Казанская духовная семинария Казанская духовная семинария
  •  Главная страница / Библиотека / История Русской Церкви / Глава II. Монастыри. /

Глава II. Монастыри.

III

Ни в одном из русских городов, даже в Киеве и Владимире Суздальском, не было столько монастырей, сколько было в Новгороде. Их известно здесь до двадцати: одиннадцать мужеских и девять женских. Семь из этих монастырей основаны прежде, но продолжали существовать и в настоящий период, тринадцать возникли вновь.

Как в южной России главнейшим монастырем считался Киево-Печерский, а в стране Суздальской — Рождественский, так между новгородскими монастырями первое место занимал монастырь Юрьевский. Настоятель этого монастыря назывался игуменом святого Георгия и архимандритом новгородским [46]; других архимандритов в Новгороде не было. Из настоятелей юрьевских в летописях упоминаются а) Дионисий (1158 — 1194), который (1165) ездил в Киев по поручению новгородцев, чтобы испросить титул архиепископа их владыке, и при котором создана (1166 — 1173) каменная церковь во имя Спаса на монастырских воротах; б) Савватий, управлявший обителию более тридцати лет, подобно своему предшественнику (1194 — 1226); в) Савва, а по мирскому имени Грьцин, муж благой, кроткий, смиренный, незлобивый, богобоязненный, он избран был из священников приходской церкви святых Константина и Елены и 2 марта 1226 г. пострижен, а 8 марта поставлен игуменом, но почему-то в 1230 г. лишен настоятельства и низведен в простую келью, где, пролежав шесть недель в болезни, преставился 16 марта; д) Арсений, переведенный на место Саввы в том же году из хутынских игуменов, муж кроткий и смиренный [47].

Еще более краткие, хотящем не менее достоверные сведения сохранили местные летописи о прочих монастырях новгородских, основанных в предшествовавший период, как-то: а) о монастыре Антониевом — в нем настоятелями были после преподобного Антония Римлянина ученик его и потом духовник Андрей (1147 — 1157), Алексий (1157 — 1162), Мануил (поставл. 1162), Моисей († 1187) и Власий (поставл. 1187) [48], б) о монастыре Бело-Николаевском — здесь в 1165 г. архиепископ Иоанн повелел игумену Антонию учредить общежитие [49]; в) о монастыре Пантелеимоновом — здесь в 1207 г. некто Феодор Пинещенич соорудил новую церковь во имя святого Пантелеймона [50]; г) о монастыре Варварином — в нем были игуменьями Анна († 1167), Маримьяна (поставл. 1167), Христина († 1195), Варвара (поставл. 1195) и построена (1218 — 1219) новая каменная церковь во имя святой Варвары [51]; д) о монастыре Зверином Покровском — упоминается в 1192 г. игуменья его Евфросиния [52]; е) о монастыре Воскресенском — здесь были игуменьи Мария († 1192) и Евдокия (поставл. 1192) и сооружены две церкви — во имя святого Иоанна Милостивого на монастырских воротах (1193) и главная, каменная, во имя Воскресения Христова (1195) [53].

Обращаясь к монастырям, вновь появившимся в Новгороде и его окрестностях, видим, что одни из этих монастырей основаны или благоустроены новгородскими князьями, другие — Новгородскими архипастырями, третьи — игуменами, четвертые — мирянами, пятые — лицами неизвестными.

К числу первых монастырей относятся два: а) Спасский Нередицкий с церковию во имя Преображения Господня, построенный в 1198 г. князем Ярославом Владимировичем в трех верстах от Новгорода к югу, на правом берегу Волховца, на возвышенном и красивом месте, которое называлось Нередица, и б) Михалицкий женский с церковию во имя Рождества Пресвятой Богородицы, построенный в 1199 г. на Торговой стороне города у земляного вала, на улице Молоткове супругою князя Ярослава Еленою по случаю явления Михаила Малеина и чуда от образа Божией Матери [54].

Два также монастыря устроены Новгородскими владыками. В 1170 г. архиепископ Иоанн с братом своим Гавриилом основал в трех верстах от Новгорода при озере Мячине монастырь Благовещенский, в котором потом соорудил каменную церковь во имя Благовещения (1179) и другую каменную на воротах во имя Богоявления (1180) [55]. В 1197 г. архиепископ Мартирий построил монастырь Николаевский Островский с каменною церковию во имя Николая в семи верстах от Новгорода к востоку, на острове между реками Вишерою и Вельею [56]. Два монастыря устроены игуменами: Аркажский и Хутынь. Первый находился в трех верстах от Новгорода к югу и назывался так по имени своего игумена Аркадия, впоследствии епископа Новгородского, который в 1153 г. соорудил на означенном месте деревянную церковь во имя Успения Пресвятой Богородицы и собрал братию. Некто Симеон Дыбачевич создал в этом монастыре (1188) каменную церковь во имя Успения, а сын посадника новгородского Михалки Твердислав создал в этом монастыре (1206) другую — во имя святого Симеона столпника на монастырских воротах. Из настоятелей монастыря Аркажского известны Герасим и Панкратий (упом. 1194) [57]. Начало Хутыню монастырю положил Варлаам, бывший в нем первым игуменом. Варлаам, в мире Алексей Михайлович, родился в Новгороде от богатых родителей и с детства имел влечение к книжному учению и постничеству. А по смерти родителей, раздав все имение их нищим, принял иноческое пострижение от наставника своего священноинока Порфирия и начал искать места для уединенных подвигов. Более всего понравилась юному черноризцу прекрасная возвышенность на правом берегу Волхова, в десяти верстах от Новгорода, к северу от кремля, называвшаяся Хутынь, и Варлаам поселился здесь и построил себе келью. Весть о святой жизни пустынника распространилась повсюду, и многие князья, и бояре, и простые люди стекались к нему просить наставлений. В числе прочих приходил к нему новгородский князь Ярослав, которому он предсказал рождение сына и который, когда предсказание исполнилось, избрал старца в восприемника новорожденному. Мало-помалу собралось вокруг Варлаама множество иноков, желавших иметь его своим руководителем. Тогда он построил каменную церковь во имя Преображения Господня, которую освятил (1192) Новгородский архиепископ Гавриил, благословив быть при ней святой обители. Сам Варлаам был в этой обители игуменом около года и, предчувствуя свое отшествие к Богу, завещал ей села, земли и другие угодья, пожертвованные новгородским князем Ярославом, передал настоятельство другу своему Антонию и скончался в ноябре 1193 г. [58]

Четыре монастыря основаны или только обновлены и украшены некоторыми благочестивыми мирянами. И именно: а) Петропавловский женский, находившийся в двух с половиною верстах от Новгородского кремля к юго-западу на Синичьей горе, здесь в 1185 г. новгородцы Лукиничи заложили каменную церковь во имя святых апостолов Петра и Павла, хотя нельзя сказать, существовал ли монастырь прежде или только теперь получил начало [59]; б) Кириллов в трех верстах от Новгорода к юго-востоку, на острове Нелезене или Силезневе, окруженном реками — с одной стороны Волховцем, а с другой — Левошнею, в этом монастыре, уже существовавшем неизвестно с какого времени, два брата Константин да Дмитрий Кораванковичи соорудили в 1196 г. каменную церковь во имя святого Кирилла при игумене Онисиме [60]; в) Евфимиин женский, находившийся в самом Новгороде на Торговой стороне, в Никольском Плотническом конце, тут жена Полюда Городнича, дочь Жирошкина, построила в 1197 г. каменную церковь во имя святой Евфимии, а по сказанию одной из летописей, основала и самый монастырь [61]; г) Варецкий Павлов женский, находившийся также в самом Новгороде на Торговой стороне в Словенском конце, на Варецкой улице, здесь в 1224 г. некто Семен Борисович воздвиг каменную церковь во имя святого исповедника Павла, патриарха Цapeградского, с приделами святого Симеона Богоприимца и святого царя Константина и матери его Елены да на хорах с приделом святых мучеников Бориса и Глеба, а в 1238 г. жена Семена Борисовича устроила при этой церкви женский монастырь [62].

Монастыри, неизвестно кем и когда основанные: а) Свято-Духов мужеский, упоминается в 1162 г. [63]; б) Христо-Рождественский мужеский находился близ Новгорода в полуверсте к востоку от большого земляного вала и упоминается в 1162 г. [64]; в) Иоанно-Предтечев женский находился в самом Новгороде на Софийской стороне, в Неревском конце и упоминается в 1179 г. [65]

Кроме Великого Новгорода, который, таким образом, был не только наполнен, но и как бы опоясан святыми обителями, существовали монастыри и в других северных городах России, находившихся в епархиальной зависимости от Новгорода или сопредельных его владениях.

В Пскове видим два монастыря: Спасский Завеличский, основанный в 1154 г. Новгородским епископом Нифонтом на Завеличье с каменною церковию, и Спасский Мирожский на устье реки Мирожи, устроенный тем же епископом и вместе игуменом монастыря Авраамием, скончавшимся в 1158 г. [66]

В Старой Руссе — один монастырь Спасо-Преображенский, основанный в 1192 г. игуменом Мартирием, который, сделавшись Новгородским архиепископом, соорудил здесь (1198) каменную церковь во имя святого Преображения [67].

В Старой Ладоге — монастырь Георгиевский Застойный, неизвестно кем построенный в стенах каменной ладожской крепости в XII — ХШ вв. [68]

В пятнадцати верстах от Тихвина при озере Дымском — монастырь Антониев Дымский, построенный в начале XIII в. учеником и преемником Варлаама Хутынского Антонием Дымским [69].

Близ Вологды — Свято-Троицкий Кайсаровский, основанный преподобным Герасимом после 1147 г. на ручье Кайсарове, впадающем в реку Вологду [70].

В Великом Устюге — Архангельский, основанный преподобным Киприаном, который был прежде богатым поселянином, а постригшись в монашество, построил в 1212 г. две церкви — во имя архангела Михаила и Введения во храм Пресвятой Богородицы, собрал вокруг них иноков, пожертвовал новой обители все свое движимое и недвижимое имение, села, деревни и был в ней первым настоятелем [71].

Какого устава держались новгородские, равно как и все прочие русские монастыри, сведений не сохранилось. Знаем только, что Благовещенскому новгородскому монастырю, который основан архиепископом Иоанном, принадлежал устав Студийский, уцелевший доныне [72]. И, принимая во внимание, что позднейшие наши монастыри всего естественнее могли устроиться по образцу древнейших, в которых, по свидетельству преподобного Нестора, до начала XII в. исключительно господствовал устав Студийский, можем думать, что этот же устав оставался действующим и в последующих наших монастырях XII и 1-й половины XIII в., если не во всех, по крайней мере во многих. Известно еще, что преподобный Варлаам, основатель Хутынского монастыря, дал своей обители особый письменный устав, из которого дошла до нас только статья об избрании настоятелей, и то в сокращении одного иностранного писателя. “Сперва, — пишет он, — братия бьют челом великому князю о избрании достойного настоятеля и руководителя по заповедям Господним. Избранный до утверждения в звании своем от правительства обязуется клятвою и подпискою в обители той жить по правилам святых отец, честно и благоговейно; ко всякой должности и ко всякому монастырскому послушанию определять людей верных и быть заботливым о пользе монастырской; о нуждах и делах или о исправлении монастырском советоваться с тремя или четырьмя из старейшей братии, а потом дело предлагать на общее рассуждение всей прочей братии и не иначе исполнять, как с общего их согласия; жизнь вести трезвую и ничего лишнего против прочих для продовольствия своего у себя не держать, а потому присутствовать всегда в общей трапезе и довольствоваться пищею общею с братией; все годовые приходы и расходы вести неопустительно и прибытки полагать в монастырскую казну без утайки. Все это блюсти и исполнять обещается он под опасением взыскания от правительства и лишения своего звания. В то же время и старейшие из братии дают клятву в ненарушимом с их стороны соблюдении всего вышесказанного, в совершенном повиновении и послушании своему настоятелю” [73]. Достойны также замечания в настоящем случае два известия летописи, относящиеся к Юрьевскому новгородскому монастырю. Когда в 1226 г. юрьевский архимандрит Савватий готовился к смерти, он призвал к себе владыку Антония, посадника Иванка и всех новгородцев и просил братию свою и новгородцев: “Изберите себе игумена”. И они избрали Савву, священника церкви святых Константина и Елены. Когда потом в 1230 г. этот Савва почему-то сделался неугодным, князь Ярослав, владыка Спиридон и весь Новгород вывели из Хутыня монастыря игумена Арсения и дали ему игуменство у святого Георгия, а Савву лишили игуменства и посадили в келье [74]. Это показывает, что в Юрьевском монастыре, а вероятно и в других новгородских, как избрание игумена, так и лишение его власти зависело не только от братии монастырской, но и от владыки, и от гражданской власти.



[1] П. собр. р. лет. 1.194; 2.107,128,152 [228]. Такое сочетание двух названий — игумена и вместе архимандрита употреблялось настоятелями некоторых знаменитейших монастырей и в Греции еще во дни VII Вселенск. Собора (Вinii Concil. Т. 3. Part. 1. Sect. 1. Р. 522, 598 [347]).

[2] Сведения об этой грамоте сообщены в «Опис. К.-Печерской лавры». С. 47— 51. Изд. 2-е [114], а самая грамота напечатана в Прибавлениях к Описанию. № 1.

[3] П. собр. р. лет. 1.149,194; 2. 81 [228].

[4] Повесть о зачале Свенского монастыря в Древн. росс. вивлиоф. (19. 284. Изд. 2-е [257]). О княжении Романа Михайловича в Брянске — Карамз. 4. 37. Изд. 2-е [148].

[5] Слова патриарха о снятии копии с грамоты напечатаны в предисловии к грамоте (Прибавл. к Опис. Киево-Печер. лавры. № 1 [114]). Из них видно, что помянутый Иеракс уверял еще патриарха, будто в архивах патриарших хранились тогда многие жалованные грамоты самого святого Владимира киевского и даже бабы его Ольги, данные русским епископам, монастырям и вообще русскому духовенству. Каким монастырям и какому русскому духовенству могла дать эти грамоты святая Ольга?

[6] А лаврою назван тогда Киево-Печерский монастырь только дважды, сколько нам известно: в послании к киево-печерскому архимандриту Василию (поставл. 1182 г.), которое с вероятностию усвояется святому Кириллу Туровскому (Прибавл. к Твор. св. отц. 10. 347 [153]), и в самом начале сказания Симонова о создании Киево-Печерской церкви: «Да уведят вси, яко самаго Господа Промыслом, и волею Того и Пречистыя Матери, и молитвою, и хотением, создася и свершися боголепная и Великая церкви святая Богородица Печерския, архимандрития всея Русския земля, еже есть лавра святого Феодосия...» (рукоп. Киево-Печер. Патер.). Но не внесено ли имя лавры в оба эти сочинения позднейшими переписчиками и не поставлено ли оно вместо слова монастырь, подобно тому как в Похвальном слове преподобному Феодосию он называется основателем Киево-Печерской лавры (см. Киево-Печ. Патер.)? Впрочем, принимая во внимание, что имя лавры (Лафа — целый квартал домов) издавна употреблялось на Востоке не как какое-либо почетное название, даваемое монастырям властию, а усвоялось обыкновенно монастырям, отличавшимся множеством зданий, многолюдством, равно и то, что также у нас впоследствии лаврами были называемы обыкновенно многолюдные монастыри — Чудов, Антония Римлянина, Кирилле-Белозерский, Глушицкий и другие, можем согласиться, что и Киево-Печерскому монастырю еще в XII в. без всякой грамоты от Боголюбского за одно многолюдство могли приписывать имя лавры.

[7] П. собр. р. лет. 1. 151; 2. 95, 98, 100, 101, 107, 126 [228]; Ник. лет. 2. 201 [241]; Татищ. 3.160 [294].

[8] П. собр. р. лет. 2.126 [228].

[9] Послание напеч. в Приб. к Тв. св. отц. 10. 341—357 [153].

[10] Над чином о пении дванадесяти псалмов, который обыкновенно печатается при Псалтири, доселе означается, что он принесен с Афона печерским архимандритом Досифеем. А так как об употреблении этого чина в России упоминается уже в послании Симона к Поликарпу, пис. ок. 1225 г. (Памяти, росс. слов. XII в. С. 250 [216]) и современный Симону и Поликарпу киево-печерский архимандрит был Акиндин, то значит, что Досифей жил и управлял обителию прежде Акиндина. Ответ Досифея о жизни афонских иноков встречается в некоторых рукописях (Приб. к Тв. св. отц. 6. 134 [134]).

[11] П. собр. р. лет. 1. 194 [228]; Памяти, росс. слов. XII в. С. 247, 253 [216]. См. также далее прим. 255.

[12] Сказав о кончине преподобного Афанасия и об исцелении от мощей его одного брата — Вавилы, Симон замечает: «И се слышах от того Вавилы исцеленного». Об Арефе повествует как современник и бывший сожитель в обители, выражаясь, например: «Мы же вси моляхомся ему... мы, сия слышавше, прославихом Бога» и проч. А приступая к рассказу о Тите и Евагрии, Симон замечает Поликарпу: «И се ти еще ино чудо скажу, еже сам видех, еще убо сотворися в том же Печерском монастыре».

[13] Памятн. росс. слов. XII в. С. 253, 257 [216].

[14] П. собр. р. лет. 1. 156; 2. 29, 75, 111 [228]; Опис. Киево-Печ. лавры. С. 108, 110 [114].

[15] Святой Симон замечает, что, кроме 30 епископов, вышедших из Печерского монастыря, имена которых были записаны в старой ростовской летописи, потом вышло еще из того же монастыря около 20 епископов, если считать с прекращения означенной летописи до него — Симона ( 1226).

[16] П. собр. р. лет. 2. 82 [228].

[17] Там же. 1. 143, 176, 201; 2. 100 [228]; Опис. Киево-Печерской лавры. С. 21 [114].

[18] П. собр. р. лет. 1. 146,154,194; 2. 81, 90, 96,138,152-153 [228]. Что касается до Кирилловского монастыря, основанного еще киевским князем Всеволодом Ольговичем, сконч. в 1146 г. (там же. 1.136,173; 2. 143—144 [228]), то супруга Всеволода Святославича Чермного Мария Казимировна, дочь польского короля, построила в этом монастыре, вероятно, только одну церковь, в которой в 1179 г. и была погребена, постригшись в схиму (2.121 [228]).

[19] Там же. 1. 194. Святой Симон, епископ Владимирский, в послании к Поликарпу упоминает еще о двух монастырях: Дмитриевском и Космодамианском, в которых Поликарп попеременно был игуменом (Памяти, росс. слов. XII в. С. 252, 254). [216]). Но в Киеве ли находились эти монастыри или в Суздале, где точно существовали тогда обители с означенными именами — решить нет возможности.

[20] П. собр. р. лет. 1.134,194; 2. 91,138,152,178 [228].

[21] Борисоглебский монастырь близ Турова упоминается в Сказании о Мартине мнисе (см. приложен. 3).

[22] Здесь в 1139 г. погребен был сын Юрия Долгорукого князь Борис, и потом жена Борисова, и дочь (П. собр. р. лет. 1. 149, 175; 2. 82 [228]; Степ. кн. 1. 252 [156]).

[23] П. собр. р. лет. 1.156 [228].

[24] Там же. 1. 148, 157, 162, 185; 2. 78, 111, 114, 115 [228]. Обстоятельства основания Боголюбова монастыря изложены в рукописном житии святого князя Андрея Боголюбского. Выписки из этого жития помещены в сочинении г. Доброхотова «Древний Боголюбов, город и монастырь». Москва, 1852 [104]. Там же и подробные историко-статистические сведения о самом монастыре.

[25] Доброхот. в том же соч. С. 67, 70—73 [104].

[26] П. собр. р. лет. 2. 115 [228]. Мысль, будто Косьмодамианский монастырь основан Ростовским епископом Иоанном, который потом здесь же будто бы жил на покое и скончался (Анан. Федоров. О граде Суздале. Времени. Моск. ист. общ. XXII. Отд. 2. С. 23 [310]), противна древней летописи. Иоанн сделался епископом Ростовским только в 1190 г. (1. 172 [228]) и жил с 1214 г. на покое в Боголюбовом монастыре (1. 185 [228]), а Косьмодамианский монастырь существовал еще в 1174 г. (2.115 [228]).

[27] П. собр. р. лет. 1. 157; 2. 115 [228]. Впрочем, так как Феодул называется здесь игуменом святой Богородицы Володимерской, а Владимирскою Богородицею обыкновенно называлась и называется известная Ее чудотворная икона, которая стояла в соборном владимирском храме Пресвятой Богородицы, построенном Андреем Боголюбским, то можно думать, что Феодул не был игуменом собственно какого-либо Богородичного монастыря во Владимире, а жил при владимирском соборе в качестве наместника Ростовского епископа и заведовал духовенством и имениями собора, потому-то, может быть, и сказано в летописи, что Феодул отправлялся за телом Боголюбского не с черноризцами, а только с клирошанами и владимирцы обращались к этому игумену как к главному духовному лицу в их городе (там же). Но предполагать, чтобы Феодул мог быть игуменом Рождество-Богородицкого Владимирского монастыря, который уже в 1192 г. создал великий князь Всеволод Юрьевич (1. 172, 184 [228]), было бы, очевидно, несправедливо.

[28] П. собр. р. лет. 1.170, 185-186, 192, 198 [228].

[29] Житие по слогу древнее и встречается во многих рукописях, например: сборн. Новгор. Соф. библ. № 410. Л. 424 [11]; сборники моей библ. № 4. Л. 83 [33]; № 7. Л. 55 [31]; № 39. Л. 117 [26]. В печатном Прологе оно помещено в сокращении.

[30] Студеного читается в сборн. моей библ. (№ 4 и 7 [33]), а Слудного — в двух других сборн. (см. пред. прим.).

[31] «Бе же во граде Ярославе близ реки монастырь святых апостол Петра и Павла, и в нем бе старец, именем Симон, имея в себе страх Божий...» и проч. (жиг. Никиты). П. собр. р. лет. 1. 186, 190 [228]; Степ. кн. 1. 315-316 [156].

[32] П. собр. р. лет. 1.172,174,184,185,190,192,198 [228]; Истор. росс. иерарх. 2. 527—530 [67]; Русск. старина в памяти, зодчества, изд. Мартыновым. Тетрадь IX. С. 87—90 [85]. В последней книге замечено, что у западных дверей древней Рождественской церкви уцелела следующая часть надписи, вырезанной вглубь на камне: «Начало Ржественя мнстьря лета 6699 (т. е. 1192)». Имя архимандрита за настоятелем этого монастыря в первый раз встречается по летописи в 1230 г. (1. 192 [228]).

[33] П. собр. р. лет. 1.175,176,178 [228].

[34] Житие это находится в рукописях (рукоп. Рум. муз. 167 и 371. Л. 315 [51]) и сокращенно помещено в печатном Прологе под 25 числом сентября [234]. Оно составлено к концу XV или в начале XVI в. иноком Спаса-Евфимиева суздальского монастыря Григорием. А об основании Ризположенского монастыря см.: Опис. Рум. муз. С. 213 [88].

[35] В Суздале действительно жил сын этого Симона Варяга, занимая должность тысяцкого около 1130 г. (П. собр. р. лет. 2. 12 [228]). Мина, вероятно, был его внуком или правнуком. Но, без сомнения, Мина мог называться князем только по происхождению своему от варяжского Шимона и суздальским — только потому, что жил в Суздале или занимал в нем какую-либо правительственную должность. А настоящим князем суздальским и владимирским был тогда великий князь Георгий II Всеволодович.

[36] Об этом замечено и в Русск. временнике: «Церкви и монастыри пожгоша (татары), точию сохрани Господь девичь монастырь Положения Ризы Богоматери, в немже иноческое борение прохождаше страдательно блаженная Феодулия, дщи в. кн. Михаила черниговскаго и мученика, нареченная в иноческом чину Евфросиния». Отсюда видно, что Феодулии не должно смешивать с Мариею, другою дочерью черниговского князя Михаила, находившеюся в супружестве за ростовским князем Васильком Константиновичем, тем более что последняя еще не могла быть инокинею при нашествии татар, когда муж ее только убит татарами во время этого нашествия (Карамз. 3. Прим. 364, 366 [148]).

[37] Мощи преподобной открыты в 1400 г. сентября 15-го, спустя 150 лет после ее кончины, которая, следовательно, последовала в 1250 г.

[38] П. собр. р. лет. 1.192, 200 [228].

[39] Рукоп. «Повесть о иконе Пресв. Богородицы Одигятрия, Феодоровския, иже на Костроме, нарицаемыя» (сборн. библ. СПб. Д. Ак. № 280. Л. 83 [61] и сборн. моей библ. № 7. Л. 82 [31]). Событие случилось незадолго пред нашествием татар на Кострому. Эту повесть см. в прилож. 4.

[40] Михаилом в одном из списков летописи назван не игумен Отроча монастыря, а приезжавший с ним епископ Смоленский (П. собр. р. лет. 1. 178 [228]). Но это ошибка: в Троицком списке епископ этот назван Игнатием, а игумен Михаилом (Карамз. 3. Прим. 118 [148]). И в начале XIII в. епископом в Смоленске точно был Игнатий (см. выше прим. 45).

[41] Там же. 3.17; 4.15 [228]; Никон, лет. 2. 296 [241].

[42] Житие преподобного Авраамия Смоленского написано иноком Ефремом, который называет себя его учеником и несколько раз в своем сказании ссылается на свидетелей-очевидцев. Оно существует в рукописях (Макариев. Чети-Мин. под 21 числ. августа [1, 16]; рук. Рум. муз. № 161 [38]; сборн. Новг. Соф. библ. № 322. Л. 56 ) и напечатано в Православ. собеседн. 1858. 3. 136 [120], а сокращенно помещено в печатной Чети-Мин., под 21 числом августа [102].

[43] Жизнеописатель сам прямо не означает времени жизни преподобного Авраамия, но дает основание к приблизительному определению этого времени. Он говорит, что Авраамий подвизался при Смоленском епископе Игнатии, преемником которого был Лазарь, а Лазарь был епископом Смоленским в 1-й четверти XIII в., как видно из послания современника — Симона к Поликарпу (Памяти, росс. слов. XII в. С. 255 [216]), и сам Игнатий упоминается в летописи под 1206 г.    (Карамз. 3. Прим. 11 [148]). Следовательно, Авраамий подвизался в начале XIII или в конце XII в. Говорит еще, что Авраамий сделался иеромонахом во дни смоленского князя Мстислава, а в Смоленске действительно к концу XII и в начале XIII в. был князем Мстислав Романович (1197—1215).

[44] Это житие дошло до нас в списке XIV в. (Журн. М. н. проев. 1843, февр. [273]), помещено в Макариевской Чети-Минее под 21 числом мая [1, 16] и напечатано в Степ. книге. 1. 269—282 [156], а сокращенно — ив Чети-Минее святого Димитрия Ростовского [102].

[45] П. собр. р. лет. 3. 5 [228]. Около этого времени и надобно полагать начало игуменства преподобной Евфросинии.

[46] П. собр. р. лет. 3. 42 [228].

[47] П. собр. р. лет. 3. 13, 16, 22 [228]. Говоря об избрании Саввы, летопись называет его только Грьцином («выведете Грьцина попа святую Константину и Елены»), а говоря о низведении его с настоятельства, называет Саввою (42, 47). Что значит имя Грьцин? В Новгородской Соф. библиотеке есть писанная этим Саввою на пергамине Триодь постная в 4-ку, на 187 листах (№ 5 или 43), в конце которой находится следующая приписка киноварью: «Аз попин грешный Сава, а мирское имя Грьцин, написах книгы сия святыма царьма Констянтина и Олены. А который попин станет по мне, да поминает мя просфорою в субот своего деля спасения». Следовательно, Савва назывался Саввою еще до пострижения своего в монашество, нося в то же время мирское имя Грьцина, и слово Грьцин, неоднократно встречающееся у того же новгородского летописца (23, 25 [228]), по крайней мере не всегда, значит грек, а было одним из мирских названий, употреблявшихся в Новгороде.

[48] Там же. 3.10.12,13,19 [228].

[49] Там же. 3.214, 215.

[50] Там же. З. 30,128, 219; 4.19.

[51] Там же. 3.13,14, 22, 36, 37; 4. 26.

[52] Там же. 3. 21,124.

[53] Там же. 3. 21, 22,127, 217.

[54] Там же. 3. 24, 25, 38, 217; 4.18.

[55] Там же. 3.15, 17, 126.

[56] Там же. 3. 24, 127, 217.

[57] Там же. 3.11,19, 20, 22, 29.

[58] П. собр. р. лет. 3. 20,127, 217; 4. 17,177; 5. 169 [228]. Житие преподобного Варлаама Хутынского рукописное — в сборн. библ. СПб. Д. Акад. № 270. Т. 1 [59]; в сборн. моей библ. № 51. Л. 272 [29], № 65. Л. 149. Оно же напечатано и в Прологе под 6 числом ноября, только с небольшими сокращениями, например, опущено: «Князь же дасть ему (Варлааму) сел довольно в окормление святого монастыря и оттоле имея велию веру к святому». Грамота преподобного Варлаама монастырю напечатана в Дополн. к Акт. ист. 1. № 5 [106].

[59] П. собр. р. лет. 3. 18, 126; 4. 16 [228]. Снес.: Истор. росс. иерарх. 5. 537 [67].

[60] Там же. 3. 23, 24, 217; 4.18 [228].

[61] Там же. 3. 24, 217.

[62] Там же. 3. 41, 50, 219; 4. 27.

[63] Там же. 3. 13.

[64] Упоминается под этим годом в житии Сокольницких чудотворцев (Ист. росс. иерарх. 5. 692 [67]).

[65] П. собр. р. лет. 3. 17 [228]; Ист. росс. иерарх. 4. 310 [67].

[66] П. собр. р. лет. 3. 12, 19; 4. 10 [228]; Ист. росс. иерарх. 4. 123; 5. 69 [67]. Об одном из этих Спасских монастырей упоминается в летописи (3. 19 [228]).

[67] П. собр. р. лет. 3. 20, 24, 25; 4.17 [228].

[68] Ист. росс. иерарх. 4.136 [67].

[69] Там же. 4. 71 [228]. Преподобный Антоний Дымский сделался игуменом Хутыня монастыря еще в 1193 г.; следовательно, мог основать свой Дымский монастырь в начале или, по крайней мере, в первое четыредесятилетие XIII в.

[70] О преподобном Герасиме рукоп. библ. СПб. Д. Акад. № 270. Т. 2. Ст. 12 [59].

[71] Карамз. 3. Прим. 186 [148]; Савваитов. Опис. устюжск. монаст. С. 34—40. СПб., 1848 [248].

[72] Пергам. рукоп. Москов. Синод, библ. № 320 . На обороте последнего листа рукописи находятся следующие приписки: «В лето 6678 постави Илия архиепископ и брат его Гаврил монастыр святыя Богородица Благовещение, а в лето 87 камену церковь постависта». Потом записаны годы смерти архиепископов Илии и Гавриила и заключено так: «Господи, молитвами рожьшия Тя и преподобною отцю нашею Иоанна и Григория и архангела Твоего Гаврила схрани, присещая, дом сии до сконь-цания веку и нам даруй спасение обрести. Аминь». Эти приписки писаны рукою не тою, какою писана вся рукопись, но также очень древнею и дают основание заключать, что рукопись принадлежала некогда новгородскому Богородичному монастырю, хотя, быть может, первоначально и не для него была списана (снес.: этой «Истор.» Т. 1. Прим.104 ).

[73] Herberstein. Rerum Moscovit. Comment. P. 20. Ed. Startschevsky [362].

[74] П. собр. р. лет. 3. 42, 47 [228].

1 2

 

 
  • Карта сайта
  • Поиск
  • Полезные статьи
    спонсоров проекта

     


  •