Казанская духовная семинария Казанская духовная семинария
  •  Главная страница / Издательский отдел / Православный собеседник / Православный собеседник № 1(6) - 2004 /

Прославление святой иконы

Первое прославление.
«И начала являть Владычица чудеса Свои» (1)
 

Небольшая икона, обретенная девочкой Матроной на недавно присоединенной инородческой окраине Российского царства, стала вскоре всенародной святыней, знамением Небесного покрова Божией Матери, явленного всей Русской Церкви, ибо душа православного народа чувствовала особое участие Пречистой Владычицы в исторических судьбах Родины.

На младохристианскую Казань снизошла благодать Божия. Святой образ Богородицы, обретенный в Казани, по вере казанцев и всех обращающихся творил чудеса: исцелялись больные, прозревали незрячие... «От образа Пречистой Богородицы подаются неисчислимые исцеления приходящим с верою» (2) (рис. 1, 2, 3).

Молва о чудотворной иконе быстро перешагнула границы Казанского края, вызвав небывалый приток молящихся и жаждущих исцеления. При Казанской иконе чаще всего врачуется недуг слепоты.

«По прошествии пятнадцати лет явления чудотворной Иконы Богородицы (3), – писал изумленный и вдохновленный чудесами, которым сам был свидетель, будущий патриарх Московский и Всея Руси Гермоген, – «Чудесные исцеления не оскудевают, и все страсти душевные людей отгоняются» (4).

Первые списки первого прославления

Прославление чудотворящей иконы народом началось фактически сразу же после ее обретения. «Повсюду протекло, как гром, во все концы Российской земли известие о милостивном к нам Божием посещении явлением иконы Богородицы и о неизреченных чудесах, которых неоскудно сподобляются с верою приходящие к Ней» (5).

С нее сразу же стали делать копии (списки) (6), часть которых, как и сама изначальная икона, были признаны чудотворными.

Историю написания первого из них мы хорошо знаем: «Сделав список с чудной иконы и описав преславное явление этой чудотворной иконы и бывшие от нее чудеса, послали в царствующий град Москву к самодержавному Царю Государю и Великому Князю Ивану Васильевичу, всея Руси самодержцу…» (7) (рис. 4).

Вероятно, почитание и прославление Казанского образа первоначально распространялось лишь в Казани с отдельными выходами по Поволжью и Уралу.

Удивительно, что два самых первых чудотворных списка с Казанской иконы, Ярославский (1588 г.) (рис. 5) и Табынский (1597 г.) (рис. 6), были также, как первообраз, «необычайно явлены», один из них – в Казани (!!!), а второй – на Южном Урале. Еще более удивительно и наполнено глубоким смыслом то, что обретение этих святых икон также связано с чудесным явлением Владычицы нашей Пресвятой Богородицы (8)! В 1588 году некий Герасим Трифонов, всего через девять лет после Матроны, в г.Тетюши (недалеко от Казани!), неоднократно удостоился чудесного видения Богоматери. «…Герасим увидел в стороне, откуда исходил голос, в необыкновенном свете Пресвятую Деву Богородицу с золотым крестом в правой руке» (9). Пречистая Богородица повелела ему: «Теперь иди ты в город Казань и Моим именем, смело и небоязненно, скажи там живущим: зачем они легкомысленно нарушают заповеди Божии и полюбили тьму и омрачение дьявольское? В церковь на славословие святаго имени Божия ходят редко, а если и придут, то стоят в ней небрежно, не внимая чтению и пению святых писаний, и ведут жизнь хуже народов, не познавших имени Христова?» (10).

Позже о своем повелении Матерь Божия напомнила ему еще, когда юноша не решился сразу выполнить Ее волю. Исполняя волю Богоматери, Герасим сначала пошел к епископу г. Казани, городским начальникам и пересказал Ее слова. Простоту и юный возраст проповедника видели все, и его слова возымели действие: восполнили оскудение веры и благочестия в месте том.

И еще раз в сонном видении явилась ему Матерь Божия и изрекла: «Есть убо икона во имя Мое во граде сем, в ряду, в торговой лавке на левой стороне у юноши некоего. И ты убо икону ту возьми от него, а цену за нея даждь елико восхощет, занеже та святая икона во имя Мое, изображением и подобием своим нарицаемая Казанская, благодатию Сына Моего и Бога будет новочудотворная» (11).

Эта чудесная икона, из-за которой впоследствии был нелегкий спор между городами Ярославлем и Романовым, прославилась не только даром исцеления (особенно частыми бывали случаи избавления от слепоты), но и считалась покровительницей Ярославля, неоднократно спасая его жителей в годы тяжелых испытаний.

Не менее удивительна и история Табынской иконы Божией Матери. В 1597 г. в 12 км от села Табынского (Южный Урал), основанного при царе Иоанне Грозном, располагалась Пречистенская пустынь. Великолепная, сказочная природа окружала 30 насельников пустыни, которые трудились в поле и вываривали соль. Один из них, иеродиакон Амвросий, проходя мимо соленого источника, услышал голос Пречистой Богородицы: «Возьми мою икону». Он поспешил к братии. И крестным ходом сообща они приняли эту Святую икону. Получившая свое название от села Табынского, Табынская икона представляет собою, несомненно, один из наиболее ранних списков Казанской иконы Божией Матери, явившейся в г. Казани.

Судя по характеру письма (т. н. греческого) и слишком темному общему (желто-коричневому) тону красок Табынской иконы Божией Матери, можно с несомненностью утверждать, что эта икона очень древнего происхождения, может быть, почти одновременного с ее подлинником. Лик Богородицы на иконе, явившейся в Табынске, аналогичен лику на иконе Казанской Божией Матери, но гораздо более темный (причина в данном случае не в отсутствии реставрации, а в стиле и иконографии святого Табынского образа).

Первые храмовые Казанские иконы

Эти списки, довольно больших размеров, предназначались не для личного использования, а для храмов. Если обретенная икона, как в случае с Казанской, была небольших размеров, появление храмовых крупных икон неоспоримо свидетельствовало о прославлении новоявленного образа. Сегодня первое появление Казанских храмовых списков большого размера, принято относить к середине XVII века, ко времени установления общегосударственного празднования Казанской иконе.

На мой взгляд, это неверная точка зрения. История первых чудотворных списков с Казанской иконы говорит нам о другом.

Обратимся к уже знакомой нам Табынской иконе Божией Матери. Судя же по ее значительным размерам (12), можно предполагать, что соорудители Табынской иконы предназначали ее не для домашнего употребления, а для помещения в каком-либо церковном иконостасе.

Думается, что мы нисколько не умалим достоинства св. Табынской иконы Божией Матери, если, основываясь, с одной стороны, на ее значительных размерах, а с другой–на том, что Табынская икона была найдена вблизи Вознесенской пустыни, предположим, что Казанская икона, известная теперь под именем Табынской, была некогда одной из так называемых «местных» икон Вознесенской пустыни. Пребывание Казанской иконы Божией Матери в Вознесенской пустыни весьма вероятно и естественно, так как эта пустынь была построена, как можно думать, вскоре после обретения Казанской иконы Божией Матери и находилась в пределах Казанской епархии. Что же касается того вопроса, каким образом монастырская икона могла оказаться впоследствии утерянной, то этот вопрос разрешится сам собою, если мы припомним, что Вознесенская пустынь не раз была сожигаема и разоряема иноверцами. Неужели иноки этого монастыря могли предать чтимую ими святыню на поругание? Не естественнее ли предположить, что при каждом набеге иноки Вознесенской пустыни спешили укрыть свою святыню в каком-нибудь потаенном месте?

Таким образом, мы видим, что перед нами храмовая Казанская икона, своим появлением обязанная первому, раннему прославлению святой Казанской иконы Божией матери. Те же выводы можно сделать и относительно Шлиссельбургской иконы (ранее 1611 г.) (рис. 7), которая изначально предназначалась и находилась в храме (13).

«…восполнить недостаточное»

Итак, первое прославление, Провидением Божиим, в первую очередь связано с милостью Пресвятой Богородицы, радением Которой и были обретены другие чудотворные Казанские иконы. Божия Матерь сразу же милостиво выделила этот Свой образ в ряду других богородичных икон.

Однако людское радение не поспевало за Божиим Промыслом. Святой образ даже в городе, где он был обретен, еще долго не называют «Казанским». В своем произведении, датируемом, напомню, 1594 годом, патриарх Гермоген ни разу не назвал икону, явленную в Казани, собственно «Казанской Божией Матери». Более того, когда в 1594 году закладывался новый каменный храм на месте явления чудотворной иконы, это был храм «в честь явления чудотворного… браза Одигитрии» (14).

«Я слышал, – пишет святейший патриарх Гермоген, – из его царских уст, когда говорил он мне…, возводя меня по повелению Божию в чин митрополита: «Верою теплою и духом горя, услышали Мы о милостивом и неизреченном человеколюбии Божием и Пречистой Богородицы к нам, – как явила Богородица чудотворную и пречудную Свою икону в нашей отчине Казани, простирая к нам милость Свою, и как подает неизреченные исцеления с верою приходящим. И хотим восполнить недостаточное». И так повелением царским в 1594 году… заложен был предивный каменный храм Пречистой… Богородицы, в честь явления чудотворного Ее образа..» (рис. 8) «Саму же ту пречудную и чудотворную икону Пречистой Богородицы предивно украсил золотом, дорогими камнями и большим жемчугом хранитель царских сокровищ» (15).

Но уже в 1595 году в честь явления Казанской иконы Божией Матери был установлен особый праздник, приуроченный к 8 июля (21 июля по новому стилю). «Казанская икона Божьей Матери до 1612 года была чтима только местно, в Казани, и празднование иконы совершалось в день ее обретения» (16). Безусловно, именно с этим временем связано появление первых известных нам храмовых Казанских икон: Табынской (1597) и Шлиссельбургской (ранее 1611). Это, бесспорно, свидетельствует о начале прославления новоявленного в Казани богородичного образа.

Возможно, прославление Казанской иконы ускорилось после получения священномучеником Гермогеном митрополичьей кафедры и было напрямую связано с особым отношением к этому святому образу царя Федора Иоанновича. «Для благочестивого и самодержавного Государя и Великого князя всея Руси Феодора Ивановича (рис. 9) явилась чудотворная икона Пресвятой Владычицы нашей Богородицы, как всем известный целебный источник» (17).

Второе прославление
«Знамение милости Царицы Небесной»
Список Пожарского
 
К 1611 году обессиленная внутренними смутами и внешней угрозой Россия как православное государство и независимая держава стояла на краю гибели... Но сила Божия в немощи совершается. Не зря Россию называют Домом Пресвятой Богородицы. «Знамением милости Царицы Небесной» к Российской державе и православному народу русскому стала чудотворная Ее икона Казанская.

И в этих обстоятельствах, казавшихся совершенно безнадежными, нашлись верные русские люди, сумевшие поднять русский народ на защиту Отечества. Одним из них, в первую очередь, оказался патриарх Гермоген, готовый, как писали о нем современники, «как Сам Пастырь, положить душу свою за веру христианскую». Когда первое народное ополчение поднялось на освобождение Москвы, патриарх, находившийся в Московском Кремле под стражей в окружении поляков и изменников-бояр (рис. 10), передал православному воинству распоряжение о принесении к столице образа Божией Матери из Казани. Волю пользовавшегося огромным духовным авторитетом патриарха выполнили, и икона заняла свое место в рядах Первого ополчения. Это был, по одним данным, первообраз чудотворной Казанской иконы, по другим – список с него. Не будем в рамках данной статьи обсуждать эту проблему, остановимся на более широко распространенной версии – в Москву с немногочисленным ополчением из Казани ушла копия с первообраза Казанской иконы.

Прибывшие к Москве со святой иконою дружины помощью Небесной Заступницы 26 мая 1611 года отбили у поляков Новодевичий монастырь и взяли много пленных поляков и немцев. Но между начальниками отрядов ополчения начались вражда и раздор, буйство казаков и других ратников не имело границ. Зимой 1611 года чудотворный образ был отпущен обратно в Казань и по пути принесен в Ярославль. В это же время Второе ополчение, собранное русскими городами, по призыву патриарха Гермогена, архимандрита Троице-Сергиевой Лавры Дионисия (рис. 11) и истинных сынов Отечества – новгородского гражданина Минина (рис. 12) и князя Пожарского (рис. 13), прибыло в Ярославль. Дружины, шедшие к Москве из Нижнего Новгорода, были наслышаны о чудесах от этой иконы и о завещании патриарха Гермогена. Потому они оставили ее у себя, а в Казань послали список с нее.

Первому ополчению освободить Москву не удалось, но год спустя, в 1612 году, Москву осадило это новое ополчение. К тому времени Россия лишилась многих героев-защитников Православия. Не было в живых ни князя Скопина-Шуйского, ни Прокопия Ляпунова. Угас в заточении и святитель Гермоген. Но со Вторым ополчением, которое возглавили Козьма Минин и князь Дмитрий Пожарский, пребывало благословение на ратный подвиг мученика-патриарха – чудотворная икона Божией Матери Казанская.

Воины народного ополчения мужественно приступили к Москве, неся пред собою образ Казанской Божией Матери, и в августе 1612 года снова отняли у неприятеля Новодевичий монастырь, вновь занятый врагами после первого освобождения; прогнали войска гетмана Хоткевича от Москвы; находившихся в Москве поляков совершенно стеснили и морили голодом, отрезав пути польским продовольственным обозам. 22 октября 1612 года освободили Китай-город, а 27 октября поляки, потеряв надежду удержать остальную часть города, начали сдаваться. Кремль был очищен от интервентов (рис. 14).

Воскресный день 25 октября 1612 года стал днем всенародного торжества. На Красной площади возносилось благодарственное моление к Заступнице православных христиан. Духовенство, вынесло из освобожденного Кремля навстречу Казанской икону Владимирскую.

Во встрече этой было явлено вновь чудо русской истории. За Владимирской иконой стояли века, когда Русское государство было державой Рюриковичей. Выходом ее навстречу иконе Казанской было ознаменовано наступление нового времени – эпохи православной империи под скипетром Романовых.

Царь Михаил Феодорович (рис. 15) по благословению патриарха Филарета (рис. 16) в 1613 г. в память сего события установил праздновать в Москве Казанской иконе Божией Матери два раза в год: 8 июля – в день ее обретения и 22 октября – в день избавления Москвы от поля­ков помощию и заступлением Богоматери (18), с учреждением крестных ходов из Успенского собора в Введенскую церковь, где князь поставил свой список с Казанской иконы Божьей Матери (19). Но вплоть до 1649 года эти праздники праздновались только местно – в Казани и Москве.

Это позволяет говорить о втором прославлении иконы как войсковой святыни ополчения Минина и Пожарского, освободительницы Москвы от польско-литовского нашествия и защитницы православия от католической угрозы.

Казанские иконы второго прославления и первая волна строительства Казанских храмов

К иконам второго прославления из известных нам сегодня чудотворных икон я отношу два святых Казанских образа: Богородско-Уфимскую чудотворную икону Божией Матери (копия Казанской, более темных тонов, по преданию, явилась в 1621 году) (рис. 17) и Каташинскую-Казанскую. Эта чудотворная икона явилась в 1622 году в роще близ села Белого Колодезя местному священнику и хранима была в Белоколодезской церкви. Во время нашествия на Россию шведов во главе с Карлом XII икона была перенесена в г. Стародуб, в Вознесенскую церковь, откуда после Полтавской битвы перенесена в Каташинский монастырь.

Ко времени второго прославления иконы относится и первое массовое строительство Казанских церквей. Анализируя места появления этих храмов, мы приходим к выводу, что почитание Казанского образа в это время еще далеко не стало повсеместным (20). Писцовые книги 1620-х годов и приходно-расходные книги патриаршего Казенного Приказа позволяют отчасти проследить за этим процессом. В Нижнем Новгороде уже в 1621 г. мы находим деревянную Казанскую церковь в «новом остроге» за каменным городом, «строение мирское». Там же в разных церквях упоминается несколько икон Казанской Божьей Матери (21). Уже в начале 1620-х годов известна Казанская церковь и в Нижегородской вотчине известного почитателя Казанского образа А.В. Измайлова (22).

В самой ранней из полностью сохранившихся приходно-расходных книг патриаршего Казенного Приказа, за 7136 г. (1627/28 г.), при перечислении церквей почти всей центральной России мы встречаем Казанские церкви в следующих местах: 1 церковь в Москве (на Покровке); 1 – в Хлыновской десятине; 1 – в Сурожской; 1 – в Нижнем Новгороде (на Верхнем посаде); 9 церквей – в Нижегородской десятине (из них 3 значатся новоприбылыми в 7130 г. (1621/22 г.), а 2 – новоприбылыми в 7135 г. (1626/27 г.); 1 церковь – в Юрьевце Поволжском; 4 – в Арзамасской десятине (одна новоприбылая), и 2 – в Алатырской (23).

Почти все эти церкви выстроены в вотчинах дворян – участников ополчения Минина и Пожарского. Второе прославление Казанского образа Божией Матери – частная инициатива, но не повсеместная, а явно связанная с участниками дела освобождения Москвы и России, притом именно в Нижегородской своей части. Отсюда мы видим множество храмов уже вскоре после окончания войны в Нижегородских пределах и почти полное их отсутствие в 1620-30-е гг. в иных местах. В Москве частную инициативу представляет Казанский придел в Введенской на Сретенке церкви и Казанский храм на Покровке.

Третье прославление
Государственная инициатива
Вторая волна строительства Казанских храмов
 
Безусловно, очередным свидетельством роста почитания образа объясняется устройство в г. Переяславле-Рязанском в конце 1620-х годов нового девичьего монастыря «Явление Пречистые Богородицы Казанские» (24). Можно предполагать участие в создании этого монастыря царя, на которого указывают постоянные, окладные выдачи ладана. Сюда же относится и освящение в Москве, в Георгиевском монастыре на Дмитровке, в ноябре 1629 г. теплой церкви Пречистой Богородицы Казанской (25). В то же время по царскому указу 7142 г. (1633/34 г.) в городе Арзамасе на посаде устраивается «царское богомолие, новодевичь монастырь Алексея, человека Божия», главная церковь которого была освящена во имя Казанской иконы Божией Матери, а один из двух приделов – во имя Алексея, человека Божия. Царем же была пожертвована сюда храмовая икона Казанской Божией Матери. Это «богомолие» связано с новой польской войной и ярко показывает особое место Казанского образа, коему посвящена соборная монастырская церковь (26).

Так началось третье прославление Казанской иконы Божией Матери. Это была государственная инициатива, исходившая от членов царской семьи Романовых. Еще со времени восшествия на престол Михаила Федоровича Казанская икона сделалась семейной в царском роде (27).

Семейная икона Романовых.
Московский Казанский собор

Следует сказать, что почитание образа все более соединялось для царя Михаила Федоровича и его семьи с восприятием Казанской иконы как символа покровительства Богоматери не только Российскому государству, но и, особо, новой царской династии. Это личностное отношение, крепнущую веру и почитание образа можно считать главными источниками создания все новых и новых храмов сначала в Москве, а затем и по всей России (28).

Государственную инициативу в прославлении Казанской иконы исследователи в первую очередь отождествляют с постройкой в Москве «дома Казанской Богородицы» – Казанского собора (рис. 18).

Строительство каменного собора в столице стало венцом почитания Казанской иконы Божией Матери. Его строительство в центре города также связано с русско-польской войной 1632-1634 гг., инициатором которой выступил патриарх Филарет. Видимо, будущий собор символизировал моление к Божией Матери об искуплении грехов и одновременно напоминал о победе 1612 г. С 1636 года московская святыня обрела здесь, в виду Лобного места, где про­исходило ее чествование в 1613 г., свое постоянное место.

Придел нового храма был освящен во имя равноапостольного Аверкия, епископа Иерапольского, день памяти которого – 22 октября – ознаменовался освобождением Китай-города.

«Созда же церковь прекрасну во имя пречистые Богородицы, честнаго ее чюдотворного образа Казанские... все же сия назда благочестия хранитель и царь и великий князь Михаил Федорович всея Русии в пятое десятерице второго ста осмые тысящи лет...» (29).

Собор «во имя образа Пресвятой Богородицы иже в Казани» был освящен 16 октября 1636 года в самой торжественной обстановке, в присутствии государя Михаила Федоровича Романова и патриарха Иоасафа.

Этот храм был возведен православными людьми в благодарность Господу и Его Пречистой Матери за избавление Отечества от иноземных захватчиков и прекращение смуты на Русской земле. Государем Михаилом Феодоровичем было установлено дважды в год совершать крестные ходы из Кремлевского Успенского собора до храма в честь Казанской иконы Божией Матери: «Един ход июля в 8-й день, в тот бо день чудотворная Ея икона явися во граде Казани», – и 22 октября, когда «Пречистыя Богородицы молитвами и помощию взяли у Литвы русские люди град-Китай; того ради уложен ход со Кресты к Пречистой Казанской». «В воспоминание о спасении Москвы от врагов заступлением Богоматери «ради Казанской иконы Ее» (30).

В торжественных крестных ходах принимали участие сам государь вместе с патриархом и многочисленное московское духовенство.

Почитание образа царем было столь велико, что он решил посвятить ему даже строящуюся в любимом загородном дворцовом селе Коломенском домашнюю церковь. Церковь Пречистые Богородицы Казанские была освящена в ноябре 1649 г. и имела два придела, во имя св. Аверкия Иерапольского, на память которого родился наследник, и в честь великомученика Дмитрия Солунского, чье имя носил царевич. Вершины деятельность по прославлению образа достигла накануне празднования годовщины рождения царевича Димитрия – осенью 1649 г.

«…праздновать во всех городах, по вся годы»

С 1649 г. праздники во имя иконы из местных – московских и казанских – стали общероссийскими. Поводом к этому послужило рождение во время всенощной службы на 22 октября наследника, царевича Дмитрия Алексеевича. Обрадованный этим событием и приписавший его милости чудотворной Казанской иконы, Алексей Михайлович (рис. 19) установил праздновать праздник иконы по всей России. Таким образом, Казанская икона стала всероссийской святыней

Был издан царский указ, известный из окружной царской грамоты от 29 сентября 1649 г. В нем напоминается, как в 1612 г. «октября в 22 день, милостью Божиею и молитвами и заступлением Пречистые Владычицы нашея Богородицы явления чудотворныя иконы Казанския, на память святаго Аверкия епискупа Еропольского чудотворца, Московское государство от Литовских людей очистилось, и сего ради Божия милосердия установили праздновати пречистой Богородице, явлению чудотворныя иконы Казанския, а царствующем граде Москве при Великом Государе Царе и Великом Князе Михаиле Федоровиче всеа Русии», – и сообщается, что «в прошлом во 7157 (1648) году октября в 22 день, на праздник Пречистыя Богородицы, явления чудотворная иконы Казанския, во время всенощного пения Бог даровал, родился нам сын, Государь Царевич Князь Дмитрий Алексеевич: и мы указали ныне в тот день, октября в 22 день, праздновать пречистой Богородицы явлению чюдотворныя иконы Казанския во всех городах, по вся годы» (31).

Именно с этих пор установилось широкое почитание Казанского образа во всей России и Казанская икона Божией Матери заняла особое место в ряду почитаемых русским народом чудотворных икон Богоматери – перед ней молятся как перед Заступницей и Покровительницей государства Российского и русского воинства в тяжелые военные годы, связанные с особой опасностью для Отечества. Накануне решающих боев перед ней молились русские цари, полководцы и все войско, испрашивая помощи и победы в ратном деле спасения России.

Московская Казанская и списки с нее.
Появление нового типа Казанской иконы

Что мы знаем о знамени ополчения, святом Казанском образе Пожарского?

По всей видимости, в Казанском соборе хранилась и почиталась, вплоть до святотатственного ограбления в 1918 году, именно эта чудотворная Казанская икона. По крайней мере, абсолютное большинство современных и дореволюционных исследователей соглашается с этим.

Сохранившиеся многочисленные описания этой иконы в основном не противоречат друг другу.

Начиная с XVII века абсолютное большинство списков с Казанской иконы делалось уже не с монастырской иконы, хранившейся в Казани, а с чудотворной московской Казанской (32). Однако эти копии, сделанные в разное время, зачастую довольно сильно отличаются друг от друга. Это связано с реставрациями Святого московского образа.

Нам точно известно, что московская икона поновлялась как минимум дважды: в 1687/88 году и в 1754. Надписи о поновлениях приводятся в описании иконы, сделанном настоятелем Казанского собора протоиереем Александром Невоструевым в его «Исторической записке о Московском Казанском соборе» (33), в архивных Описях собора (34), в «Заметках о реставрации икон» С.П. Рябушинского. Причем последнее поновление неузнаваемо исказило первоначальное письмо иконы (35). Если копии, делавшиеся до 1754 года, «сохраняли прежний старинный характер» (36), то более поздние списки копировали уже ставшую совсем другой по своему письму икону.

Для поздних копий Казанских икон, списанных с московской Чудотворной иконы, характерны следующие черты иконописи: тип лика Богоматери более «русифицированный», взгляд Ее и лик обращены к предстоящим, благословение Младенца Христа именословное (37).

Личное письмо Казанской московской чудотворной иконы световидное, «живоподобное». Лики Богородицы и Младенца Христа мягко очерчены (38).

Глава Богоматери с продолговатым ликом мало склонена к Богомладенцу и далеко не доходит до его главы. Благословляющая десница уже с совер­шенно правильным именословным благословением, в стороне от шеи и груди Богоматери. Вообще обе фигуры более выпрямлены и отклонены одна от дру­гой. Волосы на голове Богомладенца имеют пробор справа налево; глава несколько обращена к Богома­тери. По всему видно, что письмо Московской иконы новое и даже, как будто, не греческое (39).

Однако размеры московской иконы разные исследователи дают по-разному. В описи церковного и ризничного имущества Казанского собора (40) указываются следующие размеры московского списка: 6 и 1/8 на 5Ѕ вершков (27,3х24,5 см), что подтверждается и московским священником Н.Романским (41).

Профессор И.М. Покровский дает несколько другой размер списка: 6 и 1/4 на 5 и 3/8 вершков (27,8 х 24 см) (42). Третий вариант размеров этой иконы опубликован в газетной статье, написанной по горячим следам, сразу же после святотатства 1918 года.: «Икона… размером в вышину 6 Ѕ вершков, а ширину около 5 Ѕ вершков» (43). Это разночтение, возможно, объясняется тем, что в московском Казанском соборе хранились как минимум две чудесные иконы: чудотворный список Пожарского и чудотворная же Казанская икона из Аверкиевского придела московского Казанского собора. Вероятно, разные исследователи, не разобравшись, публиковали сведения о двух различных иконах из московского собора. Это и не удивительно, если вспомнить, с какой неохотой допускали ученых к Чудотворным иконам, и как им часто приходилось довольствоваться информацией из третьих рук. Тем более что иконы всегда были спрятаны под окладами. Тем более, что есть свидетельства, что старый оклад с московской чудотворной иконы ополчения Пожарского был перенесен на ту самую Казанскую из придела в память св. Аверкия Иерапольского, о чудотворности которой рассказывает особое Сказание о чудесах от Казанской иконы в Москве (РГБ) (44). Все вышесказанное подтверждает и путаница с публикацией снимков и рисунков совершенно разных икон под общим названием «Чудотворная московская икона Божией Матери Казанская» (ср. рис. 20 и рис. 21) (45).

Сегодня от нас этот образ сокрыт. Есть отдельные попытки индентифицировать с ним Чудотворную Елоховскую Казанскую икону, хранящуюся сегодня в Московском Богоявленском соборе (46). Но достаточно сравнить изображение чудотворной московской иконы Пожарского (рис. 20) с опубликованной недавно фотографией Елоховского списка (рис. 22), чтобы сразу все стало на свои места.

С течением времени появлялось все больше и больше копий иконы Казанской Богоматери, ставшей одним из самых популярных вариантов местной национальной богородичной иконы (47), ее воспроизведение можно было найти в сотнях городских приходских храмов и в сельских маленьких церквах. Многие из них становились чтимыми, а некоторые прославились чудотворением.

Елоховская Казанская (XVII (?) век).

Одна из самых ранних копий московской Казанской. Она почитается как чудотворная, возможно, это – чудотворный список с Казанской иконы, стоявший в Аверкиевском приделе московского Казанского собора (ср. рис. 23, 24, 25), чудесно сохранившийся в годы гонения на Церковь со стороны богоборческой власти.

Казанская в Вязниках (1624).

В Вязниковском соборном храме Владимирской епархии хранится благодатная икона Казанской Божией Матери. В церковной записи об этой иконе так говорится: «Лета от мироздания 7132, а от Р. X. 1624 г., 11 октября, по указу Великого Государя Михаила Феодоровича и по благословению Святейшего Патриарха Филарета Московскаго и всея России, архимандрит Владимирскаго Рождественскаго монастыря Порфирий и с ним Спасо-Златовратского монастыря игумен Варсонофий, да соборный протопоп со священниками и диаконами присланы были в Вязниковскую слободу для свидетельства чудес от иконы Казанской Богоматери». С этого времени икона эта признана чудотворною.

Казанская в Дерманском монастыре (ранее 1636)

Благодатная икона Казанской Богоматери находится в Свято-Троицком Дерманском монастыре Волынской епархии. В 1636 г. иеромонах Авраамий пришёл слепым до Дерманя и прозрел у образа Божией Матери. Об этом имеется запись в старинном монастырском помяннике. В монастырской описи 1776 года о ней написано так: «От незапамятных времен слывет благодатию чудес».

Нижнеломовская-Казанская (1643).

В 1643 году явилась Казанская икона Богородицы на источнике в полуверсте от реки Нор-Ломова, в двух верстах от города Нижнего Ломова и в 96 верстах от Пензы. Нижнеломовская икона совершенно сходна с Казанскою, но «на четверть аршина менее ее мерою». В грамоте императора Петра I Нижнеломовская икона названа «чудотворною и многоцелебною».

Чимеевская (XVII век) (рис. 26)

По свидетельству очевидцев, приплыла по реке Нияп (приток Тобола) и пристала к берегу, где была построена первая церковь. Это одно из традиционных явлений чудотворных икон на воде, означающих их особое Божье дарование. В это же время начинается особое почитание и поклонение Божьей Матери, явившей свою икону в местах раскольнических для утверждения здесь православия.

Казанская-Вознесенская (2-я пол. XVII века) (рис. 27)

Икона первоначально принадлежала княжне инокине Иоанне Барятинской. В 1701-20 гг. прославилась чудесными исцелениями: зафиксировано – 32 случая, которые вошли в описание чудес Вознесенского монастыря.. В 1717 г. для иконы сделан драгоценный оклад с реликварием, в который были вложены части власов и ризы Богоматери.

Четвертое прославление
Защитница новой столицы

Четвертое прославление иконы Казанской Божией Матери связано с Петром I (рис. 28) и новым градом на невских берегах – новой столицей новой России. Повествование о Казанской иконе Божией Матери в Санкт-Петербурге, о судьбах России неизбежно приводит к великому святителю нашей церкви – епископу Митрофану Воронежскому (рис. 29).

Это был великий пастырь и истинный патриот Родины. Своим нравственным авторитетом, милосердием, молитвой он способствовал преобразованиям Петра Первого, необходимость которых хорошо понимал. Для современников, да и для многих последующих поколений были непонятны энергия и настойчивость императора при постройке Петербурга. Не многие из пастырей церкви поддерживали Петра. Поэтому святительское напутствие епископа Митрофана значило для Петра очень много. Через него он получал благословение Божие на многие дела.

Благочестивое предание гласит, что святитель Митрофан сказал тогда Петру Первому: «Возьми икону Казанской Божией Матери – и она поможет тебе победить злого врага. Потом ты перенесешь эту икону в новую столицу. Ты... воздвигнешь новую столицу, великий город в честь святого Петра. Бог благословляет тебя на это. Казанская икона станет покровом города и всего народа твоего. До тех пор, пока икона будет в столице и перед нею будут молиться православные, в город не ступит вражеская нога».

Пророческие слова воронежского святителя были восприняты Петром как предначертанное ему свыше дело всей жизни, которое он претворял с непоколебимым упорством. По мнению городских летописцев, Петр Великий взял Казанскую икону Богоматери в Петербург Путеводительницей своему воинству и поставил ее, как ограждение и освящение новой столицы, в сердце города.

С появлением в новой столице в самом начале XVIII столетия чудотворного списка Казанской иконы Богородицы, получившего название «Северная Казанская икона Божией Матери» (рис. 30), Казанская икона стала предметом благоговейного почитания и на берегах Невы.

С XVIII в. Северная Казанская икона рассматривалась как защитница новой столицы России – Петербурга.

И, наверное, для моей сегодняшней темы не очень важно, что на самом деле петербургская святыня, Северная Казанская, является обетной иконой, выполненной по заказу вдовствующей царицы Прасковьи Федоровны, вдовы царя Иоанна Алексеевича (рис. 31), старшего брата и соправителя Петра I в 1682-1696 годах. Царица была широко известна своим старомосковским благочестием. В Петербург царица приехала с дочерьми осенью 1708 года и привезла с собой увеличенную копию чудотворной Казанской иконы, выполненную на кипарисовой доске. Приехав в Петербург, она поселилась на Городовом острове, где тогда находился административный и деловой центр столицы. А неподалеку от ее местожительства «на берегу Невы реки… имела быть… небольшая светличка», – та самая деревянная часовня, в которой впервые и разместили в Санкт-Петербурге привезенную ею Казанскую икону.

В течение многих лет жители столицы Российской империи обращались с молитвами к Божией Матери через эту святую икону. Было множество чудотворений и исцелений от этого дивного образа. Члены правящей династии, императоры и великие князья всегда посещали храмы, где в разное время хранилась икона, молились и сочетались браком перед Казанской иконой.

«…величественная строгость, юная нежность и кротость»

С северной Казанской, как с монастырской и московской, также делали списки, что, безусловно, свидетельствует о ее почитании и прославлении. Этих списков немного, но они распространены не только в России, но и в других странах.

Особенностью иконографии этого образа является то, что Богомладенец стоит фронтально обращенным к сонму молящихся рядом с Богоматерью, и от этого образ принимает особую торжественную силу и величественную строгость, в то время как облик Богоматери наполнен светом юной нежности и кротости.

На петербургской иконе изображение Божией Ма­тери меньше, чем поясное, высокой художественной кисти. Богоматерь на левой руке (руки не видно ни на казанской, ни на косковской иконах) держит Богомладенца, десница которого со сложенными перстами приподнята для благословения; размер иконы 13 1/2 верш. в длину и 12 верш. в ширину. Самое письмо и размеры Петербургской иконы говорят за то, что она список не с иконы, находившейся в Казани, а с иконы, вероятно, московской, взятой за оригинал (48).

Икона писана на кипарисовой доске. Она является, скорее, храмовой, а не личной. Об этой иконе Н. П. Лихачев пишет, что она является «поздним списком и не в меру подлинника» (49).

Четвертое прославление Казанской иконы было связано с переносом столицы и переездом царской семьи Романовых в Санкт-Петербург. Здесь начинает почитаться местный, северный образ Божией Матери Казанской. Появление и становление Российской империи, ведение многочисленных и тяжелых войн – и вновь Покров Божией Матери распростерт над многострадальной Россией, через ее святой Казанский образ. С северной Казанской делают списки, перед ней молятся российские полководцы и императоры. Кульминация четвертого прославления – строительство в Санкт-Петербурге грандиозного Казанского собора (рис. 32), для третьей государственной чудотворной Казанской иконы – северной.

Пятое прославление
Новоявленные Казанские

Свидетелями этого последнего по времени прославления Казанского образа Божией Матери являемся мы с Вами.

Началось оно уже в предвоенные 30-е годы, когда вместо исчезнувших из-за бесовского вмешательства богоборческой власти в дела святой Церкви, «ушедших из земли Русской» чудотворных икон Казанской Божией Матери стали открываться нам новоявленные чудотворные образы. Это и Елоховская-Казанская (рис. 22), и новоявленная Ярославская-Казанская (рис. 33), и чудотворная точная копия северной Казанской иконы (рис. 46), и Казанская из храма Ярославских чудотворцев г. Казани (рис. 35), и т.н. Ватиканский список (рис. 36), и многие, многие другие. Пик пятого прославления приходится, по всей видимости, на наши дни. Многочисленные чудеса от Казанских икон, фиксируемые сегодня практически ежедневно, как ничто другое говорят о новом всплеске благодатных даров от святого образа «Божией Матери Казанской».

Эти исцеляющие тело, а главное, душу чудотворные лики Богородицы Девы и есть новое прославление Казанской иконы. Сегодня Заступница усердная рода христианского со вниманием смотрит на нас глазами своих святых образов, желая узнать в нас народ, некогда столь возлюбленный Ею.

Примечания:

1. Честь и слава Богоматери… - С. 25.

2. Честь и слава Богоматери… - С. 44.

3. Повесть о явлении чудотворной Казанской иконы Божией Матери составлена святейшим патриархом Московским Гермогеном около 1594 г., когда он был митрополитом Казанским (Честь и слава Богоматери… - С. 3).

4. Честь и слава Богоматери… - С. 8.

5. Честь и слава Богоматери… - С. 6.

6. Нужно отметить, что слово «копия» в те времена и вплоть до XVIII века имело не тот смысл, какое оно имеет в современном языке, то есть копия не являлась точным воспроизведением оригинала. (Андреев Николай. К вопросу о судьбе иконы Казанской Богоматери… - С. 261). Тогда в первую очередь речь шла о правильности композиции, а в Казанской иконе Божией Матери это был особый поворот головы Богородицы и особое положение Богомладенца, но трактовка лика не контролировалась строго. Таким образом, копии могут быть похожи или не похожи на оригинал, поскольку иконописец пытается воспроизвести лишь тот же самый тип композиции.

7. Честь и слава Богоматери… - С. 23.

8. См. материал автора статьи «Матрона – Боговидица из Казани» в этом же номере «Православного Собеседника».

9. Явление Ярославской-Казанской иконы Пресвятой Богородицы. - Ярославль: Ярославский Богородицкий монастырь. (Рукопись, готовится к изданию). Автор выражает искреннюю благодарность настоятельнице Ярославского Богородицкого монастыря монахине Михаиле и сестрам святой обители за предоставленные материалы.

10. Там же.

11. Там же.

12. Размеры Табынской иконы значительно превышают размеры первоначальной Казанской: в вышину с одной стороны 1,5 аршина (107 см), с другой менее на полувершок (105 см), в ширину 1 аршин 0,25 вершка (72 см) и в толщину 1 вершок (4,4 см).

13. Казанская – в Шлиссельбурге… По преданию, в 1611 г., когда на русский г. Орешек, ныне Шлиссельбург, напал шведский полководец Делагарди, св. икону жители замуровали в стену крепости. Эта икона очень древняя. Ещё во времена Ивана Грозного к ней притекали во множестве богомольцы (Земная жизнь Пресвятой Богородицы и описание святых чудотворных ее икон / Составила С. Снессорева. - СПб., 1898. - С. 318).

14. Честь и слава Богоматери… - С. 45.

15. Честь и слава Богоматери… - С. 45-46.

16. Никанор (Каменский), архим. Святыни Казани. Казанская икона Божьеи Матери. - Казань, 1890. - С. 11.

17. Честь и слава Богоматери… - С. 44.

18. Сборник изображений явленных и чудотворных икон Пресвятой Богородицы. – М., 1866. - С. 52.

19. Никанор (Каменский), архим. Святыни Казани… - С. 12.

20. Павлович Г.А. Казанская икона Богородицы и Казанский собор на Красной площади в Москве // Культура средневековой Москвы XIV-XVII вв. - М., 1995. - С. 227.

21. Писцовая и переписная книги XVII века по Нижнему Новгороду. - СПб., 1896. - Стб. 30.

22. Павлович Г.А. Казанская икона Богородицы… - С. 233.

23. Приходно-расходная книга патриаршего Казенного Приказа за 7136 г. (1627/28 г.) - РГАДА. - Ф. 235. - Оп. 2. - Д. 2

24. Книга выдачи ладана 7136 г. - РГАДА. - Ф. 396. - Оп. 2. - Д. 406. - Л. 82 об.-83 об.

25. Книга выдачи ладана, 7138 г. - РГАДА. - Ф. 396. - Оп. 2. - Д. 408. - Л. 34 об.-35.

26. Попов А. Изборник славянских и русских сочи­нений и статей, внесенных в хронографы русской редакции. - М., 1869. - С. 209.

27. Земная жизнь Пресвятой Богородицы… - С. 511.

28. Полный Православный богословский энциклопедический словарь. - СПб., 1913. - Т. 2. - Ст. 1143.

29. Акты, собранные в биб­лиотеках и архивах Российской Империи архе­ографическою экспедициею Императорской Ака­демии Наук. - СПб, 1836. - Т. 4. - С. 89-90; Т. 40. - С. 61.

30. Павлович Г.А. Казанская икона Богородицы… - С. 230.

31. Там же, С. 229.

32. Кондаков Н. П. Русская икона. - Прага, 1933. - Т. 4. Ч. 2.- С. 338. Нево­струев А.И. Историческая записка о Казанском соборе (кон. 1860-х гг.). - ОР ГБЛ. - Ф. 193. - К. 14. - Ед. хр. 10. - Л. 2 об.

33. Опись церковной утвари Московского Казанского Собора. 1771 г. - ОР РГБ. - Ф. 193. - К. 14. - Д. 10. - Л. 6 об.

34. Кондаков Н. П. Русская икона. - Прага, 1933. - Т. 4. Ч. 2. - С. 338.

35. Там же.

36. Чугреева Н.Н. Дивеевская святыня…

37. Чугреева Н.Н. С какой иконой Богородицы… - С. 141-147.

38. Покровский И.М. Явленная чудотворная Казанская икона… - с. 284.

39. Опись церковной утвари Московского Казанского Собора.1771 г. - ОР РГБ. - Ф. 193. - К. 14. - Д. 10. - Л. 6 об.

40. Романский Н.. Где находится подлинная чудотворная явленная икона Казанской Богоматери // Московские церковные ведомости. - 1904. - №№ 50-52; 1905. - №№ 4-5.

41. Покровский И.М. Явленная чудотворная Казанская икона… - С. 284.

42. К похищению иконы Казанской Божией Матери// Мир. – 1918.- № 47.

43. Чугреева Н.Н. С какой иконой Богородицы… - с. 141-147.

44. РГБ – Российская государственная библиотека.

45. Богоявленский Кафедральный Собор. - М., 2003. - С. 4.

46. Кондаков Н.П. Русская Икона. - Прага, 1933. - Т. 4. Ч. 2. - С. 334-335.

47. Покровский И.М. Явленная чудотворная Казанская икона… - С. 284.

48. Там же. - С. 282.

49. Лихачев Н.П. Историческое значение итало-греческой иконописи. Изображения Богоматери в произведениях итало-греческих иконописцев и их влияние на композиции некоторых православных русских икон. - СПб., 1911. - С. 16.

Список иллюстраций:

Рис. 1. Чудеса от явленного в Казани образа Пресвятой Богородицы. Чудо третье (Честь и слава Богоматери… - С. 25).

Рис. 2. Чудеса от явленного в Казани образа Пресвятой Богородицы. Чудо четвертое (Честь и слава Богоматери… - С. 26).

Рис. 3. Чудеса от явленного в Казани образа Пресвятой Богородицы. Чудо пятое (Честь и слава Богоматери… - С. 27).

Рис. 4. Иван IV (Грозный) (Портрет XVI в. Национальный музей, Копенгаген).

Рис. 5. Ярославская-Казанская икона Божией матери (чудотворно-явленная).

Рис. 6. Копия с чудотворного образа Божией матери, «что в селе Табынске…»

Рис. 7. Казанская в Шлисельбурге (оригинал).

Рис. 8. Перемещение чудотворной иконы во вновь построенный монастырь. (Честь и слава Богоматери… - С. 47).

Рис. 9. Царь Федор Иоаннович (Парсуна XVII в.).

Рис. 10. П. Чистяков. Патриарх Гермоген отказывается подписывать договор.

Рис. 11. Скотт. Архимандрит Свято-Троицкого монастыря Дионисий, вручающий грамоту воину. XIX в.

Рис. 12. Новгородский гражданин Минин.

Рис. 13. Князь Пожарский.

Рис. 14. Э. Лисснер. Польские паны, осажденные в Московском Кремле, сдаются русским ополченцам.

Рис. 15. Неизвестный художник. Портрет царя Михаила Федоровича Романова.

Рис. 16. Н. Тютрюмов. Портрет патриарха Филарета.

Рис. 17. Богородско-Уфимская чудотворная икона Божией Матери.

Рис. 18. Московский Казанский собор в 1636 году (Вариант реконструкции историка архитектуры С.С. Понадюка по материалам исследований).

Рис. 19. Царь Алексей Михайлович (Парсуна. XVII в.).

Рис. 20. Московская чудотворная икона Казанской Божией Матери (список Пожарского) (опублик. в: Андреев Николай. К вопросу о судьбе иконы Казанской Богоматери… - С. 270, ил. 2).

Рис. 21. Чудотворная казанская икона из предела св. Аверкия Иерапольского Московского Казанского собора (часто публикуется, как чудотворная московская икона (список Пожарского)).

Рис. 22. Елоховская икона Божией Матери Казанская – чудотворный образ (опублик.: Богоявленский Кафедральный Собор. - М., 2003. - С. 5).

Рис. 23. Сравнение двух чудотворных Казанских икон: Елоховской и из предела св. Аверкия (общий план).

Рис. 24. Сравнение двух чудотворных Казанских икон: Елоховской и из предела св. Аверкия (лики Божией Матери).

Рис. 25. Сравнение двух чудотворных Казанских икон: Елоховской и из предела св. Аверкия (лики Богомладенца).

Рис. 26. Чимеевская икона Божией Матери Казанская – чудотворный образ

Рис. 27. Казанская-Вознесенская – икона-реликварий. Происходит из кремлевского Вознесенского монастыря (Москва). Список с иконы Богоматери Казанской, Москва, мастер круга Оружейной Палаты, 2-я пол. XVII в. Оклад – 1717 г.

Рис. 28. Карл де Моор. Петр I.

Рис. 29. Святитель Митрофан Воронежский. Икона (Святитель Митрофан перед кончиной принял схиму, и на этой иконе он облачен в схимнический куколь и архиерейскую мантию).

Рис. 30. Северная (Санкт-Петербургская) чудотворная икона Казанской Божией Матери (опублик. в: Андреев Николай. К вопросу о судьбе иконы Казанской… - С. 269, ил. 1).

Рис. 31. Портрет царя Иоанна Алексеевича, старшего брата и соправителя Петра I в 1682-1696 годах.

Рис. 32. Казанский Собор (Санкт-Петербург), гравюра Г. Клабера по проекту А.Н. Воронихина 1805 г.

Рис. 33. Новоявленная чудотворная Ярославская-Казанская икона Божией Матери (Ярославский Богородицкий монастырь).

Рис. 34 Чудотворная точная копия Северной Казанской иконы (местонахождение – Казанский собор в Санкт-Петербурге).

Рис. 35. Особо чтимая Казанская икона из храма Ярославских чудотворцев г. Казани.

Рис. 36. Ватиканский особо чтимый список Казанской иконы Божией Матери.

 
  • Карта сайта
  • Поиск
  • Полезные статьи
    спонсоров проекта

     


  •