывает строительство в 1594 году в Казани нового каменного собора в честь явленной иконы: «И так, повелением царским в 1594 году… 14 апреля… заложен был предивный каменный храм Пречистой Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии, в честь явления чудотворного Ее образа Одигитрии» (13).

Таким образом, основываясь на наиболее достоверном источнике по ранней истории Казанской иконы («Сказание…» патриарха Гермогена), однозначно об иконографическом типе иконы мы можем сказать только одно – эта икона была очень близка к типу «Одигитрия». Однако, тем не менее, отличалась от нее до такой степени, что это могло вызвать и вызывало «удивление» всех православных, впервые увидевших ее.

По всей видимости, выделением этого святого образа как отдельной, «Казанской» Богородичной иконы мы обязаны патриарху Гермогену, активно участвовавшему в нараставшем прославлении и почитании иконы и распространении ее ранних списков, многие из которых сами становятся чтимыми и чудотворными. Но именно «изрядность» (по словам священномученика Гермогена) этой новоявленной иконы и создала собственно тип «Казанской» иконы Божией Матери.

Письменные источники второй выделенной нами категории также обращаются к вопросу иконографического типа первообраза Казанской иконы.

Большинство исследователей также относят Казанскую икону Божией матери к иконографическому типу Одигитрия: «Казанская ико­на – как бы «Одигитрия», ставшая не «поясной», а «оглавной»« (14). Некоторые ученые идут еще дальше, считая ее списком с образа, хранящегося во Влахернском храме в Константинополе (15). Однако другие, и автор солидарен в этом с ними, считают, что образ Казанской Божией Матери только напоминает Одигитрию и до своего появления в Казани 8 июля 1579 года на Руси не был известен. Подобие этих икон только в том, что Божественный Младенец также находится слева от Богородицы. По мнению большинства исследователей, это простое сходство, часто бывающее в близких иконографических типах богородичных икон, и ничего более (ср. рис. 5 и рис. 6).

Впрочем, является грубой ошибкой и утверждение, встречающееся у ряда авторов, о том, что «в первые десятилетия своего обретения в Казани эту икону никто не называл Одигитрией, а только «новоявленной»«. Как было показано выше, «Сказание…» патриарха Гермогена говорит об обратном.

«Пречудно светящийся дар» (16)

В источнике первой категории, у патриарха Гермогена, непосредственному описанию чудотворной иконы, кроме вышеприведенных, посвящено всего несколько строчек: «…самый же чудотворный образ чудно сиял светлостью, как будто был написан новыми красками» (17). Описания лика в тексте «Сказания…» нет.

Письменные источники второй выделенной нами категории описывают монастырскую Казанскую икону более подробно, но несколько однообразно. Самые ранние из них относятся к середине XIX века. И действительно, все описания иконы, как будто писаны под копирку (18).

Этому есть несколько объективных причин. Во-первых, икону большинству из дореволюционных, даже казанских, ученых подробно исследовать не давали. Чудотворные иконы крайне неохотно показывались ученым, а тем более скептически настроенным исследователям. (19)

Исключение, по всей видимости, составляют работы, принадлежащие перу первого Казанского академического церковного историка, бакалавра Григория Захаровича Елисеева, известного впоследствии русского литератора и публициста. Первая из них вышла еще в середине XIX века (20).

Его работа сохранила свою актуальность и сегодня, как самое раннее из известных нам описаний чудотворного образа. «Божия Ма­терь изображена на ней с преклоненною главою к божественному Младенцу. Изображение Богоматери так называемое грудное, а потому не изображено ни одной руки Ее. Богомладенец представлен стоящим, по одежде препоясанным и десницею, несколько отклоненною в правую сторону, благословляющим» (21).

Остальные исследователи, в том числе и казанские (такие как Малов, архимандрит Никанор и др.), просто переписывали старые данные, опираясь на солидный авторитет г-на Елисеева.

Отдельная тема – труды профессора И.Покровского. В его описаниях святого монастырского образа есть новое:

«Богомладенец представлен… с перстосложением древним, близким к двуперстию, причем благословляющая рука пред грудью и нижнею частью шеи Богоматери. Глава Богоматери с круглым ликом склонилась почти к самой главе Богомладенца с волосами без пробора. Лик Богомладенца обращен к молящимся совершенно прямо». (22)

Однако икону и он, по всей видимости, подробно не осматривал. Судя по всему, он описывает икону в ризах (23) (в Казани она носила двойной оклад и была еще покрыта бархатом и тесьмой), во многом ссылаясь на мнение профессора Г. 3. Елисеева (24).

Позднее, в XX веке, вплоть до святотатства 1904 года и, разумеется, после него, другие специалисты-иконоведы, по-видимому, никогда не осматривали икону (25).

Не внесли существенного вклада и современные исследователи (26), так как сама монастырская Казанская икона сегодня скрыта от верующих и не существовало и не существует подходящей для экспертизы фотографии иконы, т. к. известно, что даже после похищения святого образа Богородицкого монастыря «полковник Прогнаевский искал икону не по снимкам, а по приметам, данным ему настоятельницей» (27).

Все публиковавшиеся в различных печатных изданиях качественные изображения иконы были либо рисунками, либо гравюрами, которые не только не были похожи на подлинник и копировались авторами друг у друга (ср. рис. 7 и рис. 8), но и разительно отличались даже друг от друга (ср. рис. 8 и рис. 9). При этом, несомненно, все это изображения одной иконы. Это легко заметить, сравнив оклады (28) и украшения на них (рис.10). Отдельные, крайне немногочисленные фотографии из частных коллекций не только все имеют маленький масштаб, но и лик на иконе с этих фотографий абсолютно неразличим, т.к. очень темный (рис. 11).

Иконография и стилистика первых списков с первообраза Казанской иконы очень напоминает, а зачастую идентична описанию, данному для монастырской иконы бакалавром Елисеевым и профессором Покровским.

На ранних списках с явленной Казанской иконы и произведениях шитья конца XVI и начала XVII веков (рис. 12), и это характерно для абсолютного большинства Казанских икон раннего времени, взгляд Божией Матери и лик Ее менее, чем на поздних Казанских иконах, обращен к предстоящим; Богородица изображена как бы смотрящей перед собой (29). На ранних списках с явленной в Казани иконы благословение Младенца Христа двуперстное (30).

«…цвета темного»

Так отозвался о состоянии живописи иконы первый исследователь монастырской Казанской иконы Г. Елисеев (31). Т.е. уже в середине XIX в., во время первой и единственной тщательной экспертизы иконы, ученый констатировал фактическую неразличимость ликов Богородицы и Богомладенца.

Все остальные исследователи с завидным постоянством также фиксировали этот факт (32). Получается, что последние, как минимум, полтора столетия эта икона была недоступна для серьезного ее изучения при простом (без снятия риз) ее осмотре! Это также подтверждает высказанное мной выше мнение.

Последним по времени надежным свидетельством от людей, постоянно видевших и даже заботившихся о монастырской иконе, было ее описание монахинями на судебном процессе о святотатственном похищении в Казани. В своих свидетельских показаниях монахини однозначно утверждали, что «живопись Казанской иконы… совершено темная» (33); «икона…очень темная. На лике – царапины» (34).

Несмотря на то, что за святой иконой очень тщательно следили и аккуратно ухаживали (35), крепление слюды на лик Божией Матери рыбьим клеем (36) не защищало краски иконы от воздействия тепла и копоти, накапливавшейся на иконе столетиями. Не многим помогали реставрации чудотворной иконы, которые приходилось время от времени делать. И хотя И. Покровский сообщает, что «явленный в Казани образ никогда не реставрировался…» (37), тем не менее со слов И. И. Срезневского мы знаем, что явленная икона Казанской Божией Матери была «тронутая реставраторами, но этим самым, оною надобностью сделать ее более ясною, указывающая на свою относительную древность» (38).

«…письма греческого» (39)

Г.Елисеев и об этом упоминает первым. Впоследствии, пожалуй, не будет ни одного исследователя первообраза Богородицы Казанской, кто бы не упомянул этот факт: начиная от простого повтора сообщения Елисеева (40), развивая его и насыщая дополнительными, неведомо где почерпнутыми характеристиками: «икона письма древнегреческого» (41), – и заканчивая совсем оригинально: «тип лика Богоматери – «грекофильский»« (42).

Греческое письмо отмечается и у некоторых первоначальных списков Казанской иконы. Так, у Табынской иконы Божией Матери, представляющей собою, несомненно, один из наиболее ранних списков Казанской иконы Божией Матери, характер письма греческий.

Однако настораживает, что в произведении священномученика патриарха Гермогена упоминания о греческом письме новоявленной иконы нет, несмотря на то, что в момент обретения «образ чудно сиял… как будто был написан новыми красками». (43)

«…в ширину 5 вершков, в длину – 6» (44)

Это – 26,7 см на 22,3 см (вершок – 44,45 мм. – Д.Х.). Такие данные привел Елисеев, и они впоследствии никем, фактически, не оспаривались. Все исследователи (45), включая вышеупомянутых монахинь (46), в унисон подтверждают эти, с моей точки зрения, достаточно условные цифры.

Впрочем, были и усомнившиеся. Во-первых, профессор Андреев в своей работе, посвященной Казанской иконе, сомневается, а не описывают ли первые исследователи икону в ризах, и поэтому, с его точки зрения, «точный размер иконы может быть иным» (47). А во-вторых, можно в исследованиях встретить и другие размеры, например: 26,5 см в высоту и 22 см в ширину (48).

С моей точки зрения, однозначно можно говорить лишь о том, что чудотворная Казанская икона, хранившаяся в Богородицком монастыре в середине XIX века, имела приблизительно вышеуказанные размеры.

К первообразу можно с уверенностью отнести только следующие характеристики, касающиеся его размеров. Судя по тексту «Сказания…» патриарха Гермогена, «На той чудной иконе был рукав однорядки вишневого сукна…» (49). Таким образом, зная примерно средние размеры рукавов подобных кафтанов, можно констатировать, что икона была небольших размеров и приближалась по своим характеристикам к цифрам, указанным господином Елисеевым. Об этом же свидетельствует и тот факт, что большинство ранних копий иконы Казанской Богоматери – традиционно маленького размера. Небольшие размеры и у шитья с тем же сюжетом (50).

«Русский извод греческой иконы»

Рассмотрев имеющийся на сегодня материал по описанию первообраза Казанской иконы Божией Матери, приходим к нескольким выводам.

Первая категория письменных источников (рукопись священномученика Гермогена) достоверно описывает облик иконы в момент ее обретения в 1579 году в Казани. Сообщения второй категории, по мнению автора, по многим причинам не могут быть источником абсолютно точной информации. Описывая монастырскую Казанскую икону в XIX-XX веках, ученые, в любом случае, не описывают первозданный облик Казанского образа. Если даже первообраз всегда находился в Казани, икону значительно поновляли и реставрировали. Несмотря на это, сохранность живописи на иконе была плохая. Очень темный лик и заметные механические повреждения красочного слоя крайне затрудняли исследователям возможность качественного осмотра иконы. Не способствовало этому и нежелание церковных властей, на фоне споров в светских и духовных кругах о местонахождении первообраза, допускать к чудотворному образу ученых, отдельные из которых, возможно, были настроены скептически. Кроме того, по мнению автора, остается шанс, что эти поздние описания могут относиться и к иконам, хотя и хранившимся на момент исследования в Богородицком монастыре, но являвшихся только списками с первообраза, по тем или иным причинам, в тот или иной исторический момент заменившими чудотворно-явленную икону в Казани.

Со всей определенностью к чудотворно-явленному в Казани святому образу мы можем отнести только сведения, почерпнутые исключительно в произведении священномученика Гермогена

С большой долей вероятности отдельные характеристики первообраза мы видим в описаниях сохранившихся первых с него копий (или их фотографий). Это иконы: Ярославская-Казанская, Табынская-Казанская, Казанская в Шлиссельбурге и др.

Остальные сведения, с той или иной степенью достоверности, также могут быть отнесены к возможным характеристикам первообраза, но уже с серьезным их критичным анализом.

Поздние источники добавляют всего несколько малозначительных штрихов.

Итак, явленная Казанская икона Божией Матери – небольшая богородичная икона, неизвестного на Руси «извода», напоминает Одигитрию, Божественный Младенец находится слева от Богородицы. Дата написания – не позже 1579 года. Первоначально лик был светел («светился») перед святотатством, несмотря на реставрацию, лик был темен. Иконография ее наиболее полно и, по мнению автора, наиболее достоверно, описана профессором Покровским (51), опиравшимся на весьма профессиональные труды Г.Елисеева.

Эта икона, вероятно, – древний канонический образ Богородицы, истоки которого следует искать в средневековой Византии, в IX веке. К середине IX века, со смертью последнего императора-иконоборца Феофила, начинается стремительный расцвет иконописания. Тогда на Русь и было привезено много богородичных икон. На Руси X-XI веков во многих храмах можно было встретить греческие иконы, списки с которых множились. Так рождались собственно «русские изводы греческих икон».

Примечания:

1. Покровский И.М. Явленная чудотворная Казанская икона Божией Матери. (По поводу святотатственного похищения ее из Казанского женского монастыря 29 июня 1904 года) // Православный собеседник. - Казань, 1904. - Июль-август. - С. 258.

2. Цитируется по книге «Честь и слава Богоматери. - Москва, 1994. - Вып. 4: Казанская икона (воспроизведение раннего варианта рукописи священномученика Ермогена, патриарха Московского всея России)».

3. Включая и ранние изображения Казанской иконы в росписях храмов. Автору хорошо знакомо одно из таких изображений, находящееся в Благовещенском соборе Казанского Кремля. Выводы, сделанные в данной статье, справедливы и для таких изображений.

4. Влахернитисса – особый эпитет, присваивавшийся различным изображениям Богоматери, которые по своему происхождению были связаны с Влахернским храмом.

5. Честь и слава Богоматери …, С. 19-20.

6 Честь и слава Богоматери …, С. 24.

7. Честь и слава Богоматери …, С. 24.

8. Одигитрия (греч. – Путеводительница) – один из самых распространенных типов изображения Пресвятой Богородицы с Младенцем. Младенец сидит на руках Богоматери, правой рукой Он благословляет, а левой держит свиток, реже – книгу, что соответствует иконографическому типу Христа Пантократора (Вседержителя). С догматической точки зрения основной смысл этого образа – явление в мир Небесного Царя и Судии и поклонение Царственному Младенцу. По преданию, самая первая Одигитрия была исполнена евангелистом Лукой, привезена из Святой Земли Евдокией, женой императора Феодосия, около середины V века, а затем помещена во Влахернском храме (по другим источникам – в храме монастыря Одигон, откуда, вероятно, и происходит название).

9. Честь и слава Богоматери… - С. 14.

10. Честь и слава Богоматери… - С. 19.

11. Честь и слава Богоматери… - С. 24.

12. Честь и слава Богоматери… - С. 24.

13. Честь и слава Богоматери… - С. 45.

14. Чугреева Н.Н. Дивеевская святыня. Какая икона Богородицы Казанской находится в Ватикане? // VII международные Рождественские образовательные чтения. Церковные древности. Сборник докладов секции (28-29 января 1999 года). - М., 1999.

15. Чугреева Н.Н. С какой иконой Богородицы Казанской была освобождена Москва в 1612 году // VII международные Рождественские образовательные чтения. Церковные древности. Сборник докладов секции (28-29 января 1999 года). - М., 1999. - С. 141-147.

16. Честь и слава Богоматери… - С. 20.

17. Честь и слава Богоматери… - С. 19.

18. Ср.: Елисеев Г.З. Казанская чудотворная икона Божией Матери // Православный собеседник. - Казань, 1858. - Ч. 3; Никанор (Каменский), архим. Святыни Казани. Казанская икона Божьей Матери. - Казань, 1890; Малов Е., свящ. Казанский Богородицкий девичий монастырь история и современное его состояние. - Казань: Тип. Имп. Ун-та, 1879.

19. Андреев Николай. К вопросу о судьбе иконы Казанской Богоматери // Transactions of the Association of Russian-American scholars in the U.S.A. - New York, 1984. - V.17. - С. 274.

20. Елисеев Г.З. Краткое исто­рическое сказание о чудотворных иконах Казанской, Седмиозерной, Раифской и Мироносицкой. - М., 1849.

21. Елисеев Г.З. Казанская чудотворная икона… - С. 391.

22. Покровский И.М. Явленная чудотворная Казанская икона… - С. 283-284.

23. Андреев Николай. К вопросу о судьбе… - С. 271.

24. В суде над святотатцами, похитившими в 1904 г. монастырскую Казанскую икону, ссылались при описании иконы только на труды Елисеева и Завьялова. (Завьялов А. Чудотворная икона Казанския Божия Матери в Санкт-Петербурге // С.-Петербургский духовный вестник. – 1895. - №№ 16, 18, 20, 22, 24 и 25). Были представлены свидетельские показания монахинь монастыря, но сам Покровский в качестве эксперта информации по монастырской Казанской иконе не давал, что было бы логично, если бы он хорошо знал икону.

25. Андреев Николай. К вопросу о судьбе… - С. 271.

26. Чугреева Н.Н. Дивеевская святыня…

27. Андреев Николай. К вопросу о судьбе… - С. 271.

28. Монастырская Казанская икона на момент ее святотатственного похищения, имела две драгоценные ризы: одну из чистого червонного золота, изукрашенную 18 крупными бриллиантами и 412 более мелкими драгоценными камнями. Другую, украшенную 479 бриллиантами, 100 алмазами и 1120 другими драгоценными камнями - золоченую, сплошь унизанную жемчугом, с брилли­антовой короной, по легенде подаренной Екатериной II во время посеще­ния Казани в 1767 году. Это не соответствует действительности. Эту корону во время своего визита в Казань Екатерина II возложила на другую икону – особо чтимый образ Спасителя (Покровский И.М. Явленная чудотворная Казанская икона…, с. 104 из допроса свидетельницы монахини Варвары; с. 112 из допроса свидетеля священника Казанского Богородицкого монастыря). А лишь затем, видимо, позднее, корона была перенесена на чудотворный Казанский образ.

29. Чугреева Н.Н. С какой иконой… - С. 141-147.

30. Чугреева Н.Н. Дивеевская святыня…

31. Елисеев Г.З. Казанская чудотворная икона… - С. 391.

32. Покровский И.М. Явленная чудотворная Казанская икона… - С. 283-284; Малов Е., свящ. Казанский Богородицкий девичий монастырь история и современное его состояние. – Казань: Тип. Имп. Ун-та, 1879. - С. 29.

33. Судебный процесс по делу о похищении в Казани Явленной чудотворной иконы Казанской Божией Матери: (Полный стенографический отчет с приложением всех судебных речей). – Казань, 1904. - С. 104 (показания свидетельницы – монахини Варвары)

34. Судебный процесс… - С. 222 (Заключительная речь председателя суда С.В.Дьяченко).

35. Судебный процесс… - С. 104-105.

36. Судебный процесс… - С. 105.

37. Покровский И.М. Печальная годовщина со дня похищения явленной чудотворной Казанской иконы Божией Матери в Казани. - Казань, 1906. - С. 47.

38. Срезневский И.М. О русских древностях Казанской губернии и среднего Поволжья до XVI века // Труды IV-го археологического съезда в России. - Казань, 1877. - Т. 1. - С. 18.; Андреев Николай. К вопросу о судьбе… - С. 271.

39. Елисеев Г.З. Казанская чудотворная икона… - С. 391.

40. Малов Е., свящ. Казанский Богородицкий девичий монастырь… - С. 29.

41. Покровский И.М. Явленная чудотворная Казанская икона… - С. 284.

42. Чугреева Н.Н. Дивеевская святыня…

43. Честь и слава Богоматери… - С. 19.

44. Елисеев Г.З. Казанская чудотворная икона… - С. 391.

45. Покровский И.М. Явленная чудотворная Казанская икона… - С. 283-284; Малов Е., свящ. Казанский Богородицкий девичий монастырь… - С. 29; Чугреева Н.Н. С какой иконой… - С. 141-147.

46. Судебный процесс… - С. 104 (показания свидетельницы – монахини Варвары).

47. Андреев Николай. К вопросу о судьбе… - С. 271.

48. Возможно, размеры иконы этими исследователями просто округлялись.

49. Честь и слава Богоматери… - С. 19.

50. Беляев Л.А., Павлович Г.А. Казанский собор на Красной площади. - М., 1993. - С. 20.

51. Покровский И.М. Явленная чудотворная Казанская икона… - С. 283.

Список иллюстраций:

Рис. 1. Собор ранних Казанских икон.

Рис. 2. Our Lady of Soufanieh (список Казанской Божией Матери, хранящийся в г. Дамаске (Сирия)).

Рис. 3. Чудотворная Ситкинская икона Божией Матери (список Казанской Божией Матери, хранящийся на Аляске (США)).

Рис. 4. Священномученик Гермоген (Ермоген), патриарх Московский и Всея Руси.

Рис. 5. «Одигитрия», XIII век.

Рис. 6. Иконографический тип иконы казанской Божией Матери.

Рис. 7. Гравюра с изображением монастырской Казанской иконы (Никанор (Каменский), архим. Святыни Казани…).

Рис. 8. Гравюра с изображением монастырской Казанской иконы (Малов Е., свящ. Казанский Богородицкий девичий монастырь…).

Рис. 9. Гравюрное изображение монастырской Казанской иконы.

Рис. 10. Сравнение окладов различных гравюр и фотографии монастырской Казанской иконы.

Рис. 11. Часть фотографии монастырской Казанской иконы в иконостасе (частная коллекция, архив И. Покровского).

Рис. 12. Пелена, шитье, XVII век (место хранения Русский государственный музей).

 
 
 
 
 
 
  • Карта сайта
  • Поиск
  • Полезные статьи
    спонсоров проекта

     


  •