Казанская духовная семинария Казанская духовная семинария
  •  Главная страница / Библиотека / История Русской Церкви /

Послание митрополита Никифора к муромскому князю Ярославу

 

Послание от Никифора, митрополита Киевьскаго, всеа Роускыа земля, написание на латыноу, ко Ярославоу, князю моурьскому С[вя]тославичю. с[ы]на Ярославля, о ересех

Вопрошал еси был на[с], градныи княже, како отвержени быша латына от с[вя]тыа, сборныа, правоверныа, апостольскыа Ц[е]ркви, отстоупиша, и се якоже обещався бл[а]городствоу твоемоу поведати о них. Понеже, чадо бл[а]жене и с[ы]ноу света, земля Ляскаа в соуседах у тебе есть, живоущи иже на ней соуть оплатки слоужащеи, латинское приали оучение — добре рекох. Изначала бо преже век ветхыи Римь с Костянтиномь градомь единомудрьствовавше и 5 патриаршеств, иже дръжаша весь мир в вере. Понеже Великий Констянтин приимь ц[еса]р[с]тво и крести е, и поча рости, и приложися Римское ц[еса]р[с]тво ветхаго Рима в Костянтин град. На седми с[вя]тых всеа Вселеньскыа Соборех вкоупе бяхоу, якоже папа Римскыи, и патриарх Костянтина града, и патриарх Александрьский, и патриарх Иер[у]с[а]л[и]мьскии, и оучениа и преданна с[вя]тых ап[осто]л сохраняхоу вкоупе лета многа да 7 Сбор. Бысть на 7 Зборы или еже вестараго Рима, еже быто чиноу, любо сам идяше, любо своа еп[иско]пы приставляше, и единьство и совокоупление имеахоу с[вя]тыа Ц[е]ркви, то же глаголющи и то же мысляще. Потом же приаша стараго Рима немци, и покорени быша римляне, иже латына наричются, от оуандил, иже и нарицаются немци, и оустремишася на ины обычаи паче ц[е]рковных. Яже соуть се.

Первое зло, оже престоупиша с[вя]тое предание, еже есть: «Верую во единого Б[о]га и О[ть]ца», с[вя]тыхь о[ть]ць 1-го Сбора 300 и 18 б[о]гоносивых, иже в Ней (Никеи), в онже Сбори снидошася со инеми со дроугыми о[ть]цы и с[вя]тыи Селивестр, папеж Римскыи; и на другыи Сбор, бывшемь в Костянтине граде, в онже иде с прочими о[ть]цы и Дамас, папа Римьскыи, и написа о С[вя]т[е]мь Дусе, яко вероуемь во С[вя]тыи Д[у]х Г[осподе]нь и Животворящий, Иже от О[ть]ца исходить. Латыни же приложиша ко г[лаго]лоу семоу: «Иже от О[ть]ца исходит», инии же: «От Сына исходит», и еже есть зло еретическое, не исходить бо от Сына Д[у]х, но токмо от О[ть]ца. Якоже написа Иоанн ева[нге]лист б[о]гословец в Ева[нге]лии: Рече Г[оспод]ь ко оучеником. Своимь: егда приидеть Д[у]х истинный, Иже от О[ть]ца исходить, Он возвестить вам вся, яже о Мне. Видиши ли, яко не рече Х[ристо]с: «От О[ть]ца и от Мене» — С[ы]на, но от О[ть]ца единого? Тако по словеси Х[ристо]воу наоучиша ап[осто]ли и с[вя]тии о[ть]цы, и рекоша тако: «И кто приложить и оуиметь, да боудеть проклят». Имеют проклятьство латына, якоже преложиша.

Второе, оже приносять во хлеба место оплаток и молвять хулоу на с[вя]таго и великаго апостола Петра, яко той преда намь се, и лжоуть в томь: от писаниа или от преданна не могоуть показати того, ни от немець приали соуть. Да тобе боудеть известо от мене от главизн сих, и от Е[в]а[нге]лиа, и от ап[осто]ла, и обличиши а, яко лжоу. Третьей зло, яко во время брани воюють епископи их с простыми людми, не ведают бо которое есть дело еп[иско]пьство и с[вя]т[ите]льство, которое ли воиньское. Яко Г[оспод]ь во время преданна его Петрови ножь изъвлекшю, запрети: Вложи ножь свои в ножницы. Апостоломь паки рече: Иже кто вы оударить в десноую скранию, обрати емоу и левоую, и никакоже брани творити, ни противитися повеле Г[оспод]ь апостолом. Четвертое, постятся елико соубот; а переяли от жидовь и от оученик Зимона волхва, жидове бо постятся в соуботу и оученици Симона волхва, темь яко в соуботоу спирашеся с[вя]тыи Петр с Симоном волъхвом; в соуботоу бо безбожьный обещася на небо взыти от бесовь возносимь, и запрети бесом с[вя]тыи Петр, и поустиша беси Симона, и пад на земли изъдше, и оттоле постятся оученици и дроузи Симона вълхва. Мы же имеемь оустав с[вя]тых апостол, глаголюще: «Иже кто в соуботоу постится, разве единыа Великыа Соуботы, яко Г[оспод]ь нашь и еще во гробе лежаше, да боудет проклять». А того ради постимся во единоу Великоую Суботоу. А се другое зло: аще ключится или в соуботоу, или в средоу, или в пяток, или Р[о]ж[ес]тво Х[ристо]во, или Б[о]гоявление, или ин Г[оспо]дьскыи праздник, поста не раздроушають, но аки желеють Женихоу сущю с теми. Паки же пост их почитается от среды 1 недели чистыа, иже есть зло и гроубо; ни маслопоущ ведаеть нед[е]ли, ни до С[вя]тыа нед[е]ли великыа Пасхы постятся, но в Великыи Четверг яйца, и масло, и сыр адять. И с[вя]т[ы]м иконам не поклоняются, ни целоують; в ц[е]рковь въходяще, на лицех падають, шепчюще, и крест начертають, и востають; икон с[вя]тых в ц[е]ркви не дрьжать, но токмо распятие едино. Пречистыа нашеа Вл[а]д[ы]ч[и]ца и Б[огороди]ца М[а]риа не Б[огороди]цу нарицають, но токмо с[вя]тоую М[а]рию наричють, а то есть ересь Несторьева. А во олтари ц[е]рковнемь во время литоургиа кто хочеть входить, жена ли, моуж ли, дети ли, егоже не достоять творити, но токмо единемь иереемь, отлучен есть. А жены их, аще быша хотели, и не на престолех быша сели. Давлениноу ядат, и звероядиноу, и мрътвечиноу, и кровь, медвединоу, и веверичиноу, бобровиноу, и вся гноуснеиша сего. И ти латина во одино погроужение в воде крестять, ни масла на воду льють, но соль крестящегося во оуста влагають. А по кр[е]щении кого-любо, плюють на роуку его десноую, потомь, перстомь размесивь слины, мажють кр[ес]тившагося в мира место. Егда же крестився возрастеть и въпадеть в грех ч[е]л[ове]чьскыи, не покааниемь и исповеданиемь исцеляють его, но помажють и маслом древяным на оставление греховь, а покаание отметають. А крестящимся не наричають имен с[вя]тых, но зверина имена наричють: лев, пардоус и прочих зверей. Кр[е]стятся пятью перст, последи же палцемь мажеть лице свое. Ти от сре[ды] 1 нед[е]ли до Пасхи алли[лу]г[и]я не поють; ти ставляеми диакони, и попове, и еп[и]с[ко]пы, своа жены поущают из земли своей — такоже повелеша творити, но они не послушають их, но аще оумруть первыа жены, поимають и дроугоую, и третьюю и служать, а то есть зло. Молвять бо ти, яко не достоить инемь языком хвалити Б[о]га, но токмо треми языки: жидовьским языком, еллиньскимь, римскимь,— блядоуть же в том. Х[ристо]с же за вся оумре, и пророци вся языки наричють, и гл[аголе]ть Д[а]в[ы]д: Вси языци восплещете роуками, и ecu языци приидоуть и поклонятся пред Тобою, Г[оспод]и; всяко дыхание да хвалить Б[о]га; якоже всякомь языкомь достоит хвалити Б[о]га, ни единого же бо отгонить Г[оспод]ь от хвалениа или от пениа Его. Ти же оумирающаа еп[и]с[ко]пи их не погребають в той д[е]нь, но держать до 8 днии, дондеже приидеть область его вся; ти принесоуть кто что может почесть, и тогда погребоуть его. И не крестообразно руце покладають им, но, якоже жидове, подольг есть покладають роуце, а очи, и ноздри, и оуши затыкають воском, такоже творять и простцемь. Ти же во единой ц[е]ркви литоургию творять дважды, и трижды, и четыржды днемь, еже ес[ть] зло. В единой бо ц[е]ркви, аще боудеть один олтарь, то единоу литоургию творити и по чиноу единоу литоургию пета: чего ради яко един за нь распятся Х[ристо]с, единою распятся, да того ради попови подобаеть единоу литургию творити днемь в ц[е]ркви с[вя]теи. Ти же творять и се изменоу, творять в свадбах: дав дщерь свою замоужь, поимають паки свата своего дщерь за своего с[ы]на или за брат свои, или за близок свои. О черньцех же их: иже будеть еп[и]с[ко]п, мясо есть и вся прочая творить без боязни, якоже и простци, и прочий черньци их, аще разболятся, повелевають им мясо ясти. Того ради не приемлеть их с[вя]таа Церкви соборнаа во единение приопщению, но, аки оуд изгнил неисцелен, отвергоша и отрезавше от себе с[вя]тии ап[осто]ли и о[ть]ци. А те же правоверным не достоить пити, ни ясти с ними, ни целоватися, но аще слоучится ести правоверьнымь с ними по ноужи, да кроме поставити трапезоу им и сосоуде их. Х[рист]а бо исповедають, но не добре творят. Гл[аголе]ть бо Хр[ис]тос: Не всяк гл[агол]яй Ми: Г[оспод]и, Г[оспод]и, внидет в Ц[а]рство Н[е]б[е]сное, но творяи волю Мою. И паки гл[аголе]ть: Не входя дверми тать есть и разбойник. Что же то молвить и что дверь нарицаеть? Еваг[ге]льскаа писаниа и апостолскаа писаниа то двери нарицаеть; а приходяи в вероу и кр[е]стиан бываа, не якоже Божественаа писаниа гл[аголе]ть, но кроме техь творять, тать есть и разбойник, якоже и латына, не творяще по Б[о]ж[е]ственомоу писанию и по апостольскому преданию, татие соуть и разбоиници.

А оплатцех же ведаа боуди, яко оплатце ветхыа жидовскыа жертвы соуть, а не Еваг[ге]лиа Х[ристо]ва закон, якоже четыри еваг[ге]листа и с[вя]тыи апостол Павел послушествовуеть. Не опреснока бо Г[оспод]ь нашь вземь в Таиноую вечерю, бл[а]годаривь и разломивь, и дасть своим оучеником и рече: Пришлете, и ядите — се есть Тело Мое, ломимое за вы во оставление грехов. Се же и от семь Павел гл[аголе]ть, яко един хлеб и едино тело мнози есмы, вси бо от единого хлеба приимаем. Видиши ли, яко хлеб нарицаеть, а не оплатки лриимаа или принося? С жиды соут[ь] и на трапезе жидовстеи ясть, а не на Х[ри]с[то]ве. Х[ристо]с сам егда оученики своа оучаше молитися: О[ть]че наш, Иже ecu на небесех и прочаа, а не рече: «Оплаток нашь насыщь», но хлеб нашь, рече. Да прашають ныне опресночникь тех, якоже рече Х[ристо]с: Се есть Тело Мое, ломимое за вы,— Тело Х[ри]с[то]во свершено ли есть или не свершено? Обаче исповедять, яко свершено, свершен ч[е]л[ове]к и свершен Б[о]г, да свершеным подобаеть жрети Б[о]гоу, а не несверешнымь. Которое бо есть свершено: хлеб ли или оплаток? Ведай, яко и слепи соуть, яко яве, яко хлеб есть свершен: есть бо моука, аки тело, а квас, аки д[у]ша, а соль, аки оум, вода же, аки д[у]х живот. Тако приимаеть животное восхожение, согреваяся, хлеб, а опреснок мертво и бездоушно, восхожениа не приимаа, ни согреваася; того ради безживотно наричетьс[я], оплаток живота не имееть. Хлеб бо животный Х[ристо]с, яко и сам рече: Аз есмь хлеб животный. Обличаеми же соуть от Павла, пишоуща к коринфиом сице, еже чтемь в Великыи Четверг на литоургии: Аз приах от Г[оспо]да и предах вам, яко Г[оспод]ь И[ису]с в нощ{ь], в ню же предаяшеся, и приимь хлеб и бл[а]годаривь и рече, преломль: «Приимете и ядите, се есть Тело Мое, ломимое на оставление грехов, се творите в мое воспоминание. Противоу томоу что могоу[т] отвещати имеющий свет тмоу? Но с[вя]тыи Павел несть ли оучитель всеа вселенныа? Не 1 и ап[осто]лом? Несть ли оуста Х[ристо]ва, Котораго и от Кого просять яснеиша и светлеишаго оучениа? Хлеб нарече: Хлеб бо,— рече,— приим, а не оплаток. Аще бы оплаток был, то облатки бы и нарекл: В нощь бо,— рече,— в нюже и предаашеся, хлеб приим, таиноую отвори Жертвоу, а не оплатки принесе Г[оспод]ь, но хлебы ядяше. И когда накръми 5000, не оплатки их насыти, но от 5 хлеб. Никтоже бо смысля, оставль свершеныи животный хлеб, оплатки ясть: свершени бо моужи хлеб ядять, якоже свершено; малыа дети, не свершеныа, опресноки ядять,— и се и до нынешняго дни есть; и се детемь бо и матери во время мешениа оуимають и пекоуть преже детем. А и сей опреснок, егоже бо моужь свершен не ест, но многажды в глад, от того же не есть моужь оумен, кроме ноужи. Како можеть Г[оспод]ь приати на жертвоу, иже жидове толико во время едино пасхы творяхоу опресноки по закону Моисиовоу? Егдаже Х[ристо]с вечерю створи, тогда опреснок не бяше; во время бо нарочито опресноцы бывахоу, то есть время пасхи жидовскыа. Тогда же, пасце не соущи, ни опреснок бяше; но послушай, како повеле Моисеи: в 14 м[е]с[я]ца от сред вечерний пасхи Г[оспод]ня в 15 д[е]нь того же м[е]с[я]ца праздник опресночньш Г[осподе]нь, 7 днии опресноки да ясте. Такоже повеле Моисии в 14 д[е]нь м[е]с[я]ца марта к вечероу зарезати овен в 15 д[е]нь творяхоу опресноки. Х[ристо]с же в 13 д[е]нь створи вечерю; а где обретеся опресноки? В четверток бо в нощи предан бысть; заоутра в пяток вечероу бе время зарезати агници, а в соуб[о]тоу хотяху творити опресноки. Х[ристо]с в пя[то]к в 9 и час предасть Д[у]х и в той д[е]нь положен бысть во Гробе; егда же праздник бе опресночньш, егда творяху опресноки. Он во Гробе лежаше. Где обрете опресноки во время вечери своей, прежде празника опресночнаго? Не смеашеть бо творити никтоже опреснок преже праздника, аще востроубяхоу жерци их. Послушай, како то быс[ть]: аще лоуна не щнется, не бывашеть пасха от жидов. Егда же щнениа лоуннаго, трие законници оу трапезы некоторой стояше, смотряхоу на лоуноу, егда боудеть щноуние лоуны, и востроубяхоуть от троубы тоа, имеахоу вероу жерци щнению лоунному. И въземше троубы жерци троубяхоуть паки к людемь, людие же молвяхоу дроуг ко другоу: «Пасха, Г[оспод]ня пасха», и тако зарезываху агньци и опресночная готовахоу. Того же ли не разоумеете слепии латыне? Да наоучатся от слова Г[оспод]ня, яко егда рече ко учеником, яко един от вас предаст Мя, они же возмятошася о словеси том и не сме кто вопрошати его, но токмо Иоанн Б[о]гословець, як[о] дерзновение имыи к Нему паче инех. И возлег на перси Его, вопрошаше: Г[оспод]и, кто есть предаяи Тя? Г[оспод]ь рече к немоу: Емуже Аз дам омочивь хлеб, той есть предаяи Мя. И по обеде вниде в онь сотона. И послушают еваг[ге]листа, како хлеб наричеть: едино бо есть артоус и хлеб, а оплаток ино есть. Тако Павлоу гл[агол]ющоу, и еваг[ге]листом, и тому самому еваг[ге]листу Лоуце возлюбленномоу и сродникоу Петровоу, пишюще Деаниа ап[о]с[то]льскаа и глаголющу в Деаниих, чтомемь в че[тверто]к Светлыа нед[е]ли: Оучащу с[вя]тому Петроу люди и вероваша 3000 и кр[ес]тишася в той д[е]нь, и бяху ждуще оучениа апостольска, и приопщениа, преломлениа хлебоу, и м[о]л[и]твы. Видиши ли, изначала хлеб бе, и еже приаша от Г[оспод]а, то и ап[о]с[то]ли творяхоу, то откудоу приали соуть оплатки? От Петра ли? То где написа Петр тако или наоучи, а покажют ти — ти бо такоже Еваг[ге]лие имоуть, яже и мы имеемь, до тудоу имеяхоуть и ти, дондеже бяхоу вкоупе с нами и на 7 Сбор. А иже отстоупиша нас, будоуть обрели ины книгы, не веде, яже отвергла с[вя]таа зборнаа Ц[е]ркви еретическыа книгы. Да ведают же таковии, иже оплатки ядоущии, яко пси мруть, а не живоу ядуще плоть; и в ересь впадають проклятаго и Аполинариа, он бо, безоумно и бездушно тело приа Г[оспод]ь, рече; неже бездоушнии оплатки в Тела место Г[оспод]ня приимають подобни соуть Аполинарию; тако бо ес[ть]: не имееть бо ни доуша, ни оума, ни кваса бо, ни соли не имееть, яже соуть в хлебе, яко д[у]ша. И оум не хоулить соли, ни творять малы безумнии, молвить бо к ап[о]с[то]лом Г[оспод]ь: Вы есте соль мирови, аще соль обуяеть, чемь осолится. И апостол Павел гл[аголе]ть: Да будеть слово ваше солию осолено, которую соль слово приемлеть не плотное соуще, но облчесе гл[агол]ет: Да боудуть слово ваше имеа и оум, а не боуди безьлепа, яко и о безлепичнемь слово воздати ны есть, да аще не пременятся таковии и с Полинариемь причтени боудуть.

Латына же с[вя]тоую службоу виномь едином приносять без воды — такоже и во Арменстеи земли еретици виномь точию во с[вя]теи трапезе приносять, воды в не не смешше. Да темь с[вя]тыи Иоанн Златоустыи рече, что ради не воды востапить, но вино. Инии бо еретици в вина место водоу единоу приносять в жертвоу. Понеже и в своей ц[е]ркви Златаоустыи, отнюдоуже и пастырское приа вл[а]д[ы]чьство, слоужбоу стваряа, водоу в вино предасть. Внегда же сокровенноую Жертвоу приносять по образоу: «Изыде бо,— рече,— в прободении пречистаго ребра Избавителя нашего Сп[а]са Х[рист]а Б[о]га, Кровь и Вода, слоужбоу таиноую нам являа». Ибо Иаков, по плоти брат Х[рист]а Б[о]га нашего, от Сп[а]са с[вя]щение приат, и Божественоую слоужбу, и приношениа с[вя]таго предание. С[вя]тый Василии, Кесариискии епископ, Иоанн Златоустыи, ихже слава по всей веленнеи прииде, ти вси Б[о]гом вдошени, написану таиноую слоужбоу, намь предаша сице свершати Б[о]жтвенеи слоужбе, от вина и от воды с[вя]щенноую таиноу отдаша. И в Карфагене, иже собравшеся с[вя]тии о[ть]ци и пр[е]п[о]д[о]бнии 200 и 7, сице яве помяноуша во с[вя]тых: «Ничто же боле Тела и Крови Г[оспод]ни принести, якоже и сам Г[оспод]ь предасть своимь оучеником, сиречь хлеб и вино, с водою смешено. Аще кто, епископ или поп, не по преданомоу от ап[о]с[тол] чиноу творить и, воды с виномь не смешше, сице пр[е]ч[и]стоую приносить Жертвоу, да извержен будет иерейства».

 
  • Карта сайта
  • Поиск
  • Полезные статьи
    спонсоров проекта

     


  •