Казанская духовная семинария Казанская духовная семинария
  •  Главная страница / Библиотека / Материалы конференции / Секция истории /

Михайлов А. Ю. Церковное право в Казанской Духовной Академии 1842 - 1918 гг.

В контексте возросшего в последнее время в исторической науке интереса к схоларной проблематике в целом и к изучению региональных научных школ в частности [Мягков 2000: 92-109] весьма актуальным представляется рассмотреть традицию преподавания и исследования церковного права в Казанской Духовной Академии (далее – КазДА).

В истории каноники в КазДА условно можно выделить несколько этапов, критерием при вычленении которых служат качественные изменения в преподавании:

I. 1842-1859 гг. – период становления церковного права как науки в академии;

II. 1859-1864 гг. – попытка дать академическую постановку каноническому праву, исследовательская и преподавательская деятельность А.С. Павлова;

III. 18641910 гг. – преподавание церковного права профессором И.С. Бердниковым, академическая постановка курса, складывание научной школы;

IV. 1911-1918 (1922) гг. – развитие каноники в КазДА (затем в ее преемнике – Православном Богословском институте) в рамках заложенной научной традиции, преподавательская деятельность П.Д. Лапина.

По свидетельству историографа КазДА протоиерея П.В. Знаменского, преподавание каноники началось в академии не сразу после ее открытия (1842 г.), а спустя три года – в 1845 г. За неимением специалистов в данной области этот предмет не читался I курсу (1842-1846 гг.) [Знаменский 1892: 313] .

В период 1845-1859 гг. преподавание каноники осуществлялось людьми не компетентными в данной области, для которых она всегда оставалась второстепенным предметом. Они могли не дочитать курс до конца или вообще не успеть его начать. Если же курс все же читался, то лишь спорадически, урывками и по схоластическим конспектам начала XIX в. В преподаваемый материал особо не вдумывались. Лекторы часто менялись, передавая предмет друг другу и не успев в него по-настоящему «включиться». Естественно, что о составлении авторских курсов и программ не могло быть и речи.

В тот период каноника читалась вместе с литургикой (экклезиастикой), и почему-то последняя всегда стояла на первом месте. Церковное же право в течение 14 лет оставалось на периферии. За это время сменилось 7 преподавателей. Часто были случаи чтения лекций студентами старших курсов, что характерно для духовной школы в целом, как в ретроспективе, так и в настоящем.

Так, внештатно преподававший канонику в 1845-1846 гг. бакалавр русской истории и еврейского языка Григорий Захарович Елисеев прочитал всего 6 лекций, успев осветить в них лишь историографию церковного права.

Штатный лектор церковного права появился в КазДА в 1846 г. Им был бакалавр иеромонах Паисий (Пылаев). Курс он читал по чисто схоластическим конспектам – «Запискам по церковному законоведению» киевского протоиерея Скворцова, по словам П.В. Знаменского, «в чисто догматической форме, даже без краткого обозрения источников канонического права» [Знаменский 1892: 314]. Читая вместе литургику и канонику, предпочтение он отдавал первой.

В 1846 г. каноника, отделенная от литургики, была передана бакалавру Александру Поликарповичу Владимирскому, который читал ее до перехода в Императорский Казанский университет в 1850 г., где он также читал богословие и канонику. Церковное право он преподавал в двух частях: общей (основные начала, характер науки церковного права) и частной (описание различных органов и видов церковной власти). Главным отличием от предшественников было «развитие в его лекциях исторического элемента» [Знаменский 1892: 315]. То есть при изложении материала он использовал историко-генетический (сейчас – собственно исторический) метод, исследующий церковное законодательство в его историческом развитии, а не как статичную данность.

В 1850-1856 гг. преподавателем каноники был А.И. Беневоленский. Сделав акцент на историографии церковного права, основное его содержание он заменил чтением источников (Духовный Регламент, семинарский и академический устав). Это объясняется нехваткой времени ввиду преподавания более любимой им библейской истории.

Следующий лектор, бакалавр Диодор Ильдомский (1856-1857 гг.), читавший совместно литургику и канонику, так и нее успел прочитать ни одной лекции.

В 1857-1858 гг. каноника была отдана бакалавру М.Я. Предтеченскому, выпускнику СПбДА. По словам П.В. Знаменского, он «вовсе не заботился о составлении лекций, а читал свою науку прямо по печатному курсу церковного законоведения архимандрита Иоанна» [Знаменский 1892: 317].

В 1858 г. церковное право кратковременно поручили инспектору Филарету.

Ввиду такого недобросовестного преподавания правление КазДА решило поручить чтение лекций столь сложного предмета одному из выпускников академии. Выбор пал на А.С. Павлова.

С занятием в 1859 г. кафедры Алексеем Степановичем Павловым начался качественно новый этап в преподавании каноники в академии. Он попытался дать академическую постановку столь неразработанному курсу церковного права. По свидетельству П.В. Знаменского, начав преподавать литургику и канонику вместе, он сумел «одушевить» их и «возбудить в академии живой интерес к изучению обеих наук, считавшихся прежде одними из скучнейших в академическом курсе» [Знаменский 1892: 319].

Впервые преподаватель из двух наук сделал выбор в пользу последней, каноники, хотя оставил немало трудов и по литургике, которая превратилась в его руках в церковную археологию.

Его преподавание каноники имело следующую особенность: если первый семестр он посвящал истории становления канонов и характеру церковно-государственных отношений в Римской и Византийской империях, то второй семестр он отдавал исключительно русскому церковному праву.

Заслуга А.С. Павлова для науки церковного права и для российского источниковедения в целом заключается в том, что он «открыл» известную Соловецкую библиотеку в плане наличия в ней произведений древнерусского церковного права. Работая в Казани, он подготовил и опубликовал многие памятники древнерусской письменности (послание старца Елеазара, труды архиепископа Геннадия Новгородского, митрополита Киприана, Вассиана Патрикеева и Андрея Курбского).

Решив перейти в университет, он спровоцировал скандал между двумя ведомствами (Министерством Народного просвещения и Синодом) и был уволен из академии в 1864 г. В университете (1864-1869 гг.), помимо чтения лекций, он продолжал публиковать рукописи Соловецкой библиотеки. С переходом в 1869 г. в Новороссийский университет (Одесса) заканчивается казанский период его научной деятельности.

По свидетельству протоиерея П.В. Знаменского, А.С. Павлов был, скорее, академическим, кабинетным ученым, нежели наставником и преподавателем [Знаменский 1892: 319]. Лекции предполагали, прежде всего, трансляцию уже известного материала, составляющего норму научного знания. Ему же, как источниковеду-профессионалу, по душе было скрупулезное исследование всех мелочей в той или иной рукописи в тиши профессорского кабинета. Его лекции более походили на отрывки из серьезной монографии, нежели на обобщенный курс.

В связи с переходом А.С. Павлова в 1864 г. в университет освободившуюся кафедру занял его ученик Илья Степанович Бердников. В канонике, которая преподавалась им до устава 1910 г. (то есть более 46 лет), началась «эпоха Бердникова».

С этого же времени началось, по словам П.В. Знаменского, «неторопливо-методичное преподавание, обещавшее с первого же года полезную и прочную постановку вверенных ему наук в академическом курсе, какой эти науки, особенно каноника, на самом деле при нем достигли» [Знаменский 1892: 327]

С 1870 г. по новому уставу он становится преподавателем только каноники. В первые 15 лет своей ученой и преподавательской деятельности он сконцентрировался исключительно на преподавании – разрабатывал общий курс, ежегодно обновлял и совершенствовал конспект лекций. Этим объясняется отсутствие у него научных трудов вплоть до докторской диссертации – «Государственное положение религии в римско-византийской империи. Т. I. До Константина Великого» – защищенной в 1881 г. Данной работой он открывал масштабный проект, в котором хотел осветить взаимоотношения церкви и государства на протяжении всей истории христианства. К сожалению, это начинание осталось до конца не реализованным.

Впоследствии многие положения из диссертации были развиты в его знаменитом «Кратком курсе церковного права», первого (1888 г.) и второго (1903-1913 гг.) издания. Второе издание, вышедшее в двух томах, является и по сей день самым объемным из существующих курсов церковного права.

Именно в 80-90-е гг. XIX в. под руководством профессора И.С. Бердникова шел процесс становления и оформления традиций казанской школы церковного права. Учениками И.С. Бердникова была целая плеяда талантливейших ученых. Под его руководством было защищено более 15 магистерских диссертаций.

Отличительной чертой казанской школы церковного права была ее сконцентрированность на проблемах так называемого «внешнего церковного права». Главным предметом изучения для казанских канонистов был вопрос о взаимоотношении церкви и государства, как в истории, так и по действующему праву.

Преемником И.С. Бердникова по кафедре в КазДА был его ученик Петр Дмитриевич Лапин. Следуя традициям «школы Бердникова», он интересовался, прежде всего, принципом «соборности» в его западном и восточном вариантах, а так же вопросом о положении церковного права в общей системе права [Журавский 1999: 92].

Сразу же после смерти И.С. Бердникова в 1915 г. начался процесс осмысления его творчества в рамках взращенного им научного сообщества. В 1917 г. студент академии Евгений Малышев пишет под руководством Лапина курсовое сочинение, которое содержало анализ канонических трудов профессора И.С. Бердникова [НА РТ. Ф. 10. Д. 1489].

Впоследствии П.Д. Лапин принимал активное участие в деятельности Поместного Собора 1917-1918 гг., где последовательно отстаивал идеи и положения, выдвинутые его учителем в Предсоборном Присутствии 1905-1906 гг. Он был избран членом Высшего Церковного Совета [Цыпин 1994: 18].

В 1921 г. он принимал активное участие в возрождении временно закрытой (1920-1921 гг.) духовной академии под именем Православного Богословского института.

В целом можно утверждать, что каноническое (церковное) право за 70 лет (1845-1922) своего преподавания в КазДА прошло путь от сухой, скучной, схоластической и совершенно неразработанной дисциплины до уровня полноценной науки с академической постановкой курса и сложившейся в ее рамках научной школой. Церковное право стало занимать важное место в системе наук академии.

Если же учитывать масштабность казанской школы церковного права и деятельность А.С. Павлова за пределами Казани, то роль КазДА в становлении каноники в России становится почти исключительной.

Литература

1. НА РТ. – Ф. 10. – Д. 1489. «Канонические труды профессора И.С. Бердникова»: Курсовое сочинение студента LVIII курса Евгения Малышева. – 1917. – 89 л.

2. Журавский А.В. КазДА на переломе эпох (1892-1921): Дис. … к. ист. н. – М., 1999. – 301 с.

3. Знаменский П.В. История КазДА за первый [дореформенный] период ея существования (1842-1870). Вып. II. – Казань, 1892. – 592 с.

4. Мягков Г.П. Научное сообщество в исторической науке: опыт «русской исторической школы». – Казань, 2000. – 298 с.

5. Цыпин В., протоиерей. История русской православной церкви 1917-1990. – М., 1994. – 252 с.

 
  • Карта сайта
  • Поиск
  • Полезные статьи
    спонсоров проекта

     


  •