Казанская духовная семинария Казанская духовная семинария
  •  Главная страница / Издательский отдел / Православный собеседник / Православный собеседник № 1(6) - 2004 / Казанско-Богородицкий женский монастырь: вехи истории /

X. Монастырь в годы советской власти

В начале XX века обитель считалась одной из самых благоустроенных и богатых в Казанской епархии. К 1917 году монастырь имел налаженное свечное производство, живописную и золотошвейную мастерские, пасеку, плодоносящий сад, дойное стадо. Но с приходом к власти большевиков на Православную Церковь воздвиглись неисчислимые гонения. Храмы разрушались, священнослужители высылались или расстреливались, святыни уничтожались. Все тяготы этих ужасных гонений претерпел на себе и Казанский монастырь.

После событий октября 1917 года государственно-религиозные отношения в стране вступили в новую фазу своего развития. Их суть определялась нетерпимостью идеологии большевизма к религиозному инакомыслию. Декрет СНК от 23 января 1918 года «Об отделении церкви от государства и школы от церкви» стал программным документом религиозной политики нового государства, который декларировал невмешательство государства в дела Церкви.

Декрет ставил Русскую Православную Церковь в жесткие рамки запретов и ограничений: она теряла право юридического лица, лишалась всего имущества, движимого и недвижимого, и права владеть им. Отныне церкви и монастыри могли лишь пользоваться «бесплатно» своим имуществом с разрешения местной или центральной власти. При этом полученное «в бесплатное пользование» имущество подлежало налогообложению как объект «частного предпринимательства». Во исполнение этого декрета у Церкви сразу же были отобраны шесть тысяч храмов и монастырей как «особо ценные памятники» истории или архитектуры, подлежащие переходу под охрану государства. Были закрыты и банковские счета религиозных организаций.

С резким осуждением действий большевиков в своем новогоднем послании 1 января 1918 года выступил Патриарх Московский и Всея России Тихон. «Забыли мы, господа! Бросились за новым счастьем, стали бегать за обманчивыми тенями, прильнули к земле, к деньгам, упились вином свободы, – и так, чтобы всего этого достать как можно больше, взять именно себе, чтобы другим не оставалось. Заботимся о том, что приходит, – о душе бессмертной совсем забываем. Оттого и наши заботы о создании «храмин и житниц» постигает неудача.

Церковь осуждает такое наше строительство, и мы решительно предупреждаем, что успеха у вас не будет никакого до тех пор, пока не вспомните о Боге, без которого ничего доброго не может быть сделано (Ин. 15,5), пока не обратимся к Нему всем сердцем и всем помышлением своим (Мф. 22,38).

И вся эта разруха и недостатки оттого, что без Бога строится ныне Русское государство, разве слышали мы из уст наших правителей святое имя Господне в наших многочисленных советах, парламентах, предпарламентах? Нет, они полагаются только на свои силы, желают сделать имя себе, а не так, как наши благочестивые предки, которые не себя, а имени Господню воздавали славу. Оттого Вышний посмеется планам нашим и разрушит советы наши. Подлинно праведен Ты, Господи, ибо мы не покорны были слову Его (Пл. Иер. 1.18)».73

Наступление на монастыри началось в 1918 году, когда еще не было издано об этом специального закона, по инициативе местных властей, одобренной центральной властью. Протесты против закрытия монастырей и насильственного выселения из них монахов пресекались в судебном порядке как акты сопротивления представителям власти. Массовый характер закрытие монастырей приняло в 1919-1921 гг. в ходе национализации их имущества.

Вскоре после революции также закрывается и Казанско-Богородицкий монастырь. Последняя настоятельница обители монахиня Рахиль подвергается гонениям со стороны новых властей. Ей досталась тяжелая участь видеть разрушение и поругание ее обители. Многие здания были заняты военными частями и учреждениями. В здании школы разместили 1-ю Советскую школу, в странноприимном корпусе – городской пункт для беженцев. Все здания были национализированы.

20 сентября 1918 года, во время совершения настоятелем Спасо-Преображенского монастыря в Кремле архимандритом Иоасафом74 литургии, в алтарь вошел красный командир и объявил, что Кремль закрывается для публики, объявляется военным городком, а все гражданские учреждения и частные лица из Кремля выселяются.

Закрытие кремлевских храмов последовало 22 сентября. Уступая настоятельным просьбам архимандрита, временно управляющего Казанской епархией, власти разрешили вынос из кремлевских церквей наиболее чтимых святынь. Условием поставили предоставление списка участников числом не более двадцати человек, а прохождение – без пения и колокольного звона. Архимандриту Иоасафу поступали противоречивые указания, определялись различные сроки для перенесения святынь. Наконец, в 9 часов вечера силами монахинь Казанского Богородицкого монастыря, ибо в самом Спасском монастыре, кроме о. Иоасафа, оставались только иеромонах Варсонофий и монах Венедикт, были вынесены: из кафедрального Благовещенского собора – рака с мощами святителя Гурия Казанского, из Спасского монастыря – рака с мощами святителя Варсонофия, икона св. Варвары с частицей мощей, древние иконы Николы Ратного и Спаса Всемилостивого, древняя запрестольная икона и крест.

Впервые за много веков мощи казанских святителей покидали стены древнего Кремля. Ныне этот печальный исход видится нам провозвестником грядущих гонений на Православие, символическим началом теснения христианства из его пределов и в самом Казанском крае. Уже была пролита кровь первых казанских новомучеников, уже начались аресты городского духовенства, и вот дошла очередь и до первосвятителей казанских...

Сохранилось свидетельство очевидца этих событий, имя которого, к сожалению, осталось безызвестным:

«Под покровом темноты, в темную осеннюю ночь печальное шествие двинулось из Кремля к Казанскому монастырю. В глубоком молчании, без колокольного звона, без священных песнопений, двигалось шествие по пустынным улицам города: военное положение запрещало жителям выходить на улицы после 7 вечера. Так, не видимые никем, шествовали святители Гурий75 и Варсонофий по улицам своего града, изгнанные из своих обителей, чтобы найти приют под покровом Божией Матери.

Согбенные под тяжестью серебряных гробниц, медленно двигались грустные фигуры, храня безмолвие в сердцах, переживавших момент величайшего потрясения. Скорбь смешивалась с бодрым мужеством и решимостью...В Казанском монастыре духовенство с игуменией ждали приближения шествия в зимнем храме, где в то время совершались ежедневные службы (в тот год, еще в августе при белых, службы были перенесены из летнего храма в зимний, ввиду опасности, грозившей от бомбардировки – А.Е.).

Шествие долго не появлялось. Наконец, оно достигло святых ворот монастыря. Ворота тотчас закрылись за шествием, и мощи были внесены в храм и поставлены на приготовленное место – у южной стены. Двери храма были заперты, и началось трогательное ночное служение – молебствие. Мощи святителей были спасены в стенах обители Казанской Божией Матери...» 76

В последние месяцы 1918 года храмы Казани были переполнены молящимися и плачущими. В церкви люди находили успокоение от страхов, бед и сует мирской жизни. Религиозным центром города стал Богородицкий монастырь. Здесь были сосредоточены все главные святыни – икона Казанской Божией Матери и мощи казанских первосвятителей, здесь каждый праздник совершалась архиерейская служба. По средам епископ Анатолий (Грисюк) служил акафист святителю Гурию, по пятницам – св. Варсонофию.77 По свидетельству современника, «в Казанском монастыре... находили забвение от скорбей и от скудной действительности все, обуреваемые земными страданиями».

Зимой 1918/19 гг. по городу ходили разные слухи о закрытом Кремле. Говорили, что будто бы красноармейцы, стоящие в карауле у кафедрального собора и в Спасском монастыре, видят по ночам в окнах опечатанных храмов зажженные свечи и слышат оттуда церковное пение. А один часовой будто бы видел даже монаха, вышедшего из закрытого храма...

Так странно – в слухах и страхах – закончился для Казанской епархии 1918 год. Год, исполненный страданий и крови, заставивший впервые за многие века вспомнить о гонениях на христиан и, вместе с тем, давший имена новых исповедников, мучеников и подвижников благочестия... Тяжкий крест испытаний был уже взвален на плечи Русской Православной Церкви, но ей еще предстояло пройти долгим крестным путем до своей Голгофы, чтобы через позор и боль распятия обрести благодать чудесного Воскресения. Казанская Церковь шла этой же крестною стезей. И год 18-й стал только началом – страшным, безумным, диким, но все же только началом грядущих испытаний...

В 1920 году принадлежавшие Богородицкому монастырю 270 десятин пахотной земли были конфискованы, а все монастырские строения перешли в собственность государства.

С 1921 года при монастырской Казанско-Богородицкой церкви стала функционировать религиозная община. Община верующих, для того чтобы получить свои здания в аренду, перерегистрировалась в 1925 году в коллективное товарищество. После этого по акту, составленному Отделом по делам музеев и охране памятников искусства, старины и природы Академического центра, которому принадлежали теперь практически все сооружения монастыря, они были переданы в безвозмездное и бессрочное пользование общине. В 1926 году произошла очередная перерегистрация общины и здания были отданы ей в аренду сроком на три года. Существуют подробные описи переданного имущества.

В 1929 году положение ухудшилось в связи с тем, что в жилых корпусах монастыря разместилось общежитие студентов педагогического техникума. За время пребывания в стенах обители студенты техникума привели ее в безобразное состояние: были сломаны двери и окна, порублены на дрова ступени лестниц и перила, разбиты надгробные памятники во дворе. Кроме занимаемых помещений, дирекция учебного заведения требовала еще и здание теплой церкви под столовую, но оно не было ей передано.

Летний храм в это время использовался под склад для хлеба, причем зерно ссыпали прямо под иконостас, а в ноябре 1929 года летний собор был изъят из пользования общины. 22 февраля 1930 года с колокольни были сняты колокола. Община сама отказалась от здания колокольни, т.к. платить налоги за фактически неиспользуемое здание она не могла себе позволить. 1 марта 1929 года был составлен акт о сдаче закрытой Крестовоздвиженской церкви, помещение которой было принято на учет Горкомхозом. Если до 1930 года монастырским священнослужителям еще разрешалось проводить крестный ход на Казанку, то с 10 января 1930 года его проведение было запрещено. В феврале 1931 года православная община переводится в Петропавловский собор. На 1932 год в этой общине состояло 120 человек.

Со второй половины 1920-х годов происходит перелом в государственно-религиозных отношениях. Сосредоточение «церковной политики» в руках НКВД и ОГПУ вело к переориентации регулирования деятельности религиозных организаций на административно-командные меры. В решении социально-экономических и культурных задач произошло скатывание в сторону «чрезвычайщины», а проведение форсированными темпами коллективизации усугубило и негативные отношения с Церковью. В выступлениях руководителей государства и действиях партийных и государственных органов стал преобладать воинствующий подход к религии.

Конечно, были попытки остановить тотальное наступление на религию, но в условиях отсутствия демократии призывы к законности не имели успеха, и на 1930-е годы приходится пик ликвидации культовых зданий.

Рассмотрение вопросов о закрытии храмов с конца 1920-х годов перешло в ведение комиссий по вопросам культов при президиумах исполкомов различных уровней (подобная культкомиссия при Президиуме ТатЦИКа была образована в 1931 году). Регламентирующими документами в этом направлении были постановление ВЦИК «О религиозных объединениях» от 8 апреля 1929 г. и инструкция Постоянной комиссии по вопросам культов при Президиуме ВЦИК от 16 января 1931 г.

В соответствии со статьей 65 инструкции 1931 года ликвидация молитвенного здания значительно упрощалась. Достаточно было признать церковь или мечеть ветхой (при условии невыполнения ремонта общиной) или получить ходатайство со стороны большинства населения для использования здания под общественные нужды.78 Второй пункт был наиболее прост в реализации: закрытие утверждалось на общем собрании граждан, протокол которого направлялся в райисполком и на окончательное утверждение в ЦИК.

Неизвестно время принятия решения о разборке храмов. Существует фотография, на которой видно, как разбирают купол церкви Николы Тульского, предположительно это – 1932-1933 годы. Возможно, тогда же и был взорван холодный храм.

В 1931 году вышло решение СНК ТАССР о строительстве в Казани киностудии. Встал вопрос о передаче в ведение Татарского отделения «Востоккино» одного из городских помещений, с тем чтобы оборудовать в нем кинофабрику. Этим помещением и стали церкви бывшего Богородицкого монастыря. Было создано управление строительством кинофабрики «Востокфильм».79

К концу 1933 года на площадке кинофабрики была закончена кладка главного павильона и здание было подведено под кровлю. К нему было пристроено главное ателье. Двухэтажное жилое здание планировалось переоборудовать под кинолаборатории. Однако в 1934 году объединение «Востоккино» закрывается, прекращаются строительные работы.

В 1942 году в Казань были эвакуированы две табачные фабрики – московская «Дукат» фабрика и из г. Выборга. Они объединяются в одну и размещаются в полуразрушенных зданиях монастыря. В кратчайшие сроки было смонтировано оборудование и начато производство табачных изделий для фронта. В 1958 году начались работы по реконструкции фабрики, которые были завершены в конце 1965 года. Стоимость работ составила 615 тысяч рублей. Сохранились фотографии, зафиксировавшие состояние фабрики до реконструкции. На них хорошо виден новый корпус, в котором раньше располагался главный павильон кинофабрики, храм Николы Тульского с надстроенным третьим этажом.

До наших дней дошли лишь немногие здания этого некогда прекрасного архитектурного комплекса. Наиболее древним из сохранившихся строений является Софийская надвратная церковь (конец XVII – начало XVIII века). Вконец обветшали ни разу не видевшие ремонта Братский и Настоятельный корпуса (1810-1835 гг.). То же произошло и со своеобразными башнями ограды.

Больше других повезло Крестовоздвиженской церкви (1877 г.), где сейчас находится учебный корпус КГПУ. Это единственное здание монастыря, на которое можно смотреть без боли.

Сравнивая фотографии прошлых лет и современное состояние территории бывшего Казанского Богородицкого монастыря, мы можем видеть, как много потеряла Казань с ликвидацией этого прекрасного градостроительного ансамбля, игравшего важную роль в формировании силуэта и образа древнего города.

XI. Возрождение Святой обители

В последние годы на территории бывшего монастыря начаты восстановительные работы. Уже возвращена к жизни надвратная церковь Святой Софии, освященная вновь в 1994 году. Внутреннее убранство храма пока что очень скромное – иконостас современной работы и иконы, пожертвованные верующими людьми. Прежние прекрасные фрески на стенах полностью уничтожены – их придется воссоздавать заново. Службу в этом храме ведет молодой священник отец Сергий (Дятлов).

Но прихожане Софийской церкви надеются на то, что все-таки удастся найти остатки пещерного храма и восстановить некогда величественный Казанский собор.

И тогда на том месте, где когда-то русский народ обрел одну из своих главных святынь, снова будут звучать слова молитвы: «Заступнице усердная, Мати Господа Вышняго, за всех молиши Сына Твоего Христа Бога нашего, и всем твориши спастися, в державный Твой покров прибегающим. Всех нас заступи, о Госпоже, Царице и Владычице, иже в напастех, и в скорбех и в болезнех, обремененных грехи многими, предстоящих и молящихся Тебе умиленною душею и сокрушенным сердцем, пред пречистым Твоим образом со слезами и невозвратно надежду имущих на Тя, избавления всех зол. Всем полезная даруй и вся спаси, Богородице Дево, Ты бо еси Божественный покров рабом Твоим».

Приложение I
 
Настоятельницы святой обители

1. 1582-1584 – игуменья Петронилла.

2. 1588-1593 – игуменья Мария.

3. 1579-1582 – игуменья Мавра (Матрона).

4. 1631 – игуменья Феодосия.

5. 1643-1646 – игуменья Анфиса (Левашева).

6. 1652 – игуменья Ольга.

7. 1654-1656 – игуменья Марфа (Киреевская).

8. 1680-1681 – игуменья Иулия.

9. 1699-1704 – игуменья Марфа (Воронова).

10. 1735-1742 – игуменья Марфа (Соловцова).

11. 1764-1778 – игуменья Евдокия.

12. 1778-1787 – игуменья Александра.

13. 1788-1795 – игуменья Павла.

14. 1795-1807 – игуменья София (кн. Болховская Любовь Борисовна).

15. 1807-1822 – игуменья Назарета (Шванвичева).

16. 1822-1826 – игуменья Евфрасия.

17. 1826 – казначея Аркадия.

18. 1826-1846 – игуменья Евпраксия.

19. 1846-1847 – игуменья Маргарита.

20. 1847-1849 – игуменья Аркадия (Макарова Анна Ивановна).

21. 1849-1865 – игуменья Досифея (Веревкина Анна).

Приложение II

Насельницы Казанско-Богородицкого девичьего монастыря, упокоившиеся на погосте Кизического монастыря с 1847 по 18911

1. 1847 год, 28 июня – монахиня Людмила, 47 лет, прожившая в монастыре 20 лет.

2. 1848 год, 27 октября – монахиня Рахиль (Королева), 47 лет, прожившая в монастыре 23 года.

3. 1849 год, 5 декабря – девица Татьяна Иванова.

4. 1855 год, 19 декабря – священническая дочь, рясофорная послушница монастыря Мария Дмитриева, 31 год. В число сестер обители была определена 7 апреля 1844 года.2

5. 1858 год, 5 сентября – священническая дочь Елена, 53 года.

6. 1859 год, 10 сентября – Екатерина Михайловна Семкова.

7. 1859 год, 4 октября – монахиня Персида, 60 лет. Крестьянская дочь. По указу Казанской Духовной Консистории 16 августа 1829 года поступила в число сестер Свияжского девичьего монастыря. Согласно прошению, 29 октября 1845 года перемещена в Казанский монастырь. С 1850 по 1854 г. несла послушание казначеи монастыря.3

8. 1859 год, 2 ноября – монахиня Вера, 75 лет. Крестьянская дочь. Прожила в монастыре 50 лет. 3 января 1831 года определена в число сестер монастыря. 29 сентября 1850 года пострижена в монашество.4

9. 1861 год, 11 июля – рясофорная послушница Евфлипия Михайлова.

10. 1861 год, 21 июля – монахиня Платонида, 62 года. Крестьянская дочь. Прожила в монастыре 40 лет. 12 марта 1825 года определена в число сестер обители. 5 мая 1839 года пострижена в монашество.5

11. 1862 год(?) – монахиня Афанасия, 63 года. Мещанская дочь. Прожила в монастыре 30 лет. 31 мая 1847 года определена в число сестер монастыря. 14 июня 1848 года пострижена в монашество.6

12. 1862 год(?) – инокиня девица Надежда Гавриловна Жданова.

13. 1862 год, 20 апреля – рясофорная послушница Агриппина Васильевна Лощилина.

14. 1862 год, 22 апреля – схимонахиня Акилина.

15. 1862 год, 22 августа – девица Евгения Аполлоновна Чертова,7 дворянка, 77 лет, прожившая в монастыре 15 лет. Кстати, ее племянница Любовь Аркадьевна Чертова (1823 г.р.) в 1852 году указом Консистории была определена в число сестер обители. 12 сентября 1858 года – покрыта рясофором. Смотрела за монастырской библиотекой и архивом.8

16. 1864 год, 20 января – убиенная монахиня Христофора, 77 лет, прожившая в монастыре 52 года. Мещанская дочь. 25 октября 1828 года определена в число сестер обители. 6 марта 1836 года пострижена в монашество.9

17. 1865 год, 21 декабря – рясофорная послушница Надежда Петровна Астраханцева, 74 года, прожившая в монастыре 13 лет.

18. 1866 год, 18 апреля – рясофорная послушница Елена Ивановна Дерстуганова, 77 лет, прожившая в монастыре 22 года.

19. 1866 год, 17 сентября – Надежда Петровна Симбухина, дворянка, 68 лет.

20. 1866 год, 27 ноября – монахиня Евпраксия, 50 лет.

21. 1867 год, 12 декабря – монахиня Евгения, 87 лет, прожившая в монастыре 57 лет. Священническая дочь. В 1812 году определена в число сестер обители. 27 ноября 1833 года пострижена в монашество в сем монастыре.10

22. 1867 год, 12 марта – инокиня Евлампия, 37 лет, прожившая в монастыре 32 года.

23. 1868 год, 7 апреля – монахиня София, 52 года, прожившая в монастыре 35 лет.

24. 1868 год, 4 октября – рясофорная послушница Мария.

25. 1869 год(?) – инокиня Татьяна Ивановна, 73 года, прожившая в монастыре 40 лет.

26. 1869 год(?) – послушница Хиония, 43 года, прожившая в монастыре 22 года.

27. 1869 год(?) – рясофорная послушница Екатерина Васильевна.

28. 1869 год, 27 марта – послушница Александра Владимировна Баркова, из дворян, 69 лет, прожившая в монастыре 15 лет.

29. 1869 год, 14 июля – монахиня Асенефа, 70 лет.

30. 1869 год, август – послушница Ксения, 19 лет.

31. 1869 год, 7 августа – послушница Александра, 34 года.

32. 1869 год, 24 сентября – инокиня Агапия, 65 лет, прожившая в монастыре 30 лет.

33. 1870 год(?) – инокиня Елена Игнатьевна Тихонова, почетная казанская гражданка.

34. 1870 год, 21 марта – послушница Юлия, 21 год, прожившая в монастыре 1 год.

35. 1870 год, 1 мая – схимонахиня Варвара, 87 лет, прожившая в монастыре 67 лет, в монашестве 52 года.

36. 1870 год, 25 июля – послушница Варвара, 32 года, прожившая в монастыре 26 лет.

37. 1871 год, 19 июля – монахиня Илентина, 75 лет.

38. 1871 год, 26 августа – монахиня Феогния, 70 лет, прожившая в монастыре 50 лет. Крестьянская дочь. Золотошвейка. 29 мая 1823 года определена в число сестер обители. 30 ноября 1840 года пострижена в монашество в сем монастыре.11

39. 1871 год, 2 сентября – монахиня Агния, регент, 60 лет от роду.

40. 1871 год, 22 декабря – инокиня Параскева, 67 лет.

41. 1872 год, 16 июля – рясофорная послушница Пелагея, 75 лет, прожившая в монастыре 63 года.

42. 1872 год, 6 октября – девица Татьяна, 42 года, прожившая в монастыре 12 лет.

43. 1872 год, 28 декабря – инокиня Наталья Ивановна Домрачева, 88 лет, прожившая в монастыре 53 года.

44. 1873 год, 16 февраля – монахиня Лариса, 57 лет, прожившая в монастыре 40 лет.

45. 1874 год, 17 марта – послушница Екатерина, 30 лет, прожившая в монастыре 9 лет.

46. 1874 год, 4 ноября – монахиня Магдалина. Крестьянская дочь. В последние годы жизни несла послушание при продаже свеч. В обители проживала с 1830 года. В 1856 году определена в число послушниц. В 1864 году покрыта рясофором. 23 февраля 1868 года пострижена в монашество в сем монастыре.12

47. 1875 год, 30 мая – монахиня Трефина, 78 лет, прожившая в монастыре 53 года.

48. 1875 год, 25 октября – инокиня Анна, 42 года, прожившая в монастыре 19 лет.

49. 1875 год, 13 ноября – инокиня Петсия, 80 лет, прожившая в монастыре 50 лет.

50. 1876 год, 27 января – Варвара Ивановна Пахомова, 53 года, прожившая в монастыре 7 лет.

51. 1876 год, 18 февраля – монахиня Александра, 67 лет.

52. 1877 год, 8 июля – инокиня Анастасия, 65 лет, прожившая в монастыре 38 лет.

53. 1877 год, 13 июля – монахиня Сергия, 73 лет. Крестьянская дочь. 28 октября 1845 года перемещена в сей монастырь из Свияжского девичьего монастыря. В последние годы жизни несла послушание при иконе Богоматери.13

54. 1877 год, 29 июля – монахиня Мариамна, 64 года, прожившая в монастыре 44 года. Мещанская дочь. 15 марта 1848 года поступила в число сестер обители. 24 мая 1860 года пострижена в монашество в сем монастыре. В последние годы жизни несла послушание в приделе.14

55. 1878 год(?) – монахиня Ирина (Павлова).

56. 1878 год, 14 апреля – монахиня Зинаида, 86 лет, прожившая в монастыре 66 лет. Крестьянская дочь. Определена в число сестер обители 30 сентября 1827 года. Пострижена в монашество 18 октября 1833 года.15

57. 1878 год, 15 мая – девица Александра Лукиановна Фомина, 59 лет от роду.

58. 1878 год, 7 июля – монахиня Надежда, 70 лет, прожившая в монастыре 60 лет. Крестьянская дочь. Определена в число сестер обители 14 марта 1824 года. Пострижена в монашество 5 октября 1850 года. В последние годы жизни несла послушание у церковных кружек.16

59. 1878 год, 5 августа – рясофорная послушница Анна Павловна Кузнецова, 22 года, прожившая в монастыре 10 лет.

60. 1878 год, 21 декабря – монахиня Рахиль, 47 лет.

61. 1879(?) – девица Евдокия Дмитриевна Шадрина, 31 год, прожившая в монастыре 17 лет.

62. 1879 год, 27 февраля – монахиня Татьяна (Штурмова), 62 года, прожившая в монастыре 37 лет.

63. 1879 год, 7 апреля – монахиня Мелания, 72 года, прожившая в монастыре 20 лет.

64. 1879 год, 17 июня – монахиня Анфия, 71 год, прожившая в монастыре 40 лет. Крестьянская дочь.

65. 1879 год, 21 октября – девица Надежда Григорьевна Дорофеева, 68 лет.

66. 1880 год (?) – монахиня Мария.

67. 1880 год, 8 марта – рясофорная послушница Александра Федоровна Говорухина, 50 лет, прожившая в монастыре 20 лет.

68. 1880 год, 21 апреля – монахиня Феодора, 22 года, прожившая в монастыре 63 года.

69. 1880 год, 13 октября – инокиня Анна, 75 лет.

70. 1880 год, 11 ноября – монахиня Паисия, 80 лет, прожившая в монастыре 57 лет.

71. 1881 год, 10 января – монахиня Павла, 59 лет, прожившая в монастыре 45 лет.

72. 1881 год, 10 февраля – монахиня Маргарита, 67 лет, прожившая в монастыре 50 лет.

73. 1881 год, 24 марта – инокиня Параскева Петрова, 76 лет, прожившая в монастыре 17 лет.

74. 1881 год, 28 марта – монахиня Любовь, 75 лет, прожившая в монастыре 65 лет.

75. 1881 год, 22 июля – инокиня Васса, 62 года.

76. 1881 год, 25 июля – монахиня Филарета, 88 лет, прожившая в монастыре 60 лет.

77. 1881 год, 19 декабря – монахиня Марина, 66 лет.

78. 1883 год, 30 января – монахиня Надежда, 56 лет, прожившая в монастыре 30 лет.

79. 1883 год, 22 марта – послушница Надежда Тимофеевна Ничижанова.

80. 1884 год, 12 января – монахиня Евпраксия, 67 лет, прожившая в монастыре 44 года.

81. 1884 год, 26 января – рясофорная послушница Анна Козмина, 84 года, прожившая в монастыре 14 лет.

82. 1884 год, 17 марта – монахиня Марионилла.

83. 1884 год, 20 марта – монахиня Калерия, бывшая казначея, 88 лет, прожившая в монастыре 75 лет. Крестьянская дочь. В монашество была пострижена 15 октября 1833 года. Казначеей определена 14 октября 1854 года.17

84. 1884 год, 1 июля – инокиня Серафима.

85. 1884 год, 21 декабря – девица Пелагея, 74 года, прожившая в монастыре 52 года, прожила без света 20 лет.

86. 1885 год, 9 июля – монахиня Дорофея (Трескина), 75 лет, прожившая в монастыре 37 лет.

87. 1885 год, 19 сентября – инокиня Клеопатра.

88. 1886 год, 10 февраля – девица Татьяна Сергеевна Сергеева, 98 лет, прожившая в монастыре 39 лет.

89. 1886 год, 20 февраля – монахиня Иоанна, 73 года, прожившая в монастыре 60 лет.

90. 1886 год, 22 июня – рясофорная послушница Александра.

91. 1886 год, 2 июля – инокиня Мария Семеновна Штурмова, 84 года, прожившая в монастыре 52 года.

92. 1887 год, 22 марта – рясофорная послушница Любовь Бутлерова, 20 лет, прожившая в монастыре 8 лет.

93. 1887 год, 16 апреля – монахиня Ника, 77 лет, прожившая в монастыре 52 года.

94. 1887 год, 4 августа – рясофорная послушница Анна Бутлерова, 18 лет, прожившая в монастыре 8 лет.

95. 1887 год, 13 сентября – инокиня Анастасия, 78 лет.

96. 1888 год, 19 февраля – инокиня Евгения Васильевна Кобычева, 75 лет.

97. 1888 год, 17 сентября – инокиня Матрона, 97 лет, прожившая в монастыре 67 лет.

98. 1888 год, 19 сентября – монахиня Мастридия, 59 лет, прожившая в монастыре 45 лет.

99. 1888 год, 15 октября – инокиня Васса Михайловна Ромашева, 40 лет, прожившая в монастыре 16 лет.

100. 1889 год, 16 мая – монахиня Еванфия, казначея, 68 лет, прожившая в монастыре 64 года.

101. 1889 год, 9 ноября – инокиня Вера Герасимовна Леденцева, 59 лет, прожившая в монастыре 30 лет.

102. 1889 год, 31 декабря – монахиня Илария (Платунова), 52 года, прожившая в монастыре 24 года.

103. 1890 год, 4 января – инокиня Татьяна Рокычева, 43 года, прожившая в монастыре 24 года.

104. 1890 год, 19 мая – инокиня Юлия Романовна Семенова, 39 лет, прожившая в монастыре 22 года.

105. 1890 год, 16 июля – инокиня Агапия Спиридоновна Седельникова, 38 лет, прожившая в монастыре 19 лет.

106. 1890 год, 5 октября – дочь диакона, девица Александра Федорова, 16 лет, прожившая в монастыре 10 лет.

107. 1890 год, 30 декабря – инокиня Евгения Васильевна Дроздова, певчая, 30 лет, прожившая в монастыре 24 года.

108. 1891 год, 19 января – монахиня Рафаила, 70 лет.

109. 1891 год, 24 февраля – инокиня Анастасия, 69 лет, прожившая в монастыре 50 лет.

110-138. 29 безымянных могил усопших насельниц святой обители.

Приложение III

В Татнаркомпрос
6 августа 1929 г.

В прошлом учебном году в зданиях бывшего Казанского монастыря при крайне антисанитарных условиях и при крайне скученном (двухъярусном) расположении помещалось 425 человек студентов различных техникумов. С решением вопроса (в санитарных целях) о разборке второго яруса (полатей) в нынешнем году при необходимости размещения 500 студентов Татпедтехникума площадь общежития должна еще больше сузиться, что повлечет невозможность размещения всех наших студентов в отведенных нам помещениях.

Такое затруднительное положение усугубляется отсутствием помещения под студенческую столовую. Между тем в зданиях бывшего монастыря до сего времени живут несколько семей, никакого отношения к ведомству НКП не имеющих и занимающих лучшую и довольно большую жилплощадь, где можно бы разместить студентов, и есть церковь, которая расположена в одном корпусе со студенческими общежитиями и которая после ликвидации монастыря перешла по договору с НКВД вновь организовавшейся религиозной общине в 225 человек, которую без всякого ремонта можно было бы приспособить под студенческую столовую, ибо функционирование церкви, которая раньше обслуживала лишь обитателей монастыря, – теперь после ликвидации последнего при том положении, когда в зданиях монастыря расположены две советские школы I ступени, где обучается около 400-500 малолетних детей, и студенческие общежития на 500 человек – ничем не оправдываемо, тем более, когда в распоряжении религиозной общины имеется другое здание церкви, так называемое летнее, которое, в случае невозможности по тем или иным соображениям совершенного закрытия церкви, вполне может быть переделано религиозной общиной в зимнее.

На основании изложенного Татпедтехникум просит НКП войти с ходатайством пред соответствующими учреждениями:

1. О выселении до начала учебного года из зданий бывшего монастыря ныне переданных Татпедтехникуму всех посторонних жильцов, чтобы можно было разместить всех студентов;

2. О предоставлении одного здания церкви под студенческую столовую.

Зав. Техникумом Султанов

Верно: Управделами НКП ТР Муратов

(НА РТ, ф. 3682, оп. 1, д. 1836, л. 1-2.)

В народный комиссариат просвещения
Татарской Республики (Акадцентр)
3 октября 1929 г.

Летний храм бывшего Казанского Богородицкого монастыря постановлением соответствующих органов власти занимается Татхлебосоюзом под складское помещение для ссыпки хлеба.

Имея в виду, что иконостас этого храма с точки зрения исторических наук для Акадцентра может представлять известную ценность, НКВД ТР просит ИКП срочно разрешить этот вопрос в том или ином направлении и принять меры к укреплению иконостаса на месте в смысле сохранения его в первоначальном положении.

В случае же, если иконостас никакой ценности не представляет, то не позднее 5 ноября об этом сообщить в НКВД, т.к. с 5 ноября будет приступлено к разборке иконостаса.

Народный комиссар Внудел ТАССР Багаутдин

(НА РТ, ф. 732, оп. 6, д. 30, л. 15.)

Народному комиссару Внудел ТАССР
Багаутдинову
4 ноября 1929 г.

Отдел извещает Вас, что иконостас в бывшем летнем храме бывшего Казанского монастыря относится к началу 19 века и по заключению специалистов имеет художественную ценность для этой эпохи, в то же время не представляя из себя большой материальной ценности для реализации. Ввиду этого Отдел полагает желательным и необходимым его сохранить впредь до окончательного решения о назначении всего памятника в целом, пока же все культовые атрибуты, как иконы и прочее, будут оттуда изъяты.

Иконостас, оставаясь на месте, не будет мешать засыпке зерна в том количестве, которое предусмотрено техническим осмотром.

Начальник Отдела по делам Музеев Акадцентра

/подпись/

(НА РТ, ф. 732, оп. 6, д. 30, л. 35.)

В Татнаркомпрос
июль 1930 г.

В связи со слиянием 3-х педтехникумов с 1 октября в Казанский педтехникум будет всего 28 групп с 1008 уч., а с 1 марта 1930/31 уч. года 35 групп с 1260 чел. Между тем в настоящее время техникум располагает в 2-х общежитиях (в бывшем Казанском монастыре и здании Чувпедтехникума) количеством мест всего на 700 чел. Кроме того, нет помещения под столовую. Педтехникум с прошлого года добивается под столовую здания так называемой зимней церкви, находящейся в одном корпусе с общежитиями, но до сего времени этот вопрос остается неразрешенным.

Техникум просит под общежитие предоставить ему это здание 2-х школ № 2 и № 12 на монастырском дворе и исходотайствовать пред соответствующими учреждениями предоставить под столовую здание зимней церкви.

Директор техникума

Султанов

(НА РТ, ф. 3682, оп. 1, д. 1836, л. 26.)

Заведующему Музейным Отделом ТНКП
Управимуществом Музейного отдела

Докладная записка

6 августа 1931 г.

За время своего пребывания в пределах бывшего казанского монастыря, Казанский Педтехникум привел его в безобразное состояние:

заборы вокруг корпусов и многие надворные постройки истоплены учащимися техникума;

двери, ведущие в корпуса истоплены учащимися Педтехникума;

мосточки, соединяющие тротуары у канав также истоплены учащимися;

во дворе ямы, вырытые для ремонта водопровода, оставлены не засыпанными;

весь двор, окружающий общежитие Педтехникума, превращен в сплошную уборную;

многие надмогильные памятники, имеющие нередко историческое значение, варварски разбиты учащимися Педтехникума и разбросаны по всему двору;

перила от лестниц внутри корпусов сломаны и истоплены учащимися;

многие деревянные ступеньки от лестниц внутри корпусов сломаны и истоплены;

многие двери от комнат сломаны и повреждены;

на потолках корпусов появились трещины и сырые пятна оттого, что учащиеся зимой, особенно в ночное время, не ходят в уборные, а испражняются прямо в коридорах, оставляя целые болота. Эти болота верхних этажей просачиваются сквозь пол и влияют таким образом разрушительно на потолки нижнего этажа;

не соблюдают учащиеся Педтехникума гигиенические и антипожарные условия: помои льют они из окон. Головешки от печей они выбрасывают или в коридор или в окна, рамы многие изуродованы и стекла разбиты. Все общежитие превращено в дом терпимости.

Обезобразив таким образом корпуса бывшего Казанского монастыря, Казанский Педтехникум хочет принять в свое ведение весь бывший Казанский монастырь, чтобы весь его превратить в полуразрушенное состояние. Много раз они отказывались принять монастырь целиком, но теперь, когда мы сдали целый ряд сараев под конюшни КОПРу и появилась т.о. материальная выгода от принятия его, Педтехникум сам стал просить весь бывший монастырь на выгодных для себя условиях и обязательно до Вашего приезда. Он ставил своим условием, чтобы ему непременно сдать весь монастырь, не исключая даже Софийскую церковь – памятник старины и искусства, находящийся на нашей охране.

Мы, конечно, не соглашались на эти условия и требовали полной изоляции от остальной части монастыря нашей 1/3 части бывшего монастыря, заселенную исключительно частными жильцами и арендаторами (КОПРом и свечной мастерской) с условием открыть задний, совершенно отдельный ход. В этом районе КОПР обещался построить свою военную охрану. Для изоляции этой потребовалось бы минимальное количество забора.

Если же этого сделать нельзя, мы стали отстаивать самую заднюю часть бывшего Казанского монастыря – занятую арендаторами КОПРом и свечной мастерской, совершенно изолированные от остальной части монастыря забором и имеющие отдельные ворота и совершено не имеющие никакого отношения к Педтехникуму.

(НА РТ, ф. 3682, оп. 1, д. 18, л. 46.)

Источники и литература

1. НА РТ, ф. 98, оп. 7, д. 299, л. 31.

2. НА РТ, ф. 141, оп. 87, д. 33, л. 1-52.

3. НА РТ, ф. 199, оп. 2, д. 249, л. 2-33.

4. НА РТ, ф. 484, оп. 61, д. 1, л. 2-36.

5. НА РТ, ф. 484, оп. 67, д. 1, л. 11-55.

6. НА РТ, ф. 484, оп. 82, д. 1, л. 16-72.

7. НА РТ, ф. 484, оп. 84, д. 1, л. 8-73.

8. НА РТ, ф. 484, оп. 85, д. 1, л. 4.

9. НА РТ, ф. 484, оп. 86, д. 1, л. 4-52.

10. НА РТ, ф. 484, оп. 87, д. 1, л. 2-48.

11. НА РТ, ф. Р-73, оп. 6, д. 68, л. 35.

12. Агафонов Н.Я. Казань и казанцы. Кн. I. Казань, 1906, с. 58-113.

13. Агафонов Н.Я. Кладбище Казанского Кизического монастыря. Рукопись. ОРРК НБЛ КГУ. Ед.хр. 218. Л. 6-258.

14. Амвросий (Орнатский). История Российской иерархии. Часть III. М., 1813, с. 382-392.

15. Амиров К.Ф. Казань: где эта улица, где этот дом? Справочник улиц города Казани. Казань, 1995, с. 177, 121.

16. Баженов Н. Казанская история Казань, 1847.

17. Бикбулатов Р. Казань. Знаменитые люди. Книга I. К., 2003, с. 24, 35, 48, 79, 91,

18. Бикбулатов Р., Мустафин Р. Казань и ее слободы. Казань, 2001, с. 103-111.

19. Дамаскин (Орловский). Мученики, исповедники и подвижники РПЦ XX столетия. Жизнеописания и материалы к ним. Тверь, 2000, с. 12-15, 479.

20. Девятых Л.И. Казань. Забытое и незнаемое. Казань, 2002, с. 79-85.

21. Достойны памяти потомков. Городские головы Казани. 1767-1917 гг. Сборник документов и материалов. Казань, 2002, с. 95-97.

22. Дульский П.М. Зилант и Кизицы. Казань, 1917, с. 21-24.

23. Дульский П.М. Памятники казанской старины. Казань, 1914.

24. Елдашев А.М. Кизический Введенский монастырь. Изд. КазДС. 2003.

25. Елдашев А.М. Кизический Введенский монастырь // Православный собеседник. Изд. КазДС. № 1(4). 2003.

26. Елдашев А.М. Кизический монастырь и его некрополь // Эхо веков. № 1/2 (30/31). 2003, с. 26-30.

27. Елдашев А.М. Некрополь Кизического Введенского монастыря // Семинарский вестник. Изд. КазДС. Выпуск № 1-2 (7-8). 2003.

28. Елисеев Г.З. Казанская чудотворная икона Божией Матери. Православный собеседник. Изд. Казанской Духовной академии. 1858. Часть III, с. 393.

29. Ермолаев И.П. Прошлое России в лицах. Биографический словарь. IX-XVIII вв. Казань, 1999, с. 133.

30. Загоскин Н.П. Император Павел Первый в Казани (1798 г.). К., 1893.

31. Загоскин Н.П. Спутник по Казани. Иллюстрированный указатель достопримечательностей и справочная книжка города. Казань, 1895, с. 153-161, 478.

32. Зеленецкий А.Ф. Казанский Богородичный первоклассный женский монастырь. Краткий исторический очерк с фотографическими снимками. Казань, 1910, с. 58, 59, 88-92, 96, 97, 103, 110.

33. Изучение, охрана, реставрация и использование недвижимых памятников истории и культуры в Республике Татарстан. Информационный сборник. Сост. Нестеренко И.М. Вып. 2/3. Казань, 2001, с. 18.

34. Казанские губернские ведомости. 3 июля 1904, суббота, № 70.

35. Казанский М.В. Путеводитель по Казани. Казань, 1899.

36. Казанский сборник статей архиепископа Никанора (Каменского Н.Т.). Казань, 1909, с. 206.

37. Казанский телеграф. № 3575. 24 ноября 1904.

38. Казанское дворянство. 1785-1917. Генеалогический словарь. Сост. Двоеносова Г.А. Казань, 2001, с. 100, 101, 346-350, 602-604.

39. Карташева Е.И. Печаль следит за мной как тень...// Казань. № 9-10. 1995, с. 45-53.

40. Кириченко Е.И. Храм Христа Спасителя в Москве. М., 1992, с. 49.

41. Корсакова В.Д. Список начальствующих лиц в городах теперешней Казанской губернии с 1553 г. до образования Казанской губернии в 1708 г., а также губернаторов, наместников, генерал-губернаторов и военных губернаторов, управлявших Казанской губернией с 1708 г. по 1908 г. включительно. Казань, 1908, с. 17.

42. Лебедев А. Преклонение перед иконой-покровительницей не знало религиозных границ // Республика Татарстан. 23 октября 2003.

43. Лебедев Е.М. Спасский монастырь в Казани. Историческое описание. Казань, 1895, с. 79.

44. Лисевич М.М. История Казани глазами эрудитов. Изд. 2-е, доп. Казань, с. 27.

45. Лисевич М.М. О почтении к отеческим гробам // Конец недели. 17 января 1998.

46. Малов Е.А. Казанский Богородицкий девичий монастырь. История и современное его описание. Казань, 1879, с. 83, 89-92,103-109.

47. Малов Е.А. Историческое описание церквей г. Казани. Казань, 1884-1891. Вып. 1-2.

48. Милашевский Г.А. Тайна великого святотатства. Хроника громкого судебного дела, закончившегося обвинительным приговором, но не раскрывшего загадки преступления // Казань. № 5-6. 1994, с. 112-117.

49. Муртазина Л.М. Казанские архитекторы конца XVIII – начала XX веков: Биографический справочник. Казань, 1999.

50. Никанор (Каменский Н.Т.). Казанский Кизический монастырь. Исторический очерк его двухсотлетнего существования. Казань, 1891.

51. Никанор (Каменский Н.Т.). Кладбище Кизического монастыря. Его история и описание. Казань, 1892, с. 23, 36, 54-66.

52. Пассек Т.П. Из дальних лет. Т. 2. М., ГИХЛ. 1963, с. 146.

53. Пинегин М.Н. Казань в прошлом и настоящем. СПб., 1890.

54. Покровский И.М. Печальная годовщина со дня похищения явленной чудотворной Казанской иконы Божией Матери в Казани (ответ на статью московского священника Н.Романовского «Где находилась подлинная (явленная) Казанская икона Божией Матери до злополучной ночи на 29 июня 1904 г».). Казань, 1905, с. 52.

55. Послание святителя Тихона, Патриарха Московского и всея России. Сборник трудов Патриарха Тихона. Фонд славянской письменности и культуры. М., 1990, с. 10.

56. Православные русские обители. Полное иллюстрированное описание всех православных русских монастырей в Российской империи и на Афоне. СПб., 1910, с. 243, 416, 417.

57. Пупарев А. Казанские губернаторы. Казань, 1856, с. 5.

58. Пушкин А.С. История Пугачева. Т.VIII. Л., 1978, с. 171-173, 227.

59. Республика Татарстан: православные памятники (середина XVI – начало XX веков). Казань, 1998, с. 30, 33, 34, 178-179.

60. Скоробогатов А. Визит в Казань императора Павла I// Эхо веков. № 1/2 (22/23). 2001. с. 202-208.

61. Славина Т.А. Константин Тон. Л., 1989, с. 80.

62. Судебный процесс по делу о похищении в Казани явленной чудотворной иконы Казанской Божией Матери. Полный стенографический отчет с приложением всех судебных речей. Казань. 1904, с. 8-17, 233.

63. Татарская энциклопедия. Т. I. Казань, 2002, с. 210, 366.

64. Татарский энциклопедический словарь. Казань, 1999, с. 185, 186, 195, 303, 338, 435, 458, 536, 664.

65. Хузин Ф.Ш. и др. Археологические открытия в Татарстане: 2000 год. Казань, 2001, с. 38-40.

66. Хузин Ф.Ш. и др. Археологические открытия в Татарстане: 2001 год. Казань, 2002, с. 42-43.

Примечания

1 Никанор (Каменский Н.Т.). Кладбище Кизического монастыря. История его описания. Казань, 1892. С. 23, 36, 54-66. Монашествующих в основном погребали на III участке, но отдельные захоронения были и на I, II участках.

2 НА РТ, ф. 484, оп. 61, д. 1, л. 18.

3 НА РТ, ф. 484, оп. 61, д. 1, л. 8.

4 НА РТ, ф. 484, оп. 61, д. 1, л. 13.

5 НА РТ, ф. 484, оп. 61, д. 1, л. 13.

6 НА РТ, ф. 484, оп. 61, д. 1, л. 13.

7 Младшая сестра казанского долгожителя, участника заграничных походов А.В.Суворова Аркадия Аполлоновича Чертова (1762-1867). Их отец Аполлон Лукич родился в 1739(?), подпоручик в отставке, проживал в с.Урахча Лаишевского уезда Казанской губернии. За ним по 4-й ревизии числилось 302 души крестьян. Родовое имение находилось в д. Кудаш-Кадыш Лаишевского уезда. Умер около 1805 г.

Род Чертовых внесен в 6-ю часть дворянской родословной книги Казанской губернии по определению Казанского дворянского депутатского собрания от 25.04.1828, утвержден указом Герольдии от 10.04.1858. См.: Казанское дворянство. 1785-1917. Генеалогический словарь. Сост. Двоеносова Г.А. Казань, 2001. С. 602-604.

8 НА РТ, ф. 484, оп. 67, д. 1, л. 23.

9 НА РТ, ф. 484, оп. 61, д. 1, л. 10.

10 НА РТ, ф. 484, оп. 61, д. 1, л. 8.

11 НА РТ, ф. 484, оп. 61, д. 1, л. 9.

12 НА РТ, ф. 484, оп. 67, д. 1, л. 18.

13 НА РТ, ф. 484, оп. 67, д. 1, л. 16.

14 НА РТ, ф. 484, оп. 67, д. 1, л. 17.

15 НА РТ, ф. 484, оп. 67, д. 1, л. 14.

16 НА РТ, ф. 484, оп. 67, д. 1, л. 15.

17 НА РТ, ф. 484, оп. 61, д. 1, л. 8.

 
  • Карта сайта
  • Поиск
  • Полезные статьи
    спонсоров проекта

     


  •