Казанская духовная семинария Казанская духовная семинария
  •  Главная страница / Издательский отдел / Православный собеседник / Православный собеседник № 1(4) - 2003 /

Кизический Введенский монастырь

Анатолий Михайлович ЕЛДАШЕВ

История церковной жизни вообще, а монастырской, в частности, является неотъемлемой составной частью истории развития любого государства и общества, имеющих конфессиональные сферы бытия. Россия - именно такое государство, имеющее глубокие традиции в религиозной области. Изучение интереснейших процессов в истории русской Православной Церкви имеет серьёзное значение для исследования культурной, социально-экономической и политической жизни страны в целом. Снятие идеологических запретов в новейшее время в России открывает широкий простор для научных исследований в данном направлении.

Русская православная обитель... Много самых разных чувств возникает у человека, прочитавшего эти три слова. Без православных монастырей нельзя представить себе Россию - нашу Святую матушку-Русь.

На протяжении всей истории страны в русских монастырях всегда сбиралось всё самое лучшее: люди - прославившиеся на весь православный мир подвижники благочестия; бесценные сокровища русской культуры - храмы, книги, настенная живопись, иконы, священнические облачения, церковная утварь; благочестивые обычаи и правила - безвозмездная помощь нуждающимся, духовное окормление и старческое руководство верующми.

Русская православная обитель - это и чудотворные иконы, цельбоносные мощи святых угодников Божиих, благодатная помощь и исцеления от которых не поддаются исчислению. Православный монастырь - это прообраз, отблеск Царствия Божия на земле, место, где таинственно соединяется Церковь воинствующая, земная, и Церковь небесная, торжествующая.

Русский народ всегда любил монастыри, находя в них место для отдохновения от мирских забот, источник душевного мира и спокойствия, укрепления духа и очищения души.

Одной из таких святых обителей и является Казанский Кизический Введенский мужской общежительный монастырь.

Основание Кизического Введенского монастыря

В июне 1654 года по России прокатилась опустошительная волна моровой язвы. Не миновала она и Казань. Только в самом городе и его окрестностях, по синодику Седмиозерной пустыни, от неё умерло 41698 человек. Думается, что это завышенные цифры, увеличивающиеся при переписке из одного источника в другой, ибо переписная книга 1642 года зафиксировала в Казани 5342 жителя мужского пола (но это только русские, главы семейств, живущие внутри городской черты). Можно полагать, что к концу XVI века население Казани вместе с окружающими город селами и слободками достигало 20 тысяч человек. Но все равно последствия эпидемии были опустошительными.

Тогда на совещании духовных и светских властей было решено принести в город чудотворную Смоленскую икону Божией Матери, которая находилась в Седмиозерной пустыни, куда отправилась делегация горожан вместе с игуменом Иоанно-Предтеченского монастыря Пахомием. В трех верстах от города икона была встречена Казанским архиереем Корнилием, освященным собором, градоначальством, при большом стечении народа.

После внесения чудотворного образа в Казань, «молений и обнесения им города не только прекратилась чума, но и в последующие годы, когда она начала было снова свирепствовать, исчезала двоекратно при принесении Образа». Тогда было решено ежегодно приносить эту икону в Казань. На том месте, где была встречена святыня, водрузили святой крест, в знак того, что встречи и проводы этой иконы должны проходить именно здесь. Это благостное событие можно по праву считать первым моментом зарождения святой обители.

В 1687 году на Казанский край снова обрушилась страшная эпидемия, в народе именуемая «трясавичной болезнью». Бедствие это продолжалось около года.

Основание монастыря связано с неимоверным количеством лихорадочных заболеваний в Казани и ее окрестностях, что и неудивительно - места были малярийные. Люди верили, что сила пострадавших за Христа в городе Кизике девяти мучеников исцеляет от лихорадки. В народе её называли «трясовицей». Больные приходили сюда молиться и получали, по преданию, исцеление.

Видя страдания своей паствы, митрополит Казанский Адриан вспомнил о девяти святых мучениках, в городе Кизике пострадавших и имеющих дар исцелять от этой злокозненной болезни, и обратился к общему городскому совету с предложением поставить церковь в честь девяти святых мучеников на месте встречи чудотворной иконы, что и было поддержано всеми с величайшей радостью.

Первые годы монастыря

В 1687 году началось строительство деревянного храма, которое было завершено к июню 1688 года, как раз ко времени встречи Седмиозерной святыни. После этого пораженные недугом люди стали исцеляться, и вскоре эпидемия совершенно прекратилась. С тех пор этот храм, находящийся на возвышенности, сделался местом массового паломничества, в который стали стекаться пожертвования. По ходатайству митрополита Адриана здесь был основан Кизический монастырь. Датой его основания можно считать 1691 год.

Вскоре Преосвященный Адриан был переведен в Москву. Став Всероссийским Патриархом, он не оставил своего заботливого попечения о монастыре, оказывая ему всестороннюю помощь и содействие.

В 1645 году при Кизическом Митрополите Анемподисте были привезены в дар московскому царю Михаилу Феодоровичу мощи святых Кизических мучеников.

В 1693 году частицы мощей Патриархом Адрианом были отправлены в Кизическую обитель.

Получение такой великой святыни стало большой радостью для монастыря. Более того, на следующий год Патриарх прислал грамоту Митрополиту Казанскому Маркелу, в которой предписывалось выносить икону Кизических мучеников с их мощами в дни встречи и обношения чудотворного Седмиозерного образа и также обносить её по храмам и домам православных. Кроме образа святых мучеников, Патриарх Адриан прислал чудотворный образ Божией Матери, именуемый Кизическим.

Мощи, хранившиеся в ковчеге, стали главной святыней монастыря, и ежегодно их носили по городу вместе с чудотворной Седмиозерной иконой. Как чудотворные почитались и две хранившиеся в главном храме монастыря иконы - Кизической Божией Матери и Виленской Божией Матери, они были пожалованы святой обители ее основателем Стефаном Сахаровым.

Икона Кизических мучеников почиталась чудотворной и приносилась в Казань ежегодно вместе с чудотворной иконой Смоленской Божией Матери. Толпы народа ожидали эти иконы по всему пути следования от Кизического монастыря. Возле Спасской башни Кремля, на Ивановской площади, в парадном строю стояли войска. Казанцы, желавшие принять иконы у себя в домах, выстилали дорожки срезанной травой, указывая процессии путь. А там, где икону не вносили в дом, ставили во дворе столик, накрывали новой скатертью, и молебен служился во дворе.

В 1695 году Патриархом был подарен монастырю атласный антиминс, на котором сбоку были перечислены имена первых и наиболее значимых деятелей обители: митрополит Маркелл, игумен Ипатий и иеродиакон Стефан (Сахаров).

Первые годы становления святой обители прошли при деятельном участии и попечении митрополита Казанского Маркелла (1690-1698), сменившего на этом высоком духовном посту Адриана. Он был переведен в Казань из Пскова и, поскольку происходил из посольских приказных судей, несомненно был человеком чувствующим красоту и понимающим благолепие обителей. А монастырь Кизический был для него летней резиденцией, т.к. настоящий архиерейский загородный дом был отстроен только при императрице Екатерине II, т.е. почти 100 лет спустя.

Храмы, строения, земельные угодья

Более полувека с момента основания строения обители были деревянными. И только после пожара 1745 года монастырь стал отстраиваться из камня.

В 1746 году была построена небольшая каменная теплая церковь во имя Святого равноапостольного князя Владимира.

Спустя девять лет, в 1757 году, возводится соборная каменная церковь во имя Введения во храм Пресвятой Богородицы с приделом в трапезе на северной стороне во имя Святых девяти Кизических мучеников, являвшаяся ярким образцом русского барокко.

При церкви с юго-западной стороны пристраиваются каменные кельи, крытые тесом. Обе церкви были покрыты железом и окрашены медянкой.

В 1836 году при деятельном участии настоятеля обители архимандрита Гурия по проекту казанского губернского архитектора Ф.И.Петонди и на пожертвования купеческой семьи Котеловых в краткие сроки была возведена величественная 4-х – ярусная колокольня высотой 56 метров (для сравнения: высота башни Сююмбике - 58 метров ).

На третьем ярусе звоницы имелся большой колокол весом в 357 пудов и 7 фунтов (5.715 кг), на четвертом ярусе - колокол в 127 пудов и 12 фунтов (2.033 кг) и девять колоколов разного веса.

К северу от колокольни находилась каменная часовня с железным крестом, крытая железом.

От теплой церкви через паперть к западу находились настоятельские кельи, построенные в 1757 году; под ними братская трапезная и кухня, а под папертью - сторожка.

К ним в 1821 году был пристроен каменный трехэтажный корпус, на верхнем этаже которого находились кельи настоятеля. Этот корпус был покрыт железом и также окрашен медянкой. К нему примыкали каменные одноэтажные братские кельи, крытые тесом.

Вокруг монастыря была каменная ограда с четырьмя угловыми башнями, построенными в 1757 году.

В 1882 году на пожертвования казанского купца Николая Матвеевича Вениаминова-Башарина (ум. в 1883 г.) была построена зимняя Успенская церковь.

На южной стороне обители близ св. ворот находился колодец, над которым была возведена каменная часовня.

При монастыре имелись конный и скотный дворы, баня, каменный амбар, плодоносящий сад, деревянная кузня.

За пределами обители, напротив колокольни к западу в 1892 году была построена каменная часовня в честь чудом спасшегося от покушения в городе Отсу в Японии Его Императорского Высочества Наследника престола Цесаревича Николая Александровича.

Ее проект был рассмотрен и одобрен строительным отделением Казанского губернского правления 8 августа 1891 года. Судя по сохранившемуся в фондах республиканского архива чертежу проекта, она была небольшой. И если перевести из старой меры длины сажени в метры, то получается - 4 на 4 м и высотой в 10 метров.

Монастырю принадлежала роща площадью 10 десятин, огороженная дощатым забором, который был основательно переделан в 1891 году.

Рядом с монастырем находился живописный пруд, в котором монашествующие разводили рыбу и купались. Этот пруд описан в древних архивных документах, книгах и изображен в окружении фруктового сада на планах города первой половины XIX века.

На одном из планов можно различить маленький квадратик у края огорода, между монастырем и прудом. Это колодец, водой которого пользовались жители Кизической и Козьей слобод, а также прихожане из окрестных селений и все проезжающие мимо стен монастыря. Над колодцем в 1830 году была построена каменная часовня с позолоченным железным крестом над ней и росписью стен внутри.

В 1764 г., после секуляризации, монастырь был зачислен в третий класс. Основные доходы он получал от паломников, приходивших к мощам Кизических мучеников, и особенно – от крестного хода.

Монастырь владел пахотными землями и сенокосными угодьями. Близ него имелась земля в 14 десятин. Ежегодно луговая земля сдавалась местным крестьянам в аренду под сенокос.

В 17 верстах от обители, близ родового имения господ Боратынских села Каймары, монастырю принадлежало 20 десятин пахотной и сенокосной земли. Этот надел монастырь отдавал на определенный срок в оброчное содержание справным крестьянам. Так, в 1853 году эта земля была передана крестьянину деревни Большие Ковали Сайфулле Мосагутову сроком на 12 лет с ежегодной платой по 15 руб. серебром. В 1865 году эту землю отдали в оброчное содержание крестьянину соседней деревни Альдермыш Идрису Исхакову сроком на 9 лет с 1 апреля 1865 года по 1 апреля 1874 года, но уже с ежегодной платой по 26 руб. 60 коп. серебром. В 1892 году - на 9 лет крестьянину деревни Ибры Казанского уезда, Студено-Ключинской волости Файзулле Шамсутдинову за 30 рублей 13 копеек годовых.

В Свияжском уезде, близ деревни Куземкиной на Светлом озере, в 35 верстах от монастыря была мукомольня, отданная на 12 лет в оброчное содержание коллежскому секретарю Егору Андрееву Албанскому. В 1846 г. мельницу разрушили вешние воды. Поэтому монастырь вынужден был согласиться в течение трех лет не взыскивать с него оброк с тем, чтобы он перестроил мельницу. За оставшиеся девять лет Албанский вносил ежегодно в обитель по 60 руб. серебром.

В 1860 году мукомольня была отдана на 6 лет в оброчное содержание казанскому мещанину Степану Петрову Пенкину, но почему-то по более низкой цене: по 20 руб. ежегодно. В 1890 году - на 12 лет Егору Константинову за 17 рублей в год, но в 1894 году распоряжением Епархиального Начальства арендная плата была уменьшена на 7 рублей, ввиду резкого понижения уровня воды.

В 18 верстах от монастыря, в затоне р.Волга близ деревни Большие Отары, именуемом «Соляная Воложка», у него имелась заводь для рыбной ловли. Этот промысел отдан был в 1852 году в 6 – летнее оброчное содержание казанскому мещанину Александру Петрову Фролову с ежегодной платой по 80 руб. серебром. В 1858 году, когда истек этот срок, договор с ним был переоформлен на следующие 8 лет, но уже с более повышенной платой - ежегодно по 110 рублей. В 1891 году на промысел был отдан на 6 лет Казанскому мещанину Михаилу Иосифову Церулеву по 100 рублей ежегодно.

В 1891 году монастырю был отведен участок Кизической дачи, площадью в 23 десятины.

С 1 июня 1891 года обители был выделен надел пашенной земли площадью в 116 десятин, находящийся в Лаишевском уезде близ деревни Тавели-Ходяшевой, доход от которого ежегодно составлял 445 рублей.

Монастырю также принадлежали два участка леса в 147 десятин: близ Седмиозерной пустыни (88 десятин) и так называемый Мендалинский участок в 59 десятин.

На содержание монастыря настоятель с братией и штатным служителем ежегодно получали в 50-е - 70-е годы XIX века из казанского уездного казначейства положенные по штату 414 руб. 90 коп. серебром, а в конце XIX столетия уже по 668 руб. 58 коп.

Всю работу по управлению монастырским хозяйством вели настоятель с братией. Они распределяли время на ту или иную работу, по своему усмотрению распоряжались рабочей силой и орудиями труда. При необходимости закупали хозяйственную утварь, заключали торговые сделки с хозяйствами других монастырей или же с крестьянами окрестных деревень, участвовали в судебных делах. Обработка монастырской пашенной земли, ухаживание за огородом, обеспечение кормами на зиму домашнего скота, а также заготовка дров, ремонт хозяйственных и жилых помещений требовали от настоятеля и монахов постоянного напряжения сил круглый год.

Вся жизнь монахов проходила в деяниях религиозных и хозяйственных. Утро в обители начиналось рано. Около полуночи звучал побудный колокол, и все шли в храм на полуночную службу. За ней следовало «келейное правило»: каждый монах молился в своей келье. В пять утра снова служба в церкви. Затем обед в общей трапезной и послушание, то есть работа до трех часов дня. Снова служба в храме - вечерня, ужин, опять моления - и на покой. На сон отводилось пять-шесть часов. Остальное время уходило на послушание, молитвы и трапезы.

Архимандрит с казначеем вели строгий учет денежных средств, учитывались все приходы и расходы монастыря, как хозяйственные, так и церковного характера, и заносились в приходно-расходные книги.

Подобные меры были необходимы, так как с начала XVIII в. все монастыри периодически отчитывались перед духовным начальством обо всех денежных поступлениях и расходах, а также обо всем, что происходило в монастыре. Постоянно посылали в Казанскую духовную консисторию отчетные ведомости, рапорты, доношения и известия. Ежегодно служители обители получали оклад или жалование из монастырского бюджета.

Всеми необходимыми продуктами монахи старались обеспечить себя сами. Судя по источникам, весьма распространенным продуктом в рационе монашествующих была рыба. Монахи не готовили блюд из мяса, за исключением тех, которые были предназначены для работников и прихожан. Основной рацион монахов состоял из овощных, в частности, из капустных, репных, огуречных и рыбных блюд.

Время свыше суток и в пределах года монахи, как и все их современники, особенно в XVII - XVIII вв., определяли по церковным праздникам и постам. Хотя они и разбирались в числах и месяцах, но для них события происходили «на Благовещение», «на Христов день» и т.д., то есть по памятным дням церковного календаря. В Кизической обители сезонных работников нанимали «от Филиппова заговенья до Христова дни», «от Христова дни до заговенья», «от заговенья до заговенья».

Бытовой уклад обители в основном соответствовал тем меркам, которые были характерны для всего монашества России. Это - преданность и служение религиозному делу, строгое соблюдение монашеского обета и Духовного регламента, а также всех царских указов и указаний настоятеля, ведение аскетического образа жизни.

Настоятели монастыря

О настоятелях обители хочется сказать особо. Это основной нерв, стержень духовной жизни монастыря. Духовники, объединяющие жизнь в обители, но вместе с тем и неутомимые строители, организаторы монашеской жизни. По нашим сведениям, настоятелями обители за более чем двухсотлетнюю предреволюционную историю его существования было свыше 60 человек. Поразному можно оценить сегодня их деятельность, неоднозначный вклад они внесли в дело становления и развития монастыря, разные сведения в анналах истории оставили они о себе, но сегодня хочется вспомнить, по возможности, почти о каждом из них.

Первостроителем, первотрудником обители был иеродиакон Стефан (Сахаров). Это был деятельный исполнитель всех замыслов Казанского митрополита Адриана. Он описал закладку обители в книге «Спирид», или «Кошница», вложенной в 1692 году в основанный монастырь.

Первым же настоятелем обители, считает епископ Никанор, был иеромонах Ипатий, который пользовался заметным уважением казанского общества.

В первой половине XVIII века его сменили иеродиакон Иоасаф (1720), иеродиакон Корнилий (1728), а также игумены Герасим, Варлаам (Высоцкий), Гервасий, Иерофей и Павел, который в 1739 году стал архимандритом и настоятелем Седмиозерной пустыни. Иеромонах Иосиф, повидимому, исправлял должность игумена короткое время, всего несколько месяцев в 1840 году.

В марте 1740 года наместником монастыря был назначен иеромонах Дионисий, а 19 июля - игумен Иосиф, который спустя четыре года проштрафился и был послан в Раифский монастырь. В феврале 1745 года его сменил игумен Дорофей.

Мало сведений что сохранилось о деятельности последующих настоятелей монастыря; игуменов Евмении, Иоанникии и Филагрии. Впрочем, Иоанникий еще в 1741 году, не будучи настоятелем обители, составил довольно полную опись обители, которая, по крайней мере, в конце XIX века ещё была в сохранности и находилась в архиве обители.

Его сменил игумен Леонид, возведенный в сан архимандрита и впоследствии переведенный управлять Седмиозерной пустынью. По всей видимости, он был благочинным монастырей, ибо к нему направлялось в 1764 году большое количество бумаг о размещении сверхштатных монахов.

В 1763 году некоторое время исправлял должность игумен Иерофей, а в 1765 году - игумен Иероним, переведенный из Федоровского монастыря. За ним следовали иеродиакон Исаия, до этого бывший экономом Архиерейского дома, далее архимандрит Хрисанф, переведенный из Чебоксарского монастыря.

Архимандрита Хрисанфа сменил игумен Нарцисс, который в том же 1774 году был назначен настоятелем Седмиозерной пустыни. Ему преемствовали игумен Ювеналий (до 1780 г.), затем игумен Касторий и игумен Киприан.

Игумен Касторий был префектом Казанской духовной семинарии и после кончины архимандрита Раифской пустыни Илариона был переведен на его место.

В 1785-1790 годах ему преемствовал игумен Амвросий (Яковлев-Орлин), известный богослов, бывший преподаватель риторики в Казанской духовной семинарии, состоявший также смотрителем новокрещенской школы. В 1790 году его перевели в Заиконоспасский монастырь, в дальнейшем он служил в Московской духовной академии.

Амвросия сменил игумен Аввакум, который одновременно был и настоятелем Зилантова монастыря. Следующим был игумен Геннадий, бывший преподаватель риторики в Казанской духовной семинарии. Около года подвизался в обители скончавшийся в 1799 году игумен Мисаил из иеромонахов Архиерейского дома.

Недолгое время настоятелями монастыря были игумен Еразм, равно как и его заместители иеромонах Виталий, переведенный из Алатырского Троицкого монастыря и Гавриил, переведенный из Иоанно-Предтеченского монастыря и в апреле 1800 г. назначенный архимандритом Зилантовой обители, куда он был торжественно введен архимандритом Спасского монастыря Антонием.

Временно, после его отбытия, должность настоятеля исправлял игумен Иоанно-Предтеченского монастыря Гервасий, которого сменил учитель грамматического класса Казанской духовной академии, известный позднее синолог иеромонах Иакинф Бичурин, одновременно надзиравший и за Зилантовым монастырем.

Уроженец Владимирской губернии игумен Августин поступил из Феодоровского монастыря в 1809 году. Через три года его сменил игумен Товия, которого сменил выпускник Нижегородской духовной семинарии и учитель Саранской духовной семинарии иеромонах Тихон. Постриженник Зилантова монастыря, он был там казначеем, оттуда и был переведен в Кизическую обитель.

С 1813 по 1825 годы с перерывом обителью управлял игумен Арсений.

В «межигуменство» Арсения Кизическим монастырем управляли иеромонах Серапион и игумен Серафим. Иеромонах Серапион был протоиереем Казанско-Богородицкого женского монастыря. При постройке памятника убиенным при взятии Казани войсками Ивана Грозного он входил в состав строительного комитета, был благочинным монастырей и присутствующим членом Консистории.

Игумен Серафим происходил из московского посадского сословия. Был пострижен в Алатырском монастыре, служил казначеем в Спасском монастыре. В 1819 году его перевели на должность наместника Свияжского Богородицкого монастыря, оттуда – в строители Тихвинского Цивильского монастыря, а потом он был опять возвращен в Кизическую обитель казначеем.

С 1827 по 1830 годы настоятелем обители был игумен Петр, переведенный из Николаевского монастыря. Как хороший строитель, игумен Петр состоял членом комиссии по постройке Архиерейского дома и был экономом Архиерейского дома. По возведении в сан архимандрита Петр переводится в Зилантов монастырь.

С 1830 по 1842 год игуменом был определен архимандрит Гурий, выпускник Нижегородской духовной семинарии. По мнению епископа Никанора, это был «самый видный и деятельный из всех настоятелей обители». При его деятельном участии монастырь заметно обновился: была возведена величественная 4-ярусная колокольня, братский корпус, подновлены башенки и стены обители. С миссионерской целью он посещает села Чистопольского, Мамадышского, Лаишевского и Спасского уездов Казанской губернии. Архимандрит Гурий оставил довольно хорошее описание святынь и достопримечательностей обители, представленное им в Консисторию в 1841 году.

После его кончины настоятелем был назначен эконом Архиерейского дома игумен Антоний.

Из последующих настоятелей святой обители отметим иеромонаха Виталия, игумена Германа, архимандрита Вениамина, архимандрита Мелетия, иеромонаха Варсонофия.

Необходимо выделить архимандрита Варсонофия (Охотина) (1861-1864), выпускника Московской Духовной академии, позже епископа Симбирского. В 1860 году он на страницах журнала «Православный собеседник» смело выступил в защиту крестьян и против крепостного права.

В течение шести лет (1865-1871) настоятелем обители был уроженец Орловской губернии, иеромонах Иннокентий (Иван Оранжев) (1814-1886). Он был направлен в Иркутск, где долгое время являлся членом духовной консистории и казначеем монастыря святителя Иннокентия Иркутского чудотворца. Оттуда с преосвященным Афанасием Казанским прибыл в Казанскую епархию и был определен настоятелем Кизического монастыря.

После 1873 г. монастырем управляли викарные епископы Чебоксарские, главной обязанностью которых было управление церковно-учебным ведомством в Казанской епархии. За пять лет, с 1871 по 1875 годы, святой обителью управляли игумен Филарет, епископ Викториан, епископ Иоанн, епископ Павел, иеромонах Гедеон.

В 1875-1882 годы фактическим руководителем монастыря был его казначей иеромонах Тихон (Сосунцов, ум. в 1883 г.), выпускник Казанской духовной семинарии, пользовавшийся большим уважением в городе за честность и добросовестность.

В 1882 году в обители было 12 монашествующих (казначей, три иеромонаха, два иеродиакона, пять послушников и заштатный иеромонах). Управляющим монастырем был Преосвященный Кирилл, епископ Чебоксарский, Викарий Казанской епархии.

Его сменил епископ Сергий (1797-1883).

В 1891 году в истории обители случилось знаменательное событие. В день памяти святых Кизических мучеников в далёком японском городке Отсу на наследника престола, будущего императора Николая II было совершено нападение. И в память о его счастливом спасении близ монастыря была возведена часовня.

Особо следует упомянуть о епископе Никаноре, который в 1889-1893 гг. был управляющим монастырем. В 1892 году отмечалось двухсотлетие создания Кизического монастыря. Епископ Никанор серьезно отнесся к этой дате и опубликовал объемистый и детальный труд о Кизической обители, основанный на обширном архивном материале и включающий детальное описание построек и кладбища (к сожалению, другие монастыри Казани, имеющие более длительную и богатую историю, не стали объектом столь пристального изучения).

Изучая монастырские архивы, епископ Никанор обнаружил в них многочисленные документы XVI - XVII вв. и в 1891/92 годах на достаточно высоком по тому времени археографическом уровне опубликовал грамоты Спасо-Преображенского и Кизического монастырей. Эти публикации в последующее столетие активно вводились в научный оборот. Епископ Никанор известен многим историкам именно как археограф; погребен как митрополит Казанский и Свияжский в подвале Благовещенского собора под главным алтарем, вход в который находится снаружи у главной апсиды.

При монастыре имелась школа псаломщиков. В конце XIX века при обители действовала церковно-приходская школа с приютом для детей-сирот из черемис, т.е. марийцев, которые относились к ней с особым уважением.

Отметим, что вся эта местность, вплоть до Седмиозерной пустыни и далее, была населена «разноязычно»: здесь располагались русские, татарские, марийские и чувашские селения. «Хижицы» были местом ближнего паломничества богомольцев, не имевших сил и возможностей идти в более дальние Седмиозерную или Раифскую пустыни. Одновременно эта местность служила одним из излюбленных мест прогулок казанцев. Сосновые леса, перелески и рощицы с их фитонцидным микроклиматом были одной из причин того, что здесь действительно исцелялись от недугов.

Монастырь при советской власти

После прихода советской власти жизнь монастыря резко изменилась. Последним настоятелем обители был казначей монастыря, иеромонах Иннокентий (Михаил Ковтун), ему тогда было 59 лет. В 1919 году в обители подвизались девять монашествующих. Четверо до этого - с августа 1918 года - покинули монастырь. В 1920 году обитель закрывается, а монахи изгоняются. Но главный храм обители - Введенский с приделом Кизических мучеников, тем не менее, был открыт для прихожан. И первые десять лет советской власти обитель жила своей тихой, несуетной жизнью.

Конфликт с властями произошел в октябре 1926 года. Особая комиссия НКВД обследовала «кизическую религиозную группу» и выявила «грубые нарушения договора на сданный храм и имущество, носящие характер преступного деяния, заключающиеся в сокрытии ценностей, не внесении большого количества имущества в опись, предоставлении в ЦАУ НКВД ложных сведений о состоянии имущества и проч.». Было изъято на нужды рабочей власти серебра и ценных бумаг на сумму 62405 (!) рублей.

Тогда же завгорчастью НКВД Апанасов пишет в казанский городской совет, предлагая закрыть монастырь ввиду его острой ненужности в рабочем районе и острой нужды в зданиях «общественно необходимого пользования». Но верующие отстояли храм, в котором ещё четыре года шли службы и традиционные крестные ходы. Прихожане заботились и о кладбище.

По воспоминаниям старожилов бывшей Кизической слободы, величественная колокольня, творение Фомы Петонди, была разрушена на комсомольском субботнике 29 апреля 1929 года.

6 февраля 1930 года в Кизической церкви прошла последняя служба. Рабочая власть нуждалась в стройматериалах и не нуждалась в культовых учреждениях. Решением Президиума ЦИК Советов рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов Татарской Социалистической Советской Республики монастырь был окончательно закрыт. А в Заречье тем временем проходили рабочие конференции, где швеи и пороховщики единогласно голосовали за то, чтобы употребить церковный кирпич на строительство районной бани.

Просматривая документы минувшего:


Постановление

Президиума Центрального Исполнительного КомитетаСоветов рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов ТССР

6 февраля 1930 г.

Учитывая ходатайства ряда рабочих организаций о закрытии Кизической церкви и принимая во внимание: а/ что верующие, фактически пользующиеся церковью, договор на не заключили, б/ что НКВДелом установлено использование части церкви не по назначению, в/ что независимо от этого вблизи Кизической церкви находится другая /в Козьей слободе/, могущая обслужить верующих как Кизической, так и Козьей слободы, г/ что ввиду острого недостатка в строительных материалах необходимо использовать здание церкви как материал для коммунального и жилищного строительства Заречья, - Президиум ЦИК постановляет:

1/ Кизическую церковь закрыть, с передачей здания Заречному Райсовету для сноса, с использованиемматериалов на коммунальные и жилищные нужды Заречья.

2/ Предложить Райсовету согласовать с НКФином /Госфонд/ вопрос о приобретении строительного материала разбираемой церкви.

3/ Наблюдение за проведением в жизнь настоящего постановления возложить на НКВДел и Райсовет, с соблюдением 44 ст. постановления ВЦИК и СНК РСФСР от 8 апреля 1929 г.

Секретарь ЦИК ТССР                 (Подпись)


Что конкретно выстроили из конфискованного камня, точно неизвестно, потому что в районе был дефицит ещё и с детскими учреждениями, аптеками и больницами.

В 1930-е годы были разрушены основные постройки монастыря, а оставшиеся помещения переданы в ведение военного комиссариата района. В них также размещались жилые и складские помещения, гаражи...

27 декабря 2001 года глава администрации г. Казани Камиль Исхаков подписал постановление о передаче комплекса Кизического монастыря Казанской Епархии Русской Православной Церкви Московского Патриархата. Была передана та часть, которая подверглась пожару (надвратный храм в честь равноапостольного князя Владимира).

4 января 2002 года наместником Кизического монастыря был назначен архимандрит Даниил (Могутнов), который и привез в Казань икону девяти Кизических мучеников. Первое богослужение прошло на Крещение, 18 января 2002 года. В обители начались восстановительные работы.

7 января 2002 года Архиепископ Казанский и Татарстанский Анастасий в соборе Петра и Павла гор.Казани торжественно освятил икону девяти мучеников Кизических.

3 сентября 2002 года в Казань прибыла икона Кизической Богоматери. Обе иконы писаны на золоте, размером 30 на 40 см.

9 января 2003 года монастырь посетил Президент Татарстана Минтимер Шаймиев, где он встретился с архиепископом Казанским и Татарстанским Анастасием и наместником Кизического монастыря архимандритом Даниилом. Поводом для встречи стало обсуждение деталей передачи Казанской епархии Русской Православной Церкви здания монастырского комплекса, занимаемого пока Московским райвоенкоматом.

Президент также посетил некрополь Кизического монастыря. М.Шаймиев высказал мнение о необходимости возведения в некрополе мемориальной стены, на которой были бы увековечены имена всех известных личностей, нашедших здесь свой последний приют.

Как сказано у Екклесиаста: «Время разбрасывать камни и время собирать камни. Время терять и время искать и сберегать» (Еккл. 3;5,6). Ныне, по благословению Владыки Анастасия - Архиепископа Казанского и Татарстанского, стараниями и трудами архимандрита Даниила, монастырь стал возрождаться. Обитель находится почти в центре большого Московского района, в котором нет ни одного храма, так что даже в деле элементарного духовного окормления верующих значение этого события переоценить трудно. Есть надежда на возрождение добрых традиций, так прославивших монастырь в прежние времена, ведь добрые традиции укрепляют дух веры.

Наш нравственный долг перед ушедшими поколениями восстановить порушенную обитель и могильные камни некрополя, на первых порах хотя бы наиболее выдающимся землякам, внесшим значительный вклад в духовную жизнь Казани.

Приложение I

Вехи истории святой обители

1654-1656

• в правление Алексея Михайловича по России прокатилась волна моровой язвы, которая не миновала и Казанский край;

• по решению духовных и светских властей города было решено принести из Седмиозерной пустыни в Казань чудотворную икону Смоленской Седмиозерной Божьей Матери;

• в трех верстах от города икона была встречена Казанским архиереем Корнилием, освященным собором, градоначальством, при большом стечении народа.

1687 - июнь 1688

• строительство деревянного храма на месте встречи чудотворной иконы Смоленской Седмиозерной Божьей Матери;

• по ходатайству митрополита Казанского и Свияжского Адриана на этом месте был основан Кизический монастырь;

1691

дата официального открытия святой обители;

июль 1693

частицы мощей девяти Кизических мучеников были отправлены Патриархом Адрианом в Кизический монастырь;

1745

пожар в монастыре;

1746

отстроена каменная теплая церковь во имя св. равноапостольного князя Владимира;

1757

• построена соборная каменная церковь во имя Введения во храм Пресвятой Богородицы с приделом во имя святых девяти Кизических мучеников;

• возведение вокруг обители каменной ограды с четырьмя угловыми башнями.

1821

строительство каменного трехэтажного братского корпуса;

1830 - 1842

настоятелем обители является известный миссионер, деятельный строитель, архимандрит Гурий;

1835-1837

строительство на пожертвования купеческой семьи Котеловых

4-ярусной монастырской колокольни высотой в 26 саженей (56 метров), по проекту казанского губернского архитектора Ф.И.Петонди;

1861-1864

настоятель монастыря архимандрит Варсонофий, выпускник Московской Духовной академии;

1882

• На пожертвования казанского купца Вениаминова-Башарина завершено строительство Успенской церкви;

• в обители 12 монашествующих (казначей, три иеромонаха, два иеродиакона, пять послушников и заштатный иеромонах).

1889

учреждается церковно-приходская школа

1891-1892

епископ Никанор к двухсотлетнему юбилею святой обители составляет подробнейшее описание обители и монастырского некрополя;

1891

строительство часовни в честь чудом спасшегося от покушения в японском городе Отсу наследника российского императорского престола Николая Александровича;

конец XIX в.

• при монастыре действует школа псаломщиков Казанской епархии;

• действовеут церковно-приходская школа с приютом для детей-сирот из черемис, т.е. марийцев.

1920

• с установлением советской власти в Казани обитель закрывается, монахи изгоняются;

• последний настоятель обители – иеромонах Иннокентий (Михаил Ковтун);

23 февраля 1922

по указанию Политбюро ЦК РКП (б) издается декрет ВЦИК об изъятии церковных ценностей

8 апреля 1929

• ВЦИК и СНК РСФСР принимают совместное постановление «О религиозных объединениях»

1929

секретный циркуляр председателя ОГПУ Г.Ягоды, по которому предписывается массовое закрытие церквей и монастырей

29 апреля 1929

на комсомольском субботнике разрушена монастырская колокольня

6 февраля 1930

• решением Президиума ЦИК Советов рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов ТССР монастырь закрывается;

• в Введенском храме обители проходит последняя служба.

1930-е годы

разрушаются все основные постройки монастыря, а оставшиеся помещения передаются в ведение военного комиссариата Московского района, под жильё и гаражи;

11 сентября 2001

пожар в надвратной церкви в честь равноапостольного князя Владимира;

27 декабря 2001

глава администрации г.Казани Камиль Исхаков подписывает постановление о передаче комплекса Кизического монастыря Казанской Епархии Русской Православной Церкви Московского Патриархата;

4 января 2002

• наместником монастыря назначен архимандрит Даниил (Могутнов);

• состоялось первое богослужение;

7 января 2002

Архиепископ Казанский и Татарстанский Анастасий в соборе Петра и Павла торжественно освящает икону девяти мучеников Кизических.

9 января 2003

возрождающийся монастырь посещает Президент Республики Татарстан М.Шаймиев

Приложение II

Настоятели святой обители

1. 1687-1690 первотрудник, иеродиакон Стефан (Сахаров)

2. 1691-1720 иеродиакон Ипатий

3. 1720-1728 иеродиакон Иоасаф

4. 1728-? Митрополит Корнилий I

5. игумен Герасим

6. игумен Варлаам (Высоцкий)

7. 1736 игумен Гервасий

8. игумен Иерофей

9. 1739 архимандрит Павел

10. 1740 иеромонах Иосиф

11. 1740 иеромонах Дионисий

12. 1740-1744 игумен Иосиф

13. 1745 игумен Дорофей

14. игумен Евмений (Филипп Соколовский)

15. игумен Иоанникий

16. иеродиакон Филагрий

17. 1763 игумен Иерофей

18. 1764 архимандрит Леонид

19. 1765 игумен Иероним

20. иеродиакон Исайя

21. архимандрит Хрисанф

22. 1774 игумен Нарцисс

23. 1780 игумен Ювеналий

24. 1785 игумен Касторий

25. 1785 игумен Киприан

26. 1785-1790 игумен Амвросий (Яковлев-Орлин)

27. 1791 игумен Аввакум

28. 1798 игумен Геннадий

29. 1799 иеромонах Мисаил

30. игумен Еразм

31. игумен Гервасий

32. иеромонах Иоакинф Бичурин

33. 1809-1812 игумен Августин

34. 1812 игумен Товия

35. 1812 иеромонах Тихон

36. 1813-1816, 1820-1825 игумен Арсений

37. 1817-1818 иеромонах Серапион

38. 1819 игумен Серафим

39. 1826 иеромонах Иннокентий

40. 1827-1830 игумен Петр

41. 1830-1842 архимандрит Гурий

42. 1842-1847 игумен Антоний

43. 1847-1849 иеромонах Виталий

44. 1849-1853 игумен Герман

45. 1853 архимандрит Вениамин

46. 1853-1857 архимандрит Мелетий

47. 1858-1860 иеромонах Варсонофий

48. 1861-1864 архимандрит Варсонофий (Охотин)

49. 1865-1871 иеромонах Иннокентий

50. 1871-1873 игумен Филарет

51. епископ Викториан

52. епископ Иоанн

53. епископ Павел

54. иеромонах Гедеон

55. 1875-1882 иеромонах Тихон

(Сосунцов)

56. 1882 епископ Кирилл

57. 1882-1883 епископ Сергий

58. 1889-1893 епископ Никанор

59. 1918 архимандрит Палладий

60. 1919 иеромонах Иннокентий (Михаил Ковтун)

61. 2002 архимандрит Даниил (Могутнов)

Источники и литература:

1. НА РТ. Ф. 2. Оп. 14. Д. 77. Л.1.

2. НА РТ. Ф. 4. Оп. 82. Д. 217. Л. 16, 45-46.

3. НА РТ. Ф. 4. Оп. 114. Д. 6. Л. 37-44.

4. НА РТ. Ф. 114. Оп. 1. Д. 276. Л. 44.

5. НА РТ. Ф. 114. Оп. 1. Д. 936. Л. 6.

6. НА РТ. Ф. 141. Оп. 87. Д. 30. Л. 26-27.

7. НА РТ. Ф. 141. Оп. 87. Д. 33. Л. 1-52.

8. НА РТ. Ф. 324. Оп. 739. Д. 3. Л. 1.

9. НА РТ. Ф. 324. Оп. 739. Д. 8. Л. 1.

10. ОРРК НБЛ КГУ. Ед.хр. 218. Л.6-258.

11. ОРРК НБЛ КГУ. Ед.хр. 226. Л.876-914.

12. Агафонов Н. Казань и казанцы. Казань. Кн.1. 1906. С. 93, 107. Кн.2. 1907.

13. Айдаров С.С., Халиков А.Х., Юсупов Н.З. Память поколений. Казань. 1980.

14. Баженов Н. Казанская история. Казань. 1847. Ч.I-III. С. 46.

15. Белов Е. Казань. Нижний Новгород. Кострома. М., 1913.

16. Бикбулатов Р., Мустафин Р. Казань и ее слободы. Казань. 2001. С. 175-178.

17. Бухарев Иоанн. Жития святых. М., 2001. С. 198-199.

18. Валеев Н.М. Н.Я.Агафонов, архиепископ Никанор (Каменский) и Казанская история // Казань. № 3. 2001. С. 33.

19. Валеев Э.Н. Замечательная находка. Новое о переписке Г.П.Каменева и С.А.Москотильникова // Казань. № 1. 2002. С. 110-112.

20. Гольдшмидт И. Под парусами волжской бригантины.// Казань. № 3-4. 1996. С. 63-78.

21. Гришанин Б. Детские исповеди // Казань. № 11. 2000. С. 8-21.

22. Гусев Н.Н. Жизнь Льва Толстого. Молодой Толстой (1828-1862). Труды Толстовского музея. М., 1927. С. 105-106.

23. Достойны памяти потомков (Городские головы Казани 1767-1917 гг.).Сборник документов и материалов. Казань. 2002.

24. Дульский П.М. Барокко в Казани. Казань. 1927.

25. Загоскин Н.П. Спутник по Казани. Казань. 1895. С. 247-249.

26. Известия по Казанской Епархии, издаваемые при Казанской Духовной Академии за 1891 год. Казань. Типография императорского университета. 1891. С. 429-442.

27. Известия по Казанской Епархии, издаваемые при Казанской Духовной Академии за 1892 год. Казань. Типография императорского университета. 1892. С. 362-367, 392-400, 457-464, 519-527, 686.

28. Известия по Казанской Епархии, издаваемые при Казанской Духовной Академии за 1893 год. Казань. Типография императорского университета. 1894. С. 154-159.

29. Казанский сборник статей архиепископа Никанора (Каменского). Казань. 1909. С. 133-379.

30. Казанское дворянство. 1785-1917 гг. Генеалогический словарь. Сост. Двоеносова Г.А. Казань. 2001.

31. Казань в памятниках истории и культуры. Казань. 1982.

32. Калинин Н.Ф. Казань. Казань. 1952.

33. Карпов И. В трёх верстах от Казани // Казань. № 5-6. 1997. С. 121-125.

34. Карташева Е. Печаль следит за мной как тень...// Казань. № 9-10. 1995. С. 45-53.

35. Липаков Е.В. Архиепископ Никанор (Каменский)// Семинарский вестник КазДС. № 4 (cентябрь 2001). С. 8-10.

36. Лисевич М. История Казани глазами эрудитов. Изд.2, доп. Казань. 2000. С. 38.

37. Магидович И.П., Магидович В.И. Очерки по истории географических открытий. М., 1985. Т. IV. С. 29.

38. Малов Е. Историческое описание церквей г.Казани. Казань. 1885.

39. Мюллер Г.А. Историк из Заказанья // Казань. № 3-4. 1996. С. 107-109.

40. Никанор (Каменский). Кизический Казанский монастырь. Исторический очерк его 200-летнего существования. Казань. 1891. С. 5.

41. Никанор (Каменский). Кладбище Кизического монастыря. История его описания. Казань. 1892.

42. Остроумов В.П. Казань. Очерки по архитектуре и планировке города. Казань. 1877.

43. Пинегин М. Казань в её прошлом и настоящем. СПб., 1890.

44. Радзинский Э.С. Николай II: жизнь и смерть. М., 2000. С. 38-39.

45. Республика Татарстан: православные памятники (середина XVI - начало XX веков). Казань. 1998. С.36-38.

46. Рыбушкин М. Краткая история г.Казани. Ч.I-III, 1834-1849.

47. Рычков П. Опыт Казанской истории древних и средних времян. СПб., 1767.

48. Сказание о чудотворной Смоленской Седмиозерной иконе Божией Матери. Казань. 1894. С. 7.

49. Советский энциклопедический словарь. М., 1981. С. 601.

50. Тальберг Н.Д. Николай II. Очерки истории императорской России. М., 2001.

51. Татарский энциклопедический словарь. Казань. 1999. С. 259, 399 435.

52. Турнерелли Э. Т. Виды Казани, рисованные с натуры. СПб., 1839.

 
  • Карта сайта
  • Поиск
  • Полезные статьи
    спонсоров проекта

     


  •