Казанская духовная семинария Казанская духовная семинария
  •  Главная страница / Библиотека / Периодические издания Казанской Духовной Семинарии / Православный Собеседник / Православный собеседник № 1 (9) 2005 г. /

И. АЛИЕВ. Позолотных дел мастер

Летом прихожан на богослужениях в церквях бывает гораздо меньше, чем зимой, поэтому летом 1855 года священник Пятницкой церкви сразу заметил эту молодую пару – высокого светловолосого парня лет 25-ти и его спутницу невысокого роста, приятной наружности, лет на 6-7 моложе своего кавалера. Чувствовалось, что люди они в здешних местах новые, но держали себя скромно и достойно.

Внимательный взгляд молодого человека при осмотре убранства церкви был так сосредоточен, словно он старался не упустить никакой мелочи, подолгу останавливаясь на отдельных иконах, как бы всматриваясь в их скрытую красоту и величие. Уже после службы в левом приделе церкви, где заканчивались восстановительные работы, он подошел к возобновившему свой труд пожилому резчику – мордвину и, поздоровавшись, перекинулся с ним несколькими фразами. Когда молодые люди не спеша покинули храм, старый мастер заметил, обращаясь к проходившему мимо батюшке, что молодой парень, видно, хорошо разбирается в резьбе, так как подал ему один дельный совет. Тут же одна из всезнающих прихожанок поведала священнику, что молодая пара недавно сняла квартиру в доме Унженина на Засыпкиной улице, что недалеко от Пятницкой церкви, и что хоть они люди молодые, но степенные и приятные в обращении.

Вскоре окрестные жители узнали о них больше. Молодой человек – Михаил Тюфилин-был сыном потомственного арзамасского резчика по дереву и позолотных дел мастера Александра Петровича Тюфилина, а его молодая жена Александра – дочерью казанского мещанина. Часто бывая по делам в Казани, цеховой арзамасского Ремесленного Общества познакомился с этой симпатичной девушкой и после состоявшейся недавно свадьбы решил навсегда остаться в Казани.

Молодожены были людьми веселыми и общительными, хотя назвать Михаила многословным было нельзя. Во всем окружающем он видел ту неповторимую красоту, которая порой была просто непонятна рядовому обывателю. Этим, художник душой и призванием, он резко отличался от простонародья, живущего в этой части города. Молодые супруги часто прогуливались под стенами Кремля, любуясь его красотой, или на берегу Казанки теплыми вечерами смотрели на сказочные очертания Зилантова монастыря, когда на фоне заходящего солнца отсвет его золотых крестов на куполах, казалось, и был тем самым божественным светом, о котором часто говорили православные люди.

Любимое дело, однако, тянуло к себе Михаила Тюфилина. Вскоре его стали часто замечать в левом приделе Пятницкой церкви, где он уже не советовал, а делом хотел ускорить окончание работ. Делал все от души, умело и профессионально, а самое главное – бескорыстно. Священнослужители церкви, конечно, оповестили о новом молодом мастере Епархию, но она пока оставила это известие без внимания – человек этот был молод и еще не показал себя так, чтобы Епархия могла оценить степень его значимости. Да и сам Михаил в наступившие зимние месяцы, углубившись в работу в своей домашней мастерской или уезжая за пределы Казани, в обществе появлялся редко, стараясь как можно лучше выполнить позолотные и резные по дереву работы, которые из своих заказов присылал ему из Арзамаса с оказией отец. Это позволяло ему повышать свои навыки в любимом деле, да и заработок для пополнения убывающих накоплений был ему очень необходим.

Год 1856 начался для молодого Тюфилина с хлопот по вступлению сначала в цеховое общество столяров, входившее в Ремесленное Общество Казани, а затем- с забот по открытию собственного заведения резьбы по дереву и позолоте. Нудное дело ходьбы по чиновникам и оформления бумаг занимало немало времени, а зимние короткие дни совсем не оставляли светлого времени суток на занятие любимым делом. К весне все же удалось завершить эти надоевшие хлопоты, и мастерская в одной из комнат их небольшой квартиры обрела все законные основания, отчего на душе молодого цехового казанского Ремесленного Общества стало значительно спокойнее.

Вместе с весенним ярким майским солнцем в семью Тюфилиных пришла большая радость – 17 мая 1856 года родился сын, окрещенный в Пятницкой церкви и названный Петром в честь деда отца. Не забыл Михаил того, кто первым показал ему, как вырезать из липы незатейливые фигурки различных зверей, кто посеял в его душе тягу к прекрасному, а затем научил всем премудростям этого непростого искусства резьбы по дереву и позолоте. Рождение сына принесло в семью не только радость, но и много новых обязанностей, которые требовали все больших материальных затрат.

Однако завоевать положение в обществе и доказать свои способности и умение – дело не одного месяца и даже не одного года. Пока казанских заказов было мало, приходилось выполнять часть заказов, привозимых от отца из Арзамаса, или в других городах. Определенные достоинства давал переход из цеховых в купеческое сословие, но для этого тоже нужно было достичь некоторого уровня материальной обеспеченности, а для достижения всего этого приходилось Михаилу трудиться, не покладая рук. Не обиженный Богом ни здоровьем, ни талантом, он все работы выполнял не только с душой, но и с той кропотливой тщательностью, которая отличает истинного мастера от обычного ремесленника. За эти годы молодой Тюфилин исправил много иконостасов в

городе Муром, почти во всех церквах: Сретенской, Пятницкой, Вознесения, Воздвиженской, Троицкой, Рождественской, Воскресенской, а также в Благовещенском монастыре, и балдахин над мощами cв. благоверных князей Муромских. Побывал он и в родном Арзамасе, где исправил иконостас в церкви Сошествия Св. Духа.

Упорным и тяжелым трудом Тюфилину все же в небольшой срок удалось сколотить необходимый капитал. Причисление к купеческому сословию состоялось в 1864 году. К этому времени семья Тюфилиных пополнилась еще одним сыном – Александром, родившимся в 1861 году, и дочерью Ольгой, появившейся на свет двумя годами позже. Нельзя сказать, что достаток в семье был очень большой, но жили не бедно. Сыновья росли здоровыми и жизнерадостными, а вот дочь Ольга часто болела, хотя отказа ни в чем не имела и была окружена постоянной заботой. Первенец Петр старался под руководством отца постигать основы резного дела, но больше ему нравилось рисовать, и любил он изображать не природу, а величественные храмы и затейливые дома. Возвышение рисования над резьбой несколько опечалило отца, но решил он, что на все Божья воля, и не неволил Петра в его увлечении.

Следующие два сына – погодки Василий и Иван появились в семье в 1865 и в 1866 годах. За этими радостными событиями пришло и долгожданное признание мастерства Михаила Александровича Тюфилина. Осенью 1866 года в Казани проводилась губернская выставка сельскохозяйственного производства (кустарно-прикладного производства – прим. авт.) Министерством Государственных имуществ, на которую уже вполне сложившийся 36летний мастер представил высокого достоинства резьбу по дереву и позолоту, что было отмечено достойной наградой – большой серебряной медалью с надписью «Губернская выставка сельскохозяйственных произведений Министерства Государственных Имуществ». С этого момента наступает период признания Михаила Александровича как классного мастера резьбы по дереву и позолоте. Примечательно, что только начиная с 1866 года в «Памятных книжках Казани» в официальном перечне специалистов Ремесленного Общества города Казани впервые появляется запись о существовании в городе единственного резчика по дереву и позолоте. Все это способствовало росту заказов, а следовательно, и росту благосостояния семьи Тюфилиных.

6 октября 1870 года Михаил Александрович приобретает у вдовы Любови Матвеевны Унжениной трехэтажный этажный дом на Засыпкинской улице, где они раньше были только квартирантами. Этажность дома определялась в документах, по-видимому, с учетом полуподвального этажа, где находилось кухонное помещение с кладовыми. На двух других этажах дома было по шесть комнат и одной кухне. Теперь в доме всем стало просторно, да и мастерская требовала расширения, так как отцу теперь помогали в отдельных работах подросшие сыновья Петр и Александр. Последним отец особенно гордился – уже в свои девять лет он показывал задатки будущего мастера резьбы. Петр же помощь отцу успешно совмещал с учебой, так как отец считал обязательным дать всем детям достойное образование.

Радость и горе ходят рядом – гласит поговорка. Так и случилось в 1871 году. Скоропостижно умерла жена Михаила Александровича – Александра Васильевна, тяжелая утрата постигла всю семью, нанесла тяжелую рану сердцу горячо любившего ее супруга. Забвенья М.А. Тюфилин ищет в любимой работе, стараясь забыться хоть на время. В это время в военной церкви во имя Спасителя Спасской башни Крепости (Кремля – прим. авт.) после ремонта нужно было восстановить иконостас таким, каким он был до 1839 года. Выполнить

эту работу безвозмездно берется Михаил Александрович. В очень короткий срок он изготавливает и устанавливает новый резной, позолоченный, прекрасный иконостас. По самым скромным подсчетам, стоимость работы была около 1500 рублей. Эта благотворительность была по достоинству оценена как военным, так и гражданским начальством и отмечена награждением золотой медалью с надписью «За усердие» для ношения на груди. Высокая оценка мастерства пришла не только со стороны начальства, но и по достоинству была воспринята Цеховым Обществом, которое в 1872 году выбирает М.А.Тюфилина на ежегодном сходе цеховым старшиной сроком на один год.

Время – это лучший лекарь от всех житейских невзгод, оно притупляет боль утрат и потрясений. Дом Тюфилиных за эти годы, утратив женский хозяйский глаз, стал кое в чем приходить в запустение, да и сам Михаил Александрович в свои 42 года был еще далеко не старым человеком. Второй его брак совершился в 1873 году, а женой стала дочь казанского купца Елена Харлампиевна, которая была моложе мужа на 16 лет. Однако хозяйкой она оказалась деловой, и быстро в доме Тюфилиных вновь воцарился порядок и ухоженность, чего недоставало чисто мужской компании.

В те далекие годы резные работы по дереву и позолота в большинстве своем были востребованы в храмах, да изредка именитые купцы и дворяне заказывали резные позолоченные рамы для картин и портретов. Всякий, бывший хоть раз в церкви, видел изысканные резные иконостасы и иконы в прекрасных резных киотах, а позолота церковного убранства создает атмосферу неповторимой праздничности, вносящей в душу необъяснимое просветление. Вот такую праздничность, будучи единственным в те годы высококлассным специалистом в Казани, и создавал Михаил Александрович. Церковное убранство со временем старело, ломалось, тускнела позолота, т.е. периодически нужно было что-то ремонтировать и подновлять. Такими делами вместе со старшими сыновьями и занимался Михаил Александрович по просьбе Казанской Духовной Консистории в церквах города, а также в различных уездах Казанской губернии, где в православных храмах требовались его поистине золотые руки. Работая втроем, Тюфилины быстро управлялись со сложной и кропотливой работой. Да и сам такой труд, приносивший радость людям, был для мастера душевным отдыхом после тяжелых переживаний. С малых деревенских и окраинных в городе церквей плату не брали вовсе, а с многих других вознаграждение за труд запрашивалось порой ниже истинной стоимости.

К концу 1874 года большой и благородный труд по ремонту в церквах Казани и Казанской губернии был благополучно завершен – наградой Михаилу Александровичу стал Похвальный лист от Казанской Духовной Консистории. Поэтому можно твердо утверждать, что в Казани нет ни одной церкви или собора, к иконостасу которой не приложил бы руку Михаил Александрович Тюфилин. В том же 1874 году работу в церквах ему пришлось совмещать ее с исполнением обязанностей Ремесленного Головы. На которую он был избран сроком на один год ремесленным сходом. Здесь он впервые показал себя умелым организатором, проводящим работу с должной рачительностью и пользою для Ремесленного Общества, относясь одинаково внимательно ко всем вопросам различных цеховых обществ. От полагающегося содержания (платы – прим. авт.) он отказался.

Дальнейшие годы жизни М.А. Тюфилина приносили ему и радости, и горести. Второй брак оказался удачным для обоих супругов – они горячо любили друг друга, несмотря на солидную разницу в годах, чему во многом способствовала мягкость характеров обоих. Первое дитя

во втором браке у Михаила Александровича появилось в 1874 году: это была дочь Мария, которую, как и сестру Ольгу, братья полюбили сразу. На следующий год старший сын Петр Михайлович уезжает в Москву, в училище живописи, ваяния и зодчества, на учебе в котором настоял отец, видя у сына необходимые к тому дарования, да и сам Петр ехал учиться с большой охотой. Февраль 1877 года пополнил семью Тюфилиных еще одной дочерью – Александрой, но в ноябре того же года их дом вторично посетило горе – от скоротечной чахотки в возрасте 14-ти лет умирает дочь от первого брака Ольга. В это тяжелое для Михаила Александровича время большую моральную поддержку их семье оказала Пятницкая церковь, которая давно распознала в своем прихожанине не только первоклассного специалиста, но и человека со светлой душой, сердечного и мягкого по натуре, чистых нравов и помыслов.

Нет ничего удивительного в том, что на декабрьском 1877 года сходе прихожан Михаил Александрович Тюфилин единогласно избирается на трех летний срок старостой Пятницкой церкви, в чем он с одобрением утверждается Казанской Епархией. С этого года и до конца всей своей долгой жизни он так и оставался в должности старосты этой церкви.

И опять, чтобы забыться от тяжелой потери дочери, он с головой уходит в любимую работу. По просьбе Епархии он на несколько месяцев отправляется в уездный город Чистополь, где для Никольского храма изготавливает и устанавливает новый иконостас.

Прибавление в семействе создало необходимость расширения жилья. Для этого покупается пустовавшая рядом с домом земля для строительства нового каменного дома.

За эти годы общественная деятельность М.А. Тюфилина, а в 1878 году он вновь на год избирается Ремесленным Головою, получает должное признание не только в среде цеховиков, но и в самых высших кругах казанского общества. Этому также способствует и его большая благотворительная деятельность. Безвозмездное создание внутреннего убранства и иконостаса в церкви Военного госпиталя было отмечено даже двумя наградами: по ходатайству военного ведомства ему была пожалована серебряная медаль с надписью «За усердие» для ношения на шее на Аннинской ленте и от Главного Управления Общества Попечения больных и раненых воинов-знак «Красного Креста», учрежденный впервые в марте 1879 года. В сентябре того же года Михаил Александрович пожертвовал 6000 рублей серебром на нужды Пятницкой церкви, за что был удостоен благословения от Святейшего Правящего Всероссийского Синода.

Став признанным высококлассным мастером резьбы по дереву и позолоте, М.А. Тюфилин твердо помнил, что впервые его мастерство было оценено на выставке, поэтому он с благодарностью и радостью принимал приглашения на участие в подобных мероприятиях. Так, в 1879 году в Казани была проведена первая частная выставка сельскохозяйственного производства, на которую он охотно представил и прекрасную резьбу по дереву, и позолоту. Эксперты выставки опять высоко оценили его труд, присудив большую серебряную медаль, а наблюдавший за проведением выставки Санкт-Петербургский Комитет Общества содействия русской промышленности удостоил М.А.Тюфилина большой серебряной медали с надписью «За трудолюбие и искусство».

1880 год стал годом 25-летия царствования Александра II. К юбилею готовили подарки. Казанская Епархия решила поднести Государю Императору копию с чудотворной иконы Казанской Божьей Матери. Саму копию поручили сделать иконописцам Казанского женского монастыря, а киот для этой иконы попросили

изготовить Михаила Александровича. Ответственная и тонкая работа была закончена ровно в указанный срок. Киот был искусно вырезан из кипарисового дерева и покрыт позолотой. Чудесная работа мастера, вкупе с отличным исполнением списка с иконы, по достоинству были оценены Александром II, собственноручно начертавшим на поздравительном адресе «Благодарность». Обо всем этом М.А. Тюфилину сообщалось в специальном уведомлении от Казанской Епархии.

Вторая частная сельскохозяйственная выставка в Казани состоялась осенью 1880 года, на которую Тюфилин также представил несколько своих работ и вновь получил большую серебряную медаль.

Воинская повинность в те годы соблюдалась неукоснительно, поэтому, достигнув призывного возраста, сын Александр в 1882 году был призван в армию. А Петр в том же году, окончив в Москве училище живописи, ваяния и зодчества, был направлен на работу в качестве младшего архитектора в город Иркутск, куда и выехал вместе с молодой женой Ольгой Александровной, на которой он женился незадолго до этого.

Любой настоящий мастер желает сравнить свои творения с аналогичными творениями других мастеров, ибо только таким путем можно познать уровень достигнутого мастерства. Это не чуждо было и Михаилу Александровичу. Только ранее он то ли не считал уровень своего мастерства достойным сравнения, то ли жизнь еще не давала ему такой возможности, но лишь в 1882 году он впервые выставляет свои творения на Всероссийской промышленной выставке. Туда он представил прекрасной работы дубовый резной киот с позолотой и другие мелкие резные работы. Оценкой мастерства стала Большая бронзовая медаль с надписью «Всероссийская выставка 1882 года». Таким образом, искусство казанского резьбы по дереву и позолотных дел мастера получила признание на российском уровне.

После трагической гибели царя Александра II вся Россия стала готовиться к предстоящему торжеству Коронования на престол Александра III. На этом празднестве сословия дворян, купцов и ремесленников должны были поднести царю верноподданнические адреса и хлеб-соль, а также подарки. На сходах сословий избирали депутатов для поездки на торжество коронования. На общем ремесленном сходе в число депутатов для поездки в Санкт-Петербург был избран и Михаил Александрович Тюфилин. Ему же поручили и изготовить подарки. Депутация Казанского Ремесленного Общества в июне месяце в Зимнем дворце поднесла верноподданнический адрес и хлеб-соль от Казанского Ремесленного Общества, а Михаил Александрович Тюфилин лично преподнес подарки, изготовленные им самим – в прекрасной резной позолоченной раме резное панно «Вид Казани», корзина с цветами, вырезанная из липового дерева, и также вырезанный из липового дерева букет цветов. Работа была такой тонкой и искусной, что не сразу можно было понять, что цветы ненастоящие. Поднесение таких подарков вызвало восхищение не только у царствующих особ, но и у всех присутствовавших при этом. Царь Александр III сам объявил Михаилу Александровичу благодарность за такое подношение.

На протяжении всей своей жизни М.А. Тюфилин, как высококлассный мастер, в основном был занят изготовлением иконостасов и затейливой резьбы киотов, т.е. его труд относился непосредственно к оборудованию храмов и церквей. Поэтому основными ценителями его работ, помимо тысяч прихожан, в церквах были священнослужители и различного ранга высоко-поставленные руководители Духовного ведомства. И само собой разумеющимся можно считать, что многолетнее служение Казанской Епархии в деле обустройства православных церквей и соборов должно

было получить свое логическое завершение в виде определенной награды за все труды, что и произошло в 1883 году при награждении Михаила Александровича золотой медалью для ношения на шее на Владимирской ленте по ходатайству перед верховными властями со стороны Казанской Епархии.

Не забывал М.А. Тюфилин и подрастающее поколение, став в 1884 году попечителем Александров-ского городского ремесленного училища. Много средств и сил он отдал тому, чтобы организовать в нем преподавание резьбы по дереву и позолотного дела. Все это сочеталось с большой общественной работой: в 1885 и 1886 годах он-Ремесленный Голова, староста Пятницкой церкви и т.д.

В 1886 году в Казани проводится 1-я Ремесленная и сельскохозяйственная выставка, где на должность товарища председателя (заместителя – прим. авт.) по баллотировке единогласно избирается Михаил Александрович. Здесь сказалась его искренняя любовь к ремесленному производству, за развитие которого он боролся всю жизнь, и поэтому он отдал много сил и энергии на этой выставке блистательному представлению многочисленных образцов резного и позолотного дела иконостасного производства, отличавшихся красотой форм, добросовестностью исполнения и настойчивым стремлением возбудить в народе вкус и любовь к изящной резьбе и иконам, составляющим гордость России. Все это потомки поймут гораздо позже, но уже и тогда экспертная комиссия выставки оценила и увенчала великолепного мастера золотой медалью с надписью «За трудолюбие и искусство».

В качестве экспонатов Михаилом Александровичем на выставке представлялись следующие изделия, часть из которых посетители могли приобрести, поэтому указывалась их стоимость:

1. Рама с позолотою (не продается) 150 р.,

2. Киот с позолотою (не продается) 100 р.,

3. Боковая сторона балдахина (не продается) 275 р.,

4. Киоты в русском стиле, с позолотой по маслу 300 р.,

5. Липовая цветная рамка 200 р.,

6. Липовый букет цветов 150 р.,

7. Резное блюдо из дерева (не продается) 300 р.,

8. Три рамы с позолотою для ширм по 25 р.,

9. Киот деревянный, без позолоты с резьбой (по заказу) 400 р.,

10. Резная позолоченная рама (по заказу) 150 р.

Дабы увековечить проведение в Казани 1-й Ремесленной и сельскохозяйственной выставки, М.А. Тюфилин изготавливает изумительной работы резной киот с тем, чтобы он послужил памятником об этой выставке, и передает его в дар Казанской Дворцовой во имя Сошествия Святого Духа церкви. Время не сохранило нам это уникальное создание Михаила Александровича.

Понимая, что сохранение высокого искусства ремесел невозможно без воспитания и обучения молодого поколения, Тюфилин старается расширить число обучающихся этому тонкому ремеслу – резьбе и позолоте, содержа их в училище за свой счет. Он сам преподает резьбу и позолоту, стараясь привлечь к этому и других мастеров этого дела. За стремление к подготовке молодого поколения и достойное производственное обучение резному и позолотному делу Советом Казанского Отдела Императорского Русского Технического Общества М.А. Тюфилин награждается бронзовой медалью. В личной иконописной мастерской Михаила Александровича в это время трудится под его руководством 24 рабочих и обучается 6 учеников. И то же Общество, учитывая многолетний блестящий и общественно-полезный труд самого Михаила Александровича, вручает ему золотую медаль с

надписью «За усердие» для ношения на шее на Александровской ленте. Теперь он становится одним из первых казанцев, награжденных полным комплектом золотых медалей «За усердие», носимых на шее.

В следующем 1888 году отец с радостью встречает переехавшего из Иркутска в Казань своего старшего сына Петра с женой. Поселяются они в усадьбе отца, где на месте уничтоженных деревянных служб возводится каменный двухэтажный флигель с мастерской в нижнем этаже. К нему делается также двухэтажный каменный пристрой. Места теперь хватает всем, а жить под одной крышей родным вдвойне радостнее. Вскоре Петр зачисляется в штат Казанской Строительной комиссии на должность архитектора.

Накануне своего 60-летия Михаил Александрович все так же деятельно продолжает совмещать общественную работу со своим творческим трудом: состоит членом Сиротского суда, безвозмездно исправляет иконостас тюремной больницы и продолжает обучать молодежь резьбе по дереву и позолоте. Решением схода Депутатов Ремесленного Общества ему объявляется благодарность за все то, что он сделал доброго и полезного для Ремесленного Общества, будучи как Ремесленным Головою в отдельные годы, так и рядовым его членом. Но не только Ремесленное Общество было благодарно Михаилу Александровичу, его полезную и бескорыстную деятельность высоко ценили Казанская Епархия, Казанское Отделение Императорского Технического Общества, Городское самоуправление. Казанская Духовная Консистория отмечала, что «при устройстве иконостасов в церквях, в селах, городах и местечках Казанской Епархии ни у кого не было с Михаилом Александровичем ни споров, ни тяжб, и вообще ни от кого не было заявлено на него никаких неудовольствий». Их стараниями и хлопотами, в конечном счете, Губернское руководство вышло с ходатайством в высшие государственные властные структуры о награждении М.А. Тюфилина орденом, каковой и был ему пожалован Государем Императором - орден Св. Станислава 3-й степени. Такая награда открывала возможность получения потомственного почетного гражданства. В декабре 1891 года Михаил Александрович вместе с женою Еленой Харлампиевной, сыновьями от первого брака Александром, Василием и Иваном, дочерьми от второго брака Марией и Александрой возводится в сословие «…Потомственных Почетных граждан со всеми правами и преимуществами, как ему, так и потомкам сему сословию дарованными». Так цеховой города Арзамаса упорным, кропотливым и благородным трудом ставший купцом 2-й гильдии, обретает по праву звание потомственного почетного гражданина.

Однако с годами не угасло в нем стремление послужить еще любимому делу. В возрасте 62 лет вместе с молодым иконостасных дел мастером С.Я.Спиридоновым в 1892 году в Билярске Казанской губернии он производит всю внутреннюю отделку вновь построенной Михаило-Архангельской церкви. Почти через десять лет в 1901 году он посещает вторично Чистопольский уезд, где устанавливает иконостас в перестроенной кирпичной церкви в честь Успения Божьей Матери в Успенском женском монастыре. В том же 1901 году он представляет в Городскую Думу проект реорганизации образования в городском Александров-ском ремесленном училище.

В этом проекте М.А. Тюфилин предлагает, чтобы в упомянутом ремесленном училище введено было преподавание истории ремесла и тех предметов, какие необходимы по каждому ремеслу в отдельности. При этом в училище должны изучать теорию ремесел и постепенно знакомить с практическим черчением, рисованием, измерением площадей и прочим.

Для практического изучения ремесел, по мнению автора проекта, учеников училища следует знакомить с составлением планов и устройством по рисункам моделей, причем училище может брать частные заказы из ремесленных мастерских.

По окончании трехлетнего курса, ученики «для усовершенствования в практике должны пробыть у хозяина мастерской еще 2 года, специально занимаясь одной практикой, под наблюдением училищной комиссии».

Этот проект был воплощен в жизнь.

Последним благородным и богоугодным делом 77-летнего великолепного мастера было в 1907 году покрытие золотом всех трех приделов любимой им всю жизнь Пятницкой церкви, старостой которой он оставался бессменно с 1878 года до конца своих дней, даже прикованный тяжелой болезнью к постели. Прихожане и священнослужители этой церкви не хотели при жизни снимать с него эту должность, молясь за его выздоровление.

Скончался Михаил Александрович Тюфилин 9 февраля 1914 года в 10 часов утра после продолжительной и тяжелой болезни. Похоронили его 13 февраля на городском православном кладбище. Газета «Казанский телеграф» 14 февраля 1914 года писала:

«Похороны М.А. Тюфилина. Вчера в Пятницком храме после заупокойной литургии происходило отпевание старейшего казанского иконостасных дел мастера и общественного деятеля М.А.Тюфилина. Отпевание совершил преосвященный Михаил, епископ Чебоксарский с сонмом духовенства и при большом стечении богомольцев. На гроб почившего возложили много венков, в том числе венок от городского самоуправления».

Со смертью Михаила Александровича фамилия Тюфилиных не исчезла ни из Ремесленного Общества, ни из общественной жизни города Казани. Еще при жизни отца Александр Михайлович занял в Ремесленном Обществе Казани одно из видных мест, руководя иконописной мастерской. Он, как и отец, всей душой болел за сохранение высокого искусства ремесел. Получив неплохое образование, он свои мысли старался донести до широких слоев народа и верховных властей не только устным, но и печатным словом. Так, в 1906 году в Казани в типографии В.М. Ключникова им издается статья «Заметка о состоянии ремесленности», в которой, в частности, говорится:

«…Ремесленников вообще нельзя смешивать с простыми рабочими, которых всегда и везде можно найти и которых занятия не требуют никакой подготовки; ремесленникам, наоборот, требуется всегда подготовка, которая и бывает преимущественно только практическая…».

Старший сын Михаила Александровича Петр, став казанским городским архитектором, кроме ряда домов для простых обывателей Казани, спроектирован ряд зданий, воздвигнутых для нужд города и Казанской Епархии: по его проекту на улице Проломной воздвигнут настоятельский корпус в Иоанно-Предтеченском монастыре, пристрой к зданию архива Окружного суда и т.д. Архитектурные проекты Петра Михайловича Тюфилина были воплощены в трех церквах в различных местах Казанской губернии.

Младший сын, Иван Михайлович Тюфилин, преподавал в Казанской Духовной семинарии и был старостой церкви.

Обе дочери, Мария и Александра, окончили Мариинскую женскую гимназию.

Безжалостное время и годы атеизма уничтожили много прекрасного, созданного великолепным мастером Михаилом Александровичем Тюфилиным, но, на наше счастье, сохранились в нашем древнем городе два иконостаса, сотворенные его золотыми руками: первый находится в Петропавловском соборе, в верхнем храме, а второй – в церкви Арского кладбища. Убедиться в их неповторимой красоте может каждый. И если люди, верующие или неверующие, глядя на эти произведения, помянут его добрым словом за все его великолепные творения, то автор сочтет, что ему удалось из безвестности прошлого высветить имя еще одного из многих наших славных горожан.

 
  • Карта сайта
  • Поиск
  • Полезные статьи
    спонсоров проекта

     


  •